Игрушки

Александр вспомнил, как прошедшим летом на просьбу познакомить его с компьютером Вовка-младший отреагировал с большим энтузиазмом. Он радостно притащил Александра в свою комнату и усадил за стол перед телевизором странной формы. Потом нажал на кнопочку на железном ящике, и по телевизору побежали какие-то буковки и циферки.

– Сейчас заг-грузится, – нетерпеливо пританцовывал Вовка.

Экран загорелся, и по зеленому фону заскользила надпись: «Здравствуйте, Владимир Владимирович!», после чего появилась фотография любимой Вовкиной козы со странным именем Швабра.

– Ну вот, дядя Саша, знак-комься – это к-компьютер. К-компьютер, знак-комься – это дядя Саша.

Вовка пощелкал кнопкой мыши, и на экране запустился какой-то мультик. Вовка застучал по клавишам со скоростью профессиональной секретарши, а мужик на экране начал бегать, сражаться со всякими чудовищами и преодолевать различные препятствия. «Побегав» по экрану, Вовка спросил:

– А ты х-хочешь п-поиграть?

– Давай, – азартно согласился Александр. Вовка показал, какие клавиши надо нажимать, чтобы бежать, махать мечом, прыгать.

Александр вступил в игру и в течение пяти секунд был «убит». Он начал снова и опять оказался слопанным каким-то монстром через три секунды. Несколько раз экранный мужик под его руководством пускался в путь, но не успевал пройти и нескольких метров, как оказывался размазанным по стенке или зарезанным.

Александр растерянно посмотрел на Вовку. Вовка тоже ничего не мог понять.

– А-а-а! – догадался он наконец. – Т-ты же не с п-первого уровня начал! Надо же начинать с п-первого уровня! К-конечно, на третьем т-те-бя с-сразу убьют!

Вовка опять пощелкал мышью и загрузил первый уровень – для новичков.

Александр пустился в путешествие по сказочной стране в теле нарисованного человечка, одетого в персидский костюм и вооруженного кривой саблей. Периодически на него нападали чудовища, но они были настолько неповоротливыми и тупыми, что Александр легко убивал их и продвигался по извилистым улочкам какого-то древнего города. Чем дальше он забирался, тем более агрессивными и ловкими становились чудовища, приходилось все быстрее и быстрее работать пальцами, хотя до Вовкиной скорости Александру, конечно, было еще очень далеко. Несколько раз его убивали, но он воскресал и возобновлял свой путь с того места, на котором закончилась его последняя битва.

Вовке через некоторое время стало скучно наблюдать, как дядя Саша воюет с неповоротливыми врагами, да еще и умирает по нескольку раз на одном и том же месте, и он убежал из комнаты, оставив новоявленного геймера один на один с компьютером.

Александр втянулся в игру не на шутку. Каждый день как на работу он приходил утром к Вовке и просился поиграть. Вовка понимающе кивал и включал компьютер. Александру было очень стыдно, что он, как ребенок, не в силах оторваться от игрушки, но призвать себя к порядку он не мог. В голову не лезло ничего, кроме компьютерного принца. По вечерам, возвращаясь домой, Александр обдумывал, как он будет спасать принцессу, которую заколдовали и заперли в башне, а утром, забыв сделать зарядку, мчался к Вовке. Семья Кузнецовых с сочувствием относилась к этой болезни Александра, и тем не менее он уже замечал в поведении хозяев признаки легкого раздражения. Во-первых, Вовка-младший, который тоже иногда хотел поиграть на своем компьютере, встречал гостя уже не так радостно, как раньше. Во-вторых, в улыбке Галины стало проступать презрение. Ну а Маша с Дашей в открытую издевались над несчастным игроманом, спрашивая у него, как «жизни» и сколько врагов он сегодня зарубил. Александр краснел от стыда, но продолжал играть.

Однажды, когда он был уже на четвертом уровне, его принц заблудился в заколдованном замке. Два дня Александр пытался вывести его из ловушки, но никак не мог найти выход. Сто раз он падал в один и тот же колодец, сто раз застревал в закрытом подвале. Приходилось перезагружать игру и возвращаться к воротам. Снова и снова Александр загонял принца в замок, и снова и снова наступал на те же самые «грабли», что и в предыдущий раз. На третий день бессмысленного блуждания по залам и галереям Александр почувствовал полное опустошение и упадок сил. «На сегодня хватит», – решил он и выключил компьютер.

Вернувшись к себе на участок и окинув замученным взглядом грядки, он пришел в ужас: высоченный бурьян царствовал в огороде, забор повалился, и соседские козы угощались морковной ботвой. Выгонять их с огорода было безумно лень. Да и какой смысл – моркови в этом году у него уже все равно не будет…

Александр медленно опустился на скамеечку рядом с домом, пытаясь определиться, с чего начать разгребать ту разруху, которую устроил в его жизни этот неугомонный персидский принц. Но мысли путались и в конечном итоге все равно приводили его к заколдованному замку и поиску выхода из него. Так он и просидел на скамейке до вечера, подперев тяжелую голову рукой и тупо глядя в одну точку.

На следующее утро началось «похмелье». Александр стоял, смотрел на запущенный огород и думал: приступить к прополке или все-таки ненадолго сбегать к Вовке и попробовать еще раз пройти этот проклятый четвертый уровень. Постояв так, он резко развернулся и помчался к речке.

Окунувшись несколько раз в ледяную воду, Александр почувствовал себя лучше, но желание сбегать к Вовке не исчезло. Тогда он вернулся к себе на участок, сел на свое любимое место под яблоней, закрыл глаза и попытался выстроить «кубик».

В его внутреннем мире тоже царила полнейшая разруха. Кирпичные стены обвалились, вокруг лежал строительный мусор, а чуть поодаль сидела серая тварь в чалме и персидских шароварах и хохотала: «Ой, посмотрите! Ведьма в трех соснах заблудился! Ой, ха-ха-а!»

Александр кинул в нее обломком кирпича и начал возводить стены заново. На этот раз он их еще оштукатурил и покрасил. Удовлетворенный своей работой, посидел немного в «кубике» и вдруг вспомнил про второе упражнение, к которому он так и не приступил, увлекшись игрой.

Восстановив в памяти все, что ему рассказал Владимир, Александр принялся выстраивать октаэдр – восьмигранный кристалл. Но не так-то просто оказалось это сделать. И вдруг уже знакомый внутренний голос процитировал ему слова Владимира: «Твое сердце должно находиться ровно в середине этого кристалла, и из него через все вершины должны уходить лучи в бесконечность».

«Точно! Лучи! Это же как оси координат», – подумал Александр и мысленно нарисовал шесть лучей, которые брали начало в его сердце и уходили вверх, вниз, вперед, назад, влево и вправо.

Потом он построил одну пирамиду вершиной вверх, вторую – вершиной вниз. Грани октаэдра он сделал из тонкого пластика, тонированного с одной стороны так, что свет отражался от стенок и возвращался к нему. Потом Александр представил, что в его сердце горит маленькое солнце. Правда, его свет едва достигал стенок «кристалла». Он постарался увеличить накал солнца, но оно разгоралось медленно и неохотно.

Погревшись немного в отраженном свете лучей воображаемого солнца, Александр открыл глаза. Жизнь больше не казалась такой пустой и бессмысленной, а бурьян на огороде уже не пугал. Александр поднялся и ринулся спасать грядки от лопухов и прочей буйной растительности, которую он не сеял.

Несколько дней упорной трудотерапии в комплексе с упражнением значительно ослабили тягу к игрушке. Но когда грядки подали надежду на урожай, забор был починен, а домик прибран, призрак принца снова начал являться к Александру и требовать, чтобы он освободил его из ловушки. Александр гнал эти мысли прочь и придумывал себе какие-нибудь занятия, например ходил в лес за ягодами или просто гулял, изучая окрестности деревни. Не забывал он и делать упражнение.

С каждым разом солнце в его груди становилось все ярче и ярче, и наконец настал момент, когда Александр понял, что имел в виду Владимир, когда говорил, что свету станет тесно в стенках «кристалла» и его надо будет выпускать через вершины лазерными лучами. Действительно, Александр ощущал, что свет вокруг него как бы создает давление и просится наружу. Сначала лучи получались слабенькими и выстреливали недалеко, но к концу второй недели честных занятий этим лучам позавидовал бы даже военный космический корабль из фантастического сериала.

Однажды Александр достаточно далеко ушел от деревни и набрел на дикий малинник. Ягод было много, и хотя они еще не набрали полной спелости, Александр с огромным удовольствием начал есть кисловатую малину. Внезапно он почувствовал, как что-то большое и мягкое резко толкнуло его сзади, и, обернувшись, увидел медвежонка, явно настроенного поиграть. Медвежонок был совсем маленький, чуть выше колена Александра. Поодаль обнаружился еще один. Тот был немного трусливее своего брата, поэтому не торопился подходить и заводить знакомство с чужим дядей, но и убегать тоже не собирался. Он настороженно сидел на задних лапках, таращил черные любопытные глазки и озабоченно урчал.

Пока до Александра дошло, что надо бы поздороваться, первый медвежонок разбежался и еще раз боднул его мордой в колено. Удар был несильный, но вполне ощутимый для того, чтобы вывести Александра из равновесия. Стараясь удержаться на ногах, он для балансировки взмахнул руками и слегка присел.

И тут лесную тишину взбудоражил грозный рык. На пестром фоне бурелома сначала проявилась огромная голова, а потом вся туша мамы-медведицы. Поднявшись на задние лапы, она ревела громким басом, и непонятно, то ли ругала своего шалунишку, то ли угрожала незнакомцу. Медленно, как чудовище в фильме ужасов, она начала приближаться к обомлевшему Александру.

В его голове с огромной скоростью замелькали сценки, сменяясь, как эпизоды в кино.

Вот охотники на привале, прямо как с известной картины. «Нет ничего опаснее медведицы с медвежатами», – сообщал один другому. «Ну разве что медведь-шатун», – соглашался тот. «Главное, бежать бесполезно, – объяснял первый, – медвежонок обязательно кинется следом. У них сейчас как раз период обучения охоте, догонят и заиграют до смерти». – «Это точно, – кивал второй, – да и стоять смысла нет, все равно заиграют…» – «Так что же делать?» – удивленно спросил третий. Охотники пожали плечами и грустно покачали головами – мол, молись.

Следующая сценка: женщины возле колодца. «Слыхали? – завела разговор одна. – Тимофей-то мой давеча медведя в лесу встретил». – «Да уж слыхали, – засмеялась другая. – Говорят, взлетел на высоченную сосну, даже сам не заметил как». – «Ой, и не говори, – запричитала первая, – потом, когда слезал, все штаны порвал да ноги обкорябал, сейчас лежит дома, лечится». – «Да слава богу, что медведя встретил, – серьезно сказала третья девушка, – а не медведицу с медвежатами».

Медвежонок в третий раз толкнул мордой Александра, а медведица продолжала приближаться к нему, как в замедленном кино.

На воображаемом экране запустили новый эпизод: на завалинке сидел старик и нервно курил папироску. «Было дело, – рассказывал он невидимому собеседнику, – встретил я однажды зимой шатуна. Я ж тогда еще охотником был, пушнину заготавливал. А шатун, он пострашнее медведицы с медвежатами будет. Хотя кто его знает, кто страшнее…» – «И как же ты жив-то остался?» – удивился собеседник. «А я и сам не понял как, – пожал плечами старик. – Помню только, что завалил он меня, лапу на грудь поставил и лицо объедать начал. Последняя мысль моя была: «Ах ты сволочь, хоть бы убил сначала, прежде чем жрать-то меня…» И так страшно стало… – Старик еще раз затянулся папироской и усмехнулся, вспомнив какую-то подробность. – Знаешь выражение «от страха в штаны наложил»? Так вот я это на себе прочувствовал. Так мне тогда ср…ть захотелось, просто сил нет. Хоть скидывай с себя косолапого и беги в кусты. И так мне смешно стало от этой мысли, что я улыбнулся. И вот этот страх да с этим смехом как-то во мне перемешались, да как будто бы взорвалось что-то в моей груди, – и старик взялся за сердце. – А медведь, хоть верь, хоть не верь, отпрыгнул в сторону, заревел да помер». – «Как помер?» – опять удивился невидимый. – «Ну, я ж когда от него бегал, пару зарядов в него выпустил. Только что? медведю вреда от пульки на белку? Но, видимо, какой-то орган ему важный все-таки задел».

Все эти разговоры промелькнули в голове Александра в течение нескольких секунд, пока медведица преодолевала дистанцию в десяток метров. И вот уже ее желтые клыки на расстоянии вытянутой руки от его лица. «Действительно, очень хочется в туалет, – подумал он, – но почему-то совсем не смешно. Как же мне устроить этот взрыв-то в груди?!» И тут его посетила гениальная мысль – сделать напоследок упражнение. Он быстренько соорудил «кристалл»… хотя нет. Он просто зажег внутри себя солнце и выплеснул свет по шести лучам. Вспышка получилась ослепительная, напряжение, которое было в области копчика, как будто поднялось и выплеснулось через сердце.

Медведица замерла на секунду, потом развернулась и бросилась удирать. Медвежата ринулись за ней. Отбежав метров на двадцать, хозяйка тайги обернулась, что-то удивленно проворчала и уже неспешно потрусила дальше, уводя за собой своих шалунов.

Александр еще несколько минут стоял, боясь шелохнуться. Сердце колотилось, как после стометровки, в ушах звенело, в солнечном сплетении болело. «Нормально покушал малинки», – подумал он и, на всякий случай проверив, сухо ли в штанах, медленно пошел в сторону деревни.

Только дома, сидя под своей любимой яблоней, Александр начал понимать, что же с ним произошло. Все случившееся вспоминалось как сон. Особенно мелькавшие в голове картинки. «Интересно, откуда взялись эти образы? – размышлял Александр. – Я же никогда ничего подобного не видел и даже не слышал. Вот спасибо, мужики, надоумили, что бежать бесполезно. А женщины? Они же были в каких-то древних сарафанах, такие сейчас даже в деревне не носят. А та, молодая, которая серьезная, в вышитой рубашке, – ничего, симпатичная. На кого же она похожа? Ну надо же, даже черты лица разглядел. И все за какие-то секунды. Как такое может быть?»

– А тебе, дед, особое спасибо, – вслух обратился он к бывшему охотнику, который надоумил его устроить вспышку.

Перед внутренним взором снова появился старик и скромно качнул головой – мол, да пожалуйста.

К вечеру все образы стерлись, как стирается сон. Сколько ни старался, Александр больше не мог вспомнить лица той молодой серьезной девушки. В памяти остался только узор, вышитый на оплечьях рубашки красными нитками.

Александру не терпелось рассказать об этом случае Владимиру, но идти к Кузнецовым он не хотел. Боялся, что не справится с соблазном снова сесть за компьютер. Хотя вроде бы принц оставил его в покое, но искушать себя, считал Александр, еще рано. В лес ходить он тоже пока боялся, потому что за каждым кустом ему мерещилась медвежья голова.

Все дни он проводил в своем импровизированном спортзале, восстанавливая утраченную форму. В перерывах между тренировками читал или делал «кристалл». Свет, создаваемый внутренним солнцем, казался ему очень слабым по сравнению с лесной вспышкой. Он старался увеличить яркость и плотность света, а также изучал его влияние на окружающий мир.

Конечно, Александр абсолютно не верил в то, что именно эта вспышка отпугнула медведицу. Он искренне полагал, что медведица вовсе и не собиралась его убивать, а просто решила припугнуть немного, чтобы не лазил по ее малинникам да не дразнил медвежат. А так как он вел себя смирно, не кричал и не метался, то она и отстала от него.

Но все-таки Александр продолжал эксперименты с «кристаллом». Например, выяснилось, что, когда он сидит в ореоле внутреннего света, ни один комар не может к нему подлететь. Хотя и этому нашлось логичное объяснение: очевидно, в момент «свечения» организм вырабатывает какие-то ароматические вещества или создает какое-то электромагнитное поле, отпугивающее насекомых.

Еще он заметил, что если бить по «груше» и одновременно строить «кристалл», то удары становятся более быстрыми и точными, а их сила значительно увеличивается. А вот строить «кристалл» и испытывать злость одновременно не получалось. Как только Александр забывался и начинал бить по груше с ожесточением, как его учили в армии, свет постепенно угасал, удары становились слабее, скорее наступала усталость. Но стоило ему вновь разжечь в груди огонь, усталость уходила и скорость движений увеличивалась.

«Интересно, – думал Александр, колошматя старое автомобильное сиденье, – как можно так лупить по врагу своему, при этом еще и излучать любовь изо всей силы?»

Однажды он попробовал поэкспериментировать с пчелами. Сел напротив одной из колод и прислушался к ровному спокойному гудению. Полосатые труженицы летали по своей пчелиной трассе туда-сюда, не обращая на него никакого внимания.

Посидев немного, он зажег «кристалл» и начал постепенно наращивать силу свечения. Пчелы не реагировали. Тогда он представил себе точно такой же «кристалл», только маленький, прямо по центру пчелиной колоды. Такие же шесть лучей торчали из него во все стороны, а в середине сияло маленькое солнышко. Гул в колоде затих, потом зазвучал снова, громче и громче. Как будто кто-то разворошил гнездо. Из колоды вылетели несколько пчел-защитниц и встали вокруг в оборонительной позиции, только источник непонятной опасности они вычислить не смогли.

Александр, почувствовав, что пчелам не очень понравилось его энергетическое вмешательство в их жизнь, убрал образ солнца из колоды, и через несколько минут тревожный гул исчез, а пчелиная семья продолжила свою работу.

Но любопытство Александра не угомонилось, и он перешел к другой колоде. Повторив опыт, он убедился, что все пчелы как-то чувствуют образ огня в своем жилище и это причиняет им беспокойство. Тогда он отстал от пчел и сел на скамеечку возле дома, раздумывая, чем бы еще заняться.

Долго думать не пришлось – по дороге, ведущей к его домику, шагал Владимир. Он молча приблизился и сел рядом с Александром.

– Привет, – сказал Александр после недолгого молчания.

– Привет, – отозвался Владимир. – Не помешал?

– Помешал. Я тут бездельничал, баклуши бил, дурака валял.

– Понятно… А я хотел тебе напомнить, что ты обещал помочь с заготовкой березовых веток. Вот пришел сообщить, что уже пора начинать.

– Ну что же, раз обещал, придется помогать.

– Завтра пойдем. Тут недалеко несколько берез на дрова свалили, осталось только ветки собрать да вывезти.

– Договорились. А где это?

– Там, – махнул Владимир рукой в сторону, где рос тот самый малинник. – А что?

– Да так… Я в тех краях, километрах в семи от деревни, недавно медведицу встретил с медвежатами.

Владимир удивленно посмотрел на Александра:

– Шутишь?

– Да уж не до шуточек было, – усмехнулся тот.

– И за сколько метров от себя ты их видел?

– Спроси лучше, за сколько сантиметров. Медвежонок об мое колено чуть нос себе не разбил, а медведица подошла так близко, что я теперь знаю, как у нее изо рта пахнет.

– И что? – Владимир заметно побледнел. – Не тронули?

– Я ж говорю тебе – синяк на колене и предынфарктное состояние, а так абсолютно безобидные зверюшки.

Владимир помолчал, глядя в сторону леса, и снова спросил:

– Слушай, Сань, ты это серьезно?

– Да мне сейчас уже и самому не верится, вспоминается как сон. Тем не менее я не шучу. Да ты не бойся, – Александр похлопал друга по плечу, – мы же вдвоем будем, вряд ли они рискнут к двоим-то подойти.

– Да этого-то я не боюсь, к тому же березы-то не более чем за километр от деревни. Я просто слышал, что опасное это дело – встретить медведицу с медвежатами. Говорят, после таких встреч редко кто в живых остается.

– И зачем люди на мишек наговаривают? – возмутился Александр. – Хотя…

И он рассказал Владимиру все как было – и про чудесные подсказки, и про вспышку, и про свои последующие эксперименты с «кристаллом».

Владимир выслушал его и озадаченно покачал головой:

– Я тоже долго сомневался, что эти образы реально работают. Все списывал на совпадения да случайности. Да и сейчас еще иногда сомневаюсь.

– Слушай! – воскликнул Александр. – А твои трюки с Князем не из этой же области, случайно?

– Из этой же, – подтвердил Владимир. – Я представляю образ, как и что он должен сделать, и если он правильно почувствовал, «угощаю» его лучиком света, а если не правильно – не угощаю.

– Надо же. Все так просто, – удивился Александр.

– Да, только тут главное не перестараться, – уточнил Владимир, – слишком сильный свет животных пугает. Вот и случай с медведицей это еще раз доказал.

– Ну так как, ставишь мне зачет за второе упражнение?

– Да, пожалуй, ты справился на пятерку.

– Тогда пора переходить к третьему?

– К чему «третьему»?

– Ну как к чему? К упражнению.

– А нет никакого третьего упражнения.

– Как нет? Ты что, хочешь сказать, что на этом все обучение закончилось?

– Ну нет, конечно! – улыбнулся Владимир. – Можно сказать, что теперь оно только начинается.

– Ну так давай учи меня дальше, – нетерпеливо потребовал Александр.

– Ишь ты какой резвый! – осадил его Владимир. – Сначала ты должен понять, чего ты хочешь.

– Я хочу учиться дальше.

– Это я понял. Но ты должен понять, чего ты хочешь от жизни!

– По-твоему, я не знаю, чего хочу? – криво усмехнулся Александр.

– А что, ты хочешь сказать, что знаешь? – недоверчиво спросил Владимир.

– Знаю, конечно! – уверенно ответил Александр.

– Ну хорошо… Скажи мне тогда, какую ты хочешь жену?

– Жену? – озадачился Александр. И спустя минуту заявил: – А я никакой жены не хочу. Не хочу вообще жениться.

– Ладно, – продолжил допрос Владимир, – а скажи мне тогда, какую ты хочешь работу?

При слове «работа» Александр состроил брезгливую гримасу. Немного подумав, он ответил:

– Ну… вам буду помогать. Что скажешь, то и буду делать.

– Поня-атно, – слегка разочарованно протянул Владимир. – Будешь делать, что я скажу… А сам-то чего хочешь?

– Ну что пристал?! – рассердился Александр. – Сказал же – буду вам помогать…

– Ты сказал, что ты будешь делать, а я спрашиваю, что ты хочешь делать, – спокойно улыбнулся Владимир. Очевидно, реакция друга не была для него неожиданностью.

Александр задумался. Ничего не приходило в голову, кроме «хочу поиграть на компьютере», но и это желание уже не было столь острым, как пару недель назад. Оставалось только сказать «не знаю».

Не дождавшись ответа, Владимир задал следующий вопрос:

– А какой ты хочешь дом, сколько комнат, из какого материала?

Александр почесал затылок.

– Дом? Да я как-то не задумывался пока о доме. Мне пока и так хорошо. Вот только печку надо сложить, и перезимую.

– Конечно, перезимуешь, но я спрашиваю, какой ты хочешь дом?

– Да никакого пока не хочу, – раздраженно буркнул Александр.

– Ладно. Я услышал, чего ты не хочешь, но не услышал, чего ты хочешь, – подвел итог Владимир. – Отсюда вывод: ты пока не знаешь, чего ты хочешь, а значит, нет смысла продолжать обучение, потому что вся дальнейшая информация учит, как получить то, чего хочешь.

Александр растерянно огляделся, как будто решил побыстрее найти то, чего он хочет, чтобы Владимир уже начал рассказывать дальше. Но никаких желаний не было. Тогда он сказал первое, что пришло в голову:

– Хочу понять, чего я хочу.

– О! – обрадовался Владимир. – Значит, ты все-таки осознал, что не знаешь, чего хочешь?

– Выходит так! – сам себе удивился Александр и тяжело вздохнул.

– Не расстраивайся, – успокоил его Владимир, – подумай до завтра. А завтра после ужина расскажешь мне, чего надумал. И пойдем дальше.

Оглавление