13

Натан почувствовал, что сейчас последует удар, но из-за темноты не знал откуда. Поэтому он защитил голову, прикрыв ее руками. Обрушившаяся сверху толстая доска переломилась на этом импровизированном щите. К счастью, термиты как следует поработали над этой здоровенной дубиной. Неизвестный, только что напавший на него, отступил. Натан, согнувшись под балками, продвигался вперед, ориентируясь на какое-то бурчание. Медленно перед ним стал вырисовываться какой-то силуэт и лишь на расстоянии метров двух обрел очертания человеческой фигуры. Натан ощутил направленную на него агрессивную энергию противника за несколько тысячных секунды до того, как тот на него ринулся. Он чуть отодвинулся, слегка коснулся противника и изменил его траекторию, использовав силу, с которой тот мчался. Пролетев с опущенной головой, тот врезался в балку и тяжело, как мешок цемента, рухнул на пол. Натан перенес внимание на двуглавое существо, которое неподвижно замерло, забившись в угол. Он подошел ближе и увидел девочку, прижимающую к груди куклу.

– Как тебя зовут?

– Джессика.

– А того, который напал на меня?

– Томми.

Натан не верил своим ушам.

– Это твой брат?

– Да. Вы его убили?

Дети Броуденов, объявленные ФБР в розыск, прячутся на темном чердаке как раз над квартирой, которую снимает федеральный агент, получивший задание найти их.

– Нет, просто ему немножко больно.

Натан нащупал лестницу, лежавшую рядом с люком, который он пытался открыть из квартиры, но безуспешно, поскольку был закрыт. Натан вытащил деревянный брус, служивший засовом, поднял крышку люка и только после этого удостоверился, в каком состоянии пребывает Томми. Мальчик лежал оглушенный, но совершал какие-то нескоординированные движения. Натан взял его за руки, опустил в люк, бросив на кровать. Затем он спустил вниз лестницу, чтобы вместе с девочкой сойти в комнату. Томми, пошатываясь, вскочил, сжав кулаки, готовый продолжить бой.

– Я друг Клайда, – объявил Натан, напрягая мышцы.

Аутист, казалось, не слышал его слов и бросился на него. Натан, не выпуская девочку, остановил его, выставив правую ногу, а левой дал пинка, от которого Томми отлетел на другой конец комнаты. Прием был проведен автоматически, без участия мозга; работали лишь восемьдесят килограммов его мускулистого тела. Нужно было выходить из этой ситуации.

– Он тебя слушается? – спросил Натан у Джессики.

– Да.

– Скажи ему, чтобы он перестал.

– Не скажу.

– Если он будет продолжать бросаться на меня, я сделаю ему очень больно.

Девочка пребывала в нерешительности. Натан решил припугнуть ее:

– Он умрет, и… ты останешься одна.

– Нет, я не хочу, чтобы Томми умер.

– Тогда скажи ему, чтобы он сел.

Томми стоял, пошатываясь, но взгляд у него был угрожающий, и он явно готовился к новой атаке. Не отпуская девочку, Натан нанес ему сбоку удар ногой в грудь. Строго отмеренный удар парализовал подростка, который рухнул, как срубленное дерево. Натан наконец поставил Джессику на пол.

– Ты убил моего брата! – закричала она.

– Пока нет. Но если ты ему не скажешь, чтобы он успокоился, это не исключено.

– Не исключено?

– Это значит, что ему будет очень плохо.

Осознав опасность, которой подвергается Томми, Джессика подошла к нему. Она пыталась поймать его взгляд, который вдруг стал вполне осмысленным. Словно дистанционно управляемый автомат, Томми, постанывая, поднялся и сел на край кровати.

– Вот и прекрасно, – сказал Натан. – Я ваш друг. Я пришел вам помочь.

Он обращался к шестилетней девочке, которая ориентировалась в ситуации лучше, чем шестнадцатилетний подросток.

– Неправда. Ты злой, как другие. И еще в придачу врун.

– Я – друг Клайда.

– Он сказал нам, чтобы мы не доверяли никому, кроме него и Нейвы.

Значит, любовницу Клайда зовут Нейва.

– А где Нейва?

– Не знаю.

– Это она вас спрятала наверху?

– Да.

– Зачем?

– Чтобы ты не причинил нам зла.

– А сама она с вами не спряталась?

– Нет.

– Она вышла?

– Она вернется за нами.

Видимо, Клайд на время своего отсутствия возложил заботу о детях на любовницу. Но для чего укрывать этих детей? Куда она ушла? Натан пытался узнать побольше, но девочка ему не доверяла. Все люди были зачислены в разряд злых, за исключением Нейвы и Клайда. Клайд заразил и их своей паранойей.

– Пятнадцать тысяч сто двадцать четыре! – объявил Томми.

До этой минуты агрессивный аутист не произнес ни слова. Потому-то его внезапное сообщение заинтересовало Натана.

– Чего пятнадцать тысяч сто двадцать четыре?

Он повернулся к девочке, и она объяснила:

– Он насчитал пятнадцать тысяч сто двадцать четыре секунды, с тех пор как мы поднялись на чердак.

Томми, словно ходячие часы, постоянно подсчитывал секунды. Получается, на чердаке их спрятали чуть больше четырех часов назад, то есть примерно за час до его прихода. Но по какой причине? Расспрашивая Джессику, он узнал, что Нейва приказала им подняться на чердак, когда постучали в дверь. Такое указание дал ей Клайд. И им велено было сидеть тихо-тихо, пока Нейва или Клайд не попросят открыть люк. Натану понадобилось двадцать минут, чтобы вытянуть эти сведения из девочки. В отличие от Боумана он не умел выуживать сведения у детей.

– А родители ваши, они какие – добрые или злые?

Томми что-то заурчал. Джессика одним взглядом успокоила его.

– Они командуют злыми.

Можно ли верить словам маленькой девочки, которой Боуман основательно промыл мозги? Нейва должна была скоро возвратиться, и Натан рассчитывал с ее помощью основательно расширить полученную информацию.

Оглавление