Глава 11

Они повторили рекорд Бена, установленный с Си Зет, и провели в постели два дня. Однако София хотела не просто сравняться с его бывшей подружкой, а превзойти ее. Она поставила себе цель — дойти до трех дней. В данный момент они лежали удовлетворенные, обессиленные и остывали после очередного секс-марафона. Тела их переплелись между спутанных и смятых простыней на самый интимный манер.

— Я проголодался, — заявил Бен. — Давай спустимся в патио и позавтракаем. — Он поцеловал Софию в лоб. — Да и прогуляться на свежем воздухе не помешает.

— Ни за что! — возразила София.

Она возмутилась, словно Бен предложил нечто крайне глупое, невообразимое, скажем, отправиться автостопом в Алабаму. Он потянулся и лениво произнес:

— Мы в отпуске и можем делать все, что захотим.

София приподнялась и в знак протеста ущипнула его за сосок.

— А я думала, мы собираемся установить новый постельный рекорд. Если мы сейчас выйдем из номера и пойдем есть, счет остановится на двух днях.

Бен насмешливо и недоуменно всмотрелся в ее лицо.

— Ты серьезно?

Она села на него верхом и прижала его поднятые руки к кровати.

— Совершенно серьезно.

— Детка, как мне ни приятно с тобой в постели, у меня начинается клаустрофобия.

— А с Си Зет у тебя тоже была клаустрофобия?

— Конечно. Мне до сих пор снятся кошмары на эту тему. Я сидел на мели и не мог пригласить ее в приличный ресторан, так что вся эта романтическая чепуха в духе «только мы двое против всего мира» на самом деле была просто хитрой уловкой.

— Пригласить меня в ресторан тебе тоже не по средствам, — напомнила София.

— Но наш отдых оплачен. Глупо этим не воспользоваться.

Все еще сомневаясь, София выпустила его запястья и для равновесия положила руки ему на плечи. Бен обнял ее за бедра и окинул ее тело одобрительным взглядом.

— А ты знаешь, что уже обскакала Си Зет в том, что гораздо важнее?

Она заметно обрадовалась:

— Правда? Это в чем же?

— С тобой мой пистолет за два дня выстрелил двенадцать раз.

София поиграла его волосами.

— Я думала, на такие подвиги способны только мальчишки-старшеклассники.

— Двенадцать раз! — повторил Бен. Он поднял руку и принялся нежно теребить пальцами ее сосок. — И безо всякой виагры.

— Ты… — София для убедительности ткнула пальцем в его твердый плоский живот, — настоящий жеребец.

— С Си Зет у меня вышло, кажется, раз семь, а может, и меньше.

Значит, Си Зет ей в подметки не годится. Только это София и хотела услышать. Она опередила бывшую подружку на пять очков. Соскочив с Бена, она встала с кровати и пошла вниз.

— Куда это ты собралась? — недовольно спросил Бен.

— Принять душ, подкраситься и надеть что-нибудь посимпатичнее.

Бен тоже поднялся.

— По первому пункту тебе не нужна компания?

Девушка оглянулась и смерила его притворно равнодушным взглядом.

— По правде говоря, меня от тебя тошнит.

Бен двинулся к ней, чертовски самоуверенный.

— А меня от тебя — нет.

Его уверенность просто поражала. Ни один мужчина не имеет права так восхитительно выглядеть голышом. София улыбнулась, не в силах и дальше изображать холодность.

— Ты ужасно сексуальный.

— Знаю.

— Было бы приличнее об этом не догадываться. Или по крайней мере делать вид, что не догадываешься.

— Ладно, как тебе это понравится? — Бен ссутулил плечи и изобразил жалкую гримасу. — Мадам, не согласитесь ли вы заняться со мной любовью?

— Очень пристойно.

Он притянул ее к себе и грубо завладел ее ртом. Прижатая к его телу, София чувствовала его нарастающее возбуждение. Она опустила взгляд. Почти полная боевая готовность. «Опять!»

— Посоветуй этой штуке между твоих ног заняться чем-нибудь еще, например, коллекционированием марок. Мне нужно отдохнуть.

— Но мы еще не пробовали делать это на лестнице, — возразил Бен.

— Ну да, и на верхней книжной полке тоже.

Бен притворился, что обдумывает новый вариант.

— А ты не боишься высоты?

Внизу кто-то три раза громко постучал в дверь.

— Наверное, администрация отеля решила проверить, живы ли мы тут, — пошутила София. Бен быстро подошел к лестнице.

— Я спущусь и поговорю с ними.

— В таком виде?

— А что?

— Но ты голый, не говоря уже о том, что возбужден. Тебя могут арестовать.

— В том, чтобы открывать дверь голым и возбужденным, нет ничего противозаконного. Вот стучаться в таком состоянии — это другое дело.

Бен стал спускаться вниз. София проводила его взглядом в полной уверенности, что он блефует. Она все ждала, что он примчится обратно с криком: «Ага, поверила!» Но он, похоже, готов был идти до конца во всем великолепии своей наготы. Кино «Мужской стриптиз», да и только.

Она услышала, как он открыл дверь и сразу же захлопнул ее снова. Потом на лестнице загремели торопливые шаги — Бен летел наверх, перескакивая через две, а то и через три ступеньки. И вот он снова появился перед Софией — по-прежнему голый, но уже заметно менее возбужденный. Он был в ужасе.

— Там стоят громилы твоего отца!

Софии показалось, что она спит.

— Толстый Ларри и Малыш Бо?

Бен кивнул и в панике огляделся.

— Черт, вся моя одежда осталась внизу. — Он посмотрел на смятое белье, валявшееся возле кровати. — Придется обойтись этим.

Он быстро натянул «боксеры» и футболку, которые были на нем перед тем, как они вдвоем удалились в добровольную ссылку. София вдруг поняла, что они оба на протяжении двух дней оставались обнаженными. Все это время они посвятили сексу, прерываясь только затем, чтобы принять душ, заказать еду в номер и заплатить коридорному, который выгуливал Мистера Пиклза. Она только сейчас присмотрелась к надписи на футболке Бена.

— Что значит «Латинский фанкXXL»?

— Это значит, — недовольно пробурчал Бен, — что нам надо удирать от двух придурков, которые ломятся в двери.

София подняла с пола пижаму и стала ее надевать.

— Они тебя узнали?

— Не знаю. Они больше смотрели на мое тело, чем на лицо.

— Мне они всегда казались какими-то странными, — задумчиво сказала София, застегивая пуговицы. — Оба никогда не были женаты.

— По-моему, у них по этой части мало шансов, куда ни кинь. Не много найдется женщин — или голубых, если на то пошло, — которым нравятся тупые шестерки мафиози.

— Тебе нужно как-нибудь пройтись с ними по магазинам, а то бедняги одеваются просто ужасно.

Бен быстро шагнул к Софии и взял ее за плечи.

— Это не игра. Ты понимаешь, что дело серьезное? Недавно эти типы явились в дом, где я снимаю квартиру, чтобы меня убить. Теперь они притащились за мной сюда, и можешь не сомневаться, они пересекли всю страну не затем, чтобы развлечь нас своим идиотским видом.

Страх сквозил во взгляде Бена, ощущался даже в его прикосновении. София это почувствовала. Она подумала, что отец зашел слишком далеко. Это было чересчур даже по его меркам. Одно дело — приглашения на свадьбу, угощение из ресторана и нелепые платья для подружек невесты, но послать двух подручных, чтобы они причинили человеку реальный физический вред, а то и что похуже, — это совсем другое.

— Черт подери, что я должен сделать, чтобы твой отец оставил меня в покое? — взорвался Бен.

И вдруг Софию осенило. Само небо подсказало ей решение — нестандартное, даже шокирующее, но очень эффективное. Она высказала его вслух:

— Для папы святое — семья. Он ни за что не убил бы моего мужа, как бы его ни ненавидел.

Бен нахмурился:

— К чему ты клонишь?

— Мы должны пожениться.

— Я слышал, что ты не являлась на свои свадьбы.

София дернула его за футболку.

— На эту я обязательно приду. — Она помолчала. — Давай вообще не будем устраивать свадьбу. Зачем тратить целое состояние на плохого органиста и прием для родственников, которых мы на самом деле предпочли бы не иметь вовсе?

Бен молчал, ожидая продолжения.

— Я тебя не люблю…

— Ну вот, это уже становится похоже на брак.

София снова дернула его за футболку, на этот раз еще сильнее.

— Не перебивай, дай мне закончить. Я не люблю тебя на сто процентов, но я уже на полпути к тому, чтобы влюбиться.

— Ты меня немного обогнала, я влюблен в тебя только на три восьмых.

— Наша сексуальная жизнь — выше всяких похвал.

— Другой у нас и нет, — снова перебил Бен, — во всяком случае, последние два дня мы только этим и занимались.

Девушка прижала палец к его губам.

— Хватит меня перебивать. Из-за чего чаще всего ссорятся супруги? Из-за денег. У нас с тобой в карманах пусто, так что и ссориться не из-за чего.

— Обычно все ссоры происходят как раз из-за отсутствия денег, — вставил Бен.

От этого уточнения София просто отмахнулась.

— Мой отец тебя ненавидит. Я знаю, это несправедливо, так что в порядке компенсации я сделаю что-нибудь, из-за чего меня невзлюбит твоя мать.

— О, это легко — просто живи.

София расправила плечи.

— Как прикажешь это понимать?

— Очень просто. У тебя никаких шансов завоевать расположение моей мамы. Она до сих пор злится, что я порвал с Мэри Бет Купер, девушкой, с которой мы дружили в школе.

— А что случилось?

— Она оказалась лесбиянкой, это выяснилось на выпускном балу.

— Тогда почему твоя мать злится?

— Она не желает это признавать. Мать по-прежнему считает, что у Мэри Бет просто есть странная привычка съезжаться с лучшими подругами. — Бен замолчал и тряхнул головой. — Ты обладаешь удивительной способностью сбивать меня с мысли. Мы говорили о…

В дверь снова забарабанили. Мистер Пиклз зашевелился, но как лежал в углу, свернувшись клубочком, так и остался. Бен показал рукой вниз:

— Мы говорили об этом.

Он принялся нервно расхаживать по спальне.

— И что ты думаешь о моем предложении?

— Пожениться?

София кивнула.

— По-моему, это безумие.

— По сравнению с чем? Ты зарабатываешь себе на жизнь, исполняя чужие песни под караоке.

— Я не зарабатываю на жизнь, просто иногда подрабатываю, если повезет.

Удары в дверь стали громче. Пожалуй, теперь уже можно было сказать, что в дверь не стучали, а ломились. Мистер Пиклз выскочил из угла, с лаем скатился по лестнице и стал бросаться на дверь, царапая ее когтями.

Бен остановился и переспросил:

— Значит, ты предлагаешь брак?

София попыталась его увещевать:

— Это же не обязательно навсегда. Думай обо мне как о своей будущей бывшей жене. Сейчас модно иметь за плечами развод, когда тебе нет еще и тридцати. Нам обоим по двадцать девять — у нас в запасе мало времени.

Бен улыбнулся с нескрываемым восхищением.

— Забудь, что я говорил насчет трех восьмых. Я тоже влюблен в тебя наполовину.

София была тронута.

— Правда?

— Возможно, даже на три четверти. Давай поженимся.

— Ты уверен?

— Но ведь тогда меня не подстрелят, правда?

Девушка мечтательно кивнула.

— Так давай это сделаем.

— Ладно, я спущусь вниз и задержу Толстого Ларри и Малыша Бо. А ты тем временем позвони портье и узнай, где нам побыстрее пожениться. И постарайся, чтобы они не вообразили, будто я беременна. Я не хочу, чтобы кто-то сделал поспешные выводы.

Открыв дверь, София, как и следовало ожидать, оказалась лицом к лицу с отцовскими приспешниками. Мистер Пиклз тут же атаковал щиколотку Толстого Ларри. Девушка взяла песика на руки и постаралась успокоить. От стрессов у Мистера Пиклза всегда портилась кожа. Она попыталась вспомнить, взяла ли в дорогу специальную мазь. Пока собачка рычала у нее на руках, она, притворившись удивленной, быстро обняла Малыша Бо и Толстого Ларри.

— София, твой отец послал нас поговорить с твоим другом, — сообщил Малыш Бо.

София удивленно посмотрела на него:

— С кем?

Толстый Ларри и Малыш Бо обменялись растерянными взглядами.

— С певцом, — сказал Ларри.

— Вы имеете в виду Бена Эстеза?

Оба кивнули.

— Тогда, ребята, вы ошиблись штатом. Бен остался в Нью-Йорке.

— София, мы знаем, что он здесь.

— Да, знаем, — вставил Ларри. — Пару минут назад он в чем мать родила открывал нам дверь.

София попятилась с таким видом, словно у них на двоих выросла одна голова.

— Какую дверь? Эту?

— Эту самую, — подтвердил Малыш Бо.

— У вас галлюцинации. Наверное, вам надо поспать после перелета. Как вы смеете намекать, что у меня в номере может быть обнаженный мужчина! Честное слово, я возмущена!

Толстый Ларри заволновался:

— Говорю же, нам открыл дверь голый мужик. Это так же верно, как то, что эта псина цапнула меня за ногу и у меня идет кровь.

— Ты намекаешь, что я распутница? — резко спросила девушка.

От волнения Толстого Ларри прошиб пот, но он упрямо повторил:

— Мы знаем, что видели.

— Значит, вы оба называете меня распутницей!

— Ничего такого мы не говорили, — возразил Толстый Ларри.

— Насколько мне известно, женщины, которые встречаются в гостиничных номерах с голыми мужчинами, называются распутницами. Именно в этом вы меня только что обвинили.

— София… — начал Толстый Ларри.

Она подняла руку, призывая не перебивать.

— Я сейчас слишком расстроена, чтобы об этом говорить. — Она довольно успешно притворилась, что с трудом сдерживает слезы. — Не знаю, стоит ли рассказывать об этом папе. Я должна подумать.

С этими словами она закрыла дверь. На лестнице показался Бен.

— Ну, что ты выяснил?

— Как ты смотришь на то, чтобы пожениться на пляже?

София закружилась на месте, но тут же резко остановилась, спустила Мистера Пиклза на пол и пояснила:

— У него очень легко начинает кружиться голова, я не хочу, чтобы его вырвало.

После этого она снова закружилась.

— Отлично, мне нравится!

— Здесь есть один тип, который раньше жил в Лас-Вегасе и управлял церковью, где можно было венчаться круглые сутки. Он проводил церемонии, нарядившись Элвисом Пресли.

— Так звони ему!

— Уже позвонил, и он уже едет. К счастью для нас, сейчас у него мало клиентов.

— Элвис Пресли, венчание на пляже, — вздохнула София, — это здорово!

— Это он раньше наряжался королем рок-н-ролла, а сейчас он одевается, как Джей Лино.[9]

София сникла.

— У него накладной подбородок, и он даже начинает церемонию пятиминутным монологом.

София покачала головой:

— Ладно, не важно. Нам нужно побыстрее одеться и удрать из отеля до того, как Толстый Ларри и Малыш Бо одумаются и вернутся.

Бен нагнулся, чтобы достать из открытого чемодана одежду.

— Черт!

София вздрогнула. Бен свирепо уставился на Мистера Пиклза.

— Этот поганец надул в мой чемодан!

Она бросилась к месту преступления, которое даже с закрытыми глазами можно было бы найти по запаху.

— Это я виновата, — быстро сказала она. — Я уделяла ему слишком мало внимания, а он ревнив. Мистер Пиклз очень чуткий и ранимый.

— Я тоже! — бушевал Бен. — Я очень чутко отношусь к тому, что от меня воняет собачьей мочой!

София попыталась оценить ущерб. Она стала доставать из чемодана отдельные вещи и смотреть, сильно ли они пострадали. Ей пришлось очень постараться, чтобы скрыть удивление. Оставалось только гадать, давно ли Мистер Пиклз начал свою подрывную кампанию, но он явно пустил струю не раз и не два. Впрочем, Бену не обязательно об этом знать. София нашла только одну пару сухих брюк цвета хаки на самом дне, все остальное нуждалось в стирке. Она протянула брюки Бену:

— Вот, возьми, надень пока эти, потом мы поищем здесь прачечную.

Бен схватил их, не выказывая ни малейших признаков благодарности.

— А рубашка?

София замотала головой.

— Ты держишь в руках единственную уцелевшую. Наверное, придется надеть эту футболку.

Бен с отвращением переспросил:

— Эту?

— Между прочим, что означает надпись, «Латинский фанкXXL»? Если ты будешь в ней жениться, я должна знать.

Бен надел сначала одну штанину, потом другую, заправил футболку за пояс, расчесал пальцами взлохмаченные волосы и только после этого пробурчал:

— Это значит, что я ненавижу маленьких собачонок, которые поганят мою одежду.

— Бен! — укоризненно воскликнула София. Она подбежала к Мистеру Пиклзу, погладила его по голове и поцеловала в лоб.

— Собаки чувствуют, когда к ним относятся враждебно.

— В самом деле? Рад слышать. — Бен с угрожающим видом шагнул к маленькому террористу.

— Не смей портить мою одежду!

Мистер Пиклз сначала съежился, но потом зарычал.

— Ты сделаешь только хуже! — прошипела София. — Ты должен был подавить негативное поведение позитивной энергией.

— Из-за этой псины мне придется жениться в таком виде, словно я собрался на блошиный рынок. Не жди, что я буду танцевать от счастья.

София потупилась. Может, стоит показать Мистера Пиклза психологу? Опра Уинфри несколько недель назад приглашала в свое шоу собачьего психолога.

— Не волнуйся, это больше не повторится.

Бен схватил сумку с туалетными принадлежностями.

— Я должен почистить зубы и побриться.

София подождала, пока в ванной зашумит вода, и пошла наверх переодеваться. Для собственной свадьбы она выбрала модные брюки от Донны Каран, шикарный топ от Джанфранко Ферре, который выставлял напоказ гораздо больше, чем скрывал, изящный поясок от Шанель с большими искусственными жемчужинами и босоножки из тонких ремешков на шпильке от Версаче. В свое время этот наряд обошелся ей в кругленькую сумму. Конечно, его нельзя было назвать типичным нарядом невесты, но ведь у них и свадьба особенная. Джей Лино? При чем здесь телеведущий?

София стала осторожно спускаться по лестнице на своих высоченных каблуках. В тот же миг, когда Бен ее увидел, она поняла, что прощена. У него буквально отвисла челюсть.

— На женщину, которая так потрясающе выглядит, я злиться просто не могу.

— Твои извинения приняты.

— Это не было извинением.

— Конечно, было.

— За что я должен просить прощения?

Софии страшно захотелось закурить. Может, это предсвадебная лихорадка? Она не выдержала, зажгла сигарету и бросила на Бена предостерегающий взгляд.

— Ты наорал на Мистера Пиклза.

— Потому что он обдул всю мою одежду.

София равнодушно пожала плечами:

— Он всего лишь маленький милый песик. Он же не может сказать нам словами, если его что-то огорчило, вот и выражает свои чувства другими способами.

— А как насчет моих чувств? Думаешь, мне нравится носить одежду, от которой воняет псиной?

— Именно об этом я и говорила. Ты только что выразил свое недовольство словами, теперь я об этом знаю.

София раздавила сигарету в пепельнице. Все-таки ей пора бросать курить, надо попробовать никотиновый пластырь. Но тогда нельзя будет носить одежду без рукавов: все станут думать, что она что-то вроде никотиновой наркоманки.

Бен покачал головой, взял ее за руку и шагнул к двери:

— Пошли, давай скорее поженимся.

София ощутила странное покалывание, казалось, она светилась изнутри.

— Что ж, по крайней мере ты знаешь, что я выхожу за тебя не из-за денег.

— Даже если бы это было так, мне все равно. Я счастлив разделить с тобой несколько сотен долларов, которые лежат на моем банковском счете.

— Нас ждет Джей Лино.

— Я и представить не мог, что когда-нибудь кто-то на самом деле скажет мне эти слова. — У двери Бен остановился и посмотрел Софии в глаза. — Наш брак будет полон сюрпризов.

 

[9]Джей Лино — ведущий популярного телешоу «Сегодня вечером», состоящего из бесед с известными людьми и музыкальных номеров. Характерная особенность его внешности — большой, выдающийся вперед подбородок.

Оглавление

Обращение к пользователям