Глава 26

Автомобили подогнали точно в срок. Напуганный внезапным срывом полковника, Казбек сам отправился за машинами вместе с Артемом и Серебряковым.

Три грузовика и три джипа. Все машины были не очень новые, уже накатавшие тысячи километров, но исправные и в хорошем рабочем состоянии. А это было как раз то, что требовалось группе.

На одном из грузовиков была установлена лебедка, скрытая брезентом. В два других перегрузили оружие. Когда все расселись по машинам, Высоченко оказался в одном автомобиле, а Казбек в другом. И это угнетало последнего, который взялся быть проводником всей колонны, но боялся непредсказуемых срывов полоумного полковника. Высоченко настоял на том, чтобы все члены его группы надели индивидуальные бронежилеты, за которые он заплатил еще сорок тысяч долларов.

В первом джипе, который следовал впереди колонны на расстоянии пяти-шести километров, кроме Казбека, находились водитель, Миленкин и еще один боевик. Все четверо должны были быть разведчиками колонны.

Затем следовал джип, в котором ехали сам Высоченко, Серебряков и водитель машины. В каждом грузовике сидели по два человека. И, наконец, замыкал колонну последний джип. В нем находились Артем, Валера Измайлов и еще один боевик. Колонна выехала ночью, в половине первого, когда Казбек привез все необходимые документы. За это пришлось заплатить еще пятьдесят тысяч, но зато были получены документы, свидетельствующие о том, что бригада строителей едет на работу в Дагестан. Еще около двух тысяч пришлось выложить за ватники строителей, в которые облачились все члены группы. И наконец перед самым отъездом привезли армейскую рацию, за которую тоже пришлось платить. Из города колонну провожала машина ГАИ.

Сотрудники милиции знали, что никаких строителей в машинах нет. И понимали, что все документы куплены. Но внешне все было в порядке, а когда оба офицера получили по тысяче долларов, они готовы были сопровождать колонну куда угодно. Это была примерно полугодовая зарплата офицеров, которую к тому же они не всегда получали вовремя.

Машина ГАИ довольно быстро отстала, повернув обратно. Под утро колонна достигла границы с Чечней, и Казбек передал по телефону просьбу всем остановиться. Машины послушно замерли. Все смотрели, как в утреннем тумане приближается джип, в котором сидел Казбек.

Он подъехал к головной машине, выбрался из автомобиля и попросил полковника тоже выйти.

Он вдвоем отошли от машин, и Казбек начал говорить.

— Мы уже на границе, — объявил он, — дальше начинается Чечня. Решай, полковник, как ты хочешь ехать? Если поедем прямо, то вряд ли доберемся до цели. Нас просто не пропустят.

— Что предлагаешь? — спросил Высоченко.

— В обход, — твердо сказал Казбек, — иначе не проскочим.

Полковник молчал. Он понимал, что их проводник прав. Но он чувствовал, что сейчас нужно поступить как-то необычно, чтобы сбить возможных преследователей с толку.

— Думай, командир, — терпеливо произнес Казбек. — Тебе решать, полковник. Как скажешь, так и сделаем. Только у меня сомнение появилось.

— Какое сомнение? — спросил полковник, отвлекаясь от своих мыслей.

— Два раза мы холмы огибали, — объяснил Казбек. — И два раза я видел внизу, как за нами еще один белый джип ехал. За нами следят, полковник. Кто-то за нами по следу идет.

— Думаешь, выследили? — мрачно спросил Высоченко.

— Своими глазами видел, — тихо сообщил Казбек. — Пока только один джип, но это очень плохо. В первый раз я специально крюк сделал. Если бы чужая машина была, они бы отстали. А эти за нами поехали по проселочной дороге. Значит, их сбить трудно. Значит, знали, куда ехать.

— Ты мне объясни, что ты хочешь сказать?

— Гниль у тебя в отряде завелась, полковник, — сообщил Казбек. — Кто-то сообщает о наших передвижениях. У кого из твоих людей есть мобильные телефоны?

— Не проверял, но думаю, в каждой машине есть. Сейчас такие игрушки уже не редкость.

— Кто-то сообщает о нашем продвижении. Ту смотри, полковник, сам думай, что нам дальше делать. Может быть, нас впереди засада ждет. А может, если в обход поедем, то и тогда не прорвемся. Ты за людей отвечаешь, тебе и решать.

— Следят, значит, — задумчиво сказал полковник. — Тогда сделаем так.

Поедем в обход. Ты поведешь колонну, а я останусь на дороге. Если кто-то хочет узнать, куда мы едем, он обязательно выйдет на меня. И тогда уже я решу, стоит ли ему продолжать дальнейший путь.

— Ты пойдешь один?

— Возьму кого-нибудь из ребят. — Высоченко хотел вернуться к машине, но увидел недовольное лицо Казбека. — Что еще? Чем ты опять недоволен?

— У тебя в отряде предатель, — напомнил Казбек, — в таком деле никому нельзя доверять. Никому. Там одна машина. Ты должен справиться сам. В ней один или два человека, я не разглядел. Но заднее сиденье было пустым. Вытащи хотя бы одного живым, и мы узнаем, кто передавал им сведения. Я про тебя много слышал, полковник. Ты можешь все сделать один.

— Ты думаешь, что кто-то из моих ребят предатель? — горько переспросил Высоченко. — Да, — сказал он, словно обращаясь к самому себе, — ты так думаешь.

Хорошо. Я пойду один. Ребятам скажу, что пересяду в твою машину. Высадите меня на повороте. И сворачивайте в сторону. Нам нужно будет идти без остановок, раз мы решили не заходить в Чечню. У нас очень мало времени, Казбек.

— Мудрый человек всегда находит лучшую дорогу, — улыбнулся Казбек, показывая свои белоснежные зубы. — Все сделаем. А из моей машины никто не позвонит. Сам следить буду.

Все получилось так, как они задумали. Полковник пересел в джип Казбека.

Они, как и положено, отъехали от колонны, и машина остановилась. Миленкин удивленно смотрел на полковника и, когда тот, выходя, забрал пулемет, не выдержал:

— Может, мне остаться помочь вам? Высоченко взглянул на него. Он вспомнил, как Миленкин действовал в банке, вспомнил, как тащил два мешка, как хотел выстрелить в женщину, как сказал, что не знает точного количества денег, которые побросал в мешки. Он мог не знать. А мог м знать, решив присвоить себе часть денег. Миленкин был снайпером, конечно, он мог пригодиться. Но Казбек так твердо взглянул на Высоченко, что полковник покачал головой.

— Не нужно, я постараюсь справиться один. Он поднял пулемет и легко выпрыгнул из машины. Когда колонна продвигалась мимо него, он уже лежал на холме, терпеливо ожидая, когда пройдут все машины. И только затем установил пулемет, наведя его на дорогу, на которой должна была появиться машина преследователей.

Ждать пришлось недолго. Вскоре на дороге действительно показался белый джип. Высоченко пригляделся. Казбек не ошибся: на заднем сиденье никого не было. Более того, в машине сидел только водитель. Полковник нахмурился. Это усложняло его задачу. Во-первых, потому, что он теперь не мог просто выстрелить в водителя так как водитель и был единственным пассажиром этого автомобиля.

Во-вторых, он понял, что человек, который их преследует, такой же профессионал, как он сам. Живым он в руки не попадет сдаваться не будет. Раз он решил в одиночку наблюдать за колонной, то это уже само по себе свидетельство его профессионализма. Но пропускать дальше белый джип было нельзя.

Он приготовил пулемет и, когда машина была совсем близко, дал очередь по колесам автомобиля. Машина резко замерла, завертелась на месте, едва не опрокидываясь. Было скользко — ночью прошел дождь. Высоченко видел, как из автомобиля выпал водитель. Он именно выпал, мягко плюхнувшись в грязь.

«Профессионал, — понял Высоченко. — Идет по нашим следам».

Упавший на дорогу водитель уже стрелял короткими очередями в сторону Высоченко. Падая из автомобиля, он успел прихватить с собой автомат, который, очевидно, лежал рядом с ним на переднем сиденье. Высоченко пригнулся. Можно срезать этого типа, прижав его к земле, но тогда он ничего не узнает. Нужно все-таки попытаться взять его живым.

Полковник дал длинную очередь над головой преследователя. Это должно было произвести впечатление на мерзавца. Пули ударялись прямо рядом с ним.

Противник вжался в землю. Замер. Высоченко, не раздумывая, пригнувшись, бросился с холма, огибая его. У него было в запасе несколько секунд. Пусть неизвестный думает, что в это время перезаряжает свой пулемет.

Он вынырнул из-за холма и замер на мгновение. Преследователя уже не было там, где он его ждал. Очевидно, тот тоже понял, что имеет в запасе всего несколько секунд. Полковник неслышно выругался. Незнакомец оказался гораздо лучшим профессионалом, чем он даже предполагал.

Вынув пистолет, полковник лег на землю. В таких случаях лучше не суетиться. Мгновенные решения в подобных вариантах бывают, как правило, неверными. Все зависит от выдержки. В такой момент нужно успокоиться и подождать, чтобы противник сам дал о себе знать.

Так и есть. Метрах в пятидесяти от него зашевелился кустарник.

Противник, потеряв полковника, очевидно, забеспокоился. Высоченко продолжал следить за кустарником, стараясь не шевелиться. Его противник не выдержал первым. Он чуть приподнялся, и в этот момент полковник, не раздумывая, выстрелил в него. Высоченко знал, что не промахнется. Пуля попала точно в правую руку противника, и тот с диким воплем выпустил автомат из рук. Теперь полковнику нужно было пробежать пятидесятиметровку, как лучшие атлеты современности. У него в запасе было всего несколько секунд.

Бежать пришлось, хлюпая ботинками по грязи. Правда, это были армейские ботинки, в которых было удобно бежать, но он все равно потерял несколько секунд. Действовавший против него профессионал успел-таки достать левой рукой пистолет и выстрелить в тот миг, когда полковник в прыжке выбил у него из рук оружие. Высоченко спасло то обстоятельство, что незнакомец, стрелявший левой рукой, в последний момент чуть дрогнул. Очевидно, ранение было болезненным дала о себе знать рана на правой руке. Пуля про свистела рядом с головой полковника, обжигая ему ухо.

Полковник упал на землю, и этим мгновенно воспользовался его противник.

Он резко ударил Высоченко ногой по руке, выбивая пистолет. Полковник схватил его за ногу, пытаясь сделать подсечку. Но соперник перенес вес на другую ногу, а левой, уже не опорной, еще раз ударил полковника в грудь. Но на этот раз успел увернуться Высоченко. Он схватил противника за ногу, которая была на весу, и толкнул изо всех сил. Незнакомец упал.

Когда он вскочил, Высоченко заметил блеснувший в его левой руке нож.

Полковник тоже поднялся, тяжело дыша. Между ними было расстояние в несколько метров, и, когда противник шагнул к нему, Высоченко, тяжело дыша, вынул второй пистолет. Противник замер, не решаясь сделать еще один шаг. Нож в его руке почти не блестел. Погода была хмурая, небо было затянуто тучами. У противника было монголоидное лицо, вытянутый череп, узкие глаза.

— Ты кто такой? — спросил, задыхаясь, Высоченко.

В ответ неизвестный только улыбнулся.

— Кто тебя послал? — спросил полковник. Следующего вопроса он не успел задать. Незнакомец взмахнул левой рукой, очевидно, намереваясь бросить нож в своего противника. Высоченко не собирался давать ему такого шанса. Он немедленно выстрелил. Пуля попала в грудь неизвестного, и тот пошатнулся. И тут же выпрямился, готовый еще раз метнуть нож.

«Жилет, — понял полковник в считанные доли секунды, — У него такой же бронежилет, как и у меня. Именно поэтому он так среагировал на выстрел в грудь».

Если бы полковник думал еще полсекунды, нож незнакомца оказался бы в его груди. Но он выстрелил раньше, чем успел додумать все до конца. На этот раз он чисто профессионально выстрелил чуть выше жилета. В место, которое не было защищено. Это был профессиональный выстрел охотника. Или убийцы. Точно в горло.

Неизвестный захрипел, дернулся, выронил нож на землю, сделал шаг и упал. Из разодранного горла на землю хлестала кровь. Полковник подошел ближе.

Незнакомец попытался улыбнуться, вздохнул и умер. Высоченко наклонился, обыскивая его карманы. Мобильный телефон, еще один нож, паспорт на неизвестную полковнику фамилию, водительские права и фотография его, Высоченко. Полковник недоуменно глядел на свою фотографию. Здесь он был еще молодым и здоровым. Как могла эта фотография попасть в руки его преследователя? Он помнил, что эта карточка была в его личном деле.

Переложив все документы в карман и забрав мобильный телефон, он, даже не взглянув на убитого, пошел к своему пулемету. Когда через полчаса за ним приехал Казбек, он уже несколько пришел в себя. Машину преследователя он отогнал с дороги.

— Кто это был? — спросил Казбек.

В ответ Высоченко пожал плечами. Он даже не подозревал, что в этот момент еще одни глаза следят за ним в бинокль. Наблюдатель предпочел оставаться на значительном удалении.

Оглавление