Глава 33

Когда идешь без груза, переходить границу одно удовольствие. Мурад и Фарух добрались до афганско-туркменской границы через день. Когда-то это была южная граница Советского Союза, самая неприступная граница в мире. Но с тех пор, как Туркмения обрела суверенитет, с начальниками погранзастав всегда можно было договориться. Не нужно было пробиваться с боем, как раньше, придумывать хитроумные способы проникновения через границу, рисковать собственной жизнью.

Теперь пачка долларов помогала решить любые проблемы. А когда все документы в порядке и ничего компрометирующего с собой нет, то можно сильно уменьшить сумму взятки.

Вечером они вылетели из Ашхабада. Мурад заранее предвидел гнев Хозяина и представлял себе, что именно с ним сделают за потерю каравана с грузом. С нарастающим ужасом он вышел из самолета. Их встречал автомобиль с двумя подручными Хозяина. Среди них не было его главного палача, и это несколько успокоило Мурада. Еще через час, уже глубокой ночью, они были в доме Хозяина.

Мурад и Фарух вошли в комнату, где привычно горел яркий свет. Хозяин сидел на диване. Увидев вошедших, он неприятно усмехнулся.

Потом спросил:

— Потеряли весь груз?

— Они перехватили караван, — пояснил Мурад, опасаясь говорить лишние слова.

— И вы не сделали попытки его отбить? — В голосе Хозяина послышались насмешливые нотки. Это было страшно. Значит, он может придумать Для них какую-нибудь изощренную казнь.

— Мы ничего не смогли сделать. — Мурад знал, что Хозяину нельзя врать.

Он все знает лучше своих людей. И тем более знает, как переходят границу караваны с его грузом в Иране.

— Ты виноват, — подвел итог Хозяин, — вы вдвоем не смогли ничего сделать. Я должен был отправить вас обратно в Иран, чтобы вы не возвращались без моего груза, но я дам вам шанс.

Мурад услышал, как тяжело задышал Фарух.

— Полетите в Чечню, — продолжал Хозяин. — Я дам вам адрес. Нужно будет найти и остановить людей, которые ищут упавший самолет. Проводники из вас не получились. Может быть, получатся хотя бы охотники. Возьмете кого-нибудь из них живьем и узнаете, где находится самолет. Слышите? Мне нужно знать, где находится самолет с грузом. Если все узнаете, я пришлю два вертолета. Сумеете?

Или вы хотите вернуться в Иран?

Хозяин знал русский язык неплохо, но предпочитал говорить на фарси, который понимали оба стоявших перед ним бандита.

— Решайте, — насмешливо предложил Хозяин, уже зная их ответ.

— Мы поедем на Кавказ, — согласился Мурад.

— Но только смотри, чтобы я во второй раз не встречал тебя здесь с плохими вестями. Если ты опять упустишь свой шанс, мне останется только пожалеть тебя, Мурад. Или ты сам найдешь где-нибудь нож, чтобы не возвращаться ко мне.

— Я все сделаю, — решительно сказал Мурад.

— Найдешь там Саидбека. Он даст вам столько людей, сколько вы захотите.

Он даст вам денег столько, сколько нужно. Он даст вам оружие, сколько вы захотите. Он даст вам проводников, которые знают местные горы лучше, чем вы знаете свои ладони. Но если вы снова вернетесь ни с чем, тогда я буду молить Аллаха, чтобы он вас пожалел. И если даже он проявит к вам жалость, то я вам этого никогда не прощу. Вы меня поняли?

— Поняли, — выдавил Мурад, с трудом разлепив запекшиеся губы. Он уже осознал, что их не будут убивать. Им разрешат отличиться. Значит, Хозяин решил дать им эту возможность.

— Мы все сделаем, — сказал он, стараясь не смотреть в глаза Хозяину, — мы все сумеем сделать.

— Уходите, — кивнул Хозяин, — через три часа самолет улетает в Минводы.

Билеты вам уже заказаны. Вам дадут новые мобильные телефоны, чтобы вы могли звонить мне каждый день. И запомните, у вас не так много времени. Завтра вечером я должен знать, где находится самолет.

Мурад и Фарух вышли из комнаты. Оба были взволнованы. Оба понимали, что чудом остались живы. И оба сознавали, что второго шанса им не дадут. Поэтому, выйдя из дома, они направились к машине, чтобы ехать в аэропорт.

Еще через три часа они уже сидели в самолете, вылетающем в Минводы. В салоне самолета было довольно прохладно, и Фарух, запахнув свой кожаный плащ, склонился к напарнику.

— Какой самолет мы должны найти?

— Это нам скажет Саидбек, — рассудительно ответил Мурад. — Или ты хотел, чтобы я все спросил у Хозяина?

— Нет-нет, — испуганно согласился Фарух, — я только не понимаю, почему они сами не могут его найти?

— Видимо, Хозяин остальное скажет нам по телефону, — все так же рассудительно сказал Мурад, — он иногда специально ничего не говорит, чтобы потом приказать нам, что именно мы должны делать.

К утру самолет сел в Минводах. Через некоторое время они пересели в автобус, направлявшийся в Ингушетию. Напарники терпеливо сидели на своих местах, когда в автобус вошли сотрудники милиции, проверявшие паспорта и документы. У обоих, кроме паспортов, были с собой небольшие суммы денег. Не было оружия не было наркотиков, не было ничего запрещенного. И поэтому оба спокойно предъявили документы и так же спокойно наблюдали за процедурой проверки.

К пяти часам вечера они были в Назрани. Отсюда автобусы уже ходили нерегулярно или вообще не ходили — все зависело от конкретной обстановки.

Пришлось договариваться с направлявшимся в сторону Грозного частником, который запросил триста тысяч рублей старыми или пятьдесят долларов с каждого. Пришлось согласиться, и вскоре автомобиль, в котором они сидели, уже направился в сторону Грозного. По дороге были еще две проверки, и каждый раз их заставляли выйти из машины, широко расставить ноги и пройти всю эту унизительную процедуру. Мураду уже начали надоедать подобные проверки. Здесь было гораздо строже, чем на государственных границах в Азии, и намного больше общей неразберихи, когда проверявшие не подчинялись друг другу. Остановить на этом пути их могли и представители внутренних войск, и посты милиции, и посты ГАИ, и представители армии. И представители Чечни. И наконец просто посты обычных добровольцев, охраняющих собственные поселки или станицы.

Поздно ночью они добрались до Грозного. Еще полчаса потратили на поиск нужного им дома. И наконец в половине двенадцатого ночи оказались в доме Саидбека. Пришлось звонить ему по мобильному телефону, уточняя место его жительства. Саидбек ждал их, предупрежденный звонам Хозяина. В век мобильных телефонов связь друг с другом становилась настолько легкой, что уже не требовались ни специальные курьеры, ни выдуманные пароли, ни письменные сообщения. Можно было просто набрать номер и поговорить с нужным человеком, обсудив все детали. Саидбек ждал посланцев Хозяина. Это был региональный представитель Али Аббаса Зардани на Северном Кавказе. Ему было около пятидесяти. Это был полный лысоватый мужчина с мощными бицепсами бывшего борца, в свое время выигравшего несколько призов во всесоюзных чемпионатах. Встретив гостей одетым и собравшимся, он коротко рассказал, что подготовил группу из тридцати человек на нескольких машинах, которые могут выехать в любую минуту.

Группу поведут проводники, которые отыщут любую колонну, направляющуюся в Дагестан. Саидбек был убежден, что колонна идет в сторону Дагестана, минуя Чечню в обход. Отсюда было слишком опасно прорываться — это знали все без исключения. И если в колонне были местные проводники, а без них искатели пропавшего самолета вряд ли вообще согласились бы пуститься в это опасное путешествие, то они должны были объяснить остальным, что невозможно будет пробиться через территорию Чечни.

Саидбек дал напарникам только полтора часа на отдых и ужин, после чего объявил, что машины идут. Выехать нужно было ночью, чтобы к утру успеть перекрыть основные дороги, ведущие в район возможного падения самолета. Местные жители не слышали о самолете, но знали, что в городе — произошло нападение на автомобили местного МВД, в которых находились московские представители, приехавшие для розыска следов исчезнувшего самолета.

Было известно также, что две машины сотрудников чеченской милиции вместе с прибывшими выехали в район границы с Дагестаном, чтобы проверить приграничные деревни. Из этого следовало, что у людей Саидбека действительно не было времени. Мурад трясся в автобусе, направлявшемся в сторону границы, и проклинал все на свете. Впереди шел мощный джип «Мицубиси», способный вытянуть пустой автобус в случае его остановки. В нем находились несколько боевиков Саидбека. В автобусе же сидели все остальные. Мурад дремал на переднем сиденье.

Фарух не спал. Он угрюмо глядел перед собой, словно спрашивая себя, почему он оказался именно здесь.

На этот раз их вообще не останавливали. Очевидно, местные жители знали дороги, на которых не было проверяющих. Либо проверяющие знали людей и машины, которые проходили мимо них, и не решались их останавливать. Все боевики были вооружены автоматами и пулеметами, а в автобус погрузили еще несколько гранатометов. Мурад выбрал для себя пистолет, Фарух взял автомат, решив, что в возможном бою от него будет больше пользы.

Отряд боевиков возглавил сам Саидбек, решив, несмотря на свой возраст, лично выехать вместе со своими людьми. Возможно, он получил именно такое указание от Хозяина и поэтому ехал вместе со всеми. Мурад и Фарух не видели его, так как сидели в автобусе, а Саидбек в своем джипе.

Они даже не подозревали, что по всей трассе и сразу на нескольких дорогах, ведущих в Дагестан, уже находились люди Саидбека, готовые информировать их отряд о движении колонны. В половине восьмого утра наконец была получена информация, которая их интересовала. В колонне было три грузовика и три джипа, причем один из джипов постоянно находился немного впереди, очевидно, в качестве разведчика. Теперь оставалось только перекрыть дорогу колонне в нужном месте.

Саидбек был уверен в успехе. По подсчетам его людей, в колонне, которую они искали, было не больше пятнадцати человек. Вряд ли они смогут прорваться через засаду, в которой должно быть не меньше тридцати боевиков, прошедших войну и имевших солидную боевую подготовку. Саидбек все учел правильно. Его люди действительно были хорошо подготовлены, неплохо вооружены. Они знали местные горы, умели действовать в этих условиях, они должны были напасть внезапно, что обычно удваивает силы нападающих. Только одного не учел Саидбек.

Только одного фактора, который оказался для него роковым. И этим фактором было присутствие в колонне полковника Высоченко.

Оглавление