5

Весна в разгаре. В обеденный перерыв пятеро молодых парней курят на солнышке во дворе завода «Красный инструментальщик». З а б о т к и н и е щ е ч е т в е р о.

С т р о г и й п а р е н ь. И что теперь?

З а б о т к и н. Теперь она хочет, чтобы я обменом занимался: разменивал комнату. Маклера ходят…

С т р о г и й. И ты пускаешь?

З а б о т к и н. Пускаю. Только я разговаривать с ними не могу. Она сама разговаривает.

П ы л к и й п а р е н ь. Слушай, чего ты на нее смотришь! Да гони ты ее в шею!

Г о л у б о о к и й п а р е н ь. Сказанул: как это он ее выгонит?

П ы л к и й. Очень просто. Вынес бы ее вещички на лестницу и сказал: иди откуда пришла.

Е х и д н ы й п а р е н ь. А она не пойдет.

П ы л к и й. А я милицию вызову.

Г о л у б о о к и й. Ну да, будет тебе милиция насильно жену от мужа выселять.

П ы л к и й. Да какой он ей муж!

С т р о г и й. Такой, что она по паспорту Заботкина. Заявит на него, что ее вещи выбросил, — его по головке не погладят.

Е х и д н ы й. Еще мы же и судить будем Женьку. Ты, Женька, будь с ней бдительным.

С т р о г и й. Уже поздно. Раньше надо было думать о бдительности.

П ы л к и й. А я бы ни на какие уступки не шел. Подумаешь, судить. Не разберемся мы, что ли. Я бы выпер!.. Вот, черт его знает. Жил себе парень, жил, и вдруг такое ему на голову. Как ястреб на цыпленка.

Е х и д н ы й. Что вы из него кретина делаете. Цыпленок! Посмотрел небось, что девочка хорошенькая…

З а б о т к и н. Иди ты к черту.

Е х и д н ы й. Так чего ради ты эту кашу заварил?

З а б о т к и н. Балда. Я помочь ей хотел.

Е х и д н ы й. Помочь! Всем, брат, не напомогаешься.

С т р о г и й. Смотреть надо — кому помогаешь. Хоть бы посоветовался.

З а б о т к и н. С кем?

С т р о г и й. А с нами. С товарищами. Самолюбие?.. Пришел бы и посоветовался, прежде чем крючок глотать.

З а б о т к и н. Какой крючок?

С т р о г и й. Ты ж как рыбка на крючок попался, ам — и проглотил.

З а б о т к и н. Почему это, когда хочешь человеку хорошее сделать, надо сначала идти советоваться?

С т р о г и й. И я скажу так. Кто нарушает закон, обязательно рано или поздно поплатится. Ты что сделал? Нарушил закон? Ну и платись.

З а б о т к и н. Это не закон. Милицейское правило.

С т р о г и й. Правило — тот же закон.

З а б о т к и н. Нет, правило не закон. Правила сегодня одни, завтра другие. Я хотел, чтоб она устроилась.

Е х и д н ы й. Вот она и устроилась.

П ы л к и й. Я бы выпер. Это было бы логично. И педагогично. Раз бы навсегда проучить: если с тобой по-хорошему — ты тоже, гадюка, будь человеком.

Идет А в т о р и т е т н ы й п а р е н ь.

Е х и д н ы й. Петро, а Петро! Ты в курсе, что у Заботкина стряслось?

А в т о р и т е т н ы й п а р е н ь. А что такое? А, с женой…

П ы л к и й. Да она ему не жена!

А в т о р и т е т н ы й. Ну как не жена, смеетесь. Конечно, жена.

П ы л к и й. Он же из чистого донкихотства! Брак-то фиктивный.

А в т о р и т е т н ы й. Ничего не знаю. И мысли не допускаю, чтобы хороший комсомолец пустился в противозаконные дела.

П ы л к и й. Да ты послушай!

А в т о р и т е т н ы й. И слушать не хочу. Ради самого Заботкина не хочу слушать, понятно? (Ушел.)

С т р о г и й. Вот что говорят авторитетные люди. Я вам то же самое сказал.

П ы л к и й. Вы, авторитетные, — законники…

С т р о г и й. В общем, этот разговор надо было провести до того, как ты жениться отправился…

Е х и д н ы й. …с букетом и надушившись духами!

З а б о т к и н. Я не ходил с букетом. И духами не душился… (Строгому.) Ты, наверно, прав. Наверно, не надо делать нарушения, даже небольшие, даже от которых никому вреда нет, даже если цель гуманная. Но я думаю, ребята, если бы я с вами в самом начале посоветовался и девочку эту показал, — вы бы меня, может, и не отговаривали. Вы бы тоже ее пожалели.

Е х и д н ы й. В загс бы не побежали, будь уверен.

З а б о т к и н. Может быть. Но меня-то вряд ли бы отговаривали так уж активно. И что вы все — загс, загс! Как будто это что-то такое особенное. Это вроде отдела кадров. Чего-то у нас спросили, взяли паспорта, записали в книгу… Потом поздравили — так в отделе кадров меня тоже начальник поздравил, когда я на завод поступил…

С т р о г и й. Потому что ты не на самом деле женился, вот тебе загс и показался отделом кадров.

З а б о т к и н. Может быть. Потом (Пылкому), когда ты, например, говоришь — гадюка, — это ты все-таки не прав.

П ы л к и й. Не гадюка, скажешь?! Тогда что же…

Г о л у б о о к и й (заступаясь за Заботкина). Ну дайте ему говорить!

З а б о т к и н. Не гадюка. Она чуть не год в общежитии жила, как условились. Раза два только, кажется, зашла на минутку, когда ей какие-то справки из домохозяйства требовались. А теперь она замуж выходит! Она полюбила! Тоже надо и в ее положение войти. Что ей делать?

П ы л к и й. Да уж, во всяком случае, понимаешь, не за твой счет свое счастье устраивать!

С т р о г и й. Как она в глаза тебе смотрит? Удивляюсь этим людям.

З а б о т к и н. Она, ребята, мне иногда кажется, в самом деле, немножко себя чувствует передо мной виноватой. Вчера, например, яичницу мне жарила. Хотите, говорит, я вам сделаю яичницу?

П ы л к и й. Ой-ой-ой-ой-ой! Ой, аферистка! Женичка! Ну, я тебя прошу, я тебя умоляю, ну, вытури ты ее! Пусть куда хочет заявляет, все-таки не так будет противно!

З а б о т к и н. Конечно, с другой-то стороны, противно. У этих маклеров такие морды — вы бы видели.

П ы л к и й. Ну посмотри: ты ей добро — она тебе пакость. Ты ей устройство — а она тебе эти морды.

З а б о т к и н. Она мне пакость. Хорошо. Значит, так: она мне пакость — и я ей за это пакость, и обратно она мне пакость — и обратно же я ей пакость, ты так предлагаешь? И это называется — коммунистические отношения?

П ы л к и й. Да ну при чем тут, при чем тут…

Г о л у б о о к и й. Да ну дайте же ему сказать!

З а б о т к и н. А вот при том. При этом самом. Это, ребята, получится самая настоящая мещанская свалка.

Г о л у б о о к и й. Правильно, Женька!

З а б о т к и н. Грязная свалка из-за собственности, и больше ничего.

Г о л у б о о к и й. Молодец, Женька!

З а б о т к и н. Из-за нескольких метров… Ты вот ее гадюкой называешь — тогда и меня назови гадюкой, если я сделаю, как ты советуешь.

Е х и д н ы й. Коммунистические отношения! Будет коммунизм — будут и коммунистические отношения.

З а б о т к и н. Сами собой придут? По-моему, мы их должны устанавливать. Сейчас устанавливать должны, здесь, а не где-то там…

П ы л к и й. Да постой ты!

Е х и д н ы й. Ну чего размахался? Если каждую ерунду поднимать на принципиальную высоту…

З а б о т к и н. Да, и ерунду надо поднимать на принципиальную высоту, тогда меньше станет ерунды! И это не ерунда, потому что тут можно человека испортить. Сделать недобрым… хитрым… подозрительным…

Е х и д н ы й. Кого боится испортить.

П ы л к и й. Да Женичка, да спроси ты у кого хочешь, у любого человека спроси…

З а б о т к и н. Зачем мне спрашивать у любого человека? Не хочу спрашивать у любого человека. Хочу спрашивать у своей совести.

Г о л у б о о к и й. Ну, а что? Он не прав разве?

С т р о г и й. Нет, это непоследовательно!

Е х и д н ы й. Дурость просто.

С т р о г и й. Мы обязаны бороться с такими Заиньками, а не оправдывать их!

З а б о т к и н (Строгому). Ты сам непоследователен! Ты сам непоследователен!

Д е в у ш к а (кричит, подходя). Ребята, вы чего там рассиживаетесь, перерыв кончился!

Парни поднимаются. Они в задумчивости.

П ы л к и й. И все равно я бы выгнал. Уж больно охота.

С т р о г и й. Так тоже ведь нельзя: чтобы Заиньки торжествовали. На что будет похоже.

Г о л у б о о к и й. А ну их, Заинек. Пусть, главное дело, совесть торжествует.

Расходятся.

Оглавление