В ПОИСКАХ МАЙТРЕЙИ

Издательство Clever
Издательство Clever

Десятого сентября 1938 года в кабинете Гиммлера происходит совершенно секретное совещание. Его участники — сам рейхсфюрер СС, Шеффер и еще несколько ведущих специалистов Тибетского отдела. Точное содержание их беседы не известно — ни протокола, ни свидетельств участников не сохранилось. Мы знаем только одно: именно на этом совещании были окончательно определены состав, а также сроки и задачи экспедиции.

Состав оказался весьма пестрым: помимо ученых, в экспедицию вошли профессиональные разведчики и диверсанты, а также специалисты по радиосвязи. Гиммлер в ту пору грезил организацией прямой радиосвязи с Лхасой, чтобы постоянно общаться с высшими непознанными силами. Очевидно, планировалось размещение в Тибете постоянно действующего центра. Фактически делался первый шаг к колонизации Тибета — этой таинственной прародины ариев, нацистской Германией.

В апреле 1939 года экспедиция прибыла в Индию. Шеффер очень торопился: в Европе уже чувствовалось приближение большой войны, и англичане относились к немецким ученым не слишком-то дружелюбно. Местная пресса в своих публикациях открыто называла Шеффера шпионом. Сотрудники «Аненэрбе» вздохнули с облегчением, когда индийско-тибетская граница осталась позади.

Первым делом Шеффер повел экспедицию к подножию горы Канченджанга. Никаких исследовательских задач уже не ставилось — Шефферу нужно было как можно скорее и эффективнее выполнить свою основную миссию. Ссылаясь на труды известного специалиста по буддизму Альберта Грюнведеля, руководитель экспедиции утверждал, что у подножия этой горы находится один из входов в таинственную Шамбалу. Здесь экспедиция провела несколько недель. За это время на вершине горы удалось установить контейнеры с радиоаппаратурой, которая могла работать в автономном режиме. Специальная ветроэнергетическая установка снабжала мощный передатчик электричеством, аккумуляторы страховали его на случай безветрия.

Особое внимание было уделено мерам безопасности. Все подходы к ретранслятору минировались, любая неосторожная попытка приблизиться влекла за собой неминуемый взрыв. При этом взрывы автоматически вызывали сход лавины, которая уничтожала и аппаратуру, и того, кто попробовал бы прийти за ней.

Далее Шеффер двинулся в столицу Тибета — Лхасу. Здесь он был принят с распростертыми объятиями, как старый знакомый (можно ли после этого поверить, что ранее он здесь не бывал?). Регент Тибета Квотухту пишет Гитлеру личное письмо, в котором говорится:

Глубокоуважаемый господин (король) Гитлер, правитель Германии, господствующий над обширными странами! Да пребудут с Вами здоровье, радость покоя и добродетель! Сейчас Вы трудитесь над созданием обширного государства на расовой основе. Поэтому прибывший ныне руководитель немецкой Тибетской экспедиции сахиб Шеффер не имел ни малейших трудностей в пути по Тибету, ни в осуществлении своей цели установления личных дружественных отношений; более того, мы надеемся на дальнейшее расширение дружественных отношений между нашими правительствами.

Примите, Ваша Светлость, господин (король) Гитлер, наши заверения в дальнейшей дружбе в соответствии со словами, сказанными Вашей стороной. Это Я подтверждаю Вам! Написано 18 числа первого тибетского месяца года Земляного Зайца (1939 год).

Кроме того, регент отправил фюреру германской нации подарки: собаку особой тибетской породы, шелковый платок и серебряную чашку с крышечкой, инкрустированную драгоценными камнями. Однако не установление дипломатических отношений было основной целью пребывания здесь Шеффера. Он жадно искал следы непознанного разума, пытался войти в контакт с высшими силами.

Чем еще, кроме влияния высших сил, объяснить появление здесь, в бесплодных горах, прекрасного города со множеством дворцов и храмов, выполненных на недосягаемом уровне мастерства? Легенда гласит, что их построили демоны, вызванные сюда первым Далай-ламой. Шеффер пристально изучает ритуалы буддийских монахов и находит в них много общего с ритуалами древних германцев — по крайней мере такими, какими он их себе представлял. Все церемонии тщательно фиксировались на кинокамеру: Шеффер снимал фильм о таинственной и чудесной стране.

Тибетские власти настолько доверяли немецким ученым, что позволили им проникнуть в святая святых буддийских монастырей — в их подземные святилища, куда пускали, мягко говоря, далеко не каждого. Именно здесь проходил обряд обретения дара ясновидения. Суть его заключалась в следующем: тибетские монахи давно заметили, что пророчествовать люди начинают чаще всего после мозговой травмы. Если нанести подобную травму искусственным путем, человека можно превратить в ясновидящего. Ритуал назывался «открытием третьего глаза». В центре лба просверливали отверстие, затем закрывали его деревянным клином, мазали целебными мазями и давали зарасти. Шеффер и еще несколько участников экспедиции дали согласие на проведение подобной операции. Вероятно, результат оказался хорошим, поскольку подобные операции в начале 1940-х годов начали делать многим офицерам СС. В 1995 году в районе Севастополя (город на юге России) было обнаружено целое немецкое военное кладбище, на котором все покойники имели треугольное отверстие во лбу.

Шеффер, однако, искал главное — контакт с высшей сущностью, с Майтрейей. Он был убежден, что таковой существует. В своих отчетах Шеффер описывал ритуалы буддийских монахов:

Монахи в алых праздничных одеяниях в унисон произносили праздничные тексты. Нарочито низкие, рокочущие голоса сливались в невыразимое журчание, исходившее, как казалось, из обнаженного чрева Майтрейи — грядущего Будды. Это была самая грандиозная статуя на высоком, расписанном красный лаком алтаре… Симфонии красок и запахов вторил великолепно отлаженный оркестр. Глухо бухал барабан, свистели флейты, выточенные из человеческих костей, мартовской капелью рассыпался звон тарелок и золотых колокольчиков. Майтрейя, которого здесь называют Чампой, был изображен в виде добродушного бритоголового толстяка. Ему еще не пришло время новым воплощением Будды сойти с небес на грешную землю, и он с грустной улыбкой взирал на происходящее сквозь благовонный дым, сжимая в руке дорожный узелок. Придет срок, и с победным громом расколется скрывающая его гора, и он уже в облике принца пойдет по тибетским тропам, возвещая наступление эры счастья и справедливости.

Но контакт с Майтрейей установить так и не удалось. Официально не получилось найти и Шамбалу, хотя существуют определенные факты, которые заставляют в этом усомниться. Во всяком случае в конце лета 1939 года, буквально за пару недель до начала Второй мировой войны, экспедиция вернулась в Германию. В ее активе числилось немало достижений.

В Мюнхене Шеффера встречали как национального героя, к самолету вышел сам Гиммлер. Сразу же встал вопрос о подготовке новой экспедиции, еще более представительной. Помимо всего прочего с ней предполагалось отправить небольшой военный отряд и внушительный груз оружия. Очевидно, немцам в Тибете все-таки было что защищать и колонизировать. Только Вторая мировая война не дала осуществиться этим планам.

Тем не менее радиомост с Лхасой действовал до 1942 года, когда англичане, добравшись до ретранслятора, все-таки уничтожили его. При этом весьма любопытны воспоминания одного из участников этой экспедиции — британского ученого, которого взяли с собой на всякий случай. Он обнаружил у подножия горы Канченджанга остатки немецкого базового лагеря, причем выглядели они так, как будто были покинуты лишь недавно. Но даже не это самое интересное: от остатков лагеря была протоптана широкая тропинка к скальному выступу, у которого она… обрывалась без всяких следов! Ученый предположил, что здесь находится потайной вход в толщу горы, и собирался подробно исследовать это место. Однако группа, предназначенная для захвата ретранслятора, к этому моменту уже добралась до вершины горы и наткнулась на минное заграждение. Мины сдетонировали, вызвав сход лавины и навсегда похоронив и остатки лагеря, и таинственную тропинку. Британский ученый лишь чудом уцелел.

Кроме того, после неудачной экспедиции интерес к Шамбале должен был, по логике вещей, смениться разочарованием. Этого, однако, не произошло. Тибетский отдел «Аненэрбе» разрастался, при Гитлере начал функционировать тайный «тибетский штаб», состоявший целиком из монахов. Любопытная деталь: Германия одерживала победы до 1942 года, после чего начала терпеть постоянные поражения. Конечно, на то существует великое множество вполне объективных причин; но, кроме них, всегда есть определенный личностный фактор. В теории менеджмента есть понятие «качество управленческих решений», которое характеризует, насколько хорошо руководитель выполняет свои функции. Так вот: именно это качество управленческих решений у Гитлера резко упало в 1942 году, синхронно с уничтожением передатчика. Так что вопрос о том, не получал ли фюрер рекомендации из Шамбалы, по-прежнему остается открытым.

Как же сложилась дальнейшая судьба наших героев? Шеффер был в 1941 году отправлен в Финляндию. Поговаривали, что он впал в немилость у Гиммлера, что ученого отправили в ссылку… Подобные разговоры напоминают, скорее, стандартную маскировку. Скорее всего, Шеффер принял участие в загадочном проекте «Лапландия», подробности которого не ясны мне по сегодняшний день. Это подтверждается и тем обстоятельством, что в 1943 году Шеффера благополучно «извлекли» из опалы, и он снова начал работать по своей тибетской тематике. Вместе с ведомством доктора Геббельса ученый принял участие в пропагандистской кампании «Дружественный и таинственный Тибет». А в 1944 году, почти за год до поражения Германии, его следы теряются. Поговаривали, что Шеффер снова принимал участие в какой-то таинственной миссии за рубежом. Восстановление связи с Тибетом? Другой, не менее смелый проект? Во всяком случае возвращаться в Германию из своей последней экспедиции после мая 1945 года Шефферу было уже незачем. Возможно, он и сейчас в глубокой старости доживает свой век в каком-то далеком уголке Земли, посмеиваясь про себя над наивными историками, бьющимися над загадками его тибетских экспедиций.

Что же касается тибетцев из окружения Гитлера, то все они пали в конце апреля 1945 года при штурме Берлина русскими войсками. В плен не сдавались, своих раненых пристреливали и все свои тайны унесли с собой в могилу.

А этих тайн, судя по всему, было немало. Одну из них мне, впрочем, удалось раскрыть…

Оглавление