В ПОИСКАХ АНТАРКТОВ

Издательство Clever
Издательство Clever

Итак, антарктические базы не были эвакуированы, а наоборот, достаточно активно развивались. Численность находившегося на них персонала с нескольких сотен человек весной 1939 года выросла до двух тысяч весной 1941-го. К берегам Антарктики было выслано несколько рыболовных судов, которые помогали снабжать продовольствием «население» Новой Швабии. Еще несколько аналогичных кораблей были захвачены германскими рейдерами, орудовавшими в тех водах.

Пожалуй, самый известный из последних — вспомогательный крейсер «Пингвин», переделанный из обычного грузового судна. Вооруженный достаточно мощной артиллерией, этот корабль действовал в Южной Атлантике в 1940–1941 годах. Честно говоря, меня всегда удивляло, почему немцы отправляли своих «корсаров» именно в этот район, а не на гораздо более перспективные с точки зрения возможной «добычи» морские пути в Северной Атлантике. Историки обычно объясняют это тем, что в этих водах господствовал британский флот, которому ничего не стоило перетопить все вспомогательные крейсера. Однако общеизвестно, что в те годы система конвоев еще не сформировалась, транспортные суда двигались поодиночке, дальности полета авиации для контроля над морем тоже не хватало. Это позволяло немецким подводникам действовать совершенно безнаказанно и топить невообразимое число вражеских кораблей. Вспомогательным крейсерам, в сущности, тоже никто не мешал славно поохотиться.

Объяснение столь странному поведению может быть только одно; рейдеры должны были охранять антарктические базы от возможных незваных гостей. Не случайно на дно шли именно те суда, которые ближе всего подходили к Ледовому материку. Среди них, к слову сказать, оказались и два исследовательских корабля — один французский и один австралийский. В начале 1941 года «Пингвин» перехватил целую флотилию норвежских китобоев; об этом факте можно прочесть во всех книгах. История, однако, умалчивает о том, что немцы сделали с этими кораблями. Тащить их через всю Атлантику в условиях морской блокады было бы откровенной глупостью, об их уничтожении нигде не говорится. Следовательно, остается предположить, что и эти суда приняли весьма деятельное участие в обеспечении Новой Швабии продовольствием.

Очевидно, использованы были и пещеры с плодородной почвой. По крайней мере там довольно быстро смонтировали несколько миниатюрных гидроэлектростанций, которые обеспечивали всю систему пещер и находившуюся над ними полярную станцию электричеством. Оборудование было изготовлено в 1940 году на фирме «Сименс» — об этом свидетельствует документация компании; заказ был сверхсрочный и оплачивался в двойном размере. Сразу же после изготовления детали электростанций исчезли в неизвестном направлении. Куда же, если не в Новую Швабию, отправили их нацисты?

Впрочем все это не более чем предположения, хотя и очень близкие к истине. У меня на руках чрезвычайно мало свидетельств, рассказывающих о жизни Новой Швабии в первые годы Второй мировой войны. Дядя Олаф уехал оттуда в 1939 году вместе с основной частью экспедиции Риппера и вернулся только в 1945-м, после поражения Германии.

Единственное, что он четко знал, — это то, что в 1940 году на территории Земли Элсуэрта были открыты богатейшие месторождения редкоземельных металлов. С этого момента Новая Швабия перестала быть для Германии исключительно затратным проектом и стала приносить ощутимую пользу. Партии геологов обследовали каждый квадратный километр гор, терпя невероятные лишения, и обнаружили немало полезных ископаемых. Говорить о том, что в земле Новой Швабии была найдена вся таблица Менделеева, было бы преувеличением, но не слишком большим. Возможно, уже в это время на прибрежном шельфе обнаружили запасы нефти.

К слову сказать, ситуация с редкоземельными металлами в Германии до сих пор удивляет многих историков. Это стратегическое сырье было абсолютно необходимо для того, чтобы производить современное вооружение — в частности, танки и корабли. Собственных месторождений у рейха не было; запасов, накопленных к 1939 году, должно было хватить максимум на два года. Во многом поэтому военные и делали ставку на «блицкриг» — молниеносную войну. Однако реализовать свой план им не удалось. По всем подсчетам, немецкое танковое производство должно было полностью остановиться летом 1941 года. Однако этого не произошло! Что же случилось? Говорили о поставках из России, из нейтральных государств через Испанию, из далекой Японии. Но все это, за редким исключением, не подтверждалось документально. Откуда же немцы брали важнейшее сырье? Ответ очевиден: с Ледового континента!

Впрочем редкоземельные металлы, несмотря на всю свою важность, занимали далеко не первое место в списке приоритетов нацистского руководства. Главной целью, которую ставил Гитлер перед полярниками, было установление контактов с загадочными антарктами. А в их существовании никто уже не сомневался: колонистам много раз приходилось становиться свидетелями странных и загадочных явлений, разумного объяснения которым просто не находилось.

За 1939–1941 годы были найдены еще два покинутых города. В них тоже имелись входы в подземные пещеры, заваленные обломками скал. Прорваться сквозь каменные «пробки» не удалось. В конце 1939 года в Антарктиду на подводной лодке прибыл лично Готт, который мечтал о том, чтобы честь первым побеседовать с «истинными арийцами» досталась именно ему.

К этому моменту у Готта родилась новая, уточненная теория относительно антарктов. «По мере того как континент сдвигался к полюсу и становилось все холоднее, — писал ученый, — коренные жители искали все более теплые места. Такие оазисы располагались, в основном, вокруг действующих вулканов, которых несколько тысяч лет назад было множество». Там-то и возникали те самые города, руины которых обнаружили немцы. Однако жизнь по соседству с вулканами была, как вы понимаете, небезопасна; видимо, не один город постигла судьба легендарных Помпеи. Перед антарктами встала, казалось бы, неразрешимая проблема: если отодвинуть города от вулканов — люди замерзали, если приблизить — страдали от извержений. Но местные жители нашли, как и подобает истинным арийцам, простой и гениальный выход: чтобы спастись от вулканов, они решили спрятаться в их толщу! Возможно, сначала строились специальные «скальные города», однако затем антаркты обнаружили систему карстовых пещер, которая оказалась гораздо более подходящей. Готт не сомневался в том, что такие пещеры пронизывают всю прибрежную зону Антарктиды, а возможно, и весь континент. Именно там, в подземном мире, и расположено мощное государство антарктов, постоянно следящих за копошащимися на поверхности людьми.

Как же установить с ними контакт? Готт подошел к делу вполне ответственно. Он составил «единое послание», которое должно было быть понятно любому разумному существу — хоть инопланетянину. Поскольку рунические надписи в покинутых городах расшифровать так и не удалось — их было слишком мало, пришлось обойтись простейшими пиктограммами, рекламирующими германский рейх, выражающими уважение и дружелюбие. К сожалению, мне в руки не попал ни один образчик подобного послания, поэтому сказать что-либо более подробно я затрудняюсь.

В распоряжении Готта было несколько буровых установок. Их он и использовал для поиска антарктов. Для начала в районе покинутого города делалось несколько скважин; если бур натыкался на подземные пустоты, туда немедленно бросался контейнер с «единым посланием». На это было убито несколько месяцев, после чего Готт понял, что успеха он таким образом не добьется. Сыграли свою роль и протесты геологов, у которых на буровые установки были свои виды.

Тогда Готт решил еще раз проверить тот путь, которым некогда пыталась пройти экспедиция Бауэра. Однако совать голову в пасть льва ему не хотелось. Было сооружено специальное устройство — своеобразный робот, способный передвигаться самостоятельно, снабженный телекамерой и управляемый при помощи проводов. Именно его и запустили в «проклятую шахту», оснастив, среди всего прочего, и контейнером с пресловутым «единым посланием».

Робот проехал по гладкой поверхности ровно три километра. Ничего особенного замершие в ожидании исследователи на экране так и не увидели — лишь темную пасть коридора, разрываемую слабым лучом света, да каменные стены. Правда, пару раз в темноте впереди им почудилось какое-то движение, но не более того. А затем изображение внезапно исчезло. Одновременно барабан, на который был намотан провод, перестал вращаться. Немного подождав, его стали крутить в обратную сторону. Через несколько минут показался конец провода — он был попросту вырван из робота. Идти в «проклятую шахту», чтобы попытаться найти пропавший механизм, никто не рискнул.

На этом, насколько мне известно, и закончились попытки установить контакт с антарктами. В письме Вайцзеккеру, которое Готт отправил в марте 1941 года (именно из него я и почерпнул данные обо всех описанных выше событиях), ученый писал:

В конечном счете нам придется смириться с тем, что антаркты по каким-то причинам не хотят идти с нами на контакт. Я понимаю, что это будет не самой радостной новостью для нашего фюрера, однако нам, судя по всему, придется запастись терпением. Мы имеем дело с цивилизацией, которая намного превосходит нас в своем развитии и сама выберет момент, который сочтет подходящим для первого контакта. Все, что мы можем сделать, — это ждать.

У Олафа Вайцзеккера, впрочем, имелась на этот счет иная версия. Молодой ученый считал, что, возможно, аборигены все же вымерли некоторое время назад, однако оставленная ими техника продолжает работать. То, с чем пришлось столкнуться исследователям в ««проклятой шахте», — не более чем древняя ловушка, принцип работы которой пока непонятен; так же, как непонятен мыши принцип работы мышеловки. Как вы понимаете, ни подтвердить, ни опровергнуть эту версию было невозможно.

Тем временем перед полярниками встали другие, не менее важные задачи…

Оглавление