СМЕРТЬ БИЗНЕСМЕНА

Все свободное время инспектор уголовного розыска, майор Пушко проводил на даче. Сажать цветы гораздо приятнее, чем преступников, — не раз объяснял он свое пристрастие сослуживцам. Однако убийства, увы, случаются даже на садовых дорожках…

Оглушительный выстрел на соседней даче прогремел в тот самый момент, когда майор высаживал редкий сорт гладиолусов. Да, дачный отдых очень успокаивает, мелькнула в голове язвительная мысль, в то время как руки сами тянулись к кобуре и наручникам.

Через минуту майор уже вбегал по ступенькам соседнего дома, недавно отстроенного неким Спицыным, бизнесменом с сомнительным прошлым. В дверях он нос к носу столкнулся с узколицым субъектом в длинном кожаном пальто.

— Уголовный розыск! — не давая узколицему опомниться, рявкнул майор, загораживая дорогу. — Кто стрелял?

— Спица застрелился! — закричал узколицый в сильном возбуждении. — Я тут приехал к нему без приглашения… Думал сюрприз будет… Захожу в дом, а тут — ба-бах!.. Я к нему, а он уже готов. Ну, я сразу рванул за помощью. А тут вы.

— Это мы еще проверим. — Майор уже входил в прихожую. На полу, неестественно вывернув руку с наганом, лежал Спицын. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что коммерсант мертв. Из кармана убитого торчал диктофон с горящим красным глазком.

— Диктофон был включен? — быстро спросил майор узколицего.

— Н-не знаю, — промямлил тот, вытирая вспотевшие ладони. — Я не заметил. Я ничего не трогал, — добавил он поспешно.

— Ну что ж, послушаем. — Указательный палец майора с силой вдавил клавишу «Play».

— Я запутался в долгах. — Отчетливо донесся дрожащий голос Спицына. — Мне больше незачем жить. Я… не… хочу… — И тут же гулко ударил выстрел.

— А вот здесь вы допустили ошибку, — пробормотал майор и неожиданно ловко защелкнул на руках узколицего наручники. — Боюсь, что ближайшие годы в гости вам ходить не придется.

Почему сыщик не поверил узколицему?

Ответ

Самоубийца не мог после выстрела отмотать пленку в магнитофоне назад, к началу записи. Значит, это сделал узколицый, скорее всего заставивший Спицына под дулом пистолета произнести в диктофон несколько фраз, обеспечивающих ему алиби.

Оглавление