Глава 6

Он потом часто вспоминал этот момент удара, когда автомобиль перевернулся и ударился о дерево. Конечно, турецкие легкие такси не шли ни в какое сравнение с европейскими, особенно с английскими, напоминавшими старые кэбы, или с немецкими, среди которых были исключительно «Мерседесы». Легкое турецкое такси сразу перевернулось, врезаясь в дерево. И возможно, эта легкость и спасла обоих мужчин, сидевших в салоне автомобиля, ведь если бы машина была тяжелее, то их травмы могли быть значительно опаснее. Но Дронго успел сгруппироваться. Собственно, он знал, что при подобных авариях и падениях не нужно напрягаться, а стоит, наоборот, расслабиться, чтобы не сломать себе кости. Когда машина ударилась о дерево и остановилась, он почувствовал сильный удар по ноге. И затем услышал, как стонет водитель.

Дронго попытался открыть дверцу со своей стороны, но ее заклинило. Откуда-то сверху уже раздавались голоса. Очевидно, проезжавшая мимо них машина остановилась, и ее пассажиры теперь пытались разглядеть в ночной тьме, что именно произошло с перевернувшимся автомобилем и его пассажирами. Дронго полез в другую сторону. Раздался звук разрываемой материи. Видимо, он порвал брюки где-то внизу. Дронго протянул руку, ощупывая ногу. Она ощутимо болела.

«Надеюсь, у меня нет перелома», — подумал он, медленно ощупывая колено. Рука соскользнула вниз. Он коснулся голой ноги. Там была ссадина, и брюки внизу разорваны. Дронго тяжело вздохнул. Голова тоже болела. Может, он ударился еще и головой? Подняв обе руки, начал ощупывать голову и довольно быстро ощутил под пальцами большую шишку с правой стороны. «Только этого мне и не хватало».

Сумев вылезти из салона автомобиля, Дронго попытался подняться на ноги. Правая нога отказывалась его слушать, но было понятно, что это всего лишь сильный ушиб. Он осторожно сделал шаг вперед, но снова почувствовал ощутимую боль. Запрыгав к передней дверце, открыл ее. Водитель лежал в крови. Он пострадал гораздо сильнее. Сверху раздавались людские голоса.

— Помогите мне! — крикнул Дронго.

— Мы спускаемся, — услышал он в ответ.

Через минуту к нему спустились двое военных. Оказывается, машина с офицерами местного гарнизона шла им навстречу. Они видели, как водитель не «вписался» в поворот. Офицеры по своим мобильным телефонам уже позвонили в полицию и «Скорую помощь», которые должны были прибыть с минуты на минуту. С помощью обоих офицеров Дронго удалось вытащить водителя из машины. Несмотря на свое состояние, тот больше всего беспокоился за оставшиеся вещи в разбитом такси. Одному из офицеров пришлось лезть в салон, чтобы успокоить водителя и достать его сумку.

Машина «Скорой помощи» увезла водителя в госпиталь. Дронго предложили ехать вместе с ним, но он отказался. Сотрудники полиции заявили, что обязаны допросить его, и предложили вернуться в «Принцессу», где сейчас находилось все руководство местной полиции. Дронго подумал, что это судьба, и согласился.

На этот раз его привезли прямо в просторный холл отеля, где его уже ждал местный врач. Осмотрев поврежденную ногу, он нанес антисептик на ссадины и открытые раны, сделал перевязку и успокоил Дронго, что никаких переломов у него нет. Однако посоветовал утром поехать в больницу — сделать снимки конечностей. Дронго еще был в кабинете врача, когда туда вошли несколько мужчин: один из них относительно молодой, лет сорока, выступил вперед. Было сразу заметно, что он здесь главный. Дронго сидел на кушетке, и незнакомец сделал знак рукой, чтобы тот не поднимался.

— Добрый день, — сказал мужчина, обращаясь к Дронго на хорошем английском языке, — мне сказали, что вы гость из отеля «Кемпински» и попали в автомобильную аварию?

— Да, — кивнул Дронго, — кажется, мне не повезло.

— Ночью иногда подобные аварии случаются. У нас еще не все местные дороги оборудованы как нужно, — признался собеседник. — А почему вы решили так поздно приехать в «Принцессу»? Вы разве не знаете, что по ночам нельзя навещать гостей этого отеля?

— Я не знал и очень беспокоился за своего друга, услышав, что здесь произошло убийство.

— От кого вы узнали об убийстве? — нахмурился допрашивающий его человек.

— По местному каналу телевидения, — пояснил Дронго.

Мужчина повернулся к одному из сопровождающих.

— Я предупреждал, чтобы ничего не говорили журналистам, — жестко напомнил он, — вы не умеете нормально работать. Они уже передали эти сведения по телевизору.

— Извините, — вмешался Дронго, — вы можете говорить со мной по-турецки. Я машинально отвечал вам по-английски.

Мужчина взглянул на него.

— У вас не местный акцент, — сказал он. — Откуда вы прилетели?

— Из Баку.

— Ясно. Я Джемал Азиз, начальник местной полиции.

— Знаю, — улыбнулся Дронго, — о вас мне рассказывал мой друг, генерал Татаренко. Я из-за него сюда приехал так поздно. Он был у меня в гостях вместе с женой, а потом я вызвал такси, и он уехал в «Принцессу». Когда в одиннадцать часов вечера я услышал про убийство в отеле, то сразу стал волноваться и попытался ему перезвонить. Его телефон был отключен. Тогда я начал звонить в отель, но телефон в его номере тоже не отвечал. И я решил туда приехать, но бдительная охрана отеля меня не пустила. Пришлось возвращаться.

— У нас строгие правила, — сказал кто-то из сопровождавших Джемала Азиза.

— И плохие дороги, — добавил начальник полиции. — Каждый из вас думает только о том, как благоустроить свою территорию. Что будет с дорогой, по которой к вам едут, никого из вас особенно не волнует.

— Это дело местных властей, — попытался оправдаться, очевидно, менеджер отеля.

— Это наше общее дело, — возразил начальник полиции. — Я сейчас найду пашу Татаренко и попрошу его прийти к вам, — сказал он, обращаясь к Дронго, — в конце концов, вы пострадали именно из-за своего друга. Это даже благородно с вашей стороны.

«Пашой» турки называли генералов. Дронго улыбнулся.

— Извините, что не могу подняться, — пробормотал он, — я был рад с вами познакомиться.

— Я тоже, — Джемал Азиз протянул ему руку, — надеюсь, что у вас нет никаких серьезных переломов. До свидания.

Он повернулся и пошел к выходу. За ним поспешили остальные.

— Он такой строгий начальник полиции, — пробормотал врач, оставшийся с Дронго. Врачу было лет пятьдесят. Это был мужчина с редкими волосами на покатом черепе и немного выпученными глазами. Но дело свое он знал отлично. В отелях такого класса обычно дежурили врачи, имевшие западное образование и хорошую практику.

— Почему строгий? — спросил Дронго.

— Он уже снял с работы нескольких офицеров, — пояснил врач. — Вы знаете, какой порядок он навел в нашем вилайете? Двоих даже отдал под суд. Все знают, что он не прощает ни малейшей ошибки, и поэтому все так стараются.

— Кого у вас убили?

— Не знаю. Какого-то гостя. Кажется, русского туриста. На вилле.

— Как это произошло?

— Его ударили и сбросили в бассейн. Я там был. Сразу стало понятно, что он уже мертв. Но потом приехали эксперты из нашей полиции и меня попросили уйти.

— Он захлебнулся в бассейне? — уточнил Дронго.

— Нет. Конечно, нет. Его ударили каким-то тяжелым предметом по голове и только потом сбросили в бассейн. Нет, он точно не утонул. Его убили, в этом нет никаких сомнений. Хотя удар был сильным. Но рядом с ним было несколько мужчин и женщин. Сейчас их допрашивают следователи.

— А как его звали?

— Не знаю. У русских такие тяжелые фамилии. Но он жил на вилле. Можно узнать.

— Он приехал сюда один?

— Насколько я понял, один.

— А кто был рядом с ним?

— Его гости. Несколько человек. Они все тоже проживают в нашем отеле. Кажется, там была семья из Казахстана с соседней виллы.

— Значит, уже есть конкретные подозреваемые, — понял Дронго.

— Что вы сказали? — переспросил врач.

— Что, кроме убитого, на вилле находились и другие люди, — уточнил Дронго.

— Да, — ответил врач, — но кто из них убил этого туриста, неизвестно. Хотя там было несколько красивых молодых женщин. Может быть, спор произошел из-за них. Не знаю.

— А женщина могла его ударить?

— Теоретически да. Но я думаю, что удар нанес мужчина. Хотя сейчас появились такие женщины…

— Двадцать первый век, — усмехнулся Дронго, дотрагиваясь до головы, — век эмансипации.

— Болит голова? — уточнил врач. — Я думаю, что вас нужно прямо сейчас отправить в больницу на рентген. Если там гематома, то могут быть большие неприятности. Давайте я выпишу направление, и мы попросим дежурную машину отеля.

— Я не думаю, что ударился так сильно, — ответил Дронго. — Дело в том, что я сумел удержаться, и удар пришелся по ногам, а уже потом, когда машина перевернулась, головой. Но это было не настолько сильно.

— Все равно нельзя ждать до утра, — решительно сказал врач, — рядом есть больница. Буквально в десяти минутах езды. Пусть они сделают вам рентген и привезут обратно. Чтобы я был спокоен. Вы можете сейчас даже не чувствовать последствия удара, а потом неожиданно станет хуже. Так иногда бывает.

— Я убежден, что у меня ничего нет. Но если вы настаиваете…

— Именно настаиваю, — твердо произнес врач. — Я сейчас позвоню и вызову дежурную машину. Ноги и руки подождут до утра, а ваша голова нет. Это очень серьезно. Если бы вы сразу сказали мне об этом ударе, я бы давно вас направил в больницу. К таким ударам нельзя относиться легкомысленно. Сейчас поедете. Так будет правильно.

Врач поднял трубку телефона.

— Срочно нужна дежурная машина. До больницы. Нет, состояние раненого стабильное. Но снимок сделать нужно…

Он не договорил. В кабинет буквально ворвался Татаренко.

— Что случилось? — с порога спросил генерал. — Мне сказали, что ты попал в автомобильную аварию из-за меня.

— Тебе сказали неправильно, — возразил Дронго, — я случайно попал в аварию, и ты не имеешь к этому никакого отношения. Ты же не можешь отвечать за качество местных дорог и за все местные такси.

— Подожди, подожди, — прервал его Татаренко, — ты мне зубы не заговаривай. Мы с тобой попрощались три часа назад. Ты почему приехал сюда и оказался у нашего отеля? Только честно, без шуток.

— Если честно, то испугался за тебя…

— Так, это уже лучше. Что конкретно случилось?

— Ты слышал об убийстве, которое здесь произошло? — вопросом на вопрос ответил Дронго.

— Конечно, слышал. Даже Джемал Азиз сюда приехал. Только об этом все и говорят. Убили кого-то из проживающих, и, насколько я понял, он был из России.

— Поэтому я здесь и оказался, — пояснил Дронго, морщась от боли. — Дело в том, что примерно час назад по местному каналу передали, что в «Принцессе» произошло преступление — был убит приехавший гость из России или Украины. Они не уточнили, откуда именно. Можешь себе представить мое состояние? А ты уехал от меня в девять часов вечера, и я начал волноваться. Сначала я позвонил на твой мобильный, но он был отключен. Потом начал звонить к тебе в номер, но ты не отвечал.

— Я оставил свой телефон дома и поставил его заряжаться, — пояснил Татаренко, — а мы с Лидой пошли погулять к морю. Кто мог подумать, что ты будешь звонить именно в это время!

— Тогда я решил сюда приехать на такси, — продолжал Дронго. — Но в отель меня не пустили. Теперь понимаю, почему. Здесь было все руководство местной полиции во главе с Джемалом Азизом, и, конечно, службе безопасности отеля не нужны лишние неприятности. Но зато я точно узнал, что с тобой не произошло ничего плохого. И решил вернуться обратно. Как только мы отъехали, водитель не вписался в поворот на темной дороге, и мы, перевернувшись, свалились вниз, ударились о дерево. Мне еще повезло. Ничего серьезного врач у меня не нашел, зато водитель такси пострадал гораздо сильнее, его увезли в больницу.

— Слава богу, что все обошлось.

— Ты говорил мне, что у ваших соседей пропали документы и деньги, — напомнил Дронго, — я волновался еще и из-за этого… Возможно, ты случайно стал свидетелем, и тебя решили убрать. Понимаешь?

— Представляю, что ты подумал, — согласился Татаренко, — наверное, я на твоем месте размышлял бы точно так же. Подожди, подожди. Я сейчас подумал о том, что здесь раньше произошло. А если эти два события как-то связаны? Я даже забыл о пропаже паспортов. Хорошо, что ты мне напомнил. Я сейчас найду Джемала Азиза и расскажу ему обо всем. И вообще, тебе не нужно здесь отлеживаться. В конце концов, ты у нас самый знаменитый детектив на всем постсоветском пространстве. Тебе нужно подниматься и применять свое аналитическое мышление для розыска убийцы.

— Только не говори об этом туркам. Они могут обидеться. Как-никак это убийство произошло на их территории.

— Пусть еще скажут спасибо, что такой знаменитый эксперт будет им помогать, — возразил Татаренко, — и если ты действительно сможешь им помочь, то они только будут рады. Джемал Азиз человек современный, у него нет комплексов местного «царька». Если ты сможешь им помочь, они с удовольствием примут твою помощь. Сейчас я пойду и предложу ему позвать тебя. Кроме того, им нужен хороший переводчик. Они уже посадили Лиду для того, чтобы допрашивать находившихся на вилле свидетелей и подозреваемых. Но она не справится одна. А ты прекрасно знаешь турецкий и русский языки. Ты ведь можешь поработать обычным переводчиком?

— Переводчиком смогу, — улыбнулся Дронго, — хотя я думаю, что в таком отеле есть несколько десятков людей, которые хорошо понимают русский и турецкий языки. Здесь, кажется, отдыхают в основном туристы из бывшего Советского Союза, и многие сотрудники отеля неплохо говорят по-русски.

— Это не имеет никакого значения, — отмахнулся Татаренко, — я думаю, что ты сможешь оказать им более конкретную помощь. Сейчас я сам пойду и поговорю с начальником полиции. Я думаю, он наверняка слышал о тебе.

— Подожди, — попросил Дронго, — я сейчас уезжаю в больницу.

— У тебя такие серьезные травмы? — обернулся уже выходивший Татаренко.

— Нет. Но врач настаивает сделать снимок головы. Он опасается, что там может быть гематома и кровоизлияние в мозг. Но больница находится рядом, и мы вернемся минут через двадцать или двадцать пять.

— Тогда будем тебя ждать, — согласился Павел Анатольевич. — Может быть, я поеду с тобой?

— Нет. Тебе лучше остаться в отеле. Тем более Лида там помогает сотрудникам полиции. Оставайся здесь, а я довольно быстро вернусь. И если хочешь, поговори с начальником полиции. Полагаю, что у меня будет работать голова, когда я снова сюда вернусь.

— Ты так лучше не шути. Если чувствуешь себя плохо, лучше оставайся в больнице. И позвони мне оттуда. Телефон у меня уже включен. Но все равно я поговорю с Джемалом Азизом. Посмотрим, что он скажет.

Татаренко быстро вышел из комнаты. Врач, не произнесший ни слова за время их беседы, обратился к Дронго:

— Машина нас уже ждет. Давайте поедем. С нами будет и сотрудник полиции. На всякий случай. Но я надеюсь, что у вас нет никаких серьезных внутренних повреждений.

— Я тоже на это надеюсь, — кивнул Дронго, с трудом поднимаясь.

— Нет, — возразил врач, — у нас есть инвалидное кресло. В нем вам будет удобнее.

— Никогда не сидел в таком кресле, — заметил Дронго, — вы лучше помогите мне, и я допрыгаю до машины. Не нужно сажать меня в кресло, я еще успею в него попасть. Вы же сами говорите, что уверены в том, что у меня нет никаких переломов.

— Уверен, — улыбнулся врач, — хорошо. Я вам помогу. Обопритесь на мое плечо.

Они вместе вышли в холл, проходя к ожидавшей их машине. Рядом уже находился сотрудник полиции. С помощью врача и полицейского Дронго разместился на заднем сиденье просторного микроавтобуса «Мерседес». Врач сел рядом, а полицейский — рядом с водителем. Когда машина отъехала, врач снова обратился к Дронго.

— Это тот самый «паша», о котором говорил уважаемый Джемал Азиз? — уточнил врач.

— Да, он генерал полиции, — подтвердил Дронго.

— Это сразу чувствуется, — сказал врач. — И он ваш друг?

— Да, мы с ним дружим.

— Вы, наверное, тоже работаете в полиции? — спросил врач.

— Нет, — ответил Дронго, — не работаю. Но иногда я даю некоторые консультации. Меня привлекают в качестве эксперта по различным вопросам.

— Теперь понятно, — кивнул врач. — Наверное, сам Аллах послал вас сюда, чтобы вы помогли найти убийцу. И этого «пашу» тоже. С вашей помощью наши следователи быстро найдут того, кто посмел совершить такое ужасное преступление. У нас в «Принцессе» никогда не было ничего подобного. И вы знаете, я думаю, что убийца наверняка не местный.

— Почему вы так решили?

— Не знаю. Но я убежден, что это не местный. Ведь всех, кто работает в нашем отеле, проверяют по нескольку раз. И наша служба безопасности, и наша полиция. Туризм — слишком важная статья доходов для нашей страны, чтобы в отеле такого класса могли работать психопаты. Вы меня понимаете?

— Я тоже об этом думаю, — признался Дронго, — и пока не могу представить, кому и зачем понадобилось совершать убийство в таком месте.

Оглавление