Глава 2

Было почти два часа, когда сияющая Делла Стрит вернулась из косметического кабинета.

– Как я выгляжу? – поинтересовалась она, остановившись перед Перри Мейсоном и медленно покрутившись.

– На миллион долларов, – восхитился он.

– Я не хочу, чтобы вам было стыдно за меня на этом обеде.

– Стыдно?! – воскликнул Мейсон. – Ты будешь королевой…

Раздалось три коротких, отрывистых звонка. Так оператор коммутатора подавал сигнал, что во внешнем офисе произошло что-то важное, требующее немедленного внимания. Мгновение спустя Герти, оператор с коммутатора и секретарша, появилась в дверях личного кабинета адвоката. Аккуратно закрыв за собой дверь, она доложила:

– Мистер Джадсон Олни хочет срочно встретиться с мисс Деллой Стрит по личному вопросу. Причем хочет встретиться с ней наедине.

– Мой ухажер, – напомнила Делла.

– Твой кто? – удивилась Герти, сделав большие глаза.

– Только временно, – улыбнулась Делла Стрит. – Пойду встречусь с ним.

Герти удалилась из кабинета.

– Я тоже хочу взглянуть на него, – обратился Мейсон к секретарше. – Если сможешь, устрой это.

– Устрою, – улыбнулась она и вышла в приемную.

Через некоторое время у Мейсона зазвонил телефон, и, подняв трубку, он услышал голос Деллы.

– Где ты, Делла? – спросил адвокат.

– В приемной, – ответила она. – Я говорю оттуда, где меня никто не может слышать.

– Говори.

– Происходит что-то странное. Олни не хотел видеть никого, кроме меня, но, когда мы немного поговорили, поинтересовался, кто будет со мной на обеде, и я сообщила, что вы. Это, похоже, его обеспокоило, он заявил, что ситуация немного выходит за рамки предусмотренного. По-моему, теперь, зная, что я приду с вами, он не прочь с вами познакомиться. Но учтите, Олни возбужден и ужасно напряжен.

– Выясни поточнее, хочет ли он встретиться со мной, – попросил Мейсон. – Если хочет, пригласи его.

– Я уверена, что хочет. Ждите нас минуты через две, – отозвалась Делла.

Однако уже меньше чем через минуту дверь открылась и она объявила:

– Мистер Мейсон, это Джадсон Олни, менеджер «Уоррен энтерпрайзис».

Олни, рослый молодой человек, улыбчивый и непринужденный, подошел к адвокату и пожал протянутую ему руку.

– Здравствуйте, мистер Мейсон! Простите, что беспокою вас, но Делла сказала, что вы будете сегодня вечером сопровождать ее, поэтому мне захотелось зайти и познакомиться с вами. Мы с Деллой старые школьные друзья. Я учился в старшем классе, а она в первом, но я уже тогда положил на нее глаз. Мы расстались, и я потерял ее из виду.

– И как же вы ее нашли? – спросил адвокат без всякого выражения на лице.

– Да очень просто, – засмеялся Олни. – Проходил вчера по улице, а она проезжала мимо. Я ее узнал. Увидел, как она завернула на ближайшую стоянку, и, проходя мимо, разговорился с дежурным, спросил, постоянная ли его клиентка мисс Делла Стрит. Он ответил, что она держит место на стоянке помесячно и он знает, что она работает в офисе Перри Мейсона, адвоката. Вот и вся история. Я мог бы это скрыть и выставить себя супердетективом, но мне почему-то всегда нравится говорить правду. – Его спокойные, искренние глаза встретились с глазами Мейсона.

– И в чем же заключается правда? – полюбопытствовал тот.

Делла Стрит поймала взгляд Олни и помотала головой.

Он застенчиво улыбнулся и объяснил:

– Хорошо, я придумал эту историю. Дело в том, что мой работодатель, Хорас Уоррен, велел мне сочинить историю, будто мы с Деллой старые друзья, и пригласить ее на сегодняшний обед в качестве моей подруги. С другой стороны, это не должно выглядеть чем-то большим, нежели старая дружба, некоторое время дремавшая, а потом снова разгоревшаяся. Поэтому мне велели попросить мисс Стрит прийти с кавалером. Она сказала, что с ней пойдете вы.

Мейсон кивнул.

– Так вот, – Олни опять улыбнулся, – поскольку мне придется рассказывать о Делле Стрит, старых школьных днях и стоянке, я решил немного порепетировать.

– А не могли бы вы сочинить что-нибудь более правдоподобное? – поинтересовался Мейсон.

– Вообще-то у меня есть история получше, но ее будет легко проверить.

– Думаете, кто-то будет ее проверять? – насторожился адвокат.

Олни осторожно ответил:

– Не знаю. Но я хочу быть в безопасности. Меня намеренно держат в неведении. Я не знаю, что происходит. Мне дали указания, а я только их исполняю. Мне велели сочинить историю, которая выдержит проверку.

– Это все, что вам известно? – спросил Мейсон.

– Это все, что мне известно, – подтвердил Олни. – Но я хочу кое-что сказать от себя.

– И что же?

– Как бы то ни было, – заявил Олни, вдруг посерьезнев, – а в том, что касается Лорны Уоррен, все должно быть без обмана.

Мейсон насторожился.

– Вы как-то особенно заинтересованы в том, чтобы ее права были защищены?

– Ничего подобного, – возразил Олни. – Впрочем, погодите минутку, кое-какой интерес есть. Лорна Уоррен одна из самых милых и добрых женщин, которых я когда-либо встречал. Она спокойная, тихая, терпеливая, заботливая, прекрасно относится ко всем служащим офиса. Время от времени я думаю, что спектакль, в котором меня задействовали, замышляется не случайно и, может быть, Хорас Уоррен заинтересован не в присутствии мисс Стрит на этом обеде, а в вашем присутствии. Надеюсь, вы не станете возражать, сэр, если я выложу перед вами все карты?

– Валяйте, – разрешил Мейсон.

– Хорас Уоррен мой работодатель. Я верен ему в делах. Его жена Лорна – особая статья. Не поймите меня превратно, мистер Мейсон. Мои чувства к ней не выходят за рамки чувств любого мужчины к женщине из офиса. Мы любим Хораса Уоррена, а Лорну просто боготворим. Мне, безусловно, очень не хотелось бы содействовать адвокату, приглашенному на этот обед, если тот намерен причинить какие-либо неприятности Лорне Уоррен.

– И теперь вы ждете от меня объяснений? – спросил Мейсон.

– Да, я жду от вас объяснений.

– Я никак не связан ни с Хорасом Уорреном, ни с Лорной Уоррен, и у меня нет ни малейшей причины действовать против интересов Лорны Уоррен.

Олни просиял.

– Ну, это уже кое-что. Вы меня успокоили… Что ж, не буду вас обманывать. Вы, насколько я понимаю, будете там в семь. Имею ли я право поцеловать вас, мисс Стрит, чисто платонически? В конце концов, в школе вы были гордой, недоступной красавицей.

– Когда вы учились в последнем классе, а она в первом? – уточнил Мейсон.

Олни скорчил гримасу, потом засмеялся:

– Согласен, эта часть истории кажется не очень правдоподобной, когда вы преподносите ее с вежливым адвокатским сарказмом.

– Зачем же тогда ее использовать?

– Но это единственная история, которая выдержит проверку.

– А вам говорили, что может быть проверка?

– Мне велели сочинить правдоподобную историю. Я выполняю приказание.

Делла Стрит озорно произнесла:

– Принимая во внимание нашу старую школьную дружбу и вашу бурную страсть, которую вы так успешно скрывали, поцелуйте меня в щеку и пойдемте поболтаем немного о старых днях, об учителях.

– Прекрасно, – согласился Олни. – Я просто хотел зайти, чтобы обговорить с вами основные правила и спланировать все так, чтобы вечер прошел без сучка без задоринки. – Он поклонился, улыбнулся и направился к двери, но потом остановился, повернулся, оценивающе посмотрел на Перри Мейсона и проговорил: – Хотел бы я знать, в чем дело.

Мейсон остановил его:

– Погодите, Олни. Эта ваша история мне не нравится… Вы не можете придумать что-нибудь получше?

Олни вернулся в комнату и некоторое время задумчиво смотрел в пол. Затем вдруг щелкнул пальцами и воскликнул:

– Есть! Путешествие на теплоходе! Четыре года назад я плыл по Карибскому морю к Южной Америке… Танцы при лунном свете на палубе, теплый, пряный воздух… Великолепно! Вот там-то я и встретил вас, мисс Стрит!

Делла ослепительно улыбнулась Олни.

Мейсон, казалось, засомневался, но воздержался от комментариев до тех пор, пока Олни, откланявшись, не вышел из офиса. А тогда, задумчиво посмотрев на секретаршу, констатировал:

– Твой старый друг или хороший актер, или отъявленный лжец.

Делла Стрит сверкнула глазами.

– Полагаю, сегодня вечером вы попросите Пола Дрейка обязательно снять отпечатки пальцев Джадсона Олни.

– Вот именно, – подтвердил он.

Оглавление