Глава 9

В четверг утром Мейсон вошел в кабинет и с надеждой спросил:

– Что слышно от Гидеона, Делла?

– Ничего.

– Ни письма, ни телефонного звонка?

– Ничего.

– Может, пришло какое-нибудь анонимное письмо?

– Сегодня ничего.

Адвокат подошел к окну и хмуро, сосредоточенно стал смотреть на уличное движение.

– А что, должны быть какие-то сведения? – поинтересовалась Делла.

– Должны, – подтвердил он. – Я немного побаиваюсь, что наш друг Гидеон переведет свое внимание на миссис Хорас Уоррен. – Побродив в молчании по кабинету, адвокат наконец добавил: – Просто непостижимо, какие надо иметь нервы, чтобы отправиться к Уоррену, и все же… Позвони Полу Дрейку, попроси его приставить к дому Уорренов еще двух человек. Мне нужны номера всех автомобилей, подъезжающих к их дому, и описание каждого человека, вошедшего туда. Оперативникам придется пользоваться биноклями и держаться на расстоянии.

– Что-нибудь еще? – спросила Делла.

– Это все, – отозвался он. – Пока.

К середине дня Мейсон начал беспокоиться, снова принялся вышагивать по кабинету, хмуриться и нервно реагировать на каждый телефонный звонок.

В три часа на столе у него зазвонил телефон. Делла ответила:

– Да? Алло? – и кивнула Перри Мейсону.

– Гидеон? – спросил тот.

– Пол Дрейк.

Адвокат взял трубку:

– Да, Пол, какие новости?

– Я вне себя от гнева, – прорычал детектив.

Мейсон развернулся на вращающемся стуле, закинул ноги на стол, и, казалось, все его напряжение прошло.

– Ну, в чем дело, Пол? – заботливо поинтересовался он.

– Этот проклятый Гидеон! – запыхтел Дрейк. – Я говорил тебе, что мои ребята очень осторожны, но этот парень слишком много возомнил о себе!

– Ты хочешь сказать, что он оказался слишком ловок для твоих ребят?

– Он оказался слишком ловок для моих ребят, – подтвердил Дрейк, – а потом… Черт возьми, да, Перри! Он оказался слишком ловок даже для меня!

– Так что случилось?

– Гидеон явился на стоянку подержанных автомобилей. Посмотрел несколько машин, затем выбрал одну и заплатил триста долларов.

– Наличными? – осведомился Мейсон.

– Наличными, разумеется. Черт возьми, это из тех денег, которые ему дал ты!

– Что ж, я рад, что он купил на них что-то полезное, – улыбнулся адвокат. – В конце концов, в наши дни человеку необходим автомобиль!

– Погоди острить, Перри, – остановил его Пол Дрейк. – Это крайне серьезно. Лично мне ни с чем подобным сталкиваться не приходилось.

– Продолжай, – потребовал Мейсон. – Впрочем, почему бы тебе не прийти ко мне и не рассказать обо всем спокойно? Делла приготовит тебе чашечку кофе и…

– Потому что я не хочу тебя видеть! – крикнул Дрейк. – Кроме того, я сижу у себя в кабинете, у меня работают четыре телефона, и я изо всех сил стараюсь снова напасть на его след.

– Так что же случилось с полицейскими ищейками? – полюбопытствовал Мейсон. – Их что, не было на месте?

– Боже мой, – воскликнул Дрейк, – за ним следили три полицейских шпика тонкой слежки, один полицейский шпик грубой слежки и двое моих парней! Итого, за этой птичкой присматривали шестеро.

– И он от всех ушел?

– Скажем так.

– Как же он это сделал?

– Так вот, он заплатил первый взнос, подписал контракт, получил свой автомобиль и был таков. Разумеется, мы знали, что, поскольку у него теперь есть автомобиль, он начнет играть с нами, как кошка с мышкой, проскакивать на сигналы светофоров и тому подобное. Мои люди поняли это, да и полицейские шпики, наверное, тоже.

– Как же ты справляешься с такой ситуацией?

– Если шпиков достаточно, это пустяки, – пояснил Дрейк. – У нас один шпик идет впереди него, второй остается у него за спиной. Мы его зажимаем. Поэтому, как бы он ни проскакивал при смене сигналов, один мой человек всегда будет впереди, а другой – сзади. И разумеется, позади остается грубая слежка. Таким образом, если Гидеон проходит на меняющийся сигнал или рискует проскочить на красный свет, шпики, остающиеся позади, могут терпеливо подождать, потому что шпики, которые впереди, его подхватят.

– А полицейские?

– Они делают то же самое. Мои ребята в конце концов вычислили одного из полицейских шпиков, а тот вычислил моего, потому что мой подал ему тайный знак.

– И Гидеон ушел от такой слежки?

– Я сказал бы, что это так.

– Каким же образом?

– Он оторвался от грубой слежки и от одного из шпиков тонкой слежки. Поехал в аэропорт, оставил машину с работающим мотором и заплатил сотруднику, чтобы тот позволил ему оставить машину на пять минут.

– Продолжай.

– Так вот, это была пара пустяков. Появились оставшиеся полицейские и подняли шум из-за того, что машина стоит в неположенном месте. Ну, пошумели, пошумели, и сотрудник отогнал машину. А тем временем полицейские установили в машину электронный «жучок», чтобы наблюдать за ней издалека. С помощью такого «жучка» можно следить за объектом на расстоянии нескольких кварталов.

– Ну, и что случилось дальше? За ним пошли в здание аэровокзала?

– Нет, – возразил Дрейк, – потому что, когда человек только что заплатил триста долларов за автомобиль, вряд ли он улетит, оставив машину с работающим мотором.

Мейсон засмеялся.

– Давай, давай смейся, – обиделся Дрейк.

– Значит, вы не знаете, куда он отправился?

– Разумеется, мы знаем, куда он отправился. Не такие уж мы тупицы. Мы не шли за ним до аэровокзала, но через несколько минут вошли туда и стали следить за каждым самолетом, отправляющимся по расписанию в ближайшие полчаса.

– Что ж, если он вошел, то он должен был и выйти.

– А он и вышел, – подтвердил Дрейк. – Вышел прямо из двери на летное поле, встретился с каким-то парнем, представился, и они прошли к вертолету с работающим мотором, стоящим в двадцати ярдах от нас. Потом оба сели в вертолет и улетели, а мы остались с носом!

– Вы не могли полететь вслед за ним?

– Как, черт возьми, можно было полететь вслед за ним с такого оживленного аэропорта, если под рукой нет второго вертолета? Мы сделали все, что могли. Забрались на вышку, велели дежурному приказать вертолету вернуться. Велели завести другой вертолет, но Гидеон, разумеется, был готов ко всему! Пролетев минуты три, он велел пилоту приземлиться на свободное место возле бульвара, где стоял стройный ряд автобусов. Пилот выполнил его распоряжение и как раз поднимался в воздух, чтобы вернуться на поле, когда услышал, как с вышки ему приказывают именно это сделать. Разумеется, на вышке понимали, что у пилота вертолета могло быть включено радио и пассажир мог слышать каждое слово, поэтому они несли всякую чепуху. Сказали, что мотор вертолета не в порядке, что повреждение серьезное, поэтому он должен срочно вернуться и осторожно приземлиться. Ну, парень и вернулся… Вот, собственно, и все. Шпики сидят в пустой машине. Гидеон исчез.

– А что с машиной? – осведомился Мейсон. – Разве при покупке не был подписан контракт, согласно которому Гидеон обязывается выплатить оставшуюся сумму, а в случае…

– Чушь, – перебил его Дрейк, – Гидеон для этого слишком умен. Через двадцать минут после того, как он улизнул от нас в аэропорту, он позвонил продавцу подержанных машин, сообщил ему, где оставил машину, и попросил ее забрать. Сказал, что поразмыслил и пришел к выводу, что ему сейчас не до машины и он не будет больше ею пользоваться, что ему подвернулась другая покупка, а у его друга есть машина, которую он сможет брать взаймы. Еще объявил потрясенному продавцу подержанных машин, что, отменяя сделку, он не будет требовать возврата своих денег, потому что понял, что ошибся, и все в таком духе.

– И как к этому отнесся продавец подержанных машин?

– Да уж отнесся! Заявил, что это очень великодушно с его стороны, сказал, что если ему удастся продать машину в ближайшие два дня, то он вернет Гидеону деньги, поблагодарил его и забрал машину.

Мейсон тихонько хихикнул.

– Рад, что это тебя забавляет, – натянутым тоном проговорил Дрейк.

– Я помню, как ты предупреждал меня, чтобы я не позволял Гидеону перехитрить меня, говорил, что эти ребята, побывав в тюрьме, становятся очень сообразительными и мне придется следить за каждым моим шагом. По-видимому, тебе стоит прислушаться к собственным советам!

– Да иди ты к черту! – рассердился Дрейк.

– Что ж, сейчас он играет нам на руку, – заявил Мейсон.

– Что ты имеешь в виду? – не понял Дрейк.

Адвокат пояснил:

– Пока шпики сидят у него на хвосте, у него твердое алиби.

– Алиби на что?

– На все. Его нельзя будет обвинить ни в каком преступлении. Гидеон просто позовет шпиков и спросит их, где он находился в момент совершения этого преступления, вот и все. Я же объяснял тебе, что у него не будет алиби, как только он оторвется от слежки.

В трубке воцарилась тишина – Дрейк думал. Наконец он спросил:

– Значит, пятьсот долларов оказались хорошей приманкой?

– Обойдемся без комментариев, Пол, – отозвался Мейсон, – но отныне внимательно следи за каждым нераскрытым преступлением, совершенным в городе, то есть за каждым тяжким преступлением, особенно убийствами и ограблениями с убийством, где есть свидетели. Как только обнаружишь такое преступление, дай одному из твоих ребят этот словесный портрет, попроси его пойти к очевидцам и спросить их, не тот ли это человек, которого они видели.

– И попытаться убедить их, что это именно тот человек, которого они видели?

– Ну, ничего подобного, – возразил Мейсон. – Никакого давления, просто внуши им, что кое-кто считает этого человека подозрительным. Потом, если что-нибудь случится, мы, разумеется, сможем заявить, что действовали добросовестно, пытаясь раскрыть тяжкое преступление. Видишь ли, Пол, Гидеон – человек с уголовным прошлым, у которого финансовые затруднения. Он вполне может пойти на преступление.

– Тоже мне финансовые затруднения! – фыркнул Дрейк. – Да он курит сигары по пятьдесят центов за штуку и носит костюм за двести пятьдесят долларов. Вот это-то и сводит с ума полицейских. Парень из тюрьмы направился прямо в лучший магазин одежды, огромный, как сама жизнь, и купил там лучший костюм.

– А полиция понятия не имеет, откуда у него деньги?

– Ни малейшего. Он, наверное, взял их из воздуха, потому что они следили за ним с того самого момента, как он вышел из тюрьмы.

Мейсон некоторое время подумал, потом снова хихикнул:

– Чем дальше, тем интереснее, Пол! Держи со мной связь!

Оглавление