Глава 7

Машины подъехали к аэропорту, и Мейсон сразу направился к пилоту арендованного ими самолета.

– Вы готовы к вылету? – спросил он.

– Готов.

– Топливо заправлено?

– Все в порядке.

Мейсон повернулся к Краудеру и сказал:

– Полагаю, что ваша контора имеет широкий круг знакомств в Империал-Вилли?

– До самых южных границ штата, – ответил Краудер.

– И, конечно, – продолжал Мейсон, – кое-кто из ваших клиентов имеет собственность для продажи?

– Я полагаю, что так, – улыбнулся Дункан.

– Вы знаете кого-нибудь персонально, у кого имеется земля на продажу к востоку отсюда? – громко спросил Мейсон.

– Да, я знаю неплохой участок, – в тон ему ответил Краудер.

– Смогли бы вы указать нам эти земли с самолета?

– Можно попробовать.

– Я интересуюсь участками в долине, – пояснил Мейсон, – полагаю, что это было бы неплохое капиталовложение. Естественно, я хочу вначале познакомиться с топографией местности, проверить, где расположены песчаные гряды дюн. Как я слышал, их достаточно много к востоку и северу отсюда. Вот почему до нашего возвращения в Лос-Анджелес я надумал покружить над этими местами.

– Я полечу с вами, – сказал Краудер, – а позднее покажу вам карту с обозначенной на ней стоимостью участков. В данный момент я могу дать вам лишь самую общую информацию.

– Сейчас мне как раз требуется только общая информация, – сказал Мейсон. – Как мне кажется, надо направиться к востоку отсюда, а потом пролететь над всеми дорогами, поворачивающими на север. Это тот район, который меня особенно интересует. А также, как я уже говорил, мне бы хотелось получить общее представление о топографии местности. Если вы согласны сопровождать меня и отвечать на мои вопросы, которые могут у меня возникнуть, мы потом доставим вас обратно в аэропорт.

– Конечно, я полечу с вами, – ответил Краудер.

– Мы хотели бы лететь как можно ближе к земле, – предупредил Мейсон пилота, – а потом, возможно, вернемся в Лос-Анджелес, не останавливаясь для заправки.

– Хорошо, – ответил тот, – могу доставить вас куда угодно.

Все расселись по местам в самолете и пристегнули ремни. Пилот вырулил машину на взлетную дорожку и, разогнавшись, взмыл над полем.

– Куда летим? – спросил он.

Мейсон повернулся к Дункану Краудеру.

– На восток миль пятнадцать, пожалуйста, – распорядился Краудер. – Для ориентировки пролетите над Калексико, а потом вдоль асфальтированной дороги на Юму.

Пилот кивнул, самолет накренился, совершая поворот.

Когда они летели над мотелем, Мейсон попытался сверху определить положение вещей. Он обратил внимание, что машина похоронного бюро стоит возле номера четырнадцать.

Самолет описал круг.

– Так? – спросил пилот.

– Отлично, – кивнул Краудер и указал на восток.

Несколько минут они летели над поблескивающей внизу асфальтовой лентой автомагистрали.

– Отсюда и дальше надо обследовать дорогу, ответвляющуюся от шоссе на север, – попросил Мейсон.

– На каком расстоянии?

– Пока не достигнем конца. Это шоссе тянется всего на несколько миль до другого, идущего к Эль-Сентро и Холтвиллу. Мы хотим проверить промежуток между ними.

– А что вы ищете? – спросил пилот.

– Просто смотрим земельные участки, – ответил Мейсон.

Пилот спустился еще ниже, теперь они летели в тысяче футов над землей, обследуя одну половину дороги, потом описали дугу обратно к шоссе и занялись осмотром другой.

– Вон то, что вы, возможно, ищете! – крикнул пилот.

Мейсон, сидевший в кресле второго пилота, сказал:

– Я ничего не вижу.

Самолет набрал высоту, потом круто спустился, пролетев на бреющем полете над увязшей в песке машиной.

– Застряла в песке, – сообщил пилот, – во всяком случае, так она выглядит.

– Хорошо, – сказал Мейсон, – пролетите еще пару миль к северу, затем возвращайтесь на аэродром. Оставайтесь у самолета. Если надо, заполните баки горючим. И будьте готовы к взлету в ту минуту, как мы появимся. – Он повернулся к Краудеру: – Мы сумеем отыскать эту дорогу?

Дункан кивнул.

– Она находится неподалеку от участка, которым владеет ваш знакомый? – спросил Мейсон.

– Как раз на нем, – уточнил Краудер.

– Я хотел бы взглянуть на него поближе, – попросил Мейсон.

– Я отвезу вас туда.

– На это уйдет много времени, – заметил пилот, делая круг над аэродромом и заходя на посадку.

Ловко подрулив к ожидавшей их на земле машине, самолет остановился.

Пассажиры вылезли из самолета и направились к машине. Когда они отошли на порядочное расстояние, Мейсон сказал Краудеру:

– За руль сядете вы, поскольку хорошо знакомы с этими местами. Кстати, та дорога вам известна?

– Приходилось ездить, – ответил Краудер. – Частично она покрыта твердым гравием, но встречаются участки, засыпанные песком.

– Что за твердый гравий? – заинтересовался адвокат.

– Здесь часто дуют ветры, временами очень сильные. За тысячи лет они сдули все до последней песчинки с поверхности почвы. Осталась только плотно утрамбованная основа из песчаника с гравием. Когда ветры одного направления стихают, ветры другого начинают наносить песок на расчистившиеся места. По этой причине в наших краях много контрастов. Плодородная илистая почва соседствует с песчаными грядами, а рядом огромные участки твердого гравия с небольшими скальными обнажениями, отполированные ветром и песком.

– На такой почве трудно обнаружить следы машины? – спросил Мейсон.

– Если они совершенно свежие, то…

– Хорошо, – сказал Мейсон. – Нам надо попасть туда как можно скорее, время дорого.

Краудер кивнул, прибавляя скорость.

– Я не уверен в этичности ваших действий, – сказал он через некоторое время, – но тут уж я умываю руки.

– Что вы имеете в виду под словом «этичность»?

– Как я понимаю, – сказал Краудер, – мы едем разыскивать вещественные доказательства?

– Доказательства чего? – спросил Мейсон.

– Откуда мне знать, – ответил Дункан.

– Я тоже не могу знать этого, – усмехнулся Мейсон. – Мы просто проверяем факты.

– Но позднее эти факты могут превратиться в улики! – воскликнул Краудер. – Как тогда будут выглядеть наши действия?

– Я сам об этом все время думаю, – заметил Мейсон. – Если найденные нами факты окажутся уликами, доказывающими, что наша клиентка находилась в эмоционально неуравновешенном состоянии, мы попытаемся отложить обнаружение этих фактов на более поздний срок.

– Ну, а если они окажутся благоприятны для нас?

– Если мы будем знать, что они относятся к делу, – улыбнулся Мейсон, – и подтверждают рассказ миссис Элмор, тогда мы сами обратим на них внимание полиции.

– Вы полагаете, что они могут оказаться таковыми?

– Боюсь, они окажутся чрезвычайно важными, но неблагоприятными для нашей клиентки. И тут опять возникает вопрос профессиональной этики… Адвокат обязан защищать своего клиента. Это первое и основное правило юриспруденции. Люди, формулировавшие ее каноны, считали само собой разумеющимся, что адвокат будет защищать клиента, поэтому они закрепили правила его профессионального поведения, чтобы адвокат не заходил слишком далеко. И все же закон первый гласит, что адвокат должен быть лояльным к клиенту и отстаивать его интересы. Наша клиентка находится в истерике. Она рассказала мне историю, которую я не могу повторить властям, потому что в какой-то мере то, что было ею сказано, является профессиональной тайной. Но если я не могу передать ее историю словесно, я не могу сделать это и своими поступками…

– Что вы имеете в виду?

– Если властям станет известно, что мы сели в машину и поехали сюда, – сказал Мейсон, – они предположат, естественно, что для этого имелась какая-то причина и что наша клиентка рассказала нам нечто такое, что принудило нас предпринять такие действия.

– Ясно, – кивнул Краудер.

– Поэтому я не видел необходимости ставить власти в известность о наших поисках машины.

– Я начинаю соображать, что к чему, – улыбнулся Краудер. – Например, причину вашего интереса к приобретению участка в этих краях и равнодушия к увиденной внизу машине…

– Я думаю, что нашему пилоту можно полностью доверять, – заметил Мейсон. – Но зачем рисковать лишний раз?

– Поэтому вам так не терпится поскорее отправить его назад в Лос-Анджелес? – спросил Краудер.

– Если его не будет в этих местах и он ничего не услышит об убийстве, – усмехнулся Мейсон, – он не будет болтать.

– Ясно, – ответил Краудер.

Они молча ехали вперед, пока автомобиль не свернул налево.

– Это та дорога? – спросил Мейсон.

Краудер кивнул.

– Поедем помедленней, надо найти следы.

– Движение здесь не слишком интенсивное, – сообщил Краудер. – Эта дорога огибает некоторые из блуждающих песчаных холмов, о которых я вам рассказывал. По какой-то неизвестной мне причине здесь происходят частые завихрения. И когда ветер, несущий песок, теряет скорость, он теряет и свою ношу, отчего образуются кочующие холмы.

– А вот и ваш твердый гравий! – воскликнул Мейсон. – Можно подумать, что грунт покрыт бетоном.

– Чем не естественный бетон? – улыбнулся Краудер. – Видите – всюду гладкие плоские камни. Как они блестят на солнце, а?

Машина мчалась вдоль дороги, но потом забуксовала, попав на участок, засыпанный песком. Миновав его, автомобиль снова набрал скорость на гальке, отражавшей солнечные лучи.

– Впереди машина, – предупредил Краудер. – Массачусетский номер.

– Думаю, нам следует остановиться здесь, – решил Мейсон. – Хотя нет, подождите… Поезжайте так далеко, как только сумеете проехать, чтобы не застрять.

– Я сумею проехать очень даже далеко, – засмеялся Краудер. – Я вырос в этих краях и знаю, как надо действовать. Если начнешь сражаться с песком, то обязательно застрянешь. Тут нужно снизить скорость и стараться не рыхлить песок. Но если и это не поможет, тогда выпускают немного воздуха из камер.

– Понятно. Давайте остановимся и выпустим воздух из камер, – попросил Мейсон. – Я не хочу оставлять следов.

– Хорошо. Можно выпустить немного воздуха, и вы удивитесь, как сразу повысится проходимость автомобиля.

Они остановились, и Краудер выпустил часть воздуха из камер.

– Только нам придется потом очень медленно добираться до ближайшей станции обслуживания, – предупредил он.

– Ничего, – ответил Мейсон, – доберемся.

– Вы хотите взять машину на буксир? Мы могли бы это сделать.

– Но у нас нет троса.

– Если поискать, то наверняка здесь найдется старая колючая проволока, – сказал Краудер. – Скрученная в несколько раз, она образует великолепный трос.

– Не думаю, что нам следует трогать машину, – заметил Мейсон. – Но и нет оснований останавливаться, пока она не загородит нам путь…

Краудер подъехал к застрявшей машине футов на пять-шесть.

– Можно ясно видеть, что тут произошло, – сказал он. – Водитель форсировал мотор, его стало заносить то вправо, то влево, он дал задний ход и, взбив песок, закопал колеса и застрял окончательно.

Мейсон кивнул и сказал:

– Сейчас мы с вами выйдем, а Пол и Делла пусть остаются на местах. Не следует оставлять следов больше, чем необходимо.

– Вокруг машины множество следов, будто здесь ходили толпы, а кто-то влез в нее с левой стороны и даже не потрудился захлопнуть дверцу. Свет включается автоматически, когда открывают дверь. Постепенно аккумулятор садится и… Как вы считаете, дверцу следует закрыть?

– Не надо, – ответил Мейсон. – Лучше оставим все, как есть.

Они приблизились к машине и заглянули внутрь.

– Ищете кровь или что-то еще? – спросил Краудер.

– Что-то еще.

Обернув руку носовым платком, Мейсон открыл заднюю дверцу, заглянул внутрь и неожиданно выпрямился.

– Что такое? – спросил Краудер.

– На сиденье водителя лежит ампула с зеленой жидкостью, по внешнему виду напоминающей барбитурат, снотворное, – сообщил Мейсон.

– Иногда барбитурат употребляют в качестве так называемой сыворотки правды, – добавил Краудер.

– В таком случае ее вводят внутримышечно, чтобы можно было контролировать дозировку… Интересно!

– Полагаю, нам следует забрать ампулу с собой и уточнить, что это такое, – сказал Краудер.

– Мы оставим ампулу там, где она лежит, а вот ключи от зажигания мы вытащим, чтобы заглянуть в багажник.

Мейсон вытащил ключи, торчавшие в замке зажигания, нашел ключ от багажника, обошел машину сзади, открыл багажное отделение и заглянул внутрь.

– Ничего нет, – констатировал Краудер. – Скажите, а что вы там ожидали найти?

– Ничего, я просто смотрю и думаю.

Мейсон закрыл багажник, вставил ключ зажигания обратно, кивнул Краудеру, и они вернулись к своей машине.

– Это все? – спросил Краудер.

– Да.

– Нашли что-нибудь? – поинтересовался Дрейк.

– При таком поверхностном осмотре мы не сумели обнаружить ничего существенного, – ответил Мейсон. – На водительском сиденье справа лежала зеленая ампула, ее могли выронить из сумочки.

– И это все, что вы обнаружили?

– Все.

– Похоже, ты почувствовал облегчение? – заметил Дрейк.

– В подобной ситуации никогда не можешь предугадать, что найдешь в машине.

– Ты имел в виду еще один труп?

– Я имею в виду, – спокойно сказал адвокат, – что никогда не знаешь, что найдешь.

Краудер умело развернул машину, сделав широкую подковообразную петлю по мягкому песку, выбрав как раз такую скорость, чтобы колеса не взбивали его. В глубоком молчании они выехали на асфальтированное шоссе. На ближайшей станции обслуживания подкачали камеры.

Мейсон подошел к телефону-автомату и позвонил шерифу.

– Контора шерифа! – услышал он.

– Я адвокат из Лос-Анджелеса, – сказал Мейсон. – Меня интересуют земельные участки в долине. Совершая полет над этими местами на самолете, чтобы ознакомиться с топографией долины, я заметил автомашину, увязшую в песке и брошенную владельцами. Автомобиль находится на дороге, ответвляющейся от шоссе Холтвилл – Юма. Поворот милях в пятнадцати от Калексико. Я бы советовал вам проверить… Там не было заметно никаких признаков жизни, никто не подавал сигналов бедствия, поэтому мы не обратили на нее особого внимания. Но позднее, когда производился осмотр будущей собственности, я находился поблизости от того места. Мы подъехали к машине. На ней массачусетский номерной знак. Я подумал, что вам следует об этом знать.

– Благодарю вас, мы возьмем это на заметку.

Мейсон повесил трубку, подошел к Дункану Краудеру и сказал:

– Я оставляю дело на вас. С вами будет Пол Дрейк, на которого вы можете целиком положиться. Я сообщил о находке машины шерифу. Не забывайте, что мы осматривали земельные участки, которые намерен продать один из ваших клиентов.

– Не забуду, – заверил Краудер. – Что еще?

– Больше ничего.

– Вы возвращаетесь в аэропорт?

Мейсон кивнул и, подумав, сказал:

– Вам надо дать немного денег на расходы, – он достал из бумажника две стодолларовые купюры и протянул Краудеру: – Держите. У вас есть номер моего телефона. Держите меня в курсе дела.

– Обязательно.

– Сообщайте мне во всех подробностях, как продвигается дело. Вскоре появится Линда Кэлхаун и станет наводить справки о тетушке. Линда близка с Джорджем Летти, и все, что ей известно, он будет знать тут же. Ну а то, что знает Летти, сразу же будет известно всем. Пол, тебе остается эта машина из проката. Побудь в Калексико, поддерживай тесную связь с Краудером. В первую очередь постарайся узнать, что здесь думают об убийстве Девитта, и обязательно займись Холандом Брентом. Если он поведет себя подозрительно, позвони мне. Установи за ним слежку, но так, чтобы он не заметил.

– Как вести себя, если меня допросят официально? – спросил Дрейк.

– Ты обо всем докладываешь мне, – улыбнулся Мейсон, – а я сотрудничаю с властями, как всегда.

– Это твое сотрудничество у меня вот где сидит, – провел детектив рукой по горлу.

– Да что ты говоришь, Пол? Ты меня удивляешь! Разве мы не сотрудничаем с властями? Мы же сообщили им о своей находке!

– Но ты забыл сказать, почему нашел машину!

– Как же, я сообщил, что интересуюсь земельными участками в долине и хочу вложить в них часть своих денег. Это же великолепное помещение капитала! Не уверен, что и вправду не возьму в аренду какой-нибудь участок дней на тридцать.

– Я понял, – усмехнулся Пол.

– Ну и, разумеется, я упомянул, что на машине массачусетский номер. Этот факт привлечет к себе внимание.

Когда они вернулись в аэропорт, Мейсон повернулся к Краудеру и подал ему руку:

– Желаю удачи. Звоните мне, как только произойдут какие-либо изменения. Пол Дрейк будет поддерживать связь с вами и со мной.

– Кажется, я понимаю, чего вы хотите, мистер Мейсон.

– Не сомневаюсь в этом, – улыбнулся Мейсон. – Вам, по-моему, так же ясно, чего я не хочу.

– Думаю, да, – ответил Краудер. – Правда, это немного сложнее, но общее представление я получил. Я понимаю, что вы очень занятой человек и у вас просто не было времени познакомить меня со всеми подробностями… Нашим властям не повезло, что вы так спешите в Лос-Анджелес.

– Вот именно. Придется вам изложить им свои собственные умозаключения.

– Я постараюсь, – заверил Краудер.

Мейсон взял Деллу под руку и поднялся в самолет.

– Мне кажется, – сказала Делла, – что этот молодой человек недолго засидится в таком глухом месте.

Оглавление