Глава 10

Вытянувшись, она лежала на спине, глядя в потолок. Ее волосы, подсвеченные огнем в камине, вспыхивали призрачным золотым сиянием.

– Что ты думаешь на сей счет? – Рита прикрыла руками обнаженные колени.

Я отошел от окна и, подойдя к дивану, присел рядом. Некоторое время мы молча смотрели друг на друга.

– Все очень серьезно. Почему ты уверена, что у него есть деньги?

– Видела. Около двадцати пяти тысяч в пятифунтовых банкнотах. А остальное – в небольших бриллиантах.

Я перестал дышать.

– Бриллиантах?

– Ведь их можно продать, не так ли, Фрэнк?

– В Америке на них сейчас большой спрос. Ты хотела бы поехать в Америку?

– Я люблю эту страну.

– Сто пятьдесят тысяч фунтов – солидная сумма. Как он сумел собрать столько?

– Неужели ты думаешь, он работает честно? Все, к чему он прикоснется, превращается в деньги. Когда Зерек переехал в Лондон, он выдал себя за коммерсанта и умудрился взять кредиты на несколько тысяч фунтов, якобы под товар. Через некоторое время объявил себя банкротом. Это дало ему стартовый капитал. Затем он ввязался в торговлю автомобилями: покупал и продавал. Сейчас он занят валютными операциями. Вот для чего он ездит в Париж. Он гений денежных афер.

– И где же твой муж хранит свои сокровища?

– Там, где я найду их после его смерти.

Я пристально посмотрел на Риту. Она не смутилась.

– И ты не выдашь такой большой секрет?

– Зачем тебе это знать? Я скажу лишь после того, как он будет мертв, но не раньше.

Я улыбнулся ей фальшивой улыбкой.

– Неужели ты думаешь, что я могу обмануть?

– Никому нельзя доверять, когда речь идет о такой огромной сумме.

– Но мы говорим не о ком-то, мы говорим обо мне.

Вновь мы обменялись взглядами.

– Я скажу тебе, когда он будет мертв.

– Итак, я должен всецело положиться на тебя?

– А что в этом плохого?

Я поднялся и налил себе вторую порцию виски. Что-то здесь было не так, я печенкой это чувствовал.

– Тогда что мешает нам забрать деньги сейчас и скрыться?

– Неужели ты думаешь, что я не сделала бы это без тебя? Но это невозможно.

– Почему невозможно? Даже если эти бриллианты выбросить на черный рынок, он не пойдет жаловаться. Так что тебя останавливает? Если ты знаешь, где бриллианты, нужно взять их. Мы можем сделать это прямо сейчас.

– Нет и нет.

– Да!

– Поверь, что я не обманщица и не настолько глупа, чтобы упустить шанс взять деньги без убийства. Нет, чтобы завладеть ими, остается только этот путь.

– Чего-то я здесь не понимаю. Объясни, не делай из всего тайну.

Она закурила сигарету, выбросив спичку в камин.

– Я уже говорила тебе, что очень хорошо знаю Зерека. Вся его никчемная жизнь целиком связана с деньгами. Если я исчезну вместе с ними, он обязательно обратится в полицию. Я знаю это совершенно точно. Он скорее согласится сам сесть в тюрьму, чем позволит мне убежать с его капиталом. А у меня нет ни малейшего желания постоянно скрываться от полиции. Нет, я должна жить безо всякого риска.

Я пытливо смотрел на нее. Ее зеленые глаза были столь же выразительны, как каменная стена.

– Чтобы мы работали вместе, ты должна посвятить меня в курс дела. – Все-таки я не такой простак, как ей кажется. – Так вот, ты лжешь. Ты отлично знаешь, что он ни при каких обстоятельствах не обратится в полицию. Он не глуп. Сообразит, что, даже если тебя поймают с бриллиантами, это именно его посадят в тюрьму на несколько лет. Нет, он не будет обращаться в полицию, и ты это так же хорошо знаешь, как и я.

– Мудришь, Фрэнк.

– Все говорит о том, что тебе надо лишь овладеть этими бриллиантами и исчезнуть. Это гораздо проще и гораздо безопаснее, нежели убийство. Но ты на это не идешь. Почему? Я скажу почему. Потому что он знает о тебе нечто такое, что ты хочешь скрыть от всех, включая меня, и уж, разумеется, от полиции. Если ты украдешь эти деньги, Зерек заговорит, и тебя упрячут в тюрьму. Но не за то, что ты похитила деньги, а за какое-то твое давнее преступление. Не так ли?

– Если ты все знаешь, то зачем спрашиваешь?

– Не сердись. Если мы будем работать вместе, ты должна доверять мне. Необходимо, чтобы я знал все.

Она ничего не ответила.

– Я скажу тебе кое-что еще. Разыскивая пишущую машинку, я наткнулся на пачку писем в ящике стола. Прочитав их, я многое узнал о тебе. Ты получила дюжину предложений от людей, которые гораздо приятнее Зерека. У тебя был огромный выбор, но ты почему-то остановила его на этом уроде. И до сих пор с ним. Вначале я ничего не мог понять, но сейчас дело проясняется. Ты не могла отказать Зереку, хотя он страшен, как смертный грех. Совершенно очевидно, он держит тебя на крючке. Вот почему ты хочешь его убить, заставив тем самым замолчать раз и навсегда.

Она села, ее халатик распахнулся. С белым, как свежевыпавший снег, лицом, она сжимала и разжимала кулачки.

– Это примерно так, Фрэнки. И что ты теперь намереваешься делать?

– У меня два пути. Первый – поскорее уехать из этого дома, предоставив тебе в одиночку играть в отравительницу. В этом случае у тебя совершенно нет шансов, и мне тебя жалко. Ты слишком красива, чтобы гнить в тюрьме. Второй – я остаюсь. Но нужно доверять друг другу. Я не хочу знать, чем он держит тебя при себе, но вот где он прячет бриллианты, ты должна мне сказать. А уж после этого я постараюсь придумать способ, как уничтожить этого пигмея. Сколько ты мне заплатишь за то, чтобы я убрал его?

Она раздумывала.

– А сколько ты хочешь?

– Все. И тебя в придачу, чтобы тратить деньги вместе.

– Ты серьезно?..

– Очень серьезно.

– Они в сарае, Фрэнк. Я не знаю, где точно, нужно будет искать.

– Ты уверена?

– Вскоре после нашего переезда сюда он заперся на некоторое время там, прихватив лопату.

– Теперь обсудим мое предложение?

– Ты сможешь… проделать это аккуратно и без риска, Фрэнк?

– Так должно быть. Если я буду видеть хотя бы малейший изъян в плане, я откажусь от него. Моя голова стоит значительно больше ста пятидесяти тысяч фунтов.

– Я согласна.

Позже, когда Рита переоделась, мы отправились в сарай.

Я осмотрелся. Это было большое строение, тут можно закопать сорок сундуков. Сено, солома, огромная поленница дров, уголь, курятник, косилка-сноповязалка и мотки колючей проволоки для ограды – все пространство заставлено, занято, закрыто.

– Когда привезли уголь и дрова? До или после?

– После.

– Итак, не исключена возможность того, что бриллианты зарыты именно под углем.

– Да.

Я ударил каблуком утрамбованную землю пола. Она была тверда, как цемент.

– Он пользовался лопатой или киркой?

Она виновато посмотрела на меня.

– Я забыла.

Без кирки рыть эту землю было невозможно, но я ничего не сказал Рите. В отсеке для инвентаря кирки не было.

Совершенно очевидно, Рита лжет. Бриллианты не могли быть зарыты в сарае. Я сразу не поверил, когда она сказала, что они здесь, а сейчас воочию убедился в этом. У Зерека не было никакого резона прятать клад под тоннами угля или поленницей дров. У него не хватило бы сил и времени быстро вырыть их в экстренном случае.

Я расстроился, конечно, и стал обдумывать ситуацию. А Рита? Пусть пока думает, что я поверил в ее басни.

– Будет нелегко найти сокровища. Ты действительно уверена, что это здесь?

– Абсолютно!

Я подошел к ней и заглянул в глаза.

– Нужно будет вытащить отсюда все, что здесь лежит. На это уйдет целая неделя.

– У нас будет достаточно времени, когда мы его уничтожим.

Она беспокоилась лишь о том, чтобы ее муженек нашел свою могилу.

– Хорошо. Раз ты совершенно уверена, что это здесь, нам пока не следует перебрасывать с места на место тонны угля. Пойдем лучше выпьем.

– Он заперся здесь с лопатой и пробыл часа два, а когда вышел, имел совершенно измученный вид, и башмаки его были в земле.

– Выглядит убедительно. У него с собой было еще что-то, кроме инструментов?

– Я в этом не уверена, но, кажется, под пальто у него был сверток.

Про себя я усмехнулся. Ее вранье было так же неубедительно, как и обещания политиков, когда те рвутся к власти.

Дождь стучал в окна спальни, а осенний ветер раскачивал ветки деревьев в саду.

Я лежал на постели, устремив глаза в потолок, с сигаретой между пальцев и напряженно размышлял над происшедшим.

После завтрака я сказал Рите, что хочу обдумать создавшуюся ситуацию в одиночестве.

– Чем скорее мы сделаем это, Фрэнк, тем лучше.

– Я знаю, но спешка ни к чему. Я же сказал тебе, что хочу быть совершенно уверен в том, что уберу его без риска для себя.

Наверное, она мне поверила. Лгунья! Ее не интересуют деньги, ей надо освободиться от ненавистного мужа. А почему я должен принимать на веру ее слова про капитал в сто пятьдесят тысяч фунтов? Не пытается ли она соблазнить меня деньгами, чтобы заставить убить Зерека?

И все же, если у него есть деньги, где он мог их спрятать? Только не в сарае. В доме? Я уже обыскал этот дом, когда они были в Париже, и смог обнаружить лишь пишущую машинку и пачку писем. Так что вряд ли бриллианты находятся в доме. Где еще? В офисе? Вполне возможно, но опрометчиво хранить такую сумму в здании, которое остается без охраны всю ночь и все выходные дни. Пойдет ли он на такой риск? Сомневаюсь. Может быть, Эмми присматривает за ними? Не думаю. Не думаю. Рита была права, когда говорила, что Зерек никому не доверяет, кроме себя. В машине? Нет, это тоже сомнительное место. Автомобиль может попасть в аварию, сгореть. Где еще?

Я затянулся и вновь уставился в потолок.

Подойдем к делу с другой стороны. Кто такой Зерек? Уже долгое время он связан с черным рынком, а сейчас занимается еще и валютными махинациями. А раз так, он постоянно пускает в оборот большие суммы денег. Насколько я знаю, люди такого сорта держат свои капиталы при себе. Так что по всему выходит: Рита лжет.

Она упоминала, что большая часть капитала у него в бриллиантах. Я видел горку бриллиантов на его столе. Да и на пальце Эмми сверкает бриллиант. Не очень убедительные доказательства, но все же достаточные. Предположим, там лишь половина названной Ритой суммы. Семьдесят пять тысяч фунтов. Я бы многое мог сделать, обладая таким капиталом. Теперь подумаем о другом. Предположим, он только мелкий мошенник. Но даже если у него лишь пять тысяч и я наложу на них руку, оправдан ли риск?

Ничего нельзя начинать, пока я не выясню всех деталей дела. У него есть деньги. Я уверен. Это может быть и пять тысяч, и пятьдесят. И он прячет их от налогов. А раз так, то никогда не обратится в полицию, что бы я ни сделал.

Но я должен убить его – требует Рита. И я понимаю ее. Рита сделала все, чтобы заманить меня. Весь вопрос в том, стоит ли рисковать шеей ради этой женщины? По-моему, нет. Значит, надо тянуть с завершением операции до тех пор, пока я точно не узнаю, сколько денег у Зерека. А может, мне удастся внедриться в его бизнес. Тогда Рита становится опасной. Женщина, которая планирует убить своего мужа, всегда опасна. И я должен помнить это.

Я закрыл глаза, вновь, в который раз, пытаясь разрешить вставшую передо мной проблему.

– Долго же ты думал.

В комнате было темно, лишь огонь в камине рассеивал мрак. Она сидела на диване, обхватив колени руками и сгорбив плечи. Сообщница? Обманщица? Волосы закрыли лицо. Долгое ожидание до предела измотало ее.

– Такое дело требует хорошей работы мозгов.

– Так ты придумал?

– Думаю, что да.

В неярком свете я увидел, как напряглось ее тело. Она с тревожным ожиданием смотрела на меня.

– Присаживайся и рассказывай.

– Я хочу выпить. У меня буквально трещит голова.

Рита поднялась и подошла к бару.

– Не лучше ли включить свет?

– Я сама знаю, что лучше делать.

Она вернулась обратно с бутылкой виски и двумя бокалами.

– Знаешь, не слишком приятно сидеть здесь в одиночестве, дожидаясь тебя.

– Не сомневаюсь.

Я налил две приличные порции и протянул один из бокалов Рите. Затем сел в кресло.

– Мне кажется, я придумал совершенно безопасный план.

– Да?

– Позже ты сможешь высказать мнение на этот счет. Но, как мне кажется, никакого риска не существует.

– Ну, говори же!

– Зерек должен исчезнуть. Но не таинственным образом. Нужно, чтобы была веская причина для исчезновения, и она у меня будет. Если не ошибаюсь, на свете существуют только три человека, которые могут удивиться, если Зерек пропадет: ты, я и Эмми. Ты и я в расчет не принимаются, так что остается только Эмми. Если мы хотим выйти сухими из воды, нужно, чтобы Эмми была уверена, что он уехал по делам. Но если у нее появится хотя бы малейшее подозрение, она немедленно обратится в полицию. Ты следишь за моими рассуждениями?

– Да.

– Полиция же не будет вмешиваться до тех пор, пока не будет обнаружено тело или пока они не получат сведений о непонятном исчезновении человека. Тогда, и только тогда, начнут расследование. Но они его не начнут, вот в чем фокус!

Тяжело дыша, она пристально смотрела на меня.

– И как ты проделаешь это?

– Нужно убедить Зерека уехать. Но, самое главное, вначале нужно будет убедить Эмми, что Зерек уезжает по собственному желанию.

– Зачем?

– Тогда он возьмет с собой деньги.

Удивление отразилось на ее лице.

– Но я и так знаю, где спрятаны бриллианты. Убей его, и мы тут же вытащим их оттуда.

– Ты уверена? А вдруг деньги не там? Неужели ты думаешь, что я пойду на убийство, не будучи уверенным в нахождении клада? Неужели ты вообразила, что я рискну своей жизнью только из-за того, что ты будто бы видела сверток? Ну, уж нет! Я не трону Зерека до тех пор, пока не буду уверен, что деньги находятся при нем. Лишь тогда я сожму пальцы на его горле.

Ей это не понравилось. Я знал, что ей это не понравится. Еще немного, и у нее начнется истерика.

– Ты никогда не покончишь с ним!

– Неужели? Я придерживаюсь противоположного мнения. Учти, я лучше, чем ты, знаю людей. Жизнь твоего муженька полностью связана с деньгами. Предположим, он их спрятал в сарае, а тот вдруг загорелся. Тебе не кажется, что он кинется туда, чтобы спасти свои сокровища? И даже внимания не обратит на то, что мы за ним наблюдаем.

Рита некоторое время жевала нижнюю губу, прежде чем ответить.

– Но не будешь же ты настолько сумасшедшим, чтобы поджечь сарай? Сбегутся люди, приедут пожарные бригады.

Я рассмеялся, найдя ее объяснение весьма забавным.

– Ты абсолютно права, я не стану поджигать сарай. Да и к чему? Я точно знаю: там ничего нет.

Она покраснела, потом побелела.

– Деньги там!

– Это ты так думаешь, но я уверен в обратном и готов держать пари. Он пошел в сарай с лопатой, чтобы ты подумала, будто он спрятал бриллианты под вязанкой дров. Что ты на это скажешь?

Я не верил, что он вообще ходил туда с лопатой, но нужно играть до конца.

– Да, вполне возможно, он так и сделал.

Ей не нравился такой поворот событий, но против моей логики трудно было устоять.

– Но если их нет в сарае и мы даже предположить не можем, где он их спрятал, что нам делать?

– Спокойно. Да, разумеется, мы можем работать годы, так и не найдя денег. Но если он вдруг по какой-то причине решит покинуть страну, то будет вынужден изъять деньги и бриллианты из тайника. Ведь он не сможет уехать без денег. Вот тогда и наступит наше время.

– Ты думаешь, что именно тогда и следует убить его?

Я посмотрел в ее непроницаемые зеленые глаза.

– Да, именно тогда и нужно убить его.

Мы сидели друг против друга и молчали примерно с полминуты.

– Я жду подробностей, – наконец сказала Рита.

– Подробностей не будет.

– Он берет деньги из тайника, а затем мы отнимаем их у него?

– Совершенно верно.

Она нахмурилась.

– Но как это сделать?

Я положил руку на ее колено. Не мог сдержаться, чтобы не улыбнуться: у нее столько же мозгов, сколько у Нетты, если допустить на мгновение, что у Нетты вообще есть мозги.

– Что ж, найди слабые места в моем плане, как я нашел их в твоем.

– Мне кажется, это хороший план.

– Если ты не найдешь в нем изъяна, его найдет Эмми, например. Это должно быть идеальное преступление, чтобы мы жили спокойно не неделю, не месяц, а всю жизнь.

Она вновь нахмурилась.

– Хорошо, куда ты спрячешь труп?

– О! Ты начинаешь мыслить. Однако это мои заботы – избавиться от тела.

– Я не вижу других проблем, если ты решишь проблему трупа.

– Неужели? Ты забыла, что Эмми без ума от Зерека. Они работают вместе уже десять лет, и она практически его компаньон. Тебе это ни о чем не говорит?

– На что ты намекаешь?

– Если она не получит от него известий в течение определенного времени, то, естественно, забеспокоится и отправится в полицию. И вот тут начнутся неприятности. Эмми никогда не поверит в то, что он бросил ее, сбежал, не позвав с собой. Что ты думаешь об этом?

– Ты прав. Эмми и мысли не допускает, что Зерек может работать без нее. Он, кстати, думает точно так же.

– Но она поверит, если будет знать, что ее любимый босс сбежал с другой женщиной. Только это убедит ее.

– Другая женщина? – Рита загорелась.

– Когда Эмми будет думать, что Зерек в деловой поездке, ты отправишься к ней и покажешь письмо и фотографию, которые якобы случайно обнаружила в его комнате. Ты станешь поносить его последними словами и будешь делать это до тех пор, пока она не поверит тебе.

– Письмо с фотографией?!

Я встал.

– Ты помнишь о записке, которую Зерек некогда написал тебе в Каир? Там нет ни твоего имени, ни даты. Это как раз то, что нужно. – Я протянул ей письмо, найденное в шкатулке. – Ну, прочитай вслух и скажи мне, можно ли найти что-нибудь получше?

Она начала читать вслух, а я с удовольствием слушал.

«Шерри,

Я не мог увидеть тебя, но должен сообщить: нам угрожает опасность. Совершенно незачем дольше оставаться здесь, у тебя есть еще максимум неделя, чтобы принять решение. В настоящий момент я располагаю достаточным количеством денег для нас двоих. Вместе мы можем исчезнуть из их поля зрения и начать новую жизнь. Сейчас наиболее безопасным городом мне представляется Париж. Позже, возможно, мы переберемся в Америку. Ответь немедленно. Ты можешь быть уверена в моей любви. Не теряй времени.

Генри».

Судя по выражению ее глаз, Рита тоже нашла этот трюк превосходным.

– Я совершенно забыла об этой записке. Он написал…

– Не имеет значения, когда и по какому поводу он это написал. Забудь, что письмо было адресовано тебе. Ты его нашла. – Я взял у нее письмо и скомкал. – Ты нашла его в корзине для бумаг. Если же письмо не заставит Эмми поверить в предательство Зерека, воспользуйся вот этим, – я бросил ей на колени фотографию Нетты. Ту, на которой она была снята в чем мать родила. «Всегда жду тебя, дорогой. Любящая Нетта». Надпись красноречивая. – Вот девушка, с которой он удрал. Убедительно? Может ли пожилой мужчина убежать на край света ради такого лакомого кусочка, как этот? Эмми поверит! Должна поверить.

Рита внимательно рассматривала фотографию.

– Кто это? – Она покраснела, закусив губу.

Я улыбнулся.

– Его подружка. И если ты сделаешь такое же несчастное лицо перед Эмми, считай – дело в шляпе.

Рита вскочила, глаза ее пылали.

– Одна из твоих знакомых, я полагаю?

– Точно.

– И она до сих пор ждет тебя?

– Ей придется долго ждать. – Я забрал у нее фотографию.

– Но ты любил ее?

– А тебе-то что?

Рита схватила меня за рукав, вцепилась в горло.

– Если ты когда-нибудь обманешь меня…

Небрежным жестом я освободился, отпихнув миссис Зерек. Она упала на диван и осталась лежать там, похожая на дикую кошку: глаза ее горели от гнева.

– Разве я распускаю сопли по поводу твоих многочисленных друзей из бурного прошлого? Разве я устраиваю сцены из-за Бориса, которого ты предпочла другим мужчинам? – Я повысил голос. – Я взял тебя такой, какой нашел, и ты принимай меня таким, какой я есть, черт побери!

Некоторое время мы злобно смотрели друг на друга.

Потом, равнодушно пожав плечами, она взяла сигарету.

– Ты больше не встречаешься с ней. Это меня устраивает.

Я ослабил узел галстука. Чертовка едва не задушила меня.

– Не люблю вспыльчивых женщин. Ты уже успокоилась? Не вернуться ли нам к обсуждению нашего дела?

– Есть вещи, которые я не терплю, Фрэнки. Если ты…

– Замолчи! Я никогда не обману тебя.

– Ладно.

Мы медленно остывали.

– Фото в паре с письмом, надеюсь, будет достаточным аргументом в пользу того, что он удрал с другой женщиной.

Рита по-прежнему бросала на меня неприязненные взгляды.

– Надеюсь.

– А я – нет. Надо, чтобы Эмми была абсолютно уверена. Сможешь ли ты убедить ее? Это очень важно.

Она глубоко вздохнула.

– Я уговорю ее.

Дождь прекратился, но ночь была темной. Грязь чавкала под ногами. Я вел Риту за руку, в другой руке у меня был электрический фонарик.

Мы обошли вокруг дома и направились к старому заброшенному колодцу, вырытому под деревьями.

Протянув фонарик Рите, я встал на колени и приподнял крышку. Из дыры в лицо пахнуло затхлой сыростью.

– Вот сюда мы его и сбросим. Здесь более ста футов глубины. Если его никто не станет искать и не будет интересоваться тем, где он находится, лучшего места не сыскать.

Рита подошла ближе и оперлась на мое плечо. Луч фонарика выхватил черную, абсолютно неподвижную, как камень, поверхность воды. Зеленоватая слизь покрывала старые кирпичные стены. Она вздрогнула и крепче прижалась ко мне.

– Уйдем отсюда, Фрэнки.

– Сюда я брошу его с камнем на шее. Он никогда не поднимется наверх.

Она отвернулась.

– Я ухожу.

Я улыбнулся в темноте. Приманка сработала. Я знал это. Рита поверила каждому моему слову.

Оглавление

Обращение к пользователям