Глава 8. Алтарь

Издательство Clever
Издательство Clever

Тишину ночи разорвал громкий переливчатый свист.

– Побыстрее, Джу, – крикнул Дон, замедляя шаг. – Неси его в гондолу.

Он повернулся к Гарри, прятавшемуся в дверной нише.

– Пока их только двое, босс, – коротко прокомментировал Гарри. – Но вскоре их будет гораздо больше.

Дон прислушался и кивнул.

– Они бегут по параллельному переулку, хотят перерезать путь Джузеппе. Поспешим за ним, Гарри.

Дон обогнал Джузеппе и пошел впереди, а Гарри прикрывал спину гондольера.

Сзади слышались тяжелые шаги. Путь назад был отрезан. Дон увидел в полумраке трех человек, суетившихся возле гондолы. Он спрятался за угол, наблюдая за ними. Появился Джузеппе.

– Подожди, – прошептал Дон. Судя по всему, трое впереди еще не видели их, хотя и смотрели в сторону, откуда они должны были появиться. – Гарри и я нападем на них. Ты отнесешь синьора в лодку и сразу же отчаливай. Не жди нас, езжай домой.

Тяжело дыша, Джузеппе кивнул.

Гарри выскользнул из темноты, останавливаясь возле них.

– Нас преследуют, босс, – прошептал он.

– Возле гондолы еще трое, – ответил Дон. – Это главный противник. Джузеппе и Трегарт должны добраться домой. А нам нужно в первую очередь покончить с этими типами.

– Нет проблем.

– Тогда вперед!

Они вылетели из темноты переулка с быстротой пушечного выстрела. Противники бросились навстречу. Каждый пытался нанести удар первым.

В темноте блеснули лезвия ножей. Дон бросился на первого мужчину, ловким приемом выбил нож и резко рванул за руку. Противник потерял равновесие, упал на тротуар и потерял сознание.

Гарри налетел на второго мужчину. Схватив друг друга за горло, они покатились по земле. Дон сцепился с третьим противником. Какое-то время они ожесточенно сражались два на два, но вскоре пришел в себя первый мужчина. Схватив Дона за горло, он начал душить. Дон попытался освободиться от захвата, но два противника – это было слишком много. В висках зашумело. Получив удар по голове, он покатился по земле, увлекая за собой одного из бандитов, и упал в воду.

Стальные пальцы отпустили шею Дона. Набрав побольше воздуха, Дон нырнул. Его противник барахтался на поверхности, ругаясь по-итальянски.

Холодная вода отрезвляюще подействовала на Дона, вернув ему силы. Вдохнув как можно больше воздуха, он поднырнул под итальянца и, схватив за талию, увлек на глубину.

Любимым видом спорта Дона было водное поло, и не было такого захвата или трюка под водой, которого бы он не знал. Вцепившись в своего противника как клещ, не давая тому всплыть и захватив ногами его бедро, он пальцами нащупал сонную артерию и сильно нажал. Итальянец дернулся и прекратил сопротивление.

Дон наконец оставил его и вынырнул на поверхность.

– Вы здесь, босс? – послышался из темноты тревожный голос Гарри.

– Здесь, – ответил Дон, хватая ртом воздух. Сделав два резких взмаха, он поравнялся с Гарри, уже выплывшим на середину канала.

– Проклятие! Да их здесь целая дюжина! – зло сказал Гарри. – Это уже слишком даже для меня. Я заставил их попотеть, когда увидел, что вы свалились в воду. Они идут вдоль берега, поджидая нас.

– Как Джузеппе?

– Он успел отплыть в гондоле.

– Замечательно. Постарайся двигаться как можно тише. Я надеюсь, они нас не видят.

Они тихо поплыли вдоль канала, стараясь делать поменьше шума и держась темной середины. На берегу слышались шаги преследователей.

– Наши приятели не отстают, – прошептал Гарри.

Дон оглянулся. Его чуткие уши уловили плеск весел.

– Сюда движется гондола, – сообщил он Гарри. – Подождем. Если они настигнут нас сзади, могут добить веслами.

– Вот влипли как кур во щи, – пробормотал Гарри.

– Как только увидишь гондолу, ныряй поглубже, – посоветовал Дон.

Из темноты вынырнула огромная черная гондола без фонарей. Она быстро двигалась, и когда почти настигла Дона, он резко нырнул, стараясь погрузиться как можно глубже. Над головой раздался глухой удар, и он понял, что рассчитал правильно: гондольер попытался нанести удар веслом. Дон опередил его лишь на какую-то долю секунды.

Отплыв далеко в сторону, он вынырнул и осмотрелся. Рядом всплыл Гарри. Оба внимательно следили за удаляющейся гондолой.

Гондольер пытался развернуть лодку, что было достаточно трудно.

– Он возвращается, – прошептал Дон. – Отплывем подальше друг от друга. Главное – не попасть под удар весла.

– Я отвлеку его внимание, босс, а вы хватайте его за ноги.

Гондола была совсем рядом. Гарри забил по воде руками, отвлекая гондольера. Тот поднял весло, намереваясь ударить Гарри по голове.

Двумя мощными гребками Дон подплыл к гондоле с противоположной стороны, подтянулся, ухватил гондольера за штаны и резко рванул на себя. Гондольер потерял равновесие и с громким криком свалился в воду. Гарри уже поджидал его там. Тяжелый кулак опустился на голову незадачливого охотника, и он пошел ко дну. Только расходящиеся круги показывали место, где еще недавно торчала его голова.

Неуправляемая гондола качалась рядом. Дон забрался в лодку. Гарри выловил весло и тоже забрался туда.

– Вы можете управлять этой посудиной? – спросил Гарри, садясь на дно лодки.

– Конечно, – Дон закрепил весло в уключину. – Если Джузеппе думает, что он лучший гондольер в Венеции, то пусть понаблюдает за мной.

Он погнал гондолу вперед, держась середины канала. Большая черная лодка резво помчалась, оставив преследователей далеко позади.

Бронзовый молоточек на часах башни Кодуччи пробил полночь, когда Гарри и Дон совершенно бесшумно приблизились к дому Джузеппе.

Гондолу они оставили на стоянке возле Сан Цезар и оставшийся путь проделали с величайшей осторожностью, опасаясь погони. Они вымокли до нитки, но ночь была теплой, так что они не замерзли.

– Мы пришли, – сказал Дон, останавливаясь возле дома Джузеппе. – С каким удовольствием я сниму эту проклятую бороду!

– Она вам очень идет, босс, – сказал Гарри, улыбаясь в темноте. – Вот если бы вас могла увидеть мисс Ригби.

Дон постучал в дверь.

После короткого ожидания они услышали голос Джузеппе.

– Кто там? – дверь, однако, не открывалась.

– Быстро же он научился быть осторожным, – заметил Дон. Затем, повысив голос, сказал: – О’кей, Джу, это мы.

Дверь открылась, и Джузеппе, возбужденно блестя глазами, отошел в сторону.

– Как он? – тут же спросил Дон.

– Все так же. Не шевелится и не открывает глаза. Я был очень осторожен с ним.

Дон подошел к постели, на которой лежал Трегарт, все еще завернутый в одеяло. Он пощупал пульс и недовольно покачал головой.

– Вам лучше переодеться, босс, – Гарри уже снял с себя мокрую одежду. – Могу кое-что предложить из своего гардероба, – он подошел к чемодану, достал фланелевые брюки и рубашку. – Немного большие, но это все же лучше, чем мокрые вещи.

Пока Дон растирался сухим полотенцем и переодевался, Джузеппе приготовил три большие порции черного кофе.

Переодевшись в сухое, Дон снял фальшивую бороду и удовлетворенно вздохнул.

– Уф! Хорошо, что она мне больше не нужна! С тобой все в порядке, Гарри?

Гарри критически рассматривал синяки под глазами с помощью маленького зеркальца.

– Все прекрасно, босс. Я прилично себя чувствую, чего не скажешь о вашем друге, – он посмотрел на Трегарта. – Что будем делать?

– Отвезем его домой. Я прикажу Плейделлу, чтобы он заказал аэротакси.

– Но вначале его надо доставить в аэропорт, – заметил Гарри. – Вряд ли наши друзья позволят нам это сделать легко.

– Мы возьмем мотобот. Пока нас здесь не обнаружили, вряд ли они доставят нам неприятности.

Джузеппе подал кофе. Дон сделал глоток, закурил сигарету и вновь склонился над Трегартом.

Тонкое изнуренное лицо Трегарта приобрело цвет старой слоновой кости. Губы имели фиолетовый оттенок, а глаза по-прежнему были закрыты.

– Я беспокоюсь о нем, – сказал Дон, поворачиваясь к Джузеппе. – Может быть, пригласить вначале врача? Знаешь ли ты какого-нибудь врача, которому можно доверять?

Джузеппе кивнул.

– Доктор Верголези прекрасный человек, синьор. Он живет недалеко отсюда. Позвать его?

Дон колебался, но, вновь пощупав пульс, утвердительно кивнул.

– Так будет лучше, Джу. Он очень плох.

Джузеппе быстро вышел из комнаты. Гарри подошел поближе, озабоченно глядя на Трегарта.

– Он совсем плох. Вы знаете, что с ним произошло?

– Понятия не имею. – Дон пододвинул стул и сел рядом с кроватью. – Я все время задаю себе вопрос, что эти негодяи хотели узнать у него?

Как будто отвечая на его вопрос, глаза Трегарта внезапно открылись. Озноб пробежал по спине Дона: в глазах Трегарта не было осмысленного выражения, они были стеклянными и безжизненными. В следующий миг губы его задрожали, и он с трудом шевельнул головой.

– Джон! – громко сказал Дон. – Это Миклем. Ты слышишь меня? Это я, Дон Миклем!

Голова очень медленно повернулась на голос. Ничего не выражающие глаза уставились на Дона.

– Джон! Ты в безопасности! – Дон почти кричал. – Это Миклем! Ты узнал меня?

По телу Трегарта прошла дрожь; в его глазах появились проблески жизни, и он посмотрел на Дона почти осмысленно.

Дон взял лампу со стола и поднес ее к своему лицу, чтобы Трегарт мог хорошо рассмотреть его.

– Ты в безопасности, приятель, – в который раз повторил он. – Лежи спокойно и не пытайся говорить.

– Наверняка он хочет пить, – сказал Гарри. – Немного вина с водой ему не повредит.

Он налил в кружку воды из кувшина, потом добавил вина из фляжки и подошел к кровати.

Дон приподнял голову Трегарта, и Гарри поднес кружку к губам. Трегарт с усилием сделал пару глотков, затем закрыл глаза, и Дон осторожно опустил его голову на подушку.

Они долго всматривались в ставшее вновь безжизненным лицо Трегарта. Затем Трегарт открыл глаза и недоумевающе глянул на Дона, перевел взгляд на Гарри и снова на Дона.

– Все в порядке, – ответил Дон на немой вопрос Трегарта. – Это один из нас. Он работает у меня. Именно он выручил тебя.

Губы Трегарта шевельнулись. Он пытался что-то сказать, но Дон ничего не понял.

– Ничего пока не говори. Лежи спокойно.

Губы Трегарта снова шевельнулись. Наклонившись над ним, Дон с трудом разобрал еле уловимые слова.

«Деи Фабори… Алтарь…»

Это отняло последние силы Трегарта. Он вновь закрыл глаза и потерял сознание.

Дон выпрямился.

– Он пытался мне что-то рассказать, – сказал он Гарри, который вопросительно смотрел на него. Что это могло значить? Деи Фабори и слово «алтарь»? Есть улица деи Фабори… – Внезапно он щелкнул пальцами. – Все правильно! На улице деи Фабори находится алтарь, посвященный Деве Марии. Но что это может значить?

В этот момент у двери послышались торопливые шаги, и они поспешили открыть. Вошел Джузеппе и с ним пожилой мужчина в черном костюме.

– Это доктор Верголези, – представил Джузеппе.

– Я – Дон Миклем, – Дон пожал руку доктора. – Мой друг серьезно болен. У него были большие неприятности с одной политической организацией. Я не знаю деталей, но его пытали, и он ранен. Это не имеет никакого отношения к итальянской полиции. Британское консульство будет информировано об этом инциденте, но я прошу вас соблюдать полную тайну.

Верголези посмотрел на Дона, и его кустистые брови поднялись.

– Боюсь, ничего не могу обещать. Если синьор ранен, или, тем более, его пытали, я обязан представить рапорт в полицию.

– Мой друг – британский подданный, и это не входит в юрисдикцию итальянской полиции.

Верголези пожал плечами.

– Если он англичанин, тогда другое дело. Но, может быть, мне лучше взглянуть на него?

Дон проводил доктора в комнату Джузеппе и остановился у дверей, наблюдая, как он осматривает больного. Тому было достаточно минуты, чтобы сделать заключение.

– Больного нужно срочно поместить в госпиталь. Его состояние тяжелейшее, да и к тому же осложнено воспалением легких. Он находится в тяжелом шоке.

– Нельзя ли его перенести в мой дом, доктор? Я не остановлюсь ни перед какими расходами. Я бы не хотел, чтобы он оказался в госпитале.

Верголези покачал головой.

– Его немедленно нужно доставить в госпиталь. Вы подвергаете риску его жизнь. Если в ближайшие полчаса не дать ему кислород, возможен летальный исход.

– Что ж, – Дон повернулся к Гарри: – Иди с ним и не оставляй его ни на секунду. Я сменю тебя через пару часов.

– О’кей, босс, – согласился Гарри.

Верголези неодобрительно посмотрел на Дона:

– Из ваших слов я понял, что синьор до сих пор находится в опасности. Не лучше ли уведомить полицию?

– Не раньше, чем я переговорю с британским консулом… Как лучше всего доставить его в госпиталь?

– Вы можете воспользоваться гондолой. Можно было бы воспользоваться носилками, но дорога каждая секунда.

– Я отнесу его, синьор, – предложил Джузеппе.

– Хорошо. Мы должны торопиться, – сказал Верголези. – Я отправляюсь вперед и приготовлю отдельную палату.

– Все будет в порядке, доктор? – спросил Дон.

– Надеюсь. Если не случится чего-нибудь непредвиденного.

– Отнеси его в гондолу, – сказал Дон Джузеппе.

Верголези направился к двери.

– Я приготовлю все необходимое, – повторил он. – Через пару часов я буду знать, выживет он или нет.

– Мы еще увидимся с вами, доктор. – Дон повернулся к Гарри: – Иди, Гарри, и держи глаза и уши открытыми.

Джузеппе поднял Трегарта на руки и пошел к двери. Гарри выглянул на улицу, подал знак Джузеппе, что все в порядке, и они вышли. Не встретив никого по пути, они подошли к гондоле.

– Давайте побыстрее, – сказал Дон. – Через час или около того я буду в госпитале.

– О’кей, босс, я позабочусь о нем, – сказал Гарри.

Проследив, как гондола отплыла, Дон отошел от канала и отправился на улицу Фабори.

Эта улица была в центре города и являлась местом паломничества многочисленных туристов, и Дон понимал, что не так просто будет выбрать момент, когда он окажется там один.

Впереди него шла небольшая группа американских туристов, позади которой тащились две пожилые матроны, замыкала группу влюбленная парочка.

Дон вспомнил, что маленький алтарь в стене расположен в конце улицы, почти рядом с мостом Риалто. Будет нелегко обыскать его, когда так много людей толкается поблизости.

Почему Трегарт выбрал именно этот алтарь? Может, он спрятал там донесение? Не там ли находится разгадка его исчезновения? Был ли какой-то смысл в его словах или это бред больного человека?

Дон задержался в темной дверной нише, дожидаясь, пока туристы отойдут подальше, и оглянулся. Насколько он мог видеть, улица была пуста вплоть до площади Сан-Марко.

Слабый свет фонаря освещал алтарь. Юная парочка задержалась возле него. Дон терпеливо ждал. Наконец, поцеловавшись, парочка удалилась. Дон вздохнул с облегчением и быстрыми шагами направился к алтарю.

Это был крошечный алтарь, помещенный в стенной нише, огражденный редкой решеткой; статуэтка Девы Марии, букет искусственных цветов в большой металлической вазе и маленькая стеклянная лампадка.

Единственное место, где можно было что-то спрятать, была ваза. Дон просунул руку сквозь решетку и вынул цветы. На дне вазы лежал маленький пакетик, завернутый в зеленый целлофан.

Дон взял пакетик и инстинктивно оглянулся. К нему бежали двое мужчин – в одном из них он опознал Куризо!

Дон сделал шаг назад, зажав пакетик в руке. Куризо ускорил бег. В другом преследователе Дон опознал Ганса.

Дон побежал по улице в направлении Гранд-канала и там смешался с толпой туристов, прогуливающихся по набережной.

Засунув пакетик в карман, он еще раз оглянулся и увидел, что Куризо не далее чем в пяти метрах сзади. Дон знал, что преследователь не рискнет стрелять при стольких свидетелях. Они глянули друг на друга, и Дон улыбнулся.

Спокойным шагом он направился в сторону дворца Толетта. Куризо и Ганс следовали за ним в нескольких ярдах позади.

Увидев свой дом, Дон ускорил шаги, с извинениями продираясь сквозь толпу. Взбежав по ступенькам, он открыл дверь и оглянулся. Куризо и Ганс не делали попыток догнать его. Это насторожило Дона.

Закрыв дверь, он задвинул засов и глубоко вздохнул. У него не было ощущения безопасности. В доме было подозрительно тихо. Марио, слуга, которого он нанял в отсутствие Черри, не вышел навстречу. Затем Дон заметил полоску света, выбивающуюся из-под двери кабинета.

Он тихо прокрался через холл и, вытащив пакетик, опустил его в огромную вазу, украшавшую стол, сделанный в венецианском стиле.

Едва он успел отойти от стола, как дверь кабинета открылась и в проеме появился Карл Натцка.

– Добрый вечер, мистер Миклем, – сказал он, вежливо улыбаясь. – Прошу извинить мое вторжение, но мне нужно с вами поговорить.

– Рад вас видеть, – сказал Дон. – Надеюсь, вам не пришлось долго ждать? – он вошел в кабинет.

У противоположной стены стояли Буссо и блондин. В руке коротышка держал автоматический пистолет с навинченным глушителем. Увидев Дона, он сразу же направил оружие на него.

Оглавление