Гагарин

Нас так и взяли: голыми и разнежившимися. С характерным шипением совсем близко от прудика опустился катер, верх его откинулся – и на нас уставились два равнодушных серых глаза. Секунд несколько мы играли в гляделки, потом пилот спросил:

– Ну?

– В смысле?

– В смысле, долго я вас буду разглядывать? Поехали.

Я встал. Лю тоже.

– Э-э… офицер. Вы не могли бы приподнять машину? Там наша одежда.

– Не валяйте дурака. Эти тряпки всё равно сожгут.

– И нож.

– Ножи вам не скоро понадобятся. Лезьте, время дорого.

– И планшеты.

Он кивнул, приподнял катер на полметра и впечатал его в землю так, что мы подскочили.

– Теперь, я думаю, всё? – спросил он.

– Да, наверное, – сказала Лю и шагнула на заднее сиденье. Вода с неё стекала – и тут же впитывалась обшивкой. – Спасибо за участие, офицер.

Я полез следом. Едва я уселся, над нами образовался прозрачный колпак, а откуда-то снизу подул тёплый воздух с резким запахом йода.

Катер рванул свечой вверх, нас сильно вдавило в спинку – и друг в друга. Лю вцепилась мне в руку, сжала кисть так, что пальцы слиплись. Сначала я подумал – это от страха. Но потом посмотрел на неё и понял, что она так меня успокаивает.

Оглавление