***

– Буду краток.

Огрызко звонко щелкнул раскладывая указку. Этим обещанием он неизменно начинал каждый брифинг. Что характерно ни разу не сдержал. Экран за его спиной замерцал нежно-голубым цветом, по нему побежали линии, складываясь в схему Московского Метрополитена. Изображение чуть изменилось, обросло деталями, налилось объёмом и моделька начала медленно вращаться.

– За последнюю неделю погибли тринадцать рабочих в метро и ещё четверо в канализации. Это подтверждённые случаи. Пропавших больше на порядок. Сейчас наводят справки о группах диггеров, которые периодически спускаются в подземные ходы.

– Опять крыс гонять? – поинтересовался коротко стриженый светловолосый офицер.

– Нет, лейтенант, иначе я бы не стал никого собирать.

Лейтенант Стеклов ошибочно предположил, что это ежемесячная операция по снижению численности огромных крыс, встречавшихся только в метрополитене. Действительно эта задача была одной из сильнейших заноз московского отделения особого управления при ГРУ России. Крупные крысы не один десяток лет бродят по метро и канализации. В том что они такими стали нет ничего удивительного, из того бульона, что находится под Москвой может Годзилла созреть, не то что крысы. Периодически из за них случаются серьезные аварии и даже смерти. Поэтому каждый месяц бойцы Черного Льда обшаривают столько темных закоулков метрополитена сколько могут. А могут они немного, естественно такими методами вытравить крыс из метро не получается. Нет худа без добра и руководство Московского отделения использовало это скучное и противное задание как наказание для провинившегося личного состава. Этакая экзотическая альтернатива наряда вне очереди.

– Очевидно, что со смертями крысы никак не связаны. Мы еще с таким не встречались. Подтверждённых смертей не так уж много, хотя и почти два десятка число аномальное. Пропавших же больше. Возможно они просто заблудились, однако… у руководства есть причины полагать, что пропавшие тоже мертвы. В общем так.

Модель метро перестала вращаться, замерла, её пробороздили светлые линии четырёх маршрутов. Экран плавно разделился на четыре части, в каждой появилась более детальная прорисовка маршрутов. Взгляд невольно цеплялся за многочисленные светящиеся точки, которыми были усыпаны окрестности каждого маршрута.

– Это предполагаемые зоны в которых появление противника наиболее вероятно.

– То есть эта вся информация которую вы можете предоставить? – вкрадчиво поинтересовался старший лейтенант Дегтеренко.

Огрызко посмотрел на снайпера немного растерянно. С одной стороны он мог рявкнуть, с другой слово Дегтеренко весило немало. Приняв соломоново решение не обострять ситуацию без необходимости, Огрызко открыл папку и начал искать подходящую формулировку для описания.

Во время небольшой заминки Невзоров сидящий справа от Дегтеренко, толкнул локтем нагло заснувшего на брифинге Валеру Артемьева. Тот всю ночь готовил тесты для уроков по Химии для 9 Б класса.

Огрызко прокашлялся и скороговоркой выпалил:

– Предположительно противник членистоногое существо размером от метра и выше. Есть предположение, что это очень крепкое создание имеет внешнее сходство с тарантулом. Предположительно вместо хитина присутствует другой вид внешнего скелета, опять же предположительно его яд намного опаснее ядов с которыми мы до сих пор сталкивались. Есть существенная вероятность того что это самка, при чем уже с маленькими паучками на брюшке. Конечно информация от точности, но имейте ввиду. Эту цель мы должны найти и уничтожить.

– Особые приметы есть? – громко спросил Артемьев, который только что проснулся и решил продемонстрировать, что он вовсе не спал, а активно участвует в брифинге.

– Ага, родинка под третьим справа глазом, – саркастично ответил Огрызко. Затем показал указкой на карту. – Операцию проведём силой четырех звеньев, оружие естественно боевое. Общее командование осуществляет штаб, командование каждого звена соответственно лидеры звеньев. Виды оружия и обмундирование на усмотрение бойцов, однако прошу учесть место проведения операции, а так же варианты возможных событий.

Лейтенант убрал руки за спину и произнес как отличник перед классом.

– Я верю в ваш профессионализм и нашу удачу. Всем удачи.

– А теперь когда пафосная часть закончена можете сказать что-либо более точное? – так же вкрадчиво поинтересовался Дегтеренко.

– К сожалению это вся информация что смог нам достать информационный и научные отделы. И то все очень не точно, по косвенным уликам.

– Ну что, мужики, пошли, – позевывая позвал Артемьев и первым вышел из зала.

Валера шмыгнул носом и на ходу толкнул кулаком в плечо Невзорова.

– Опять всю ночь на ногах.

– Угу, отстой.

– Вам за это деньги платят, – заявил размеренно шагающий за ними Дегтеренко.

– Да-да-да, знаю.

Валера открыл свой ящик и достал оттуда «Абакан,» вытащил рожок и сделав чуть обеспокоенное лицо разложил наполовину, пожал плечами и собрал обратно. Видимо его что то не устроило, но он сам не мог понять что.

– Скажи, как ты там в институте?

– М? – переспросил Иван, туго затягивая перевязь с пистолетом на правом бедре. – Ты о чем?

Дегтеренко положил на стол посредине раздевалки свою любимую СВД, открутил прицел и начал с сосредоточенным видом подбирать другой из маленькой сумки

– Ему интересно как ты умудряешься бывать в институте и при этом работать тут.

– Работа у нас довольно редкая и то чаще ночью, что приятно, – поделился Невзоров, натянул на плечи непромокаемую накидку, а поверх неё разгрузку. Тоже положил рядом с СВД Дегтеренко свой «Винторез» проверил чистоту оружия.

– Как девочка то твоя?

– Какая «моя»?

Задавшего вопрос рыжего сержанта Невзоров не знал по имени, но периодически пересекался на заданиях.

– Ольга Белова.

Невзоров повернул лицо к сержанту.

– Так это вроде секретно…

Рыжий сержант фыркнул.

– Мы её по очереди стережем на крыше при выходе из школы и по очереди сопровождаем во время прогулок. Такая секретность, ага… Что в ней особенного?

– Ничего, – не моргнув глазом соврал Невзоров. – Хотя с ней довольно много хлопот.

– Каких? – поинтересовался Артемьев.

Лицо Невзорова на секунду изменилось как будто он вспомнил что-то страшное.

– Вчера вечером, когда она с Алисой ко мне заглядывала мы играли в Икс Бокс.

– Это по твоему хлопоты?

Послышались смешки.

– А потом она меня спросила зачем нужны тампоны и как их использовать.

– Твою мать!

– Что б тебя.

Все как то синхронно отвернулись произнеся стыдливое ругательство.

– Еще вопросы по хлопотам будет? – спросил Невзоров в наступившей тишине. Никто не ответил.

– Ну что парни, все готовы? – поинтересовался Огрызко входя в раздевалку. – Машины готовы, попрошу вас быть аккуратными.

Навирра сделала шаг из под арки Ворот и на неё тут же уставилось две пары дул автоматического пулемета, она замерла и оператор пулеметов убрал их в отделения на стенах с двух сторон от врат. Дроу молча прошла мимо двух учёных, на ходу стягивая тёмное манто. Не отвечая на приветствия и не реагируя на недоверчивые взгляды она совершила путешествие от лаборатории с вратами до одного из верхних этажей на котором располагался кабинет комиссара московского округа Богдана Валерьяновича Золлера.

Вежливо постучалась.

– Открыто.

Навирра аккуратно открыла дверь, тихо закрыла за собой и села перед столом лысенького старичка, который что то записывал в планшет перед собой.

– Как здоровьице, не кашляешь? – поинтересовался Золлер, не поднимая глаз.

– Все хорошо.

– Тогда давай сразу перейдем к делу. Что ты смогла узнать?

– Война идет, я не смогла выяснить ничего точного.

– Влетит тебе от Артура, золотце. Но мне то ты расскажешь все? Даже слухи.

– Как скажете… – Навирра потерла левый висок, облизнула губы. – На настоящий момент известно что войско, с которым король вышел из дворца было разбито, его жалкие остатки вынуждены были отойти к северу и непонятно каким образом попали в кольцо. Были почти полностью уничтожены. Небольшая группа еще пытается проскользнуть и пробиться на запад, жив или мертв король неизвестно.

– Что о Винсенте смогла разузнать? – Золлер скрестил пальцы и положил на них подбородок.

– По большому счету ничего. В последний раз его видели на перекрестке Эризана, однако сведения опять же очень неточные. Но в принципе если это так, то вероятно он направлялся к войскам короля, даты было нелегко сопоставить, по всем прикидкам он не мог успеть добраться до войска до генерального сражения.

– Хорошо. Хотя… не очень.

– Я не была в столице, вы мне запретили. Тем не менее мной была получена информация о попытке переворота.

– Как так? – хлопнул глазами Золлер.

– Мои … знакомые сообщили что целую ночь дворец был в огне. Удачной ли была попытка переворота неизвестно, но часть вассалов уже заявили о том, что их клятва недействительна так как король которому они её приносили мертв, а наследник слишком мал. А женщине – регенту приносить клятв верности они не будут, – полушепотом произнесла Навирра и добавила от себя, – глупые людишки.

– Та-а-а-ак, обстановка запутывается.

– Хаос время возможностей, в городах стало работать намного проще, люди напуганы, система работы тайной полиции нарушена. Сейчас можно было бы фактически у них под носом провернуть любое дело. Это просто моя оценка ситуации, – прошептала Навирра отведя взгляд в сторону и накручивая локон серебряных волос на палец.

– Так то оно так, но рано. Иди, приведи себя в порядок и потом с официальным докладом к Томилину, а у меня еще много дел, – Золлер открыл ноутбук и со вздохом уставился на текстовый файл. – Рутина. А ребятам наверно весело сейчас…

– Нет, ну а чего сразу мы?

Ворчал Артемьев. передвигаясь по пояс в воде, немного жужжали приборы ночного видения, каждый боец держал оружие наготове, хотя это было чертовски тяжело, особенно в таких условиях.

– Все как всегда, – произнес Дегтеренко, идущий впереди.

– Вот именно, – продолжил ворчать Артемьев. – Как в сухое метро так кого угодно кроме нас, а как в канализацию так сразу мы трое.

Невзоров про себя согласился с Валерой и повернувшись вокруг своей оси проверил тылы. Он как замыкающий частенько должен был это делать. По идее, безопасней было бы идти спиной вперёд. Но в «воде» по пояс… Иван выбрал компромисс между безопасностью и удобством.

– Звенья, докладывайте, – послышался мелодичный женский голос из наушников. Он был слегка искажен, под землей связь работает довольно плохо.

– Красный один все чисто, – доложил Дегтеренко.

– Красный два подтверждаю, – отмахнулся Артемьев. Он был в плохом настроении.

– Красный три, ничего подозрительного не вижу, – равнодушно сказал Невзоров.

Где-то капала вода, зеленый цвет разных оттенков уже начал раздражать глаза.

– Так, а вот это уже интересно, – задумчиво произнес Олег, пристально глядя направо. Сам тоннель по которому шло звено тянулся еще дальше, а сейчас стала видна небольшая лестница с пятью ступенями, воды в боковом туннеле было всего по щиколотку. Но не это насторожило Олега. Весь туннель был облеплен очень толстой паутиной. Олег мягко поднялся на три ступеньки и внимательно всмотрелся вглубь бокового тоннеля. Артемьев расположился рядом достал из набедренной сумки сканер и ультразвуком проверил туннель.

– Метров на пятьдесят никого нет, а дальше поворот, – тихо доложил он.

– Красное звено, докладывайте!

– Мы что-то нашли, – неуверенно произнес Дегтеренко.

– Точнее.

– Похоже на лежку клиента, проверять?

– Не надо, подождите остальных.

– Вас понял.

Олег так же глядя в тоннель, убрал пистолет в кобуру и снял со спины СВД, поднял на лоб прибор ночного видения и приложился к ночному оптическому прицелу.

– Ты вот ничего не нашёл, Валер, а я кокон вижу.

Невзоров стоял к своим товарищам спиной и немного нервно оглядывался. Последние минут пять он чувствовал себя неуютно. Чересчур неуютно даже для человека, который ночью бродит по пояс в воде, пахнущей отнюдь не фиалками, в поисках семейной самки тарантула-переростка, питающейся людьми.

– Может там что-то живое? – предположил Валера. – я слышал, что пауки часто усыпляют жертву и оставляют её живой что бы потом выпить кровь.

– Я тоже об этом слышал. Пошли. Невзоров постой тут. – Олег закинул СВДшку за плечо и вновь вытащил пистолет.

– Есть.

Сержант с лейтенантом осторожно пошли внутрь сухого тоннеля, а Невзоров только поднялся по лесенке на более сухое место. Олег с пистолетом на изготовку подкрался к кокону, кивнул Валере. Артемьев прошёл до угла, сел на одно колено и поводя стволом осторожно вгляделся в темноту. Иван контролировал подход с тыла, а Артемьев держал подходы спереди. Оценив ситуацию как спокойную Олег вернул пистолет в кобуру на бедре. С интересом поглядев на кокон он достал нож и подшагнул поближе.

Кокон висел свободно, имел форму аккурат под человека. Паутина оказалась тягучей, толстой и очень крепкой. Нож вяз, рукоятка так и норовила вывернуться из пальцев. Лёгким нажатием стенку кокона прорезать не удавалось, а чтобы всерьез применить силу не было места для упора. Пока старший возился с паутиной, ожил канал связи.

– Вы что там творите? – голос был незнакомым.

– Возможно тут живой человек, – твердым голосом сказал Дегтеренко.

– Послушайте, я специалист по членистоногим, не трогайте паутину до того как будете готовы к бою с пауком. От кокона идут сенсорные нити к логову паука и если он сейчас не на охоте, то…

Тем временем, стенку кокона Олег героически доковырял и ему на руку, из образовавшегося небольшого надреза, тут же запрыгнул паук, с ладонь размером, и с резво перебирая лапками двинулся вверх по руке. Дегтеренко чертыхнувшись стряхнул с себя паучка и наступил на то место куда он только что упал. В воде появилось немного крови. А затем из кокона с бешеной скоростью полезли точно такие же пауки. Лейтенант попятился.

Паучки десантированию в воду предпочли торный путь по кокону на потолок. Невзоров увидев движение рядом с лидером звена оглянулся, на левое плечо ему тут же упала какая то дрянь. Иван взглянул вверх и увидел нечеткий силуэт огромного паука, но тот не был похож на тарантула, слишком крупное брюшко и короткие лапы. Видимо это была та самая мать-героиня, которую они искали.

Долго рассматривать себя существо не дало и еще одна жидкая паутинина полетела в Невзорова, тот неуклюже но быстро отшагнул в сторону, вскинул «Винторез» и дважды выстрелил почти не целясь. Первая пуля глухо стукнула паучиху в спину, а вторая прошла мимо и ударила в потолок. Даже с такого маленького расстояния выстрел не пробил панцирь, но внимание паучихи на себя обратил. Побежав по потолку в сторону, она потянула за собой Невзорова. Тот не успел выхватить нож, потерял равновесие и бултыхнулся в воду.

Услышав почти бесшумные выстрелы «Винтореза» Олег и Валера уставились на Невзорова, который сразу же упал в воду и только по торчащему из воды канату паутины можно было понять где сейчас сержант. Причем канат двигался в сторону, какое то время продолжая тащить под водой не успевшего скоординироваться Невзорова.

Дегтеренко лениво, одним слитным движением вынул пистолет из кобуры, навёл его на морду паучихи и открыл огонь. Выстрелы были очень точные, но мелкокалиберное оружие было неэффективно. Как правило устав при такой ситуации предписывал атаковать уязвимые, незащищенные точки противника. В данный момент это скорее всего глаза, но чтобы их разглядеть в такой темноте прибора ночного видения было недостаточно. Доставать из-за спины СВД в довольно тесном коридоре было просто глупо. Олег уже всё на свете проклял за то что поддался привычке в выборе оружия.

– Центр, обнаружена цель. Ведем бой.

– Красный один, вас поняли, скоро подойдут…

Рядом с Дегтеренко зашёлся очередью автомат и конец фразы потонул в грохоте. Выстрелы автомата «Абакан» очень точны. Это очень хорошее оружие из разряда «выбор профессионала» и паучихе оно пришлось не по вкусу. За несколько секунд она получила почти целую обойму из пистолета в «лицо» и несколько тройных пулевых автоматных попаданий. Внешний скелет треснул на спине и задней части брюшка.

Невзоров потряс под водой головой, ухватился за паутину и поднялся на ноги, отплевываясь. Плотно закрыть рот, когда падал, он не успел в чём сейчас очень раскаивался. За то время, что он принимал водные процедуры, Олег с Валерой плотно обстреляли паучиху. Выныривание Ивана совпало с её решением сменить позицию. Мутант побежал по потолку в направлении туннеля из которого и вели огонь боевики. Второй раз нырять Иван не хотел и упершись пятками в скользкое дно повалить себя не позволил. Ремень «Винтореза» соскользнул с мокрого плеча и оружие упало в воду, а Ивана немного протащило по тоннелю.

Дегтеренко чётко, как на тренировке выбросил из пистолета обойму, вставил новую, передернул затвор, вскинул руку, меняя позицию, и прицеливаясь в переместившегося паука. Но первый же выстрел пошёл далеко мимо цели. Ему на руку упал один из паучков, что забрались на потолок ранее, и тут же укусил. Затем еще два паучка упало на голову и один на левое плечо. Олег принялся стряхивать и давить всё новых и новых падающих паучков. Автомат Артемьева замолчал по тем же причинам. Мелкие пауки могли прокусить только относительно тонкие перчатки и места которые перчатки не закрывали – это последние фаланги пальцев. Но пауки рвались к другому уязвимому месту – лицу и шее. А паучиха, решив вплотную заняться Невзоровым, выпустила еще одну паутину, которая шмякнулась Ивану на грудь и почти сразу застыла. Как только это произошло она стала подтягивать боевика к себе. Ноги Невзорова оторвались от пола, он повис в воздухе и отчётливо разглядел ожидающее его пощёлкивающие жвалы. Через пару секунд он с ними познакомится.

«Хорошо, что руки свободны.»

– Красное звено, почему молчите? Докладывайте!

– Вооружения, *цензура* на тысячи долларов, а тут нужен просто один большой тапок, – стряхивая с себя жалящих пауков прорычал сержант Артемьев и раздавил очередного сброшенного с головы мелкого членистоного.

А Ивана тем временем паучиха подтягивала всё ближе и он смог её разглядеть получше.

Нет, все-таки ни на один из известных Невзорову видов этот похож не был. Паутиные бородавки располагались не под брюшком, а над ним. Хотя… может под ним они тоже есть. По крайней мере та паутина, которая была выпущена в Невзорова направлялась именно с верхней части брюшка.

Невзоров понимал, что паучиха первым делом попробует подмять его под себя, а потом ужалить и замотать в кокон. Или просто убить… Вообще пауки ведь довольно трусливы и скорее всего она не напала бы на тех кто дает сдачи, если бы не кладка. С тактической задачей Иван быстро разобрался, нужно было не позволить себе оказаться под пауком, иначе не избежать встречи со жвалом.

Нож выскользнул из ножен и был крепко взят обратным хватом.

Другой рукой Невзоров убрал с лица ПНВ. Всмотрелся в чуть блестящие глаза противника, а когда оказался достаточно близко потянулся к морде и, чудом избежав жвал, всадил нож в ближайший глаз. Уже начавшие его обхватывать передние конечности паучихи на секунду отдернулись назад и Ваня повис только на одном ноже. Ухватившись второй рукой за основание передней лапки он подтянулся, оперся коленом и перебросив ногу зафиксировался на спине паука. Его тут же потянуло вниз, очевидно членистоногое быстро справилось с болью и разобралось в ситуации. Схватив средними лапами паутину она потянула Невзорова вниз. Так как Ваня сидел верхом на паучихе, которая расположилась на стене и держался фактически только за один нож сохранить равновесие было сложно, но на это раз он справился. Но паучиха была сильнее и играть в затяжные силовые игры на перетягивание было бессмысленно. Лихорадочно соображая как избавиться от этой очень прочной паутины Невзоров не придумал ничего лучше чем вырвать пистолет из кобуры и начать стрелять по натянутой паутине. К счастью пулям паутина поддалась и обе паучьи веревки после семи выстрелов повисли в лапах паука.

Все описанное произошло буквально за считанные секунды.

– Вань, ты живой? – прокричал Артемьев, выглядывая из тоннеля. Судя по всему они разобрались с выводком.

– Да, – коротко отрезал Иван и открыл стрельбу в упор по голове паука. В пистолете еще оставались достаточно патронов.

– Ты туда как залез?! – удивился Артемьев и вскинул «Абакан», но стрелять не решился. Он был не настолько метким, как Олег. Зато чуть позже вышедший из тоннеля Дегтеренко начал методично долбить из пистолета по голове пауку. Тот, заверещав, развернулся и побежал по стене, стремительно удаляясь от силовиков.

Олег сделал еще несколько выстрелов в догонку.

– Центр, цель движется на восток. Его … сопровождает красный три.

– Красный один, вас слышу.

Дегтеренко почесал подбородок, заметил еще шевелящегося паучка и неторопливо наступил на него, под ногой тихо хрустнуло.

– Что мы стоим, Ванька там…

– Мы ничем помочь не можем, бежать следом по пояс в воде это просто бессмысленно, – спокойно пояснил Дегтеренко.

– Но как же. Мы будем тут просто сидеть?

– Нет, у нас тут найдутся дела.

Дегтеренко вытащил из кармашка на поясе маленький баллончик и начал обрабатывать кокон. Артемьев после секундной заминки присоединился к старшему по званию, достав точно такой же баллончик, начал обрызгивать пол и стены.

– Думаешь выживет? – спросил Артемьев обрабатывая последний уголок паучьей кладки.

– Думаю да, – заявил Дегтеренко и резко проведя по стене зажигалкой выбил искру. Пламя весело разбежалось по всему тоннелю.

– Красный три, в точке Б5 зеленое звено наблюдало движение.

– Да вы что? Не прикалываетесь? – огрызнулся Невзоров которого как раз в этой точке паучиха чуть не пришибла о выступ, перепрыгивая с одной стены на другую.

Иван по прежнему держался за рукоятку ножа, а второй рукой удерживал пистолет. Во первых потому что убирать его было очень неудобно, во вторых потому что второй руке держаться было больше не за что.

Паучиха резко остановилась в небольшом расширении тоннеля. Это было похоже на маленькую заброшенную станцию метро. Приподняв брюшко, она плюнула вверх паутиной, зацепилась за потолок и подогнув лапки вниз начала подниматься вверх, сматывая паутину. Черное звено, показавшееся с другой стороны тоннеля, увидело паучиху уже на высоте трех метров и открыло стрельбу. Она была развернута к ним пузом и поэтому попасть в Невзорова было бы сложно даже при желании.

Оказалось впечатление, что пули не наносят никакого вреда внешнему скелету было ошибочным. Автоматные пули оставляли трещинки и явно причиняли боль. Но паучиха довольно быстро поднялась на потолок, затем нырнула в какой то очень узкий проход и вылезла из него… в старую подсобку сторожа заброшенной московской стройки.

Выбежав на улицу она побежала по дороге. Время было очень позднее, около двух часов ночи, прохожих и машин почти не было. Паучиха поднялась на крышу пешеходного моста через МКАД и… получила пулю из крупнокалиберного орудия в брюшко. Осколки внешнего скелета разлетелись в стороны. Членистоногое дернулось и подогнув ноги прокатилось спиной по крыше почти раздавив собой Невзорова. Ручка ножа выскользнула из руки сержанта и он остался лежать на крыше. Усилием воли заставил себя тут же подняться и вскинув пистолет расстрелять оставшиеся патроны в животное. Та на пистолетные выстрелы внимание не обратила, зато еще один выстрел невидимого стрелка почти оторвал одну из лап.

Паучиха в панике приподняла брюшко и плюнула паутинки в Невзорова. Жидкая паутина прилетела в ноги сержанта. Последний выстрел неведомого стрелка разнес вдребезги голову членистоного. Безжизненное тело паучихи начало медленно сползать по арочному склону крыши. Невзоров расслабился, тут же потерял равновесие и склееные паутиной ноги не послушались его. Сержант упал с моста в противоположенном направлении от падения паука. Запаниковал, но тут что то дернуло его за ногу.

Они с пауком повисли по разные стороны от моста и болтались на высоте примерно трех метров над дорогой. Отдышавшись Невзоров доложил.

– Центр, докладываю, цель ликвидирована, жертв нет.

– Мы вас видим, скоро будут наши люди. Никуда не уходите.

– Спасибо за совет, блин, – эту фразу он сказал уже выключив приемник.

Тяжело вздохнул и сложил руки на груди. Машины проезжающие снизу его почти не тревожили. Зато некоторые водители поглядывали на экстравагантную парочку висящую под мостом как-то странно.

– Нет, ну вы сегодня устроили, – веселый женский голос сверху заставил Невзоров приподнять голову что бы посмотреть туда.

– Алиса? Ты что тут делаешь?

– А я вот летала, летала… и смотрю – ты верхом на пауке. Ну не могла же я такого упустить. Тебе там удобно.

– Все просто зашибись, – злобно прошипел Невзоров и опустил руки вниз. – А что ты тут вообще делаешь? Я думал ты вернулась к учительнице, в Сибирь.

Алиса помрачнела.

– Я в последнее время там редко бываю. У учительницы и остальных хватает забот и без меня. И талантливый ученик у Лиры есть, я сейчас там лишняя.

– Ха-ха-ха. Ты что, ревнуешь к Ольке что-ль?

– Нет, не ревную. В конце концов если они хотят ею заниматься – пожалуйста. Мне то что, подумаешь. Сами мне столько лет впаривали, что заниматься надо индивидуально, так нет. Теперь на неё внимание со всех сторон и Лиры в том числе, а то что у меня не получается, так это только моя вина.

Невзоров просто хотел слегка подколоть девушку, и не ожидал такой бурной реакции.

– Мне нравится Оля, милая добрая девочка. Но Волхв ведет себя неправильно, я чувствую себя там лишней. Ольга… она за пару недель осваивает то, что я учила годами. Это ставит меня в… неудобное положение.

– Неудобное положение? – переспросил Невзоров, мерно покачиваясь на ветру. – Кажется я тебя понимаю.

Еще раз тяжело вздохнул.

– Слушай, – Ваня приподнял голову что бы разглядеть на краю крыши ведьму. – А ты не знаешь кто это так хорошо по пауку отстрелялся?

– Один из «Воронов».

– А что он тут делал?

– Свою работу. Один из «Воронов» контролирует Москву и постоянно следит за тем что бы подобных инцидентов не было. Увидев тебя он последовал за вами и когда уточнил сведения из центра об операции оказал тебе огневую поддержку вооооон с той крыши.

– Хм…

Крыша на которую показывала ведьма была чересчур далеко. Да и в её объяснении было много непонятного. Как это «Ворон» за ним следил? Алиса в виде голубя делала это с воздуха, а вот «Ворон»…

Машины марки «Тигр» оперативно начали блокировать проезд по МКАД. Через пять минут Сержант был спущен на землю, а через 20 уже ехал на пассажирском сиденье одного из «Тигров» домой.

Сразу вернувшись домой Иван скинул одежду на пол и убежал в душ. От него воняло так, как от большинства навозных жуков не пахло. Уже стоя под струями теплой воды он подумал, что бросать на пол рабочую одежду и оружие было не очень умным поступком, но расхаживать вонючим и грязным по квартире претило его самолюбию. Под конец, выключив горячую воду и постояв секунд десять под холодной, он выключил душ и одел чистую домашнюю одежду.

Затем с брезгливым выражением лица запихал свою форму и пустую разгрузку в стиральную машину и поставил самую мощную программу чистки.

Невзоров снова вышел в прихожую и, подобрав связку взрыв-ножей, двойную портупею и пистолеты, пошёл на кухню. Разложил на столе две газетки и аккуратно разобрал пистолет из которого ему сегодня пришлось пострелять. Бережно и почти с любовью смазал в нужных местах дорогой оружейной смазкой, вытащил патрон из ствола и заново снарядил магазин. Затем собрал пистолет, вставил обойму и отложил в сторону.

Второй пистолет Невзоров разбирать не стал, но снаружи протер тряпкой, смоченной спиртом.

Далее пришлось заняться ножом. Вот что действительно требовало ухода так это именно нож. Весь в каких то осколках хитинового панциря паучихи, грязный да к тому же еще и ножны испачкались. Иван взял другую тряпку, облил её скипидаром и поэтапно осторожно начал чистить нож. Терпение и педантичная работа принесли свои плоды: нож снова заблестел и в его силуэте проступила та самая тихая угроза, которую несет любое боевое холодное оружие. Далее пришлось чистить ножны для ножа, портупеи и связку со взрывножами. К счастью последние были очень плотно и герметично укреплены в связке, так что даже доставать для очистки их не пришлось.

Посчитав почищенное оружие и удовлетворившись результатом, Невзоров убрал нож в ножны, пистолеты в портупеи, после чего разложил оружие по тайникам и более менее успокоился.

Ложиться спать при условии, что всего через полтора-два часа уезжать в институт довольно глупо. Иван отлично себя знал, и ясно осознавал, что ни за что не встанет вовремя в таких условиях. Поэтому вместо того что бы ложиться спать он достал конспекты по физике и начал их зубрить. Впрочем без какого-либо ощутимого результата. В голове вертелись мысли о том, что завтра придется отчитываться за потерянное оружие, да и все звено скорее всего будут строить за неподчинение приказу. Сказано же было – паутину не трогать.

С другой стороны это распоряжение поступило уже после того как Дегтеренко прикоснулся к паутине, да и это не был приказ старшего по званию, а так какой то невнятный яйцеголовый. К тому же все кончилось хорошо. Относительно конечно, блокировка дороги МКАД это то еще событие, которое не останется без внимания прессы и властей Москвы. Управлению будет нужно все утрясти как можно быстрее и при этом соблюдать конспирацию. Другими словами у Золлера прибавилось административной работы. Ох и зол он будет при встрече!

Побездельничав еще час, Невзоров вышел из дома около шести утра и направился в метро. Сегодня он решил машину не брать, в столь сонном состоянии садиться за руль Иван не собирался.

– … таким образом следуя формуле получаем…

Грозный храп пронесся по аудитории и перебил профессора.

Тот поправил очки и медленно направился к нагло дрыхнувшему за партой в темном углу Невзорова. Профессор навис над студентом.

– Молодой человек, вы вероятно дома не выспались, – сквозь зубы проскрежетал преподаватель.

Молодой человек никак не отреагировал и продолжил спать. Преподаватель слегка толкнул указкой в плечо студенту. Тот снова проигнорировал. Преподаватель толкнул еще у Невзорова сработали рефлексы и глаза с хищным прищуром открылись…

– В чем дело? Я тут работаю между прочим, не мешайте!

– Зелинский, вы еще на позапрошлой неделе обещали мне врата готовые к переброске техники. Где?

Сухощавый офицер Ежов одетый в штатское общался с профессором, участвующим в изучении Врат. Их связывали довольно необычные отношения. Можно даже сказать подозрительные. Алберт Зелинский был правой рукой профессора, который курировал вопрос врат, и теоретически его с Ежовым ничего не связывало, однако силовики по роду своей деятельности очень интересовались вратами и имели слабенькую сеть информаторов в Научном Отделе. Из товарищей вроде Зелинского. Конечно особых секретов они не выпытывали, но нужные им сведения пытались вытребовать.

Зелинский же был очень похож именно на ту когорту ученых, которых традиционно принято изображать в кино и литературе. Чуть кудрявые волосы торчащие во все стороны, толстенные очки, чуть ссутуленый. Внешность обманчива, это на самом деле был очень достойный человек с бульдожьей хваткой во всём что касается науки. Информацию силовому отделу он сливал ровно потому, что не считал их отдел чем то чуждым, да к тому же просто любил поболтать и похвастаться достижениями. Своих и своей группы в основном.

– Ну что вы от меня хотите? Для начала нужно хотя бы стабилизировать работу Врат. А вы технику… да и потом. Даже если мы сможем перебрасывать технику, вам то что? Врата находятся под землей.

– Это уже наше дело, – примиряюще заявил Ежов, хотя этот аргумент его сильно урезонил. Действительно, а как БТРы например под землю спускать? Не по частям же.

Альберт затянулся сигаретой и прислонился спиной к стене курилки, потер основанием ладони лоб.

– Хотя все таки подвижки в вопросе есть. Мы экспериментируем над векторным проектированием луча переброски.

Ежов сощурил глаза и очень недобро посмотрел на ученого. Тот спохватился и разьяснил.

– Если все удастся мы сможем открывать врата практически в любой точке куда сможем доставить проектор. А те что у нас под землей будут всего лишь своеобразным генератором прохода.

– Хорошо, – сухо кивнул Ежов. – Вас Волхв не беспокоит?

– Неа. Вообще не заходят. И слава богу, без них работать проще.

– Так, по порядку. Что натворил этот молодой человек?

Куратор группы Невзорова сидела за столом и соколиным взглядом смотрела на Невзорова. Тот стоял с ногами на ширине плеч и руками убранными за спину. Анисимова нахохлившись и сложа руки на груди стояла тут же. Она и нарушила первой тишину.

– Он схватил профессора, как то вывернул его руку и ударил лицом о парту.

– Невзоров это правда? – Вера Констатиновна грозно посмотрела на студента. На того это впечатления не произвело.

– Это условный рефлекс.

– А кричать после этого «сдавайся, урка» это тоже рефлекс? – прошипела Анисимова.

– Именно так, – степенно кивнул Невзоров. – И я вообще то извинился.

– Фраза «извините что я собирался вас убить» это по твоему извинение?

– А разве нет? – хлопнул глазами Невзоров.

– Зачем ты напал на профессора?

– Я повторяю, я не нападал. Он меня разбудил и у меня рефлекс сработал.

– Так ты еще и спал на лекциях. Ваня зачем ты сюда ходишь?

– Учиться, – закатил глаза Иван. Терпеть не мог лекций о необходимости образования. А с такого вопроса они как правило и начинаются.

– Ну так учись, а не майся дурью. Почему на лекции уснул? Ночью не спал?

– Так точно.

– И где ж ты был ночью?

– Я не могу вам точно сказать, но в этом месте очень дурно пахнет.

– Ты был в женском туалете на третьем этаже? – удивилась Анисимова.

– Ну почти, – склонил голову на бок Невзоров. – По крайней мере ты близка к истине.

– Сегодня лекции у вас уже закончены?

– Да закончены, – кивнула Анисимова.

– Наказать этого молодого человека мы не можем. Но я рассчитываю на тебя, сама придумай как использовать его рефлексы во благо. Скоро восьмое марта, а нам не хватает рабочих.

– М… я не думаю, что он согласится.

Невзоров степенно и с уверенностью кивнул на эту мысль Анисимовой.

– Солнышко, запомни что бы тебе не отказали в каком либо деле – не спрашивай, а распоряжайся. И сходите извинитесь по нормальному перед учителем.

Выйдя в коридор Анисимова мрачно уставилась на Невзорова.

– Ты мне ничего не хочешь сказать?

– Привет.

– Да не это! – всплеснула руками староста. – Зачем бить учителя? Нет, я понимаю ты исполнил мечту половины нашего потока, но зачем? Ты же не из тех укурков у которых подобные шутки в порядке вещей.

– Я же сказал. Условный рефлекс, я правда не нарочно.

– То есть зла нашему преподу ты не хотел? – с недоверием посмотрела на Ивана Анисимова.

– Конечно, я даже имени его не помню, а уж зла желать…

– Ладно хорошо, сейчас извинимся перед…

У Невзорова громко зазвонил мобильный телефон. Он не любил песенки на звонке и у него телефон просто старомодно пищал. Прервав словесный поток старосты он достал трубку и щелкнув клавишей приставил к уху.

– Здравствуй, Алис. Да, помню, только мне надо домой заглянуть за ор… – бросил взгляд на старосту. – За инструментами.

Выключил телефон, развернулся и пошёл к гардеробу.

– Эй, стоять, – взвизгнула Анисимова и кинулась вдогонку за Невзоровым.

– Прости не могу, у меня дела.

Ваня спустился по лестнице на два этажа, направился к гардеробу, особенно не вслушиваясь в слова старосты. У девочки совсем не было командного голоса и она была довольно робким человеком. Это сегодня она задиристая. И то только из-за эмоций.

– Послушай ты, завтра после лекций остаешься и помогаешь нам готовиться к восьмому марта.

– Водки что ли купить? – поинтересовался Невзоров, натягивая куртку.

– Нет, мы устраиваем что-то вроде огонька…

– Что за детский сад? – Перекосился в лице Невзоров.

– Так, ты у нас вообще виноватый, так что нечего нос воротить. Приходишь завтра после лекции и работаешь вместе для подготовки.

– А если…

– А если убежишь, я тебе покажу! – и показала кулак.

Невзоров цокнул языком и лирично посмотрел на старосту. Та спрятала кулак.

– Я подумаю.

Куртка наконец соизволила застегнуться и Невзоров направился в очередь перед выходом с института. Сразу после лекций в институте часто образуется небольшая давка.

– А это кто? – из неоткуда рядом со старостой вынырнула темноволосая девушка. Анисимова приложила палец к виску вспоминая девушку. Надежда Филлипова из её же группы.

– Твой однокурсник между прочим.

– Ой правда? А я его никогда не замечала.

– Это в общем то неудивительно ты же ходишь раз в месяц.

– Я на платном, отвали, – отмахнулась девушка. – Он так мужественно приложил препода…

– В этом нет ничего хорошего.

– Ну это ты так думаешь. М… позволить ему меня до дома проводить что ли?

– У него своя машина.

– Да? – на лице девушки появилось отстраненное выражение. – Всего через месяц он будет моим.

Анисимова покачала головой.

– Не веришь? – задиристо поинтересовалась Надя.

– Прости уж, – пожала плечами староста.

– Давай поспорим?

– На что?

– Ах да, ты ж из нищих у тебя ничего нет, – мимолетом бросив оскорбление Филлипова задумалась на пару секунд. – Давай так, если я выиграю ты будешь моей рабыней неделю, а если ты, то я буду твоей рабыней.

Анисимова задумалась, затем вспомнила характер Невзорова и с готовностью протянула руку для спора. Надежда сама разбила руки.

– И так, смотри и учись, быдло. Перво-наперво надо заставить его заметить тебя. Я сейчас на него посмотрю и он сюда обернется, увидит меня.

Надя действительно посмотрел Ивану в затылок. Тот почувствовал наблюдение и повернул голову. Тень от волос немного накрыла глаза, он был чем то недоволен. Быстро поймал взгляд Филлиповой. Надежда, опытная во флирте подмигнула Невзорову.

– Хрен ли палишь?

Громко поинтересовался Иван. Все присутствующие повернули лица к Филлиповой. Та отвернулась от взглядов. Анисимова сочувственно похлопала Надежду по плечу.

– Удачи в твоем нелегком начинании, а у меня еще дела в деканате.

В очередной раз широко зевнув Невзоров вышел из лифта, прошёл к своей двери и открыв дверь ключом вошёл внутрь.

Снял с вешалки портупею, одел поверх рубашки. Прошёл на кухню, поставил электрический чайник и насыпал в чашку растворимого кофе. Посмотрел на наручные часы, вздохнул, ушёл в кабинет. Достал из шкафа ножны с коротким ремнем, прикрутил под джинсы и вложил в ножны небольшой нож. Из ящика же был извлечен пистолет и плотно убран в кобуру портупеи.

Чайник щелкнул, сообщив о том, что вода вскипела. Заливая кофейный порошок кипятком Невзоров услышал настойчивый стук в стекло балконной двери и со вздохом вышел в большую комнату и открыл балкон.

– Алиса, сколько раз тебе повторять, что в нормальном человеческом жилье что бы войти в дом надо пройти через входную дверь.

– А эта чем не входная? – постучала ведьма еще разок по балконной двери. – Мне быстрее через балкон чем спускаться вниз, и потом на лифте назад вверх.

– Да-да, – не стал особенно вникать в её размышления Невзоров и вернулся на кухню. Подсластил кофе и хлебнул обжигающе горячий напиток.

– Ты готов? – вошла за ним на кухню ведьма.

– У меня еще десять минут, – показал на наручные часы Невзоров.

Алиса фыркнула и села за стол напротив Вани. Нетерпеливо покачивая ногой, стала ждать пока Невзоров допьет.

– Сегодня что?

– На Новых Черемушках появился умник, который называет себя народным целителем, деревенским колдуном и белым магом шестой степени.

– А ты какой степени?

– У магов нет степеней, – отмахнулась Алиса.

– Ну и чем он тебе сдался? Таких колдунов в Москве не одна сотня, – пожал плечами Невзоров.

– Он обдуривает людей и никому не помогает. При этом обворовывает их до нитки.

– Ты сейчас министерство финансов описала.

– Я серьезно. А еще он дискредитирует ведическое искусство как таковое. Этого я не могу простить… – Алиса нехорошо прищурилась.

Невзоров пару минут пристально смотрел в её лицо в тишине, затем задумчиво произнес.

– И все таки это не твоё дело. Обратилась бы через своих к начальству они бы через МВД его прижали за пару недель.

Алиса хлопнула по столу.

– Ну скучно мне, ясно?! Скучно!

– Ах вот оно как, девочку оставили без игрушек, как же так… – издевательски сладким голосом произнес Иван и улыбнувшись самому себе сделал большой глоток из чашки.

Ведьма на удивление легко перенесла подколку. Только попросила.

– Вань дай мне пожалуйста вон ту газетку.

Невзоров потянулся, снял с холодильника газетку и передал Алисе. Та скрутила её в трубочку.

– Зачем она тебе, Ал…

Свернутая газета со всего маху треснула Невзорова по голове.

– Не то что бы больно, но обидно, – произнес Иван и поставив чашку на стол. – Едем.

По дороге в «лечебницу» Алиса с Невзоровым не разговаривала, а насупившись смотрела в окно. Ваня же спокойно крутил баранку машины и думал о чем-то своём.

Подобные выезды вместе с ведьмой руководством в лице Дегтеренко и Ежовым одобрялись. Очисткой Москвы от шарлатанов не занимается почти никто.

Как всегда офис «целителя» оказался в полуподвальном помещении с евроремонтом сделанным выходцами из средней азии. Невзоров припарковал машину возле одной из пятиэтажек и облокотившись локтем провел пальцами по подбородку. Замер в задумчивости.

– Ну и чего мы ждем? – дернула его за рукав Алиса. Она уже забыла что обиделась на Невзорова.

– Погоди, надо аккуратно, а то меня Золлер с потрохами сьест в этот раз.

– После прошлого раза? Неудивительно, что он на тебя ругался. Три раненых, у одного ты руку сломал зачем то…

– Нечего было меня хватать. И вообще они вели себя агрессивно. Я защищался.

– Ага, и стрелял в убегающих агрессоров.

Охранник поднялся из подвального помещения достал сигарету, подкурил от зажигалки и с удовольствием затянулся.

– Пошли, – скомандовал Невзоров и первым вышел из машины. Алиса последовала за ним. Иван через плечо направил назад брелок сигнализации и нажал кнопку, машина пикнула. Невзоров подошёл вплотную к охраннику.

– Привет.

– Чего тебе? – осведомился охранник.

Невзоров посмотрел на него с ног до головы. Плотного телосложения, чуть-чуть ниже него, лет сорока. Не смотря на грубое приветствие этот человек был больше похож на обычного семьянина, работающего на неизвестного ему самому человека что бы получить свои тридцать тысяч в месяц, чем на цепного пса большого хозяина.

– Я из некоторой конторы, – заслонившись спиной от улицы и Невзоров показал своё удостоверение охраннику и тут же убрал. – Мы сегодня хотим пообщаться с уважаемым целителем о его профессиональной деятельности. Я думаю вы или ваши коллеги не станут нам мешать.

– А ордер есть? – осведомился охранник. Сигарета в его руках для некурящего Невзорова служила лишним раздражителем.

– Короче, – отсек Невзоров. – Я все равно войду и пообщаюсь с твоим начальником. И я войду туда мимо тебя или перешагнув через тебя. Выбирать тебе.

Невзоров убрал руки за спину и пристально всмотрелся в глаза охранника.

– Ну раз из милиции… иди.

– Благодарю за сотрудничество, – Невзоров кивнул Алисе и быстрым шагом направился в офис народного целителя.

– Вань, у тебя что документы милицейские что ли? Нельзя же, это статья.

– Дык это мой обычный документ, там написано где я служу и что могу носить и хранить оружие. Он не прочитал просто.

Открыв белую дверь они прошли маленький коридорчик и почти налетели на стол секретарши.

– Вам назначено? – миловидно поинтересовалась женщина лет тридцати.

– Нет.

– Тогда будьте добры подождите с остальными.

Она кивнул на комнату с надписью «зал ожидания».

Это что то новое. Как правило «целители» назначали сеансы на определенное время, чтобы люди не толпились. Ивану на секунду стало интересно, а в этом зале кто-нибудь сейчас ждет или…

– Я пожалуй сразу к уважаемому… э… Алиса, а его как вообще зовут?

– Олег Харитонович Сабитов.

– В общем мы к нему прямо сейчас.

– У него прием, – более агрессивно заявила женщина.

– Я рад, что вы это тоже понимаете.

Невзоров прошёл мимо секретарши не обращая внимания на её протесты и покрутил ручку кабинета врача. Закрыто.

– Прекратите хулиганить, я сейчас вызову милицию.

– Только-только хотел вас об этом попросить. Будьте так добры, – произнес Невзоров и ударил ногой во двери возле ручки. Замок с треском выломился и дверь распахнулась.

– Я могла это сделать без разрушений. Тебе обязательно все вокруг крушить?

Иван отмахнулся и вошёл внутрь.

Маг судя по всему взял себе образ Распутина. Длинная борода, волосы. Свободное черное одеяние и здоровенный крест на груди. Увидев крест Алиса злобно блеснула глазами.

– Выведи клиента и смотри чтобы никто не уходил, а я с ним сама пообщаюсь.

Перед «магом» сидела старушка с несчастным выражением лица и зачарованно смотрела на народного целителя. Она казалось и не заметила что в кабинет с грохотом ввалился Невзоров. Иван взял её под руку как наркоманку и повел за собой в зал ожидания заодно пугнуть остальных, чтобы не выходили.

Маг еще не успев произнести ни слова растерянно посмотрел вслед Невзорову с его клиенткой. Алиса закрыла за ними дверь, что то шепнула и дверь закрылась плотно, словно её только что не вышибли вместе с косяком. Взяла стул, на котором сидела бабушка, развернула его села верхом и уставилась в глаза Олега Харитоновича.

– Чем могу быть полезен?

– Бездарность, серость.

– Что? Твои способности к магии даже ниже, чем у среднестатистического человека. Почему ты называешь себя магом?

– Духи разговаривают со мной помогают мне и …

– Заткнись!

Олег Харитонович потянулся рукой под стол где у него был травматический пистолет «Оса».

– Знаешь за этой дверью сейчас находится человек для которого убить это все равно что выпить бутылку пива. Мимолетное, незапоминающееся событие. И ему достаточно малейшего повода что бы тебя убить. И я близка к тому что бы дать ему этот повод.

– Кто вы, что вы хотите?

Алиса улыбнулась. Её идеально ровный прикус начал видоизменяться. Начали вырастать клыки, глаза показали зеленый блик как кошачьи в темноте.

Маг побледнел.

– Ты никогда не думал, колдун, – последнее слово она буквально выплюнула. – Что за все придется платить рано или поздно?

Ногти без маникюра на руках тоже начали вырастать в заостренный когти. Алиса положила одну руку на стол и провела когтями по нему, оставляя глубокие борозды.

– Пожалуйста, не надо… – губы мага задрожали, он выронил удерживаемый под столом травматический пистолет.

– Не знаю, не знаю… – прошипела ведьма. – Сколько денег ты собрал с населения?

– Немного я же…

– Отвечай, – еще раз провела когтями по столу.

– В бухгалтерской книге все записано.

– Что бы в течении двух месяцев все вернул. До копейки, иначе я тебя найду. Ты же не думаешь что от таких людей как я можно спрятаться так же как от правоохранительных органов?

Маг сглотнул.

– Вот и хорошо.

Довольна собой Алиса встала со стула, на секунду остановилась возле дверей, приводя лицо и руки в порядок. Частичные превращения это больнее чем превратится в шаблонного зверя.

Выйдя из кабинета мага Алиса сразу увидела Невзорова, который сложив руки на груди и прислонившись к стене стоял возле дверей зала ожидания.

– Все там? – поинтересовалась Алиса, показав пальцем на дверь.

– Ага. Зал так себе, семь на четыре метра. А там всего четыре тела включая бабку.

– Я пообщаюсь с ними, посторожи пожалуйста.

– Ух ты какая вежливая стала. Надо тебя почаще по магам возить, благо этого г… добра навалом.

– Помолчи, а… – помахала ладошкой Алиса проходя в зал ожидания. И, уже закрывая за собой дверь, добавила. – И забери у этой дуры бухгалтерскую книгу.

Последнее она сказала не обращая внимания на то, что секретарша рядом и все прекрасно слышит. Ещё через десять минут Алиса вышла из зала ведя за собой заплаканную женщину.

– Едем к ней, – уверенно заявила ведьма.

– Какого рожна? – выгнул бровь Невзоров.

– Она не просто так сюда пришла в отличие от остальных. Поехали, это по нашей с тобой части.

– Да чтоб тебя.

Выезжая за пределы Москвы Невзоров продолжал слушать жалобы этой женщины.

– И вот… когда я начала жить с мужем в этом доме к нам пришла беда.

С мученическим выражением лица Невзоров одной рукой удерживал руль и вёл машину по сырому асфальту подмосковной дороги. Женщина взахлеб рассказывала своё горе Алисе, которая в свою очередь сидела на переднем пассажирском сиденьи вполоборота и внимательно слушала.

– Врачи не могут понять что происходит с мужем, он почти совсем не ест. Мы ходили по врачам, но они сами ничего не понимают. Я боюсь его потерять.

Невзоров раздраженно и шумно выдохнул. Получил слабенький удар кулачком в плечо.

– Между прочим, дуболом с пистолетом на этой женщине и правда порча, при чем довольно сильная.

– Да ради бога, лишь бы закончили побыстрее, долго там еще?..

Навигатор сообщил, что до дома этой особы еще полтора километра. Довезя их до точки Невзоров высадил женщин, а сам остался ждать в машине, лениво поглядывая из окна.

Машина мягко шуршала шинами в сумерках. Невзоров, глядя на дорогу, достал мобильный и набрал номер.

– Привет, Наташ. Соедини пожалуйста с кем-нибудь постарше. Ну… хотя бы с ним. Спасибо, – какое-то время Невзоров молчал, управляя машиной одной рукой. – Здравствуйте товарищ лейтенант. У меня тут Алиса без сознания, её куда везти? С кем? Да, я так и понял. Буду минут через сорок.

Иван убрал мобильный телефон и прибавил скорость. На соседнем кресле, намертво прикрученная, иначе бы упала, ремнями, сидела Алиса. Невзоров рулил в направлении Особняка. Это центральная база Московского Округа, по иронии судьбы находиться в подмосковье. Как и каким образом к двенадцатиэтажному зданию прилипло прозвище «Особняк» неизвестно, но факт остается фактом. Вообще комплекс «Особняка» был похож на Айсберг. Сверху, над землей была лишь макушка грандиозного строения. Под землей на невероятной глубине располагались сверхсекретные лаборатории и засекреченные ученые. Например, те же Врата находились в самом низу комплекса. На минус пятьдесят четвертом этаже.

Невзоров был отчасти рад тому, что ему сказали ехать именно в «Особняк», а не в московский офис на Малой Бронной. В Офисе был больше шанс получить вызов к Золлеру, а следом и втык за потерянный «Винторез».

Алиса что-то еле слышно, едва шевеля губами, прошептала.

Иван широко зевнул и потряс головой. Очень хотелось спать.

Возле КПП пришлось показать удостоверение и терпеливо подождать пока охранник посветит фонариком в лицо, проверяя личность, прежде чем пропустить на территорию. Затем Иван объехал здание под недобрыми взглядами немногочисленной, но очень зоркой охраны периметра. Съехал вниз по спирали в подземную парковку, занял свободное место и, выключив мотор, покинул машину. Обошёл автомобиль, открыл пассажирскую дверь и, развязав ведьму, взял её на руки. Прошёл в лифт и локтем нажал кнопку с цифрой –14.

Сразу после того как двери открылись, Невзоров увидел учительницу Алисы.

– Опять увлеклась?

Невзоров мрачно глянув в сторону учительницы, прошёл мимо неё и отправился в уже знакомое помещение с койками. Уложил ведьму прямо в одежде и обуви на свободное место и оставил на попечение медицинскому персоналу.

– Почему ты меня игнорируешь, мальчик?

– А почему мне тебя замечать, Лира? Какая от тебя польза? Девочка, для которой ты была матерью и преподавательницей в одном лице, чуть не сдохла из-за случайности, а тебе все похер. Скажи, почему я должен обращать внимание на человека вроде тебя? – выдал Невзоров равнодушно-спокойным голосом, каким иные ведут разговоры про погоду, давя на глаза волшебницы своим неповторимым взглядом из разряда тех, что вызывают непреодолимое желание убежать или ударить на упреждение.

– Это не объясняет твоё хамское поведение, –чуть нахмурилась светловолосая женщина.

Невзоров немного наклонился к ней.

– А знаешь – мне все равно.

Иван развернулся и зашагал в сторону лифта. Створки лифта сошлись, отсекая его от коридора, где соляным столбом застыла возмущённая волшебница. Иван, не глядя ткнул нужную кнопку, устало закрыл глаза и обмяк, облокотившись спиной на стенку. Неожиданная практическая демонстрация уязвимости Алисы не то чтобы взволновала его, но вызвала некий внутренний дискомфорт. Такой дискомфорт испытываешь, когда в кафешке на старом привычном месте в меню не находишь любимого блюда и узнаёшь, что его перестали готовить. Вроде бы и мелочь, а неприятно.

Да и весь бестолковый суетливый день неожиданно сильно его утомил. Лифт поднял Ивана на двадцать два этажа вверх, Невзоров встряхнулся, мотнул головой отгоняя усталость и прошёл в одну из комнат отдыха, что присмотрел еще в первые визиты сюда. Мягкое кресло. И можно просто сидеть, не двигаться… Кааайф. Иван блаженно прикрыл глаза и со смаком потянулся. Здравый смысл ратовал за то, чтобы ехать домой, но лень убедительно возражала, что ехать куда-то, когда можно с удобством поспать в этом замечательном кресле, вовсе необязательно и даже вредно.

– Вань, ну что вы опять натворили?

Невзоров открыл один глаз и посмотрел на входную дверь. Увидел старшего лейтенанта Дегтеренко и вздохнул.

– Как ты узнал, что я тут?

– Работал я тут, и когда ты приехал мне доложили. Рассказывай, в чем дело? – Дегтеренко тоже сел в кресло, но не напротив Невзорова, а возле окна.

Иван вновь широко зевнул и сложил руки на груди.

– Решила Алиска порчу снять с одного домика. Вроде как пакостная штука, вошла в дом, пошуршала там, вернулась и говорит что тут все очень сложно. Села ко мне в машину и начала долго разъяснять почему эта порча такой страшной оказалась. Ой сколько она мне наговорила… интересно, ей зачем было это делать?

– Что она тебе рассказала? – внимательно глядя в лицо Невзорову спросил Дегтеренко.

– Ты думаешь я помню?

– Я уверен, что ты помнишь.

Иван вздохнул, рассказывать было лениво, но было видно, что Олег не отвяжется до тех пор пока всё не узнает.

– Все дело в том, что изначально посыл порчи был довольно сильным. Почти на уровне самой Алисы, но тем не менее безграмотный, неумелый и обычно такое Алиса снимала щелчком пальцев. Но не так уж недалеко от того дома есть так называемое «нехорошее место». Два дуба, где раньше язычники проводили свои ритуалы. Очень давно. Раньше еще во времена Империи якобы от влияния языческих святилищ, проклятых мест и кладбищ защищались с помощью церквей возводя три церкви вокруг жилья людей и они развеивали любую магию. Но в прошлом веке одна из церквей была разрушена, и этот своеобразный барьер был сломан, – Невзоров громко хлопнул в ладоши. – «Нехорошее место» больше ничто не сдерживало. Страшного в этом в принципе ничего нет, это всего лишь место где языческие жрецы заряжались энергией, а маги медитировали. Грубо говоря такие точки это как заряженные катушки электричества и не несут в себе негатива или позитива, хотя если возле этих дубов долго находится начинаешь чувствовать их влияние, – Иван потянулся к кувшину стоящему на столе и налил себе воды. Немного отпил. – Но порча все перекосила, из-за того что с этими дубами никто умелый не контактировал они собрали в себе огромное количество маны и порча, которая опустилась на дом вобрала в себя часть этой энергии, потому и получилась хоть и грубо созданной, но невероятно мощной.

Дегтеренко задумчиво кивнул.

– Короче Алиса решила все-таки сломать эту порчу и устроила в доме светопредставление, только попросила меня быть рядом. И оказалось не зря. Порчу она по-моему сняла, но при этом выжала себя досуха. Пришлось сюда вести, ох ты бы видел какие глаза были у клиентки когда Алиса работала, – Невзоров злорадно улыбнулся.

– С ведьмой все в порядке? – Олег по прежнему смотрел в лицо сержанту. Ивану даже казалось что за всё время их разговора зрачки его непосредственного начальника так ни разу и не пошевелились.

– Она мне сама говорила где-то месяц назад что если от такого умирают – то сразу. Ей надо просто отдохнуть.

– Вот и славно. Завтра с семи до девяти вечера ты должен зайти к Богдану Валерьяновичу.

– Кто бы мог подумать, – проворчал Иван.

Дегтеренко вышел из кабинета хлопнув Невзорову по плечу и тот наконец смог прикрыть глаза и насладиться тишиной. Секунды две.

– Вы уже закончили?

Из-за двери показалось женское лицо иссиня-темного цвета с серебрянным волосами и длинными ушами. Внутренне Иван застонал.

– Ну тебе то чего?

– Будешь? – Навирра вошла в комнату и продемонстрировала складную доску для шахмат. Фигуры в таких обычно хранятся внутри.

– Опять? Тебе самой не надоело?

– Нет, очень хорошая игра, мне нравится, – Навирра аккуратно села напротив Невзорова и сама начала расставлять фигуры на низеньком столике между ними.

– Ушастая, я устал, спать хочу.

– Молчи и играй, – отрубила Навирра.

Иван когда видел в «Особняке» эльфийку как правило соглашался с ней поиграть. Он знал, что кроме него у неё друзей нету. Да и его, Ивана Невзорова, тяжело было назвать её другом. Дроу была расисткой, самой настоящей. И что самое интересное даже не пыталась это скрывать, будь она мужского пола, уже успела бы пару тройку десятков раз получить по тыкве. Не то что бы сержант ей сочувствовал, сам по себе он знал, что жить без друзей это не так тоскливо и грустно как обычно представляется в обществе, но в отличие от него Навирра была фактически заперта в этом здании. А Невзоров был заперт в Управлении контрактом и уголовным делом в столе у Золлера. Возможно из чувства солидарности он негласно поддерживал дроу.

Иван тоскливо вздохнул и двинул пешку с е2 на е3.

– Как дела в вашей деревне?

– Это секретная информация, – произнесла Навирра, пристально глядя на доску и двинула вперед пешку.

– Не больно то и интересно, – пожал плечами Иван и сделал свой ход.

– Меня давно один вопрос волнует, только, давай договоримся, или отвечай честно или вообще не отвечай.

Сонный Невзоров с трудом сфокусировал взгляд на шахматном поле.

– Ну задавай вопрос, а потом я уже подумаю что ответить.

Навирра подняла взгляд от доски и, забравшись с ногами на кресло, задумалась над более правильной формулировкой вопроса. Обычных своих кожаных доспехов она уже не носила, надевала простую майку с курткой и армейские брюки. А на голове красовалась кепка с козырьком.

– Помнишь, когда мы спустились в подземелье и натолкнулись на этого… – приставив ладонь к подбородку, Навирра изобразила щупальца.

– Да, помню.

– Знаешь… я до сих пор уверена, что Винсент ударил тебя точно в сердце. Так же уверена, что удар прошёл насквозь, даже слышала звон металла о камень, как ты выжил?

Невзоров почесал затылок.

– А я не знаю, – Невзоров старался не думать о том случае. Навирра недоумённо моргнула. Сейчас радужка её зрачков была прежней, желтоватый. Что бы увидеть их красный цвет надо умудриться смотреть под определенным углом.

– Иван, после ранения в грудь насквозь без оказания медицинской помощи человек умирает. Я это точно знаю.

Повисла неловкая пауза.

– Тебя кто-то из начальства попросил спросить об этом? – с прищуром поинтересовался Невзоров.

– Нет. Ты утаил этот факт в своем рапорте и расспросах. Я тоже не стала акцентировать внимание на времени, когда была под контролем уродов с щупальцами. Но мы же оба знаем, что факт имел место быть, – завершив нашёптывать, Навирра сделала ход конем и била офицера Невзорова.

Иван поморщился. Из лёгких фигур он отдавал предпочтение коню, как более разнообразной в тактическом плане фигуре, но и офицера терять было неприятно.

– Нет, Винсент не промахнулся. Только дурак может подумать, что боец его уровня, даже под влиянием иллитида промахнется с такого расстояния, – Невзоров вздохнул. – По-моему меня воскресили.

– Ну и как там?

– Где?

Невзоров вскинул глаза. Вообще-то он ожидал вопросов вроде кто воскресил, зачем и как это было. Однако Навирру волновало другое.

– Ну за абсолютной тьмой. Что там?

Невзоров потряс головой. Ах да, абсолютная тьма… некий аналог Врат Рая у христиан и Калинова Моста у язычников.

– Я мало что видел, а то что видел, пожалуй, адекватнее считать галлюцинацией.

– Рассказывай, – Навирра перехватила инициативу в партии и периодически создавала острые ситуации, надеясь развить удачную атакующую комбинацию, Невзоров был вынужден уйти в глухую защиту. Завязалась позиционная игра.

– Если я тебе скажу, что после смерти ждет какой-то стремный дед и кресло тебе станет легче? – пробормотал Невзоров и зевнул.

Навирра оторвала глаза от доски и почесала затылок. Помолчала с минуту, только стук фигур о доску нарушал тишину.

– Нет, это немного не то, что я хотела услышать, – прошептала эльфийка.

– Ну а больше я ничего и не видел, – пожал плечами Невзоров. Передвинул далеко вперёд ферзя. – Шах и мат.

Навирра всполошилась, а Невзоров поднялся со своего места и схватив кепку дроу за козырёк опустил её на глаза девушки.

– Зеваешь ты постоянно. Сколько раз тебе говорить? Шахматы это не шашки, бить фигуры оппонента бесполезно, если не можешь поставить ему мат. А мне домой пора.

Как только закончились лекции, Невзоров привычными движениями аккуратно убрал тетрадки, конспекты и методички в сумку, забросил за спину. Позёвывая, вышел из кабинета.

– Вот ты где!

Староста была тут как тут. Схватила Ивана за рукав мертвой хваткой.

– Ты сейчас немедленно идешь в зал! И будешь там работать, как и остальные провинившиеся.

Очевидно, Кристя набиралась решимости весь предыдущий день что бы выпалить этот ультиматум. Зато в течении всего этого дня она не доставала Невзорова лекциями, во всём есть свои плюсы.

– Надолго? – поморщился Иван. Они довольно неудачно встали в коридоре и проходящие мимо студенты задевали их плечами. Ивану с его ростом, телосложением и привычкой твёрдо стоять на ногах это проблем не создавало. А вот старосту периодически сносило очень сильно.

– Насколько нужно. Минут по сорок остальные остаются.

– А таких как я много? Тут все учителей колотят? А я и не знал…

– Прекрати ёрничать пожалуйста! – пропищала староста зажмурившись. Схватила за тот же самый рукав сокурсника и повела в один из актовых залов университета. Актовый зал – место, где собрались праздновать восьмое марта. Кто придумал в университете праздновать этот праздник как в школе с танцами – неизвестно. Но Невзоров его заочно ненавидел.

– Познакомишься тут со всеми сам, – грозно сообщила Кристя. Точнее она пыталась выглядеть грозно. Ивану в этот момент было реально очень смешно глядеть на неё. Только многолетняя тренировка сдержанности помогла ему не заржать в полный голос.

– Все – это вон те два парня? – Невзоров невоспитанно показал пальцем на двух ребят, которые с помощью стремянки вешали украшения на стены.

– Да, пока только они. Я же сказала, тут сегодня трудятся все провинившиеся.

– Ну, я понял, – Ваня кивнул глядя на то, как парень с дредами, что держал стремянку, странновато похихикивал. – Местный аналог ГУЛАГа. Скажи честно, ты придумала? Мда… Иногда люди открываются с неожиданной стороны.

– Что?

– Что ты Сталин в юбке.

Анисимова поджала губы.

– Ладно-ладно, – проборматал Невзоров и прошёл внутрь зала.

Недобро глянув на остальных «арестантов», он положил на подоконник сумку и направился к выходу из зала.

– Эй ты куда? – Невзоров снова был пойман за локоть.

– Я – голодный. И сначала собираюсь поесть, помню у нас тут небольшой буфетец был…

Невзоров без труда отнял собственный рукав у Кристины и отправился в буфет. Купил себе стандартный обед и уселся за один из столов. Как всегда в дальнем углу. Анисимова, наблюдающая это все от входа в буфет, грустно вздохнула. Тем не менее она продолжила вести наблюдение за Иваном, бдительно не упуская из виду его спину. У неё было подозрение, что стоит ей отвернуться, как он тут же смоется домой.

– О, и ты тут.

Анисимова обернулась. В буфет только что вошла никто иная как Надежда Филлипова.

– Ты у нас на новую попытку решилась? – улыбнулась Анисимова. У неё настроение почему-то пошло резко вверх.

– Попытка? Староста, это у тебя в отношениях с парнями «попытки». Я же только позволяю себя любить, – пафосно произнесла Надежда и встряхнула волосы рукой.

– Ну-ну.

– Смотри как я сейчас разрулю ситуацию. Этот твой Невзоров…

– Не мой… – отрезала Анисимова.

– Ладно, короче этот Невзоров не любит, когда на него смотрят. Что кстати странно… – медленно, смакуя каждое слово, начала говорить Филлипова. Судя по-всему она это продумывала давно и искренне считала придуманное вершиной «женской хитрости». – Соответственно надо сделать так, что бы это он посмотрел на меня.

Кристина еще раз взглянула на прямую осанку Невзорова, который доедал второе.

– Филлипова, ты гений просто.

– Не перебивай. Так вот. Я придумала план, – подняла указательный палец вверх Надежда.

– Звучит интригующе, – еще более широко улыбнулась Анисимова.

– Костик, поди сюда, – позвала Надежда и поманила пальцем одного из парней сидящих небольшой группой недалеко от девушек.

Невзрачный парень из группки, заслышав голос Филлиповой, послушно подошёл. Анисимова смотрела на происходящее с любопытством.

– Помнишь ты хотел со мной на свидание сходить? – медовым голосом поинтересовалась Надежда глядя в глаза Константину и чуть проведя пальчиком по его груди.

– Было дело… – отвел глаза в сторону парень.

– Я с тобой схожу. Только сделаешь мне маленькое одолжение? Видишь вон того парня? – показала большим пальцем в сторону Невзорова Надя. – Я хочу, что бы, проходя мимо него, ты его хлопнул по левому плечу. Ну знаешь… пошутить я над ним так хочу. Ну пожалуйста, – Надежда привстала на цыпочки и, еще более пристально заглянув в глаза Костику, обдала его своим парфюмом.

– Ну ладно, – замямлил парень. В конце-концов что такого плохого может быть в безобидной шутке? Константин развернулся и направился к Невзорову.

– А теперь смотри что будет, – довольная собой произнесла Надя. – Он обернется, увидит всю меня и заинтересуется. Поскольку его хлопнут по левому плечу, а Костик будет проходить справа – Ванька его не увидит, а посмотрит влево. То есть сюда. А тут я, естественно он заинтересуется.

Анисимова скептически кивнула.

Константин, проходя быстрым шагом мимо Невзорова, хлопнул Ваню по левому плечу, тут же получил локтем четко в нос и бревном упал в проход между столами. У Филлиповой распахнулись глаза и она прикрыла двумя ладонями рот. В момент удара был слышен четкий звук удара кость о кость, такое в кино редко попадает в озвучку. А, когда Костик падал, маленький фонтанчик крови над его лицом недвусмысленно показал, что нос как минимум разбит.

– Сдурел совсем? – Анисимова подбежала к Косте, который видимо потерял сознание еще раньше чем упал, и попыталась платочком вытереть кровь. Но даже в лежачем положении из носа парня кровь хлестала очень щедро.

– Поверить не могу… где он это достал?.. – Зелинский оторвал глаза от микроскопа и мелким почерком начал завершил запись в блокноте. Только что завершился анализ камней, которые Невзоров притащил из логова иллитидов.

Амерций и немного калифорния. Вот что каким то образом нашёл сержант. Крайне токсичные и очень опасные вещества, которые пока невозможно выделять в промышленных масштабах. На всю планету выделено всего несколько килограммов этих веществ. А Невзоров получается их просто… подобрал? Эту информацию срочно нужно довести до разведывательного и силового отделов. В случае если получится добывать эти вещества в промышленном масштабе их можно использовать как доселе недоступный и компактный источник энергии невероятной мощи.

– Соедините меня пожалуйста с господином Ежовым, – без приветствия заявил Зелинский набрав номер Особняка. – у меня есть чем вас обрадовать, товарищ комбриг.

– Невзоров, какого черта?

– Он сам виноват, контакт с противоположной стороны от расположения корпуса очень похоже на попытку захвата. Рефлекторный встречный удар на разрыв дистанции.

Анисимова даже не пыталась понять что ей только что сказал сокурсник, который после инцидента даже из-за стола не поднялся, продолжая со спокойным видом доедать свой обед. Староста собралась разразится еще одной гневной речью, вокруг начала потихоньку собираться маленькая толпа студентов, но у Невзорова резко зазвонил телефон.

– Да, я слушаю. Ну да, примерно помню. А что такое? Сейчас? – Ваня скосил глаза на разгневанную старосту. – Сейчас не могу. Мне еще надо в ГУЛАГе отработать. Не берите в голову…

– Это не ГУЛАГ! – пропищала Кристина.

– Короче, после восьми. Я рад. Да, спасибо, – сложил телефон, убрал в карман. Повернулся к старосте. – Так о чем мы там?

– Не о чём, а о ком! О нём! – показала пальцем вниз староста.

– Очнется скоро. Ну, мы идем работать или как?

Больной зашевелился.

– Его надо отнести в медкабинет. Помогай.

– У меня рубашка чистая, он меня своей кровью испачкает, – возразил Невзоров.

– Так, слушай, не спорь! Быстро.

Иван со вздохом взял больного за руку потянул на себя, повесил на плечо и чуть подпрыгнул, устраивая его поудобнее.

– Будем считать, что на сегодня свою норму ГУЛАГа отработал, – произнес Невзоров, быстрым шагом направляясь за старостой в медицинский кабинет.

– Помолчи, а?

Отдав на попечение медсестре больного, Невзоров со вздохом облегчения вышел назад в коридор. Но оказалось, что расслабился он поздно.

– Почему ты так агрессивен?

– Ну хватит, обсудили вроде. Ну вышло недопонимание с двух сторон, бывает. Это даже забавно, – попытался утихомирить старосту Невзоров.

– Забавно?! – Анисимова чуть не вскипела. – Если бы он упал и сломал шею прямо там это по-твоему тоже было бы забавно?

Невзоров искренне и чисто засмеялся, староста грозно сжала губы в тонкую ниточку. Иван увидев это резко и не без труда прекратил смех. Затем добавил.

– Извини, мне на секунду показалось, что ты ждешь от меня ответа «нет».

– Я об этом и говорю. С помощью этого вещества мы сможем создавать безопасные реакторы очень маленьких размеров. Грубо говоря, можно будет делать движки для самолетов средних и малых размеров! – завершил длинную речь Зелинский.

– Звучит фантастично, – выпустил колечко дыма Золлер.

– Ничего фантастичного. С помощью этих веществ можно делать многие вещи. Очень маленькое количество этих веществ при распаде выделяют огромное количество энергии.

Золлер скосил глаза на Ежова. Зелинский в своем белом халате уже около получаса рассказывал о том, насколько полезны вещества, которые Невзоров притащил от иллитидов, постоянно при этом показывая Золлеру и Ежову формулы в своем блокноте и активно размахивая руками.

– Если это действительно так важно – то я думаю стоит уделить внимание такому ресурсу.

– Давайте не делить шкуру убитого медведя, нет никакой уверенности в том, что это вещество можно добывать у иллитидов, как уголь. А что бы это проверить придется… вступить с ними в конфликт, – Золлер почесал мизинцем висок.

– Согласно нашей информации иллитиды не те с кем можно вести переговоры, – поддержал Золлера Ежов.

– Зелинский можете быть свободны, спасибо за информацию, – Золлер с ласковой улыбкой уставился на доктора. Тот не сразу понял намек, но потом, вздохнув, покинул кабинет.

– Эта хорошая идея. В принципе мы даже можем убить трех зайцев, вступив в вооруженный конфликт с иллитидами.

У Ежова распахнулись глаза. Нечасто хладнокровного командира бригады можно было увидеть столь удивленным.

– Богдан Богданович я вас не узнаю. Вы всегда были таким миролюбивым.

– Я не миролюбивый. Я просто считаю, что всему своё время и место. В конфликт стоит вступать только тогда когда это наиболее выгодно. В случае с иллитидами выгод несколько. Это надо учесть. Но для начала направить туда разведку. Нашу разведку. Силового отдела. Мне нужны доказательства того, что данные вещества можно добывать у иллитидов.

– Направлю Навирру, – кивнул Ежов.

– С Томилиным согласовать не забудьте, товарищ комбриг. И я так же рекомендую припахать Невзорова. У меня есть информация, что в этом он может быть полезен. Впрочем отправлять пока не торопитесь, еще неделька другая у нас есть.

– Богдан Валерьянович…

– М?.. – посмотрел на Ежова Золлер.

– Вы говорили, что можете убить несколько зайцев конфликтом с иллитидами. О каких зайцах вы говорите?

– Существует чисто прикладной заяц – а именно амерций и калифорний. Но помимо этого мы выполним обязательства перед Навиррой и получим полезного и очень преданного союзника. Что в последствии позволит создать одну-две базы в местах недоступных местному населению.

– Вас послушать так все гладно, – откинулся на спину Ежов.

– Увы, не так все гладко. Что бы подготовить военный конфликт с иллитидами нужно время. А так же техника и силы, которых у нас нет. Однако работать в этом направлении безусловно нужно.

– Почему ты злишься?

Алиса скосила глаза. Оказывается все это время в палате присутствовала учительница. Алиса отвернулась.

– С чего ты взяла? Я вовсе не злюсь.

– Ты избегаешь нас, Алиса. Меня это тревожит.

Молодая ведьма поднялась и села на кровати спиной к Лире. Начала искать глазами обувь

– Тебе это только кажется, Лира. Все как всегда.

– Не обманывай меня, сама знаешь, что это бесполезно.

Алиса промолчала, наконец нашла свои легкие кроссовки и, поднявшись с кровати, повернулась к Лире.

– Я чем-то нарушаю устав или твои указания?

– Нет, я не об этом… – Лира по-прежнему ласково смотрела на Алису.

– Тогда не понимаю твоих претензий, – ученица поправила волосы и направилась мимо Лиры на выход.

– Ладно, оставим на время. Сейчас я хочу поговорить о том молодом человеке с которым ты общаешься

Алиса с выдохом прислонилась к стене.

– Ты сама сказала мне за ним приглядывать.

– Да. Но это распоряжение давно устарело. К тому же после того как ты нашла на нем печать мы решили, что он слишком опасен. Сядь, послушай меня.

Ведьма послушно снова опустилась на койку. Женщина и девушка разговаривали почти в полной темноте. Кроме лунного света палату ничего не освещало.

– Этот силовик крайне опасен из-за своих инстинктов и возможностей. Более того, он непредсказуем.

– Ты мне ничего нового не рассказала, – пожала плечами Алиса.

– Ты знаешь, что такое смертный под печатью Бога?

– Ну да, вроде Илюши Муромца.

– Это как раз легенда… – Лира прошла поближе к Алисе и села на койку напротив. – Меченый Чернобогом всегда будет стремиться убивать. Он ограничен возможностями человека, но это пожалуй единственное, что его ограничивает. Мы не рассказываем об этом руководителям управления только потому, что им рано узнать каким сотрудником они владеют. Пусть поймут сами со временем. Но тебе я говорю сейчас. Прекращай общение с ним, он крайне опасен.

– Он даже слабенькое заклинание соткать не сможет, – усмехнулась Алиса. – Что он может со мной сделать?

– Магия не панацея от таких людей. Если он поставит перед собою цель убить тебя – он убьет, – Лира по-прежнему говорила мягко и дружелюбно. Однако стало очевидно, что она начала как будто надавливать на каждое слово. Так она часто делала, когда учила Алису формулам и догмам магии. Так они быстрее запоминались.

– С чего ему убивать меня?

– С того что он к этому стремится. Пойми, маленькая, он чудовище. Самое настоящее, просто в человеческом обличии. Конечно таких как он боятся не надо, их можно использовать, с ними можно бороться, но ни в коем случае нельзя подставлять спину. Никогда не знаешь что ему, испорченному меткой черного бога взбредет в голову.

Алиса отвернулась от Лиры и уставилась в окно. Помолчала довольно долго. Лира тоже не стала нарушать тишину.

– А мне больше не с кем проводить время, Лира.

– Наш дом для тебя всегда открыт. Это странно, девочка моя. Когда нам было тяжело и нас преследовали, ты была рядом с нами. С самого маленького возраста. А сейчас когда ситуация начала выправляться ты вдруг стала как можно меньше появляться у нас.

– У «вас» и без меня хватает забот.

– Все еще ревнуешь к Ольге… – покачала головой Лира.

– Я не хочу говорить на эту тему, – Алиса резко встала, в её глазах мелькнул кошачий зеленый огонек.

– Не ошибись, девочка. Ты слишком юна и горяча, что бы принимать такие решения. Уходить от нас опасно и необдуманно. И только потому, что мы вынуждены больше внимания уделять маленькой девочке?

– Не только поэтому! – Алиса чуть не рыкнула на старшую.

– Что ж… тогда я тебя отпускаю. Совсем.

Маленькое еле заметное колечко на мизинце Лиры словно само собой раскололось. Судя по тому, как Алиса замерла на миг, она сильно испугалась этого жеста учительницы. Но гордость переборола испуг. Выйдя за дверь, Алиса обратилось кошкой и очень быстро понеслась по коридору.

Невзоров с Дегтеренко находились в лагере бывшего ШУОС на стрельбище. Оба с винтовками СВЛ, разложенными на столах. Иван только что закончил разбор своей винтовки и, вытирая руки тряпкой, доложил:

– Сержант Невзоров разбор оружия закончил.

– Хорошо. Осваиваешься? – Олег неторопливо обвел взглядом аккуратно разложенные детали винтовки. Снайперская винтовка не автомат, к её разборке и сборке надо подходить куда более тщательно. Несостыковка или песчинка, попавшая в механизм, может и не выведет оружие из строя, но вот серьезно изменить заученную траекторию полета пули вполне способна.

Старший лейтенант потер подбородок.

– Собирай назад, ставь стандартный прицел. Сегодня мы будем тренироваться вот с этим, – Дегтеренко поднял двумя пальцами патрон с ярко-зеленым чуть светящимся наконечником.

– Четыреста восьмой?.. – Невзоров поднял взгляд, продолжив собирать винтовку вслепую. При этом он немного потерял в скорости и точности, но совсем чуть-чуть.

Патрон, который держал лейтенант, был довольно крупным. На взгляд Ивана таким даже можно пробить легкобронированную цель.

– Калибр – не суть, – выдал Олег поучающим тоном, подбросил патрон вверх и поймал другой рукой, протянул Невзорову. – Снаряжай.

Иван без слов продавил патрон в пятизарядную обойму. Вставил с щелчком обойму в винтовку.

– Сержант Невзоров сборку оружия закончил.

Иван приподнял винтовку к плечу, заглянул в прицел. Неуверенно пошевелил плечом.

– Как-то странно…

– В чем дело? – Дегтеренко тоже начал собирать своё оружие.

– Она очень сильно от твоей отличается.

– Да, её специально для тебя делали. Вес, плечи, хват руки, рост все подбирали под тебя, – последний щелчок – это Дегтеренко засунул обойму в винтовку и закончил сборку оружия. Он сделал это втрое быстрее, чем Иван. – Все для удобства стрелка.

– Знаешь, мне наоборот непривычно, – Невзоров опустил оружие.

– Ты привык к унифицированному стандартному оружию. Поэтому сделанное специально под тебя отторгается. Но действительно тонкую работу делать специальным оружием намного удобнее, – Олег положил своё оружие на свой стол. Позади каждой огневой позиции были высокие столы, за которым удобно работать стоя. – Оставь в покое винтовку, слушай меня.

Невзоров послушно положил винтовку на свой стол и повернулся лицом к Дегтеренко.

– Сегодня мы будем учиться поражать цели, целиком или частично защищенные магией. Для начала азы: что бы защищаться и нападать маги, колдуны, знахари и тому подобные организмы используют энергию. Сама по себе энергия ни защитить, ни атаковать никого не может. Для этого ей надо принять какой-нибудь вид. Огонь, молнию, град. Кроме того энергию можно использовать для манипулирования окружающим. Например, бросить камень. Это особенно любят природные специалисты.

Иван кивнул, впитывая информацию.

– Создать оружие, способное пробивать столь разнообразные щиты было нелегко – важно было найти основной принцип на котором строится действие всех видов магической защиты. Потом найти прикладное применение этого принципа, сформулировать идею. Затем экспериментальный образец, доработка, корректировка теории и так по кругу… Итогом явилось создание этого патрона. Строго говоря, это не патрон, а некий кристаллизованный суп определенного состава. Невероятно дорогой боезапас требует крайне бережного к себе отношения, зато он может пробивать энергетические щиты магов.

– Энергетические щиты пробивает? – Невзоров скосил глаза на свою винтовку, которая была заряжена таким патроном. Иван вспомнил как Винсент спас свою жизнь подобным щитом и плотоядно ухмыльнулся.

– Да, к сожалению только энергетические, – Дегтеренко сложил руки на груди. – У магов существуют и другие системы защиты. К примеру они могут переходить частично в призрачную форму, или закрываться другими людьми, взяв их под контроль. Но эти методы на практике встречаются неизмеримо реже. Щит мага простое эффективное довольно малозатратное заклинание. Так что поймать мага на такой патрон можно вполне. Сейчас будем этому учиться. Поможет нам Ярослав.

– Кто?..

Олег кивнул в сторону мишеней, Иван бросил взгляд в ту сторону и слегка прищурился. На расстоянии, рядом с мишенью на пятьсот метров, позевывая, стоял молодой человек в армейских брюках и красной майке. Невзоров нашёл рукой на столе бинокль и поднёс к глазам. У Ярослава была фигура легкоатлета. Широкие мускулистые плечи, рельефные, но не перекачанные мышцы рук. Маленький шрам начинающийся на щеке и заканчивающийся на лбу. А главное, немного стоящие площадочкой рыжие волосы. Причём огненно, агрессивно рыжие. Глаза мага были светло-карие, а взгляд очень … задиристый.

– Знакомство отложим на потом, я еле выпросил у «Волхва» парня на несколько минут. И так, занять огневую позицию. Упор лёжа.

– Есть.

Иван послушно, растянулся на позиции с винтовкой и тут же нашёл баланс с оружием. В прицел был отчетливо виден Ярослав. Невзоров был уверен, что маг отлично видит, как в него целятся два снайпера, однако все переживания мага свелись к тому, что он засунул руки в карманы и пнул комок земли тяжелым берцем. Зевнуть правда не зевнул – видимо поленился.

– И так, чтоб ты понял принцип работы патрона, мы сейчас попытаемся пристрелить Ярослава.

– Ладушки, – кивнул Иван.

Дегтеренко неодобрительно покачал головой, но всё же продолжил.

– Проще показать на примере, чем рассказать. В общем сейчас ты выполняешь мои приказы, ясно?

– Так точно, – Невзорову было не по себе. Ему было странно видеть в прицеле человека, который знает, что он на мушке и всё равно ведёт себя как третьекурсник на поздравительной речи ректора для поступивших.

– Перед нами ставится задача попасть в сердце. Приготовься к стрельбе.

Иван припал к прицелу и почувствовал, что действительно винтовка лежит в руках как влитая, как будто он с ней родился.

– Цель – грудная клетка.

– Товарищ лейтенант, но это не …

– Выполняй.

Невзоров послушно подвинул прицел правее и выстрелил. Длинная зеленая черта на миг появилась над полигоном и ударили в щит мага. По щиту пошла рябь, образуя отверстие. Тут же выстрелил Олег. Непосвященному могло вообще показаться, что они выстрелили одновременно, но Дегтеренко это сделал на микросекунду позже. Его пуля прошла сквозь место попадания в щит Невзорова и ударила в сердце… если бы Ярослав не поймал пулю точно также, как бейсболист ловит мяч.

– Понял в чем дело?

Олег повернул голову к Невзорову.

– Не очень…

– Все дело в том, сержант, что эта пуля сама по себе убить мало кого может. Грубо говоря это кристаллизованная жидкость, – Олег начал подниматься и отряхиваться. Невзоров последовал его примеру. – Смотри во время попадания пуля раскалывается освобождая энергию враждебную магическим формулам. Она не гасит магию, а вроде как нарушает код заклинания, разрывает связь сотворенного заклинания с магом. Правда сама при этом уничтожается.

– То есть для того что бы убить кого-нибудь такими пулями нужен партнер.

– Именно, ну необязательно партнер. Главное что стоит запомнить – пули как таковые магам мало повредят, нужно просто в пробитый щит стрелять обычными патронами. Как я сейчас. Двум снайперам это довольно тяжело, особенно тому, кто должен будет попасть в точку разрыва щита. Пробой хоть и немаленький, но его сложно разглядеть.

– Ну не знаю… – Невзоров глянул на Ярослава. Тот с любопытством смотрел на пойманную пулю.

– Вот этому ничего не сделалось, хоть ты и саданул по нему крупным калибром.

– Ну… он же боевик, ты что хотел. С этими товарищами одними щитами не обойдешься.

– Боевик? – заинтересовался Невзоров.

Но Олег глянул на часы и перебил сержанта.

– Времени у меня нет. На сегодня все, – Олег взял своё оружие повесил на плечо и пошёл, судя по всему в раздевалку. – Отстреляй сегодня еще примерно три-четыре по пять выстрелов. Дома составляй карточки, минимум раз в неделю приходи сюда и стреляй. Что бы эту винтовку знал как свои пять пальцев, понял?

– Так точно.

– И еще, мелкая хитрость. Мы сейчас работали против солнца, в таких ситуациях либо очки чуть затемненные одевай либо, что лучше, просто кепку с козырьком.

– Понял, – эта рекомендация была лишней, подобные хитрости Ваня знал, просто кепку забыл в раздевалке. Немного посмотрев вслед своему непосредственному начальнику, Невзоров начал снаряжать боевыми патронами СВЛ.

– Я вот что хотел спросить… – Невзоров резко обернулся, рефлекторно потянувшись за пистолетом. Впрочем пистолета сейчас не было ни на бедре, ни под рукой в кабуре портупеи.

Иван не привык, чтобы к нему подходили со спины. Особенно если это делали незаметно для него самого. Ярослав узнал жест Невзорова, но проигнорировал.

– Мне тут сказали, что возможно ты знаешь, где сейчас Алиса, – голос Ярослава был очень низким.

Невзоров краем глаза глянул на то место где Ярослав изображал мишень. Между прочим далеко…

– Не знаю о чем ты, – Ваня развернулся к Ярославу спиной и продолжил снаряжать патроны для стрельбы. Всё подсознание, все нажитые им за долгие годы не самой простой жизни привычки протестовали против того, чтобы поворачиваться к опасности спиной. Но Иван, здраво рассудив что к ядерному взрыву каким боком не повернись, а загар всё равно гарантирован, презрел доводы бессознательного. В конце концов день не резиновый, а задание Дегтернко выполнять надо.

«Вот и совместим неприятное с учебным.»

– Понимаешь, солдат, она нас покинула. И сделала это после того как много общалась с тобой. Согласись, это выглядит подозрительно. У нас есть мнение, что в этом замешан ты.

Иван промолчал и зарядил последний патрон в последнюю обойму.

– Я должен еще поработать, ты мне мешаешь.

– Ты не ответил на мой вопрос, – Ярослав более агрессивно уставился Невзорову в глаза.

Иван в ответ так же задиристо уставился на Ярослава.

– Ты не задавал никакого вопроса. Это во-первых. Во-вторых я ничем тебе не обязан, чтобы отвечать. И в-третьих даже если бы я знал где она – я бы тебе не сказал.

Ярослав показал зубастую улыбку.

– Не боишься говорить такое мне? – Ярослав чуть приподнял подбородок и в его глазах блеснул огонь.

На Невзорова это оказало немного странное действие. Он повернулся к мишеням и начал занимать позицию для стрельбы лёжа.

– Клоун, тебе только светофором работать. И батарейки не нужны.

Ярославу очень захотелось испепелить этого человека на месте, но подобное магу с рук не сойдет. К тому же сейчас сопротивления Невзоров серьезного оказать не сможет. А магу-боевику такое не очень интересно.

– Что ж, тогда я задаю вопрос. Что ты знаешь о местонахождении Алисы?

– Не знаю, не помню, не привлекался, – с улыбкой глядя в прицел, заявил Невзоров и выстрелил. Пуля оставила крупную дыру в мишени.

– Трудно с тобой.

– А кому сейчас легко? – следующий выстрел, пуля легла чуть правее. Невзоров, недовольный результатом чуть-чуть покрутил прицел.

– Возможно, ей угрожает опасность, она еще молода и неопытна.

– Да ну? – еще выстрел.

Ярослав недовольно повел шеей. Винтовка бабахала очень громко.

Невзоров убрал руку от рукоятки и повернул голову назад.

– По мне так она взрослее тебя с Лирой вместе взятых. Не понимаете, что её возмущает?

– Я её знаю куда лучше чем ты, малыш, она мне как младшая сестра, – процедил Ярослав.

– Хреново ты знаешь свою младшую сестру, – Невзоров снова вернулся в положение для стрельбы и снова поразил мишень.

Ярослав изначально согласился изобразить из себя мишень только с целью поговорить с Невзоровым. Расчет был очень простой, Ярослав отлично умел отличать ложь от правды, как любой маг, хорошо читающий ауры. Он читал их специфически, но ложь все-таки отличал хорошо. Загвоздка в том, что либо Иван заранее знал подобные методы отслеживания лжи, либо инстинктивно уклонялся от чтения ауры. Он ни разу не ответил «да» или «нет». Каждый ответ был либо его мнением, либо абсолютно неинформативной фразой. И то, и другое по определению ложью являться не может. И, судя по-всему, отвечать прямо и честно Ваня не собирался. Будь ситуация немного другой Ярослав выбил бы из Невзорова всю информацию, но Лира почему то попросила действовать мягко.

Боевой маг глубоко вздохнул и присел рядом с Невзоровым на корточки.

– Ладно, сержант. Возможно я еще пообщаюсь с тобой на эту тему позже. Но сейчас мне куда важнее, что бы Алиса была целой и невредимой. Я предполагаю что она может быть в опасности, в такой от которой обычный человек вроде тебя её защитить не сможет. Если она выйдет с тобой на связь, сообщи ей, что я её ищу.

Невзоров расстрелял уже две обоймы боевых патронов и вставлял в винтовку последнюю.

– Я тебе не почтовый голубь.

– Пожалуйста, – уточнил Ярослав. – Передай.

– Я подумаю об этом.

Иван опять занял позицию для стрельбы. Боевик немного посмотрел в его спину, чуть прищурив глаза, заметил густое темное пятно ближе к левой руке и вздохнул. Лира как всегда оказалась права, Невзоров действительно был отмечен Богом Смерти. Впрочем, даже без этой печати как человек Невзоров Ярославу уже не нравился. Не попрощавшись, Ярослав развернулся и ушёл с полигона. Пешком, по человечески.

Краем глаза увидев, что Ярослав оставил его в покое Невзоров дострелял боезаряд, вскинул оружие на плечо и, захватив бинокль, отправился в здание при полигоне. Там он разобрал, почистил оружие и аккуратно сложил винтовку в чемоданчик с кодовым замком. Быстренько принял душ, одел вместо армейской боевой свою обычную одежду: джинсы с темной футболкой.

Разговор с боевым магом Ивану очень не понравился. Скрывать Ивану было в общем то нечего, он Алису видел в последний раз, когда принес в «Особняк». Но сама манера боевика вести диалог раздражала. Еще его раздражало то, что маги думают будто он станет помогать им искать ведьму. Да вот прямо сейчас, ага. Он даже понимал почему Алиса ушла от них. Невзоров считал, что Алиса покинула «Волхв» и ушла из учеников Лиры только от дурости подростковой. По-сути Алисе еще и восемнадцати лет нет, в таком возрасте многие ведут себя странно. Бунтарский возраст.

Часы показывали половину десятого вечера, казалось бы еще недавно солнце светило в глаза, а сейчас оно уже заходит за горизонт.

Иван положил чемоданчик с винтовкой на соседнее с собой кресло и повел машину домой. Завтра от ГУЛАГа не отвертеться.

– Итак, Невзоров. Твоя задача проста. Нарисовать на этом плакате что-нибудь

приветственное.

– Что-нибудь приветственное?..

Иван почесал обратной стороной кисточки висок.

– Ну да, это будет висеть над входом в актовый зал.

Ваня никогда особенно с кисточкой и красками не дружил. Говоря точнее, он никогда всерьез ничего не рисовал. В интернате были уроки ИЗО, но чаще в это время дети убегали покурить или просто прогуливали. Впрочем, могло быть и хуже.

– Хорошо товарищ Анисимова, сделаю, – Иван вытянулся в струнку. Помимо него в зале по-прежнему было еще двое с дредами. Они из чувства солидарности арестантов тоже стали по стойке смирно.

– Все будет сделано, товарищ староста.

– Так, мальчики. Я не Сталин, понятно вам, а это не ГУЛАГ.

– Все понятно?

– Так точно! – рявкнул Невзоров так, что староста вздрогнула. С подозрением оглядев работников, Анисимова развернулась и отправилась в деканат. Уже возле двери она услышала голос Невзорова.

– А кто не согласен – расстрелять.

С трудом пропустив это мимо ушей, Кристина отправилась по своим делам.

– Я тебя раньше тут не видел, – обратился к Невзорову один из двух молодых людей.

– Вот и хорошо.

– Как тебя зовут?

– Меня зовут Иван. И я не ищу тут друзей.

– Никто не ищет, – кивнул с улыбкой болтающий парень. – Но нам интересно.

– Ну что? – Невзорову нужно было сосредоточиться, что бы сообразить какую именно надпись надо сделать на плакате.

– Как ты столько раз смог избежать работы тут, не убегая от старосты.

Иван прикинул и понял что всё довольно просто. Он не убегал от старосты, он ставил её перед фактом своего ухода. Это ахиллесова пята Анисимовой, та не способна матом и пинками заставить кого-то выполнять свои поручения. Однако Невзоров не хотел что бы абсолютно все об этом знали.

– Я избил профессора, затем сломал нос одному парню с соседнего потока.

– М… нет… пожалуй мы такими методами действовать не будем, – протянул собеседник. – А меня Витек зовут.

– Да ради бога, – отмахнулся Иван.

– Что ты куксишься так? Чувак, мир во всем мире и все такое?

– В котором это во всем? – тупо переспросил Невзоров чем поставил «Витька» в тупик.

– Ну… этого.

– Ты правда в это веришь? – ухмыльнулся Иван.

Витя с напарником начали делать свою работу. Вешать последние украшения.

– Конечно, надо стремится к тому, что бы все жили в мире, чувак. И что бы везде был позитив! – Невзоров искоса глянул на парня.

Наверно если с ним провести экспертизу, то в его дури крови не обнаружится. Иван облизал губы и заговорил четко разделяя слова:

– Ежедневно в этом мире люди убивают друг друга для наживы, власти, влияния или просто для забавы. Затем насилуют женщин убитых мужчин, что бы утвердить своё превосходство и отправляют детей в рабство, что бы на смерти еще немного денег состричь. И не думай, что я имею ввиду далекую от тебя Чечню или Афганистан. Все это делается и в Москве, довольно часто. Впрочем, таким как ты это сложно понять. Ты и твой дружок находитесь в фиолетовом мирке. Вы не просто пропускаете все аспекты реальности, которые вам не по нраву, мимо себя. Мир в этом мире наступит только тогда, когда все человечество сдохнет. В природе человека убивать другого. На самом деле в основе этого действа очень простое желание доминировать, а власть, деньги и большинство других объяснений для того что бы показать методы доминирования. Так что запомни, хиппи, мира во всем мире не наступит никогда.

Чуть улыбнувшись Невзоров начал рисовать, он придумал фразу. А двое позитивщиков немного постояли в нерешительности и в мрачной тишине продолжили вешать украшения. В дальнейшем они с Невзоровым никогда не заговаривали, а при встрече старались обходить стороной.

– Противник на три часа.

Двое бойцов развернулись и открыли огонь, трое остались в прежней позиции. Со стороны группа из трех звеньев, или девяти человек выглядела ежиком, ощетинившись стволами.

– Какого хрена? Где связь?

– Да как всегда, когда они нужны их ни черта нет.

Короткая очередь с тыла. Замыкающий боец подрезал еще одного нападающего.

– Что это за дрянь?

– Хер его… Опять что-то нахимичили, а мы расхлёбывай.

Рассмотреть труп не было никакой возможности, бойцы торопливо, но очень внимательно и осторожно уходили из зоны поиска. Утром их выслали на прочесывание леса, задача поиска была сформулирована как-то мутно.

«Произвести разведку на наличие противника в любом виде на пространстве между четырьмя точками, обозначенными на карте.»

Конечно поисковая группа и действовать начала согласно распорядку – разделилась на звенья, которые начали методично прочёсывать участки в четыре квадратных километра. Подобная система неплохо помогает при поисках ограниченными силами в сложной местности, однако никак не подходит для боя.

А именно бой пришлось вести поисковой группе, как только звенья разошлись на некоторое расстояние они сразу и почти одновременно подверглись нападению человекоподобных созданий, которые перемещались чаще на четырех конечностях, не обладали глазами, были крайне ловкими и подвижными. К счастью, выдающейся живучести агрессоров было недостаточно, что бы противостоять автоматному огню. Но существа передвигались так же и по деревьям, постоянно пытались зайти с тыла. Поразить такие вёрткие цели было сложно даже для профессионалов высокого уровня. Помимо прочего такой стиль передвижения тварей затруднял подсчёт их численности..

Старший группы скоординировал передвижение звеньев и через небольшое время поисковая группа вновь воссоединилась. Ощетинившись во все стороны стволами, поисковики шли к краю леса. На открытом пространстве справится с тварями, если они не отстанут, будет проще. Проблема в том, что на длительный огневой контакт никто не рассчитывал, а патроны у стрелков не кончаются только в плохих боевиках. Бледные твари, в отличии от патронов, заканчиваться не спешили. Майор Филипов не понимал почему они не наваливаются всей гурьбой, а налетают на бойцов с разных сторон малыми группами.

Ситуацию осложняла отсутствующая связь, а так же то, что машины остались довольно далеко.

– Я пустой, – рявкнул один из бойцов слева.

– Меняй, – скомандовал командир звена и пальцем показал второму бойцу прикрыть направление, тот послушно полил кусты, в которые нырнуло существо короткой очередью.

Меж тем первый боец ловко сменил пустой магазин.

– Последний.

– Все путем – скоро дойдем. Шевелим булками – заявил командир поисковой. Огрызаясь во все стороны одиночными выстрелами и изредка короткими очередями, группа по кратчайшему пути направилась на север.

Прошло уже около часа с первых нападений и бойцы начали сдавать. Лица вспотевшие, а плечи начинали неметь. Если кто-то хочет узнать как чувствует себя человек, который в течении часа ведет бой против быстро перемещающегося противника при условии нападений с любой стороны пусть попробует взять автомат к плечу и держать так в течении часа. Просто держать – это минимальное требование, потому что автомат должен быть постоянно направлен туда, куда смотрит стрелок. В противном случае твой простреливаемый сектор становится слепым для звена или группы и через него может проскочить противник. А помимо этого надо еще быть очень внимательным, стрелять, разумно и без ошибок перемещаться, слушать командира, приглядывать за товарищами.

Маленькая группка из десяти существ налетела слева относительно движения группы, но плотный огонь трёх стволов буквально выкосил их.

– Да какого хрена происходит? Что со связью? Тут же не горы твою мать.

– Все вопросы потом и к начальству.

Существа вокруг прятались за нечастыми деревьями и стелились по земле. Будь у группы побольше патронов можно было бы серьезно проредить ряды бледных тварей с большого расстояния, но патроны надо было экономить. Поэтому бойцы только огрызались.

– О, мы уж по тебе соскучились, – тепло и немного лукаво улыбнулся Срединников.

Навирра сняла с вьючной лошади два рюкзака и молча бросила их под ноги разведчику. Капитан облокотился локтем о косяк двери в конюшню и почесал затылок.

– Есть новости из центра?

– М… Я сама не часто выхожу с базы, поэтому ничего нового я вам сказать не смогу. Но есть распоряжение для вас от отделов кадров и разведки, – Навирра так же педантично достала из своей сумки пухлый конверт и передала капитану Срединникову. Разведчику под прикрытием члена воровской гильдии.

Срединников задумчиво убрал запазуху конверт и почесал затылок. Местом встречи он назначил мелкую деревню за чертой столицы в конюшне таверны. Не из подозрительности, Навирре он уже более-менее доверял, а потому, что в столице сейчас было очень опасно, кроме дворца властями почти ничего не контролировалось.

-Послушайте, капитан, вы сможете навести справки о гильдиях убийц темных эльфов на территории Эрбонса, а так же соседних государств?

– Зачем тебе?

Навирра пригладила своего коня по голове и прошептала.

– Это важно для общего дела, я знаю что их достаточно много, но мой ранг в Сестрах Заката

был недостаточно высок, что бы я знала систему. Ваша помощь была бы не лишней.

– Такая задача ставится центром? – вкрадчиво и пытаясь заглянуть эльфийке

в глаза поинтересовался капитан.

– Нет, на данный момент нет. Это моя личная просьба и настаивать на ней я не буду,

однако это нужно для общего дела.

– Я посмотрю, что можно сделать. Ладно, хватит стоять – пойдем посидим.

Навирра кивнула и пошла следом за капитаном в таверну. Тот ловким движением забросил один рюкзак за спину, а второй ухватил за ручку и понес так. Эльфийка очень устала, ехать быстрым аллюром через практически вражескую территорию это очень утомительное занятие. Линия фронта Эрбонса и Ничейных Земель мощно накатилась на запад и всего два города поменьше защищали столицу от прямого вторжения нежити.

– Нервная обстановка в столице. Попытку переворота бунтовщики провалили, однако почти половина страны отказалась признать власть королевы и платить подати, а так же посылать свои вооруженные силы для противостояния нежити из Ничейных Земель, – Срединников стрельнул глазами на лысого хозяина таверны и, убедившись что тот занят своим делом, заговорил все же чуть тише. – Мне известно, что королевская семья получила письма и сообщения соседних стран с требованием немедленно пресечь распространение чумы Ничейных Земель. В случае если Эрбонс сам не может с ними справится, то они задействуют собственные войска и будут бить противника не на своей территории, а собственно в Эрбонсе.

– Похоже на повод для интервенции.

– Да, только с запада на этот раз у государства нет угрозы. И есть какая-никакая отсрочка для северных соседей, – Срединников выпил слабого вина. – Вот как оно выглядит.

Навирра подняла на вилке мясо и с аппетитом откусила кусок.

– Мне придется заглянуть в королевский дворец, у меня там есть свой, так сказать, информатор, – вставила недавно открытое для себя словечко дроу.

– Я не уверен что ты сможешь туда попасть. Сейчас в город пускают только по приглашениям или тех, кто в этом городе живет.

– Проберусь… Только я должна быть налегке, подождете меня здесь с вещами?

– Надолго? – поинтересовался капитан.

– До завтра, за ночь я обернусь.

Манто и лошадь были оставлены в укромном месте. Что бы пробраться во дворец Навирра одела только свои не стесняющие движений кожаные доспехи, натянула на голову капюшон и обернула нижнюю часть лица темной материей. Даже короткий меч было бы крайне неудобно закреплять на «тихом» варианте одежды так что бы он не производил шума и при этом не стеснял движения. Поэтому все вооружение эльфийки исчерпывалось двумя даггерами за голенищами и одним ножом под правым наручем доспеха.

Внешнюю городскую охрану она преодолела просто вызывающе легко, проскочив по теням. Затем направилась хорошо знакомыми подворотнями через «отстойник» до торговой площади, а там уже крайне осторожно начала продвигаться в центр через закрытую на ночь торговую площадь. Ночь была как раз для таких дел, никакой луны, а факелы очень лениво и словно нехотя освещают ничтожно малую часть города. Подобраться к дворцу оказалось несложно, но вот дальше… никаких лазеек в виде теней у парадных и темных ходов во дворец просто не было. Наколдовывать тьму и иллюзию было крайне опасно, королевская стража это не продажные недотепы из города, они сами очень здорово могут колдовать и еще большой вопрос чем кончится для Навирры подобная попытка.

Высокие, почти идеально гладкие стены дворца ставили крест на плане вскарабкаться вверх руками и ногами. Однако Навирра – это дроу. И сейчас она собиралась воспользоваться одной особенностью своего народа, неожиданно обернувшейся преимуществом. Все дроу по людским меркам легки как пушинка.

Аккуратно обойдя дворец эльфийка нашла подходящее место, достала даггер и примотала к нему паучий трос. Затем нашла глазами деревянную часть стены, а именно доску одного из старинных камнеметателей. Их уже давным-давно не использовали, но со стен дворца так и не сняли. Внимательно осмотрев цель и подгадав момент когда стражи рядом не будет, Навирра крутанулась вокруг своей оси и с силой метнула даггер. Клинок с тихим стуком вошёл в дерево почти по рукоять. Навирра натянула веревку и подтягивая себя руками и ногами начала бесшумно и быстро(стража ходила каждые 7 минут) подниматься вверх. Все обошлось хорошо, забравшись на стену, эльфийка не без труда выдернула нож из камнеметателя и за ним же спряталась от проходящего стражника.

Как только служивый прошёл мимо, Навирра аккуратно спустилась вниз по лестнице и оказалась во внутреннем дворе. В прошлый раз она проходила сюда через кухню, но та сейчас скорее всего закрыта. Хотя чем черт не шутит? Навирра бесшумно и стремительно, как лучный блик по лезвию, заскользила по двору. Промелькнула смазанной тенью мимо загона, в котором бродили лошади, едва ощутимым ветерком пронеслась мимо конюшни. Не торопясь, бесшумно и по большой дуге обошла арсенал. Склад продовольствия охранял какой то зеленый юнец… относительно конечно.

Дверь на кухню и правда оказалась закрыта, впрочем это представляло серьёзной проблемы для бывшей Сестры Заката. Навирра заглянула в окошко кухни и нашла подходящую тень в углу справа от окна. Внимательно вгляделась в неё и сделала два пасса рукой. Перед ней на земле появилась бледно-зеленая руна. Эльфийка шагнула в неё и вышла уже из тени, что была на кухне. Тихим, мягким шагом дроу отправилась дальше. Первый этаж, довольно мало охраны, но она как правило вверх не смотрит. Оба раза, когда эльфийка встречала в спящем замке охрану она просто взбегала по стене, отталкивалась от неё вверх и повисала на шпагате над потолком.

На втором этаже охарны было ещё меньше, чем на первом. Это было по меньшей степени странно и настораживающее. Если бы не неотложная необходимость Навирра предпочла бы вернуться, но приходилось идти вперёд. Дроу шла этой дорогой потому что с третьего этажа этого крыла есть очаровательное окошко с которого очень удобно перепрыгнуть на то здание, где находится интересующая эльфийку комната. Но до этого окошка еще дойти надо.

Третий этаж… очевидно это что-то вроде парадной части здания. Широкие коридоры, много свечей и факелов, картины, дорогой ковер.

Вообще дворцовый комплекс огромен и зданий в нем громадное количесвто. Они связываются как внешними так и внутренними переходами. Помимо перечисленного разумеется существуют тайные ходы разного уровня секретности. Любой замок Эрбонса по большому счету обладает второй жизнью, скрытый от глаз большинства обитателей. Создание тайных переходов, складов, помещений и тайников это чуть ли не особенность строительства дворцов и замков Эрбонса. В последние лет десять и соседнее госудаство Элифр начало подражать королевству. Конечно кое-какие скрытые ходы и там существовали задолго то тесного союза с Эрбонсом, но далеко не такие запутанные и мастерски построенные.

Впрочем сейчас до этого Навирре не было дела. Дворцовые секреты охранялись крайне строго и никаких тайных проходов эльфийка не знала. Поэтому действовала по наитию и памяти. Последний раз она была тут четыре года назад и то очень недолго. Дверь в помещение с нужным окошком оказалась закрыта. Навирра отделилась от стены, и навострив уши присела возле двери и начала вскрывать замок, используя набор отмычек. Ей было далеко до профессионального вора, но и замок был не в сокровищницу, так что через две минуты щелчков и постукиваний замок сдался. Что бы не было скрипа эльфийка чуть потянула дверь за ручку вверх и лишь потом открыла. Предосторожность оказалась лишней, дверь отворилась и закрылась абсолютно бесшумно.

Комнатка судя по всему использовалась как один из кабинетов очередного заместителя подавателя шпаги принца. В последние лет десять штат дворцовых советников и обслуги неоправданно вырос, некоторые должности вызывали просто смех одним своим названием. А ведь они все получали жалование и рабочие места. На этих рабочих местах загадочных людей никто и никогда не видел. Эта комнатка одна из таких, обстановка в общем то стандартная для одного из небольших советников короля, но стол в пыли, пустые полки для книг и сиротливые разъемы для свитков говорят о том, что тут уже давно никто не появлялся.

Выбросив лишние мысли из головы, Навирра открыла окно и, присев на подоконник, достала из маленькой набедренной сумки некрупный арбалет. Уходящий от арбалета стальной трос заканчивался штырём длинной сантиметра три. Дроу рукой с размаха всадила этот штырь в щель в каменной кладке дома. Затем взяла арбалет в правую руку и повернула мелкий тумблер на рукоятке. Штырь резко ощетинился шипами, закрепляясь в кладке. После этого Навирра выстрелила болтом с приделанным к нему тросом и попала точно над окном стоящего напротив здания. Затем перевернула арбалет, сложила ложе, перекинула через трос и, проверив отсутствие охраны, оттолкнулась от подоконника и проехалась до соседнего здания. Нырнула в окошко и тут же по привычке кувыркнулась в ближайшую тень, но как и в предыдущей комнате в этой никого не было.

Убедившись, что рядом никого нет эльфийка взялась за перекладину, что раньше была арбалетом, повернула назад тумблер, выдернула рукой шнур со штырем и притянула к себе. Сложила трос с арбалетом назад в сумку.

Сначала прислушавшись к шагам охраны, дроу подождала пока они отойдут подальше,открыла дверь и полубегом преодолев расстояние до нужной двери потянула ручку. Дверь подалась и Навирра вошла в кабинет Винсента.

– Сегодня ночью неизвестный террорист подорвал предпринимателей Денисова и Абиретяна в машине. Возбуждено уголовное дело по статье терроризм, возможно это убийство связано с профессиональной деятельностью предпринимателей, – симпатичная дикторша с одного из центральных каналов сообщала утренние новости.

Невзоров вполуха слушал и подтягивался на перекладине под потолком в коридоре. Звонок в дверь заставил его отпустить железную палку растянутую в прихожей и пройти к входной двери.

– Валерка?

Артемьев выглядел… необычно. Взъерошенный и убийственно серьёзный.

– Собирайся, едем. Вызов у нас.

– Куда? Погоди… – Невзоров растерялся, но рука сама потянулась за кабурой с пистолетом.

Уже на пассажирском сидении внедорожника Артемьева Невзоров слушал сослуживца.

– Помнишь тех зверушек, что вместе с тобой «оттуда» прибыли?

– Белесые такие? Ну да, вообще такое сложно забыть, – Ваня поморщился.

– Я подробностей не знаю, но… – Валера переключил скорость и сменил полосу. – Несколько наших людей подверглись нападениям этих созданий. Ты не знаешь как они могли к нам попасть?

– Здрасьте, приехали, откуда я могу это знать?

Валера скосил взгляд на Невзорова, тому такой взгляд очень не понравился. Артемьева было сегодня просто не узнать.

Машина выехала за город и направилась к особняку. Невзоров опустил стекло и поставив локоть на окно выглянул наружу. Даже если это произошло, он то тут при чем? И по теме Алисы его мучают, теперь еще вот это. Кстати Алиса так и не появлялась.

– Слушай, Невзоров, по другой теме, – голос Артемьева изменился и стал более похож на обыкновенный, звонкий позитивный. – Ты раньше был по ту сторону закона, верно?

– Такие вопросы не принято задавать, – негромко произнес Иван так же глядя наружу.

– Но тем не менее…

– Да, был.

– Я вот что хочу у тебя спросить, а ты не знаешь кто занимается наркотиками в юго-западном округе Москвы?

Иван медленно повернул голову к Артемьеву. Тот тепло улыбнулся, холод подозрительность и серьезность… сейчас уже не верилось, что это лицо могло быть таким каких то пятнадцать минут назад.

– Нет, Валера, с наркотиками я никогда дела не имел, я занимался…

– Не хочу знать… – Валера задумчиво потер подбородок, управляя машиной одной рукой.

– Но хоть примерно то тебе известно?

– Нет, – Невзоров уверенно отсек предположение. Он был вполне искренен, эта тема ни разу не попадала в спектр его интересов – Но в принципе, я знаю пару людей которые могли бы тебе рассказать об этом. А тебе зачем?

– М? – переспросил Артемьев, как будто не услышав вопроса.

– Зачем тебе такая информация то?

– Так, просто…

– Поступила информация о проникновении на подконтрольную Российской Федерации

территорию. Прорыв обозначился сначала в трех, а затем по очереди в еще в девяти местах. Каждый раз на место прорыва высылалась поисковая группа, но в один момент связь со всеми группами прервалась, – Ежов вздохнул и перевернул страничку доклада. Экран за его спиной сегодня был выключен, судя по всему этот брифинг готовился в спешке. – Затем наши силы были атакованы неизвестной формой жизни и понесли большие потери. Огромное для такой операции количество убитых и раненых заставляет руководство действовать более агрессивно реагировать на предполагаемую угрозу.

– Я не очень понимаю, – поднял руку Валера.

– Руководство решило, что вести бой с противником не имея возможности наносить ответные удары, к тому же на своей территории неприемлемо. Однако мы не можем вступить в полномасштабный конфликт. И дело даже не во вратах, а в том что Управление не обладает достаточными военными мощностями для открытого военного противостояния. Из этого был сделан вывод, что все что мы можем в данной ситуации это минимизировать агрессию направленную в нашем направлении. А именно связать противника в его логове. Это можно попытаться сделать теми ограниченными силами,которыми мы присутствуем в регионе.

Артемьев толкнул Невзорова локтем и подмигнул. А вот Ивану такая новость не понравилась.

– Как и в прошлый раз ты отправишься вместе с Навиррой, её сейчас нет, так что придется

дождаться её возвращения. Но завтра к вечеру что бы ты был собран и готов отправиться

в любую минуту.

– Есть.

– Артемьев, Дегтеренко. Вы отправляетесь с заданием параллельному тому что получил Невзоров. Согласно сведениям «Волхва» что бы проникать в наш мир в таких количествах противнику нужны маги адепты на местах, так как наши маги позаботились о том что бы проникновения извне было невозможно. Ваша задача найти и уничтожить.

– Так и уничтожить? Не арестовывать? – уточнил Дегтеренко соколиным взглядом уставившись на комбрига.

Ежов раздраженно захлопнул папку.

– Противник появлялся каждый раз в диких не тронутых цивилизацией местах, но в случае если это произойдет в городе, или селе, или деревне будут жертвы. Причем жертвы среди мирных граждан, что недопустимо, – поэтому убивать на месте.

– Как мы их найдем?

– У вас будет помошник, об этом позже. Выполнение задачи начнется через три дня. В

связи с последним ЧП к нам из правительства направляется проверка очередная. Так что нужно сидеть ниже травы. Но потом – что бы делали все быстро и чисто. Свободны.

Неожиданно резко остановив брифинг бригадир развернулся и пошёл на выход, оставив звено в недоумении.

– Невзоров, тебе необходимо поговорить с Золлером и срочно обновить арсеналы. Реалии того места куда ты отправишься изменились и тебе надо будет это учесть, – бросил Ежов проходя мимо Ивана.

Дегтеренко, Валера и Невзоров остались сидеть в кабинете брифинга, какое-то время поворчали, затем сидящий спереди Артемьев развернулся и поделился мнением.

– Какой-то комбриг сегодня напряжённый.

– Да, – кивнул Олег. – Судя по всему этот случай – большой удар по Управлению.

– Ну а ты как, не очкуешь? – поинтересовался Валера у Вани, тот сидел мрачнее обычного.

– Нет, но отправляться туда не хочу…

– Так, прекратили болтовню, приказы не обсуждаются. Невзоров тебе что приказали?

– Готовится к отправлению.

– Ну а чего сидишь? Времени у тебя очень мало, – Олег сказал это спокойно и без какого либо командного тона, но у Невзорова резко пропало желание лениво сидеть, он п однялся и отправился на выход.

– Я подвезу, – вызвался Артемьев и последовал за сослуживцев.

Олег задумчиво скрестил пальцы и поставил на них подбородок. Он очень долго так просидел в пустом кабинете прежде чем уйти.

– И что ты тут забыла? Знаешь, по-хорошему я обязан тебя сдать Тайной Страже, – Винсент не поднял глаз на вошедшую Навирру, продолжая заполнять свиток убористым подчерком.

– Но ты не сдашь.

– Не сдам, ты не агрессором сюда пришла.

– А откуда знаешь? – Навирра села на старинный стул напротив стола Винсента и подавила желание забросить ноги на стол. Не то чтобы она заботилась о приличиях, скорее обоснованно опасалась остаться без ног.

– Ну… чувствую просто, – уклончиво ответил Винсент и наконец соизволил посмотреть в глаза Навирре. – Ты прическу сменила?

– Нет…

– Ах да, тебя вылечили! Классно, я думал лекари от Гийзы перевелись полвека назад.

– Не перевелись, – пришла очередь Навирры отвечать уклончиво.

– Ладно, давай к делу, – мечник аккуратно убрал перо в чернильницу и внимательно уставился на эльфийку. На секунду показалось что взгляд Винсента немного изменился, стал более… прохладным. Впрочем ощущение через секунду испарилось. – Зачем пришла?

– Я довольно долго была далеко от Эрбонса, вот вернулась, по делу. Решила узнать какая тут обстановка.

Винсент усмехнулся.

– Перестань, ты даже без поддержки своей гильдии неплохо находишь любую информацию.

– А мне сейчас не нужна любая информация, – выдала эльфийка заготовленный ответ. – Я вернулась в королевство охваченное одновременно двумя войнами. У каждого трактирщика своя версия происходящих событий. Я решила что если кто то и представляет полную картину происходящего, то это ты.

– А почему я должен тебе все прояснять?

– А почему бы и нет? – прошептала эльфийка. – В конце концов ты у меня в долгу. Именно из-за тебя я потеряла свой дом.

– Ты и правда считаешь тот темноэльфийский сброд что называется Сестры Заката своим домом? Самой не смешно? К тому же нечего навязывать на меня придуманные долги, – Винсент выпрямил спину и потянулся.

– А кто меня послал на то задание с расчетом что меня пленят. Это ты сделал, – от предыдущего заявления мечника эльфийка потеряла самоконтроль и была очень возмущена. – Тебе никогда не простреливали ноги? Знаешь какое необычайное ощущение?

– Поверю тебе на слово, – улыбнулся Винсент и, поднявшись из-за стола, обошёл эльфийку. Затем наклонился к уху и поинтересовался. – Неужели ты сама не разбирала ту ситуацию?

Навирра молча склонила голову. Мягкий располагающий голос Винсента не позволял насторожиться.

– Когда я отправил тебя туда, я предупредил, что дело будешь иметь с бойцами. Предупреждал?

– Да, – не стала отнекиваться дроу.

– Тогда в чем претензии ко мне? Почему ты считаешь меня виноватым в том что тебя пленили?

– Потому что именно ты с самого начала так задумал, – прошипела Навирра.

– Правильно. Однако… я рассчитывал на твою ошибку, но не я её сделал Навирра. Её сделала ты. И только ты. Меня там конечно не было, – Винсент продолжил ласково говорить на ушко эльфийке. – но я примерно представляю как все произошло. В решающий момент ты на миг заколебалась и после этого у тебя уже не было ни полшанса закончить дело или уйти.

Навирра сжала губы в тонкую ниточку. Способность Винсента подмечать не самые очевидные и достаточно неприятные детали оставалась при нём. Детали, которые сама эльфийка в своей памяти предпочитала не трогать.

Мечник тем временем снова выпрямился и вернулся на своё место за столом.

– А касательно твоей гильдии, я искренне рад что ты покинула то место. Ваши порядки мне не понравились еще тогда, когда мы только познакомились.

– Не тебе судить о наших порядках, смертный.

– Да куда уж мне, – улыбнулся Винсент. Улыбнулся настолько белоснежно и обаятельно что у Навирры появилось желание ударить рукояткой даггера аккурат по зубам. – Возвращаясь к твоему первоначальному вопросу. Эм…

– Ну расскажи что случилось, когда ты улетел от нас.

– Долго это, – деликатно потер собственный висок Винсент. – А я спать хочу.

– Спать ты хочешь? Ты знаешь что я сюда пролезла через огромную стену наполненную охранниками высокого класса? И это для того что бы услышать что его величество Винсент спать хочет? Сейчас как дам в лоб!

Мечник улыбнулся, затем откинулся на спинку своего стула и положил руки на подлокотники. Его ясные глаза нашли золотистые зрачки Навирры. Ощущение у эльфийки было такое, как будто её сканируют. Спустя мгновение тишины, Винсент начал спокойный рассказ.

– В общем первым делом после моего отлета я навестил ценного для меня человека и предупредил его об опасности, затем рванул к королю, который на тот момент вместе с армией выступил на восток. Между прочим эта вылазка очень подозрительна. Ведь для того что бы заключить контракты с торговыми гильдиями не обязательно тащить с собой армию. Тем более такую… Я неплохо знаю его величество и могу утверждать, что он ни за что не стал бы брать с собой такую силу лишь ради обеспечения личной безопасности. Путешествуя в одиночку я передвигался очень быстро, меняя лошадей… Я знал что нужно было как можно быстрее поговорить с королем, – Винсент посмотрел в окно. В разрыве между тучами было видно несколько звезд. – Но я опоздал. Совсем на чуть-чуть, когда я нагнал войска уже шел бой, или скорее нет, мясорубка это была.

– С кем бой? Кто способен вести бой с войском короля? – удивилась дроу.

– Да, на этой территории даже у того отдельного полка не было конкурентов. Это же была элита, расквартированная в столице. Стальные рыцари, копья инквизитора, небольшой отряд королевских разведчиков и даже королевский маг. Но потасовка шла бессистемно и ночью. Копейщики не были построены в фаланги, рыцари сражались пешими, разведчики… в общем элиту лишили многих преимуществ. Отточенной тактики и знания своего маневра. А самое главное что каким-то образом противник попал в самое сердце войска к королю и командующим отрядами. Кто-то смог сломить защиту Олверуса, – мечник встрепенулся и стал немного живее. Заинтересованнее, – что интересно, наш Олверус специализируется на перемещении. Большинством ветвей магии он владеет на уровне мага средней руки, но перемещение это его конек.

– Но подожди, – приподняла ладошку эльфийка. – Я так поняла шатер был накрыт куполом.

В мире Эрбонса или как его окрестили сотрудники Управления Терра 2 магия – естественная часть жизни. Есть многие детали которые обуславливают именно участие магии в повседневной жизни и разумеется военной. Так например командующие войск обязаны были думать о собственной безопасности и учитывать вероятность того, что по ним могут ударить заклинанием из-за горизонта или за спиной появится убийца, телепортированный издали. Существует множество методик защиты. Например можно замаскироваться медальоном, что бы ауру командующего невозможно было обнаружить. А значит было бы неясно по кому конкретно бить и куда посылать убийц. Дело в том что дальнобойные заклинания очень тяжелы для прочтения и дороги в смысле манопотребления. Растрачивать их попусту никто не станет. Есть еще метод, его любят использовать дроу, будучи мастерами иллюзий их маги создают множество муляжей аур своих главнокомандующих, дезориентируя противника. А король Эрбонса использовал простой как молоток метод – купол. При наличии рядом придворного мага нелепо было бы одевать амулет маскировки ауры или опасаться порчи издали. Поэтому и был использован купол. Это довольно затратное заклинание которое не позволяет информации и энергии покидать или проникать через границы купола. Заклинание это вполне эффективно если исполняется сильным магом. Сломать такой купол конечно можно, но для этого надо быть сильнее мага, удерживающего купол на несколько порядков. Вообще заклинание купол это развитие идеи силового поля. Ну примерно в той же степени в которой автомат Калашникова является идейным продолжателем первобытного лука.

– Насколько я смог понять в ту ночь на остановке купол был поставлен как всегда, но он был прорван и в королевском шатре появились убийцы, – Винсент шумно и раздраженно выдохнул, он не любил вспоминать этот момент. Но в отличие от Навирры он не избегал обдумывания неприятных моментов. Мечник обоснованно считал, что из ошибок надо делать выводы. – Как только я нагнал королевскую армию и увидев бой я помчался к шатру, но эти твари… они очень быстрые и липкие, отвратительные существа, облепили моего коня и мне пришлось спешиться. Пробиваться к шатру посреди боя в темноте, при этом не зная точно где шатер это крайне нелегко.

– Да, я тебя понимаю, – кивнул эльфийка. – Я сталкивалась с ними. Оружие против них малоэффективно, стандартные техники и методики не действуют, приходится изобретать на ходу.

– Именно, но в принципе среди окружающего хаоса нашлось несколько человек с искоркой и умением вести бой в нестандартных условиях. Не знаю как эта разношёрстная компания затесалась в отряд короля, но не смотря на разномастное оружие они бились в отличном командном стиле. Не позволяли заходить за спину товарищам тварям и косили их вполне привычно. Заручившись их поддержкой я пробился все-таки к шатру, но…

– Что?

– За спиной короля я увидел парня в темном плаще, светлые волосы, ледяной взгляд. Он удерживал руку на кинжале что сбоку прошёл между ребрами в сердце короля, – Винсент помрачнел еще больше. – Но он просто улыбнулся и исчез. Я запомнил его лицо… рано или поздно я найду и убью его.

Мрачность Винсента достигла апогея, по крайней мере Навирра настолько злого выражения лица мечника не видела никогда в жизни. Что бы сбить настрой она задала вопрос:

– А дальше?

– А что дальше? После того как этот человек пропал твари стали разбегаться, преследовать их никто не стал. Полк развернулся назад в столицу, тело короля мы вернули семье, возвратился я, можно сказать с позором. Если бы не поддержка рыцарей из королевского полка возможно меня бы уволили или того хуже. Ну, а потом… по закону власть переходит к сыну короля, но тот еще слишком мал для правления. Соответственно регент это королева, однако подчиняться женщине очень многие дворяне не пожелали… Хотя на мой взгляд это просто повод. Уж слишком организованно действовали все кто выступил против регенства королевы. На следующий день после объявления о принятии королевой оммажа от вассалов мужа, многие маркизы бароны и герцоги подняли бунт. Как оказалось в столице было рассредоточено внушительное количество наёмников. По сигналу они разом атаковали дворец. Непонятно зачем. Их конечно было много, но недостаточно для захвата королевской резиденции.

Навирра старательно запоминала каждое слово.

– Вы их перебили, организаторов нашли?

– Перебили конечно, во время штурма дворца их было больше раза в четыре, но дворец молотобойцы защищают, эх с этими господами я в огонь и воду, – мрачно улыбнулся Винсент. – Заведя свою карусель, они смели бунтовщиков. Ну и мы с Самантой немного поработали, а организаторов… наши ниточки привели всего лишь к главе одной из гильдий, который действовал за деньги полученные от неизвестного человека. Тайная Стража запытала его до смерти, но имени он не назвал. Так что скорее всего и правда не знал. Исходя из всех этих событий, смотри сама, какая сейчас ситуация в стране.

Винсент замолчал и, подавив зевок, утомлённо повёл рукой. Неизвестно что он имел ввиду этим жестом, но получилось внушительно.

– Держи, а то сидишь тут как в воду опущенный. Грустный такой, – Алиса бросила коробочку с бутербродом и невзрачный мужчина в темном длинном плаще не глядя поймал её левой рукой.

Ведьма улыбнулась и, перебросив ноги через бордюр, села рядом.

Ворон редко с кем-либо общался, в отличие от большинства людей Управления подобные люди изымались из привычной социальной среды целиком, с корнем. «Воронов» делают из людей которые не имеют родственников, особенным спросом пользуются люди которые потеряли родственников и готовы ради мести на всё, даже на утерю человеческого облика.

Их организмы модифицировались с использованием методов, сочетающих новейшие научные и магические разработки. То что из них получалось уже нельзя было называть людьми в прямом смысле слова. Странный характер, непонятные поступки, отстраненное поведение и огромная сила. Большинству людей Управления было неизвестно что движет этими людьми. Руководство знает, но молчит.

– А чего это ты сияешь вся?

– А ничего, – улыбнулась ведьма и укусила свой бутерброд.

Ворон поглядел на коробку со своим бутербродом, грустно вздохнул и вскрыл её.

– И все-таки что-то с тобой произошло. Мальчик что ли за тобой ухаживать стал?

Алиса поперхнулась и посмотрела на профиль бледного человека. Ворон меж тем отхватил кусок бутерброда и принялся меланхолично его пережёвывать. Откашлявшись девушка по привычке попыталась взглянуть на ауру собеседника, но не получилось. Ауры Воронов тщательно скрыты, словно этих людей не существует.

– Как ты догадался? Не в бровь, а в глаз.

– У меня была внучка твоего возраста, – все так же невозмутимо ответил Ворон. – Когда она первый раз вернулась с танцев, на которых ей предложил танец мальчик у неё было точно такое же выражение лица. Глупое и счастливое.

– Выбирай слова, – смущенно улыбаясь ударила Алиса Ворона кулачком в плечо и тут же потерла ушибленные костяшки. Худощавое телосложение Ворона вводило в заблуждение, Алисе было неизвестно что за броню они носят, но из-за привычки к рукоприкладству ей часто приходилось вот так вот потирать свои костяшки. – Ну ухаживает, а что такого? Я уже взрослая.

– Взрослая, взрослая, – не стал спорить Ворон. Тщательно прожевал надкусанный кусок и поинтересовался. – А зачем тогда от своих прячешься? Знаешь, Алис, взрослые обычно свои проблемы решают, а не прячутся от них.

– Перестань меня учить, – сделала недовольную мину Алиса. Как и все кто старше её Ворон иногда доставал «опытом», что ведьму только раздражало. Впрочем, Ворон отличался от остальных её старших знакомых тем, что не навязывал свой опыт. Возможно именно поэтому с ним Алиса в последнее время и проводила свободные минуты.

– Не буду, ты же взрослая, – степенно произнес боец. И замолчал.

Алиса почувствовала тонкий сарказм в этих словах, но ответить было нечем.

– Расскажи об этом мальчике, – решил перевести разговор ворон.

– Ну… после того разговора с учительницей я вернулась в ведический круг что бы успокоится, там и встретила его.

Ворон повернулся бледным лицом к Алисе.

– А что, простите, делает молодой человек глубоко в чащобе леса западной Сибири?

Ведические круги и другие точки силы, если они не имеют охранных функций как правило расположены очень далеко от цивилизации. Хорошо это или плохо, но таких мест в России очень много, с ней пожалуй только Африка может соперничать. И там и там еще очень много не тронутых цивилизацией земель.

– Не перебивай, я рассказываю.

– Прости.

– Ну так вот, я спокойно сидела на коленях, медитировала в центре круга и восполняла силу. Он тоже пришёл в тот же круг, примерно в полдень, представляешь?

Ворон меланхонично работал челюстями и смотрел на город. Обычным зрением, впрочем картина ему не очень нравилась. Не смотря на теплую весну и появившуюся свежую зелень дым с юга Москвы от заводов сильно портил картину. Тем не менее разговор ворон поддержал.

– Представляю.

– Он такой красивый, тонкие, аристократические, английские черты лица. Чистая улыбка, а за его спиной так ярко сияли звездочки…

– Ты 40 секунд назад сказала что это было в полдень.

– Отстань, я рассказываю, – отмахнулась Алиса. Как всегда у девушек – ощущения для неё были куда важнее точности предоставляемых сведений. Впрочем Ворон и к этому привык. – Он так осторожненько извинился за то что этот круг занят и попытался уйти. Я его остановила конечно же. Я ведь знаю, что незарегистрированных магов и уж тем более незамеченных Волхвом магов в России нет.

– А это разные цифры? – заинтересовался Ворон.

– В общем, – проигнорировала Алиса. – Я его остановила и потребовала рассказать про себя. Он один из незарегистрированных магов, которые скрываются от Волхва. Я не думала что такое вообще возможно.

– Я честно говоря тоже.

– Ты не волнуйся он вполне миролюбив, просто сказал, что не хочет ни под кого подстраиваться. Его учитель не состоял в Волхве, так как маги должны быть свободны. И сами делать все выборы в своей жизни. Он хочет так же.

– А кто был его учитель? – чуть более насторожился Ворон.

– Он не уточнял, да я и не спрашивала. Нельзя же быть настолько подозрительной…

– Ничего себе, этот молодой человек скрывается от всей машины Управления не считая всех магов Волхва и тебе кажется это естественным.

Алиса пожала плечами и глянула вниз. Затем рассеяно перебрала варианты.

– Возможно у него особенная специализация или его учитель научил чему то такому, что нашей школе магии неизвестно. Или учитель вообще его с детства приучил других магов избегать. Вариантов может быть тысяча.

– В чем-то ты и права, пожалуй.

– В любом случае по большому счету мы остались одни, каждый со своей стороны. Мы так долго разговаривали с ним о том, о сем…

– А поконкретнее?

– Я не помню, – улыбнулась ведьма. – Но мне этот человек понравился. Хотя ухаживать… все-таки это сильная фраза, но подружились мы определенно.

– Ну что ж, тоже неплохо. Если ты от этого себя лучше чувствуешь. Но, я на твоем месте все-таки навел бы порядок в тылах, прежде чем идти в наступление в направлении основного удара.

– Чего? – повернула голову Алиса к собеседнику.

– Помирись с теми с кем поссорилась, после того что между вами произошло… вряд ли ваши отношения с учительницей и остальными из Волхва будут прежними, но это не повод их целиком разрывать, можешь меня как всегда конечно не послушать, но… хм, – Ворон не был хорошим оратором. Вообще не любил длинно говорить, предпочитал скорее слушать. Но в этот раз решил прочесть Алисе небольшую нотацию. – По молодости люди имеют привычку разбрасываться друзьями и обращать внимания лишь на тех кто представляет интерес для них и лишь с ними заводят те или иные отношения.

– Знаешь вот так вот классифицировать теплые романтические чувства это…

– Я говорю не о любви или романтике, не будь примитивной, Алиса. Вот например ты действительно интересна своей учительнице. Но она дала тебе всё, что ты можешь взять на данный момент, теорию ты знаешь великолепно и дело только за практикой. С этим ты справляешься сама и учительница со временем потеряла твой интерес. Ваши отношения это не дружба например или любовь, возможно она испытывает к тебе подобие материнского чувства, а ты почувствовав это начала бунтовать. Или Ярослав, этот парень действительно заботится о тебе.

– Он занудный.

– Он знает насколько хрупко может быть невинное человеческое сердце.

– Конечно, он бетон кулаками крошит.

Ворон косо посмотрел на Алису и та замолчала.

– Ярослав выглядит тебе ровесником, и он после тебя и Ольги самый молодой в вашей группе, но ты не забывай что ему почти сто восемьдесят лет, не думай что до тебя он не видел молоденьких девочек которые были настолько уверены в себе что бросали вызов всему миру. А потом эти девочки погибали так или иначе. Надежды некоторых ломали об колено обстоятельства, иногда девочки всё же добивались того чего хотели, но при этом теряли свою личность, становились очередной длинноногой куклой со стеклянными глазами. Ну а некоторые умирали банально, целиком… Их забота о тебе это не желание тебя контролировать, пойми.

Ворон взял в рот последний кусочек бутерброда и вернул коробку Алисе. Та в задумчивости поболтала ногами.

– Ты хочешь сказать, что прежде чем заводить новые знакомства, например с Данилкой мне надо сначала помирится с Лирой и остальными?

– Я не люблю разжевывать, девочка, – рассеяно пробормотал Ворон и чуть наклонив голову набок изменился в лице. Он радужки его правого глаза темная густая жидкость разошлась по всему белку. Очевидно ворон что то высматривал одним из своих вариантов зрения. – Все что я хотел сказать я уже сказал, а у меня работа, прости.

Чуть наклонившись вперед, элитный боец Особого Управления при ГРУ России оттолкнулся от стены и в контролируемом падении полетел вниз. Алиса в недоумении осталась сидеть на ограждении крыши, машинально вертя в руках недоеденный бутерброд.

– Твоё величество, ты очень красиво машешь палкой, но это бесполезно если стойка кособокая, – произнес Винсент и поддел одну из ног светловолосого мальчишки лет десяти на вид, заставив принца, а это был он, неловко плюхнуться на землю.

Ловик, так звали принца, упрямо сжал губы и в очередной раз поднялся. Новый наставник ему не нравился. Он гонял его до седьмого пота, а ведь он будущий король, а не какой-то там стражник. Зачем ему всё это?Лучше было бы потратить время на изучение подборки поучительных юридических прецедентов.

Принц переступил ногами, пытаясь занять правильную стойку, свободная тренировочная одежда совершенно не стесняла движений. На этот раз он точно достанет Винсента палкой. А если не в этот раз то в следующий. Его Высочество умел ждать, не любил, но умел. Упорству его учить было не нужно.

Винсент еле сдержал гримасу неудовольствия при виде того как его подопечный поднимается с земли и какую стойку принимает. Пожалуй у него есть все шансы основать свою школу «барана-паралитика». Мечник удержал раздражение в узде и промолчал. Тем более, что парнишка побольшому счёту ни при чём. Идея о начале тренировок исходила от королевы-матери.

Винсент не мог не подчиниться, но имел на происходящее своё мнение. И оно заключалось в том, что во-первых принцу совершенно не нужны навыки элитного бойца, а во-вторых ребёнка, уже вышедшего из нужного возраста, просто бесчеловечно подвергать подобным тренировкам. Парнишка занимался каждый день по много часов с 5 разными преподавателями. Все 5 были Агенты. Тренировки были не из лёгких.

И даже если отбросить резоны стратегической нецелесообразности таких тренировок для будущего монарха и чисто человеческое сострадание, то остаётся неэффективность сиюминутная. У каждого из пяти Агентов был свой, отнюдь непростой жизненный путь. Они по тропе на которой до них погибли десятки и сотни, если не тысячи. И в конце пути стали тем кем стали. Уникальными бойцами со своими ни на что не похожими техниками.

Совместить их… Можно. Но это дело не одного года и уж точно первым подопытым должен быть не принц.

Впрочем о совмещении речи не шло. Каждый из пяти наставников учил принца чему-то своему и соответственно требования у всех разнились.

Пока ещё это было допустимо, первый этап обучения – самый легкий. Азы боя, заключающиеся в стойках, дыхании, правильном распределении веса и перемещении, у всех агентов практически одинаковые и пока что серьёзных разногласий на этой почве между агентами не возникало.

К удивлению Винсента молчаливый принц пока что не жаловался, хотя поблажек ему не делали. Тренировки проходят в строгом секрете, прикасаться к будущему монарху опасно для жизни, а уж наносить ему вред это преступление против государства. Впрочем королева настояла.

Принц Ловик поднялся на ноги и выжидательно уставился на своего преподавателя.

– Занимая боевую стойку нельзя становиться ногами на одну линию. Расширять или укорачивать стойку – выбор бойца, но необходимо помнить, что при правильной стойке боец может быстро перенести вес с одной ноги ну другую. Я тебя сейчас сбил с ног потому что ты распределил вес поровну между ногами, это неверно. Ближняя к противнику нога одна из точек входящая в сферу влияния противника. На ней надо удерживать не более двадцати пяти процентов веса, – не торопясь отчеканил Винсент. – А если ты будешь держать вес пополам – ни одну из ног не сможешь оторвать от земли достаточно быстро что бы уклониться от удара. И хорошо если удар будут ногой наносить, а если меч? В будущем будь осторожнее. Еще раз, в стойку.

Ловик без слов поднял деревянный меч в классической стойке фехтования. Корпус повернут боком, ноги чуть согнуты, меч направлен вперед под небольшим углом. Самая сбалансированная стойка для дуэлей. Винсент медленно обошёл вокруг принца и своим мечом слегка хлопнул его по спине.

– Твоё высочество, ты ведь дворянин благородного происхождения и тебе зазорно сгибать спину перед противником, – яда в голосе Винса хватило бы на то чтобы отравить все колодцы в среднего размера городе, – тем более что стойка предполагает прямую осанку.

Принц, недовольно скривившись, выпрямил спину.

– Агент, а почему нельзя чуть согнуться, чем меньше силуэт, тем сложнее в него попасть. Ты же сам говорил.

– Это так, – кивнул Винсент. – Это надо учитывать, но подобные вещи не должны являться основой твоей защиты. Одноручный меч вообще не терпит пассивных методов защиты. Ну что ж начнем.

Винсент встал напротив мальчика и, выдержав небольшую паузу заставляя принца нервничать, сделал пару пробных выпадов. Первый выпад мальчик парировал, от второго уклонился, шагнув в сторону. Третий удар Ловик отвел влево и вниз рванулся в контратаку. Вот оно! Сейчас он достанет своего мучителя, на этой победной ноте мальчик неожиданно ощутил ногой препятствие и, не успев перераспределить вес, запнулся и упал на живот. Агент покачал головой.

– Твоя ошибка в том что ты пошёл в контратаку не учтя все варианты ответа. Я просто ткнул коленом навстречу твоей ноге. Потеряв равновесие, ты упал. Но в целом я доволен. Общую суть, правильные реакции ты уловил. Однако с практическим воплощением у тебя по-прежнему большие проблемы. Другими словами, ты атакуешь, когда надо атаковать, но делаешь это с грацией полен… кхм… несколько неправильно.

Темноволосая девушка двадцати трех лет с балкона дворца наблюдала за тренировкой и задумчиво стучала остренькими коготками по перилам. Второй агент его величества, Саманта, не отличалась добрым нравом и отзывчивой натурой. Благодаря своему поведению девушка фигурировала во многих слухах. Например про неё говорили, что она работает в Тайной Палате. Саманта не любила лишнего внимания, предпочитала оставаться в тени, была неразговорчива и при этом откуда-то была в курсе всего что касалось королевской семьи, вплоть до мелочей. Саманта всегда была последним телохранителем семьи и личной телохранительницей принцессы, по понятным причинам мужчины телохранители ни королеву ни принцессу устроить не могли. Несмотря на звание Агента Саманта крайне редко покидала столицу. Как то так вышло, что она занималась в основном защитой королевской семьи в замке.

По рангу она была заметно выше Винсента, впрочем меж агентов не было принято меряться «знатностью», как и соблюдать жёсткую субординацию. Тот же Винсент совершенно на равных общался и с первым агентом его величества Волтерсом и с последним, пятым, Селиной. Говоря точнее, Винс был с ними дружен. Со всеми кроме Саманты, она среди агентов всегда была немного наособицу, никому не позволяя перейти некий рубеж.

Не стоит думать об агентах лучше, чем они того заслуживают. Неформальное общение, является для них нормой не потому, что они такие замечательные, вежливые и компанейские парни и девушки.

К примеру, если какой-нибудь городской стражник задумает хлопнуть Винсента по плечу и предложить выпить пива, то скорее всего лишится руки ещё до того как прикоснётся к мечнику.

Меж собой агенты держатся так раскованно потому что каждый из них заслуживает уважения со стороны остальных благодаря тому кем он является. Среди Агентов нет ни одной пустышки. Каждый яркая индивидуальность и выдающийся профессионал. Фундамент их небольшой компании – взаимное уважение.

Винсент заметил наблюдением и резко повернул голову, зрачки с холодным стальным блеском уставились на Саманту. Впрочем спустя пару мгновений взгляд мечника потерял свою остроту и снова стал теплым, добрым, озорным. Рефлексы, которые Винс получил от своего прежнего учителя на месте. Он чувствует наблюдение за собой.

– Может поможешь? Юноша не может усвоить некоторые основы, а показать мне не на ком. Секретность соблюдаем.

Саманта молча начала спускаться по лестнице.

– Ты уверен, Винсент? Саманта это…

– Знаю, но пока кроме неё другого агента во дворце нету.

Мечник глубоко вздохнул. Саманта всегда была окружена куда большей загадкой чем он сам. Она совершенно точно была человеком(а не к примеру дроу), однако раскосые глаза, невысокий рост и непонятный меч всегда вызывали вопросы, в частности, о её прошлом. Но никто, даже сам Винсент, никаких четких ответов найти не мог.

Саманта одевалась в темную мужскую одежду в рабочее время и… а в другое время Винсент её никогда не видел. Саманта не участвовала в праздном времяпрепровождении и не посещала публичных мероприятий, игнорируя даже столь милые каждому женскому сердцу балы. Впрочем последнее можно было бы объяснить её плебейским происхождением, если бы происхождение было известно. А главное лицо… безусловно её лицо было человеческим. Однако раскосые глаза, бледная кожа говорили четко о том что она не из этих мест. А откуда тогда?

Еще больше вопросов у Винсента вызывало оружие Второго Агента Её величества. Саманта ходила с мечом и кинжалом. Впрочем сам мечник колебался в своем определении оружия девушки. Во первых они были чуть изогнуты, при чем не так как ятаганы орков. Орки делают свои ятаганы сильно согнутыми для того что бы увеличить силу рубящих ударов, которые эти кочевники очень любят. Впрочем на эльфийские мечи это тоже не похоже. Эльфы любят облегченное оружие с серповидной основой. Эта манера конструкции клинка, когда примерно треть меча прямая, а дальше начинается четкий изгиб.

Впрочем на перечисленном странности Саманты не прекращались. Она носила оба клинка в ножнах справа, что было крайне непрактично и по идее должно было мешать быстро извлекать оружие. В бою Винсент Саманту не видел ни разу, несколько раз ему выпадало поприсутствовать при её тренировках. Кинджала она никогда не касалась, маша только мечом. Именно маша, Саманта одним движением извлекала меч и наносила удар. После чего застывала на секунду, фиксируя успешность исполнения удара: победу или поражение. Правда… поражения Саманты Винсент пока не наблюдал.

Сама же девушка мягко спустилась по лестнице на тренировочную площадку.

– Разъяснение каких элементов требует моей помощи? – миниатюрная фигурка излучала серьёзность и уверенность в собственной значимости. Речь Саманты была очень спокойной, ровной, безэмоциональной. Она не выделяла ни единый звук голосом, одинаково безразлично их выговаривая. Винсент подумал, что таким голосом идеально рассказывать сказки детям на ночь – уснут на второй секунде, мимолётом удивился несвоевременным мыслям и переложил меч на плечо.

– Сегодня мы проходим технику защиты от фронтальных атак одноручным мечом.

– Уточни.

– А есть варианты?

– Да, есть, – коротко кивнула Саманта, чуть двинула ногу вперёд, шаркнув по камню, и мягко положила руку на рукоять меча, плотно и неторопливо охватывая её пальцами.

– Винсент? – принц доверял своему Четвертому Агенту куда больше, чем этой ледяной и молчаливой телохранительнице.

Винсент шагнул вперед вытаскивая свой меч и наигранно веселым голосом, но тем не менее назидательно сказал принцу:

– Никогда не отказывайся научиться чему-нибудь новому. Даже если это что-то ты не сможешь использовать сам, ты будешь знать, что это могут использовать другие и тебя не застанут врасплох. Итак, начнём?

– Нападай, – коротко ответила Саманта.

Винсент пожал плечами и сделал банальный выпад в сердце, Саманта мягко, но невероятно быстро скользнула влево и, продолжая своё движение, мощно махнула клинком возле горла Винсента.

– Ваше величество, защищаясь от выпада в корпус, сносите противнику голову, – выдала свою рекомендацию мечница.

– Да, – подтвердил Винсент. – Это тоже методика, но в таком случае Саманте еще нужно было сделать шаг вперед.

– Я понял, – кивнул Ловик. – Но Саманта, ты не права.

Десятилетний мальчик снисходительно глянул на телохранительницу и продолжил менторским тоном.

– Винсент учит меня основам, а чтобы убить врага одним ударом надо быть мастером. Прости мои слова, но в будущем я хочу чтобы ты учила меня, а не демонстрировала свою мощь.

– Прошу прощения, – приложив кулак к сердцу и совершив короткий поклон, Саманта сцепила зубы вместе.

– Возвращаясь к основам, – Винсент решил сбить неприятную тему. – В принципе Саманта показала все верно. Уклонение от выпада это один из пожалуй двух основных методов защиты. Строго говоря, её удар на отсечение головы по сути есть контратака. Вы этого не заметили так как она все сделала довольно плавно и слитно. У неё менее угловатый стиль боя чем у меня или Волтерса.

Принц кивнул. Встав в стойку, Винсент взялся за деревянный меч, но на тренировочную площадку вбежала служанка, резко затормозив после поворота она торопливо поклонилась и выпалила.

– Ваше величество Ловик, королева зовет вас немедленно в свой кабинет.

Ловик выдохнул и поставил меч в оружейную «елочку».

– Прошу меня простить, мы продолжим завтра.

Вместе с одной из своих служанок мальчик скрылся за углом.

– Это будет хороший правитель, – пробормотал Винсент.

– Почему ты поддался? – как всегда безэмоционально поинтересовалась Саманта в спину Винсенту.

– Что? Где? – не поворачивая голову и чуть улыбнувшись поинтересовался мечник.

– Ты сразу прочёл рисунок боя. Так почему?

– Саманта, – Винсент соизволил повернуться к девушке лицом. – Неужели ты думаешь что я стану всерьез устраивать спарринг с девушкой? Да и потом – это всего лишь тренировка. Против бойца среднего уровня твой прием был бы эффективен. А именно это мы должны были показывать мальчику. Мы с тобой оба знаем что с такими как ты и я бьются другими методами и на других скоростях.

Саманта молча и очень мрачно смотрела Винсенту в глаза. Мечник так же шутливо смотрел в глаза девушки. После гляделок с Невзоровым подобный поединок взглядов с кем-либо другим не доставлял Винсенту ни малейшего неудобства, скорее его это забавляло.

– Интересно.

– Что?

Выхваченный моментально меч как и в прошлый раз метнулся к шее Винсента, на этот раз точно в цель. Винсент сделал быстрый шаг назад.

– Я не буду драться с женщиной.

– Юрусунай, – произнесла девушка непонятную фразу, всё тем же ровным голосом.

Саманта изменила стойку с упором на сближение и еще двумя махами атаковала противника, но уже держа свой меч двумя руками, благо длина рукояти позволяла и двуручный хват. Первый удар Винсент пропустил над собой, от второго скрылся, уйдя в слепую зону противника. Вести бой против такого оружия ему еще не приходилось, но это не значит что у него отсутствовал опыт боя с противником, который орудует в основном широкими взмахами.

Оказавшись за спиной девушки Винсент мягко положил на её плечо левую ладонь и ласково произнес:

– Давай не будем ссориться, мне без тебя забот хватает.

Слова были сказаны максимально нейтральным тоном, но сама ситуация окрасила их в издевательские оттенки. Как же: прославленная телохранительнца, овеянная мрачной славой, не может попасть по человеку, который даже меча не вытащил. Саманта на миг утратила хладнокровие, её очень давно не оскорбляли превосходством, быстро перехватила меч обратным хватом и нанесла удар за спину. Винсент легонько с виду хлопнул ладонью по плоской стороне меча и клинок пошёл в сторону от тела, а сам мечник той же рукой схватил девушку железной хваткой за запястье. Левая же рука Винсента быстро переместилась на шею девушки и безымянным и большим пальцем чуть надавила на секунду перехватив дыхание.

– У тебя такая красивая нежная шейка. Но на этом мы все-таки закончим. У меня много дел.

Саманта молча отпустила меч, признавая поражение, секундная слабость прошла и злость больше не застилала ей взгляд. Винсент тут же отпустил девушку и пошел во дворец, по пути сняв с самой вершины оружейной «елочки» свою шляпу. Перед входом в главное здание дворца он повернулся на секунду к Саманте:

– Все-таки в твоей технике что-то есть. Как-нибудь позанимаемся вместе.

– Этого не будет, – отрезала девушка.

Винсент склонил голову чуть на бок. На микросекунду ему показалось что на бледных щеках Саманты появился румянец. Нацепив шляпу, мечник снова направился на выход.

– Кто была та дроу? – снова в спину поинтересовалась Саманта. Винсент замер у порога, он не ожидал, что его вчерашнюю гостью кто-то заметил. Впрочем мечник быстро пришёл в себя.

– Любовница. Тебя интересует что-то еще? Возможно мне стоит заранее тебя предупреждать, когда я решу уединиться с девушкой? – а вот это была уже настоящая издевка. Впрочем, в то же время это была дворянская издевка, другими словами Винсент говорил приличными словами неприятные собеседнику вещи.

Саманта совсем не смутилась.

– Посторонним во дворце не место.

– Ревнуешь? – сделал парадоксальный вывод Винсент.

– Нет.

– Ну а если нет, нам и разговаривать не о чем. У меня задачи аналогичные твоим, и я о них прекрасно помню. В будущем не нужно меня учить с кем общаться, а с кем нет.

– Это был совет, – примиряющее произнесла Саманта и подняла свой меч. Вытерла куском материи и убрала в ножны.

– Ты все мне сказала что хотела, Второй Агент? – Винсент был зол. Он терпеть не мог приказов от тех, кто на эти приказы не имеет никакого права.

– Да, но…

– Вот и хорошо, – Винсент развернулся на пятках и отправился в глубь замка.

Саманта сложила руки на груди и посмотрела на большую дверь, закрывающуюся за Винсентом. Все тем же спокойным, уравновешенным и ледяным тоном агент пробормотала.

– Главное ему так и не сказала… Плохо.

– Кристина, ты умница. Такой хороший вечер устроила. И с выдумкой, задором, – нахваливала старосту куратор. Та в свою очередь светилась улыбкой. Ей самой досталось довольно мало поздравлений в день восьмого марта, но зато вечер хорошо удался. – Ты молодец! И даже чуточка агрессии пришлась к месту!

Молодёжь хорошо реагирует именно на такие слоганы.

– Что вы имеете ввиду? – улыбаясь и все еще пребывая в хорошем настроении поинтересовалась староста.

– Например, надпись над входом.

Нехорошее предчувствие захватило сердце старосты, она быстренько свернула разговор с куратором и спустилась на два этажа ниже. Над дверью куда заходили студенты, при чем чаще парочками красовалась строгая надпись четкими печатными буквами:

«Приходите к нам, засранцы, будет музыка и танцы.»

Кристина рассердилась, но все что она могла в этой ситуации это сжать кулачок и пробормотать.

– Невзоров, я не знаю где ты сейчас, но честное слово, когда ты вернешься я… я… я… я…. Я придумаю что с тобой сделать. Но это будет что-то страшное!

Находящийся далеко от института Невзоров громко чихнул.

– Тсс, не шуми, – немного оговорил его Артемьев.

– Сколько еще тут торчать?

– Пока клиент не выйдет.

– Нет, ну это я и сам знаю, но…

Вообще это операция в данный момент больше походила на банальный гоп-стоп. Невзоров вместе с Артемьевым тихо ждали пока некий человек выйдет из ночного клуба и отправится домой. В одном из мест его маршрута по задумке надо произвести захват. На проработку более изящной операции не было времени. Олег четко уяснил, что времени на выполнение задания по ликвидации адептов противника у него мало, ввиду того что Невзорова в любой момент могут направить в Терру 2. А вдвоём такие задания гораздо печальнее нежели чем втроём.

Наводку на адепта давал никто иной как Ярослав, он принес в управление несколько фотографий людей которые являются адептами, а уже специалисты управления установили их личности.

К примеру данный клиент ни разу не был похож на темного мага. Да и на мага вообще не похож. Пятидесятилетний бизнесмен родом из Ростова ничем не выделялся среди тысяч таких же. Конечно у него было темноватое прошлое, однако у кого из современных бизнесменов прошлое чистое?

Легкий толчок локтем в бок заставил Невзорова поднять глаза. Сквозь дождь, который лил как из ведра Иван четко увидел цель. Этого самого человека, тот улыбаясь и явно под шафе в компании девушки вышел из здания ночного клуба. Два бойца Черного Льда пристально следили за ним.

– Так, спокойно. У меня есть ремарка от Золлера. Попытайтесь взять живым, сами знаете он любит пообщаться с теми, кто может иметь некоторую информацию, – Олег координировал подчинённых с помощью гарнитуры, лежа на крыше старенькой пятиэтажке. Сейчас он не видел ни своих бойцов, ни цель. Позиция выбрана с расчетом на ту точку, где планом предусмотрен захват. СВД направлена туда же и в любой момент Олег готов открыть огонь. Другое дело, что сразу оказывать поддержку огнем нельзя. Открывать пальбу посреди города он станет только в исключительном случае.

– Попробуем, но я ничего не обещаю, – очень тихо ответил Артемьев.

Два бойца Управления выбрались из под козырька закрытого на ночь магазина и пошли под дождем за своей целью.

Алексей Буревой галантно посадил девушку в такси, а сам пошёл пешком до дома. Это довольно странная привычка для бизнесмена, но от этого клуба бизнесмен ходил всегда один и всегда пешком. Очень легкая цель, потому с неё и начали.

Невзоров быстро почувствовал холодную воду на голове, после того как он вернулся из Терры 2 постоянно стригся очень коротко, и волосы не могли долго сдержать влагу. Впрочем сейчас его это не отвлекало. Если бы кто-то смог сейчас всмотреться в его лицо, то увидел бы значительные перемены. Взгляд перестал быть ледяным, надменным равнодушным. Напротив, глаза стали цепкими, живыми, словно голодными. Пальцы обеих рук на мгновение широко разжались и по очереди медленно загнулись, собравшись в кулак, затем расслабились.

Пальчики надо разминать…

Вот он поворот, довольно широкий проход меж двух домов нового для Москвы типа, однако этим проходом почти никто не ходит. Это шанс.

Невзоров прибавил шаг, резко опережая Артемьева. Услышав за спиной ускоряющиеся шаги тяжелых берцев об асфальт Буревой развернулся, а Иван махнул ему ножом по горлу. Самым кончиком, буквально двумя сантиметрами клинка нож задел горло, но этого хватило, что бы надрезать сонную артерию.

– Ваня, какого хера?

– Ты что делаешь, Невзоров? – донеслось из наушника.

– Выполняю приказ, – ответил сразу двоим Иван.

Артемьев догнал сослуживца.

– Надо сначала было взять его живым. Таким был приказ.

– Нет, это была рекомендация, – поправил Артемьева Олег.

Бизнесмен тем временем хрипя, в попытке закричать прижал две руки к горлу и упал на колени. Затем еще пару раз попытавшись вдохнуть еще раз упал, теперь уже набок.

– Маг не маг, а умер как обычный человек, – скучающим тоном произнёс Иван, смотря с высоты своего роста на умирающего человек. Артемьева аж передернуло от такого пренебрежительного отношения.

– Так, ладно. Я сообщу в центр что мы закончили, – донеслось из наушника.

Артемьев присел на корточки возле бизнесмена.

– Все-таки ты неправ, Невзоров. Как ты не поймешь, мы солдаты, а не убийцы. Пора тебе начать понимать эту разницу, – Валера уже давно понял что подобные разговоры с Невзоровым бесполезны. Но попыток не бросал.

– Разница между солдатом и убийцей лишь в том, что солдат убивает намного чаще, – дождь хлестал со все большей силой. С ножа, который Невзоров все еще не убрал дождевой водой быстро смывалась кровь.

– И все таки…

Лежащий труп резко схватил Валеру за щиколотку и рывком поднявшись на ноги как пушинку поднял невысокого, но крепкого Валеру, повернулся по своей оси и использовав центробежную силу отпустил ногу сержанта. Тот пролетел пяток метров и ударился спиной о стену дома. Затем на той же запредельной скорости развернулся к Невзорову и выдал мощнейший удар снизу рукой в солнечное сплетение. Ваня никак не успел среагировать, лишь рефлекторно напряг пресс и почувствовал как удар буквально прошивает его насквозь и чуть подбрасывает над землей. Ноги Ивана еще не коснулись земли, а недавний труп уже крутанулся и вдарил пяткой в туже точку на животе. Удар страшной силы отбросил Ивана дальше по улице и заставил неуклюже прокатиться по земле.

Не в состоянии вдохнуть Невзоров сосредоточился. Он не видел, где этот оживший трупчик, не знал что с Валерой. Он выделил главное – восстановить дыхание и как можно раньше встать. Что есть удар в дыхательный центр или как говорят в народе «солнечное сплетение»? Если такой удар прошел в момент вдоха, то воздух из легких какое-то время не может выйти наружу, но при этом он уже обработан и не может быть использован при дыхании. От этого и столь непонятные и неприятные ощущения. Иван с силой выдохнул и поставив ладонь на мокрый асфальт поднял лицо.

– Ребята вы там как? – Олег был как всегда спокоен. – Попробуйте все-таки сами, я вмешаюсь в критическом случае.

– Все хорошо, – это уже Артемьев. – Сейчас скрутим.

– Это метаморф, – поделился наблюдением Олег.

– Да я понял.

Иван уже поднимался на ноги. Как ни странно маг не атаковал. Зрачки мага изменились на ядовито жёлтые. Полоса на шее сделанная Невзоровым уже совсем не кровоточила. А еще… он улыбался. Может быть это не первая попытка укокошить его в переулке?..

– Легких денег захотели, мальчики?

Рукав дорогой кожаной куртки бизнесмена порвался. Вместо руки торчал огромный, обмазанный кровью костяной шип или скорее пика. Метаморф судя по всему был не последнего уровня.

– А теперь не убежите, – все так же улыбаясь произнес бизнесмен. – Начну с тебя, прыткий ты мой.

Метаморф быстрым шагом стал приближаться к Невзорову. Без какой либо предосторожности, ауры этих двух людей были совсем не похожи на тех, что обычно пытались его ограбить или убить в этом переулке, однако на это Буревой внимания не обратил. Мало ли что толкает людей на разбой?

Буревой приподнял Невзорова за шиворот, тот еще не успев оправиться от двух сильнейших ударов в грудь, выхватил пистолет с глушителем и направив вниз, сделал два выстрела в колено магу. На секунду злобное лицо метаморфа изменилось, немного потерялось равновесие. Затем Невзоров сделал чисто футбольный удар по прострелянному колену и таки высвободился из захвата.

Вести стрельбу по магу метаморфу надо всегда с умом. От попадания пули в тело не стоит ожидать что он от боли потеряет волю к сопротивлению. Боль для метаморфа это естественная спутница жизни. К примеру тот же шип, заменивший правую руку, Буревой создал сломав себе кость и разорвав мышцы. Особенно легко метаморфы лечат у себя ранение мягких тканей. Такой вот способ защиты, зато щитов нет.

Так что стрелять надо так что бы повредить кости, это лечится намного медленнее. Ну или мозг и сердце. Повредив эти органы метаморф просто не успеет их вылечить, прежде чем умрет. Однако в данном случае боевики хотели взять мага живым, а значит…

Поскольку Невзоров смог отойти от замершего на месте метаморфы Артемьев достал свой пистолет и методично начал стрелять в оба колена по очереди. Буревой зарычал не по человечески, впрочем по человечески уже и не мог: методично простреливаемые колени не располагают к светской беседе и изысканным интонациям. К тому же пока он приближался к Невзорову его челюсть сильно изменилась… не в сторону привлекательности конечно. Маг не мог сойти с места, не успевал лечить дробящиеся хрящи и кости коленей. А Иван чуть отойдя присоединился к сослуживцу без задумок и тактических хитростей разрывая выстрел за выстрелом плоть врага.

Наконец ноги подвели метаморфа. Он упал на четвереньки, Невзоров быстро подошёл к нему и тем же футбольным ударом по лицу перевернул мага на спину, наступил на грудь и навел чуть дымящийся ствол в лицо Буревому.

– Кто быстрее? Ты или пуля? Хочешь проверить? – Невзоров очень хотел что бы маг дернулся и тогда можно было бы…

– Да, лежи смирно, – Артемьев ловко сменил обойму и осторожно подошёл ближе. – Давай лучше я его покараулю, хорошо?

– Ага, правильно, а то прибьет еще… снова, – пробормотал Олег. – А вообще молодцы, все очень четко.

– И больно, – сделал недовольную гримасу Артемьев, но пистолет не опустил.

– Кто вы? Подождите! Я же защищался, он на меня напал! – маг показал шипом в сторону Невзорова. Тот мрачно усмехнулся, но комментировать заявление не стал.

Подьехавшая неприметная машина марки «газель» протиснулась в безлюдный переулок и вышедшие оттуда люди в штатском с предосторожностями и не без пинков запихали мага в машину.

– До завтрашней ночи выходной? – поинтересовался по общей связи Невзоров и с недовольством посмотрел на номер входящего звонка на мобильный. Это звонила староста. И что-то Ване подсказывало, что звонит она не для того, чтобы похвалить.

Винсент мягким шагом вошёл в один из кабинетов дворца и позволил себе мимолётную улыбку: в этот раз он пришёл первым. Кабинет являлся скорее залом и по сути не предназначался ни для таких совещаний. Для совещаний использовались совершенно другие помещения с многослойной защитой. Но традиционно сложилось, что своих агентов монарх выслушивал именно тут. По слухам ранее эта комната являлась гостиной.

Традиционно мечник прошёл к своему стулу «на пять часов» и расстегнув оружейный ремень повесил меч на спинку. Затем вольготно сел и повёл вокруг обманчиво сонным взглядом.

Слабое почти угасшее пламя в камине, очень толстые стекла на огромных окнах. Два абсолютно одинаковых диванчика по моде Элифра. То есть узкие, длинные, с высокой спинкой. Дорогущий ковер, судя по всему орочьего производства. Ткачи и кожевенники этих «варваров» пользуются уважением всех окружающих королевств. Жаль, что с производством у них крайне туго.

– О, ты уже здесь?

В комнату вошли Волтерс и Селина. Эти агенты были настолько различны, насколько только могут различаться два человека. Они были объединены в одну команду, Селина, несмотря на свои выдающиеся способности, была ещё почти ребёнком и рядом с ней должен был находится кто-то опытный и достаточно поднаторевший в жизненных гадостях. Это было разумное решение и тем не менее вместе они смотрелись так, как будто это была шутка. Рост за два метра; закалённое в горниле схваток тело бойца; каштановые волосы, обильно посеребренные сединой; прямой, чуть более энергичный чем стоило бы, едва ощутимо давящий взгляд серых глаз; воплощённый в каждом движении опыт тысяч смертельных схваток – опаснейший из бойцов королевства Волтерс. И миниатюрная, просто-таки крошечная на фоне своего спутника, девушка с роскошными белокурыми волосами; тёмно-синими, как море на глубине, глазами в которых собрана вся радость и радушие мира – Селина очень одарённая магесса.

Волтерс был из тех людей, с которыми приятно вместе работать, но никак не веселится. Ему можно было доверить спину в бою, такой не будет обузой в походе и с лёгкостью вынесет все трудности. Мечта, а не напарник. Но не дай вам боже зайти с ним в пивную… Селина же наоборот была из тех девушек которыми можно любоваться вечно и говорить-говорить-говорить. Лишь бы слышать чарующий голос, вновь и вновь ловить взгляд волшебных глаз. Но при одной мысли о том, чтобы оказаться с этой принцессой на руках вдали от цивилизации по телу пробегают мурашки. Размером со слона.

– Рад вас приветствовать! – Винсент приподнял шляпу, в приветствии, и не стал уже возвращать её на голову и положил перед собой на стол.

– И мы тебя, ард, и мы тебя, – Проскрежетал Волтерс. Голосовые связки наемника были повреждены очень давно и голос стал скрипучим и металлическим, словно у голема.

– День добрый, – мелодично произнесла Селина и села слева от Винсента.

Волтерс занял стул справа от кресла монарха.

– Куда ты пропадал то?

– Секрет, – улыбнулся седовласый воин.

Винсент понимающе кивнул и улыбнулся. Огромный меч, который Волтерс обычно носил в ножнах на спине, уже давно не вводил второго агента в заблуждение. Он уже знал что Волтерс специалист по практически всем видам оружия, кроме пожалуй самых экзотических. Сейчас это выдающееся во всех смыслах орудие убийства удобно развалилось на стуле. А меч стоял рядом на специальной подставочке, где обычно и пребывал на всех такого типа совещаниях.

– Ну, а ты? – улыбнулся Селине Винсент. Тень, отбрасываемая капюшоном, оставляла открытой только нижнюю часть её лица.

– Ничего особенного, простая дипломатическая миссия. Подробности позже.

– Может вы соблаговолите показать нам свой прекрасный лик, магесса? – Винсент располагающе и крайне заразительно улыбнулся.

Девушка тоже улыбнулась и аккуратно откинула капюшон за спину. Волна светлых волос хлынула на плечи, тонкая диадема, чуть прижимающая локоны Селины, отразила свет из окон. Винсент подозревал что диадема это вовсе не украшение. Вообще если маг на себя цепляет что то блестящее, это как правило не просто так.

– Так лучше? – чуть краснея поинтересовалась у присутствующих девушка.

– Конечно, безусловно. Ты просто красавица! – хором отозвались Винсент с Волтерсом. Давно замечено, что комплименты представительницам прекрасного пола удивительно легко даются мужчинам. По крайней мере когда эти комплименты чистая правда.

Селина смущенно заулыбалась. Несмотря на доброе отношение остальных агентов, она все еще не привыкла к жутко разношёрстной компании. Славословия в адрес Селины остановило появление ещё одного агента.

– Приветствую вас. – Негромко поздоровался вошедший мужчина средних лет. Это был Тцу Д’Cип, Третий Агент, – Господа. Леди.

– Да-да, здорово, – Волтерс был прост в своей речи. Несмотря на долгую службу напрямую королевской семье его простое происхождение всё-таки давало о себе знать. Впрочем, он сознательно вёл себя как наёмник простых кровей, сам выбирая каким манерам следовать, а какие игнорировать.

Третий Агент всё также неторопливо прошёл к одному стульев и удобно устроился на нем. По походке чувствовалось, что этот человек если и подвергал себя когда-нибудь физическим нагрузкам, то сугубо вынуждено и недолго. Тем не менее что-то в манере держать себя не давало отнестись к нему безразлично, не учитывать как боевую единицу. И не даром. Тцу Д’Cип был куда опаснее своим интеллектом и таящимися по многочисленным потайным карманам хитроумными приспособлениями нежели многие бойцы своим искусством боя. Ходили слухи, что его одежда – это один большой артефакт, а потайные карманы – творения пространственной магии. Естественно это чушь, создать такой артефакт не под силу и архимагу. А Тцу Д’Сипу, лишённому магического дара от рождения, подобное и подавно не под силу. Так что его одежда это просто одежда. Во всех смыслах просто. Штаны, ремень, сумка и рубаха – так одеваются когда идут в лавку за покупками, а не на приём к королеве. Но Тцу-Сипа, рассеяно поглаживающего рукой, покрытой мелкими ожогами, один из флаконов с зельями, в креплении на ремне, такая ерунда не волновала. Он ценил возможность вовремя вытянуть козырь из небольшой сумки, что всегда была подвешена на ремне с левой стороны, или вытряхнуть из широкого рукава рубахи больше, чем одобрение кем бы то ни было своей одежды. Даже если этот кто бы то ни было его работодатель и особа августейших кровей.

Несомненно будь у этого человека магический дар – его ожидало бы будущее великого мага. Но дара у него не было и он пошёл по пути исследователя, учёного. Неуёмное любопытство вкупе с изобретательской натурой и везением на непростые жизненные ситуации сделали из него пожалуй единственного в своём роде учёного-практика. За спиной этого худощавого, средних лет человека с колючим взглядом, стояло несколько десятков громких наймов. Впрочем, лучше всего об уникальности этого человека говорил тот факт, что он смог заниматься алхимией не имея дара. Вполне естественно, что он оказался в конце концов на службе у Короны.

Тем временем Тцу вкрадчиво поинтересовался:

– Какова причина, этого собрания?

На что Винсент ответил чуть резче, чем хотел

– А желания королевы тебе уже недостаточно?

Д’Сип посмотрел на Винса как на говорящий табурет и предпочёл промолчать.

Повисла неловкая пауза, стремясь разогнать мрачную тишину Селина сказала первое что пришло в голову:

– Тцу, вы не покажете нам какое-нибудь своё изобретение?

– С удовольствием, леди, – Третий Агент неуловимым движением извлёк из ниоткуда, вот из-за этой манеры и пошли слухи насчёт артефакта, деревянный брусок и толкнул его по столу к Селине, – Для тайного убийства незаменимая вещь.

Магесса взяла кусок дерева, повертела его в руках и, не обнаружив магии, подняла на Тцу полный недоумения взгляд.

– И как работает это… изобретение?

– А я знаю. Его нужно забить врагу в глотку и он умирает, – хохотнул Волтерс.

– И это тоже, – Тцу усмехнулся, потом перегнулся через стол, и пробежался пальцами по шкатулке. Теперь, когда на ещё недавно гладкой поверхности дерева проступил сложный узор и чётко выделилась крышка, стало очевидным что это шкатулка, причём не простая.

– И он говорит, что не владеет магией, – хмыкнул Винсент, пытаясь скрыть удивление.

Тцу никак не прокомментировал это замечание, обратившись к удивлённо распахнувшей глаза Селине.

– Нажмите с двух противоположных боков посередине… С других боков… да вот так правильно.

Шкатулка распахнулась. Заиграла неторопливая музыка. Внутри оказалась миниатюрная копия Зала Янтарного Рассвета, самого большого и редко используемого бального зала. Сотни фигурок кружились в танце. Селина прикипела взглядом к содержимому шкатулки, Винсент и Волтерс тоже заинтересовано скосили взгляды. Будь на месте Агентов кто-то другой вряд ли бы он смог не то что заметить детали, но и просто отличить одного человечка от другого, настолько они были маленькие. Но все Агенты были незаурядными людьми, что Винсент с успехом и продемонстрировал буквально через пару секунд воскликнув

– Смотрите, вон та фигурка эта Саманта! В бальном платье!

– Где-где? – Селина ещё внимательнее впилась глазами в зрелище.

Тем временем, Волтерс, повидавший за свою жизнь много диковинок, уже отошёл от удивления и перешёл к сути, не купившись на высматривание Саманты.

– И как этим можно убить?

– Всё просто. Говоришь Саманте, что кто-то видел её в бальном платье и называешь имя, – постарался пошутить Винсент.

– Всё действительно просто, – Тцу, пожал плечами, – как только мелодия подходит к концу, шкатулка взрывается. В радиусе километра остаётся только кратер. Кстати сейчас пошёл финальный проигрыш.

Агенты резко сбледнули с лица, а вокруг Селины засветилась накачанная до предела силой плёнка защиты.

Тцу оглядел напружинившихся Винсента с Волтерсом, выдержал паузу и усмехнулся

– Шутка.

От немедленной расплаты за специфическое чувство юмора третьего агента спасло появление королевы. Дверь открылась и её величество прошла в зал. Разговор моментально прервался, Винсент толкнул шкатулку, та проскользила по столу к своему создателю. Тцу моментально её закрыл и спрятал в какой-то из своих многочисленных карманов. Четыре агента королевства поднялись, приветствуя свою королеву.

Королева кивнула в знак приветствия и направилась к своему месту во главе стола. Саманта закрыла за королевой дверь и тенью проследовала за ней. И только когда королева оказалась рядом со своим стулом, Саманта сменила курс и скользнула к своему месту слева от королевы и справа от Винсента. Дождавшись пока королева сядет, все агенты опустились на свои места.

– Дамы и господа. Как вы знаете положение дел критическое. И у нас мало времени на приветствия, – королева осмотрела своих агентов чистыми, ясными глазами. Её лицо – само серьезность. Это первое собрание, которое она проводит среди агентов в роли руководителя государства. – Начнем с наших путешественников. Волтерс?

Волтерс вздохнул:

– Состояние войск безобразное. Подготовка у среднестатистического солдата просто ниже плинтуса. И что самое страшное большинство из них подготовлено неправильно, переучивать их долго и почти бесперспективно. Так же меня сильно волнует их количество и моральный дух. Они не очень понимают за что и с кем будут драться. Я пересек почти все королевство, нам не стоит ждать около половины дружин. Отказались участвовать в войне с Ничейными Землями все те, кто поднял против вас бунт. Прикажите и они умрут, – неожиданным предложением закончил Волтерс.

– Нет, это нам никак не поможет, – сказала королева. Судя по всему она уже давно обдумывала мятеж и его последствия. – Смерть зачинщиков бунта не сделает их людей и наследников лояльными. Придётся уничтожать если не всех, то существенную часть. Открытые столкновения ослабят нас. Ослабят защиту наших городов и сел, а налёты войск Ничейных Земель только учащаются. Сколько времени потребуется что бы привести хотя бы половину имеющихся сил в порядок?

– А чем? Инструкторы задействованные в подготовке гвардии королевства, это единственные люди, которые на мой взгляд знают своё дело. А то что нам прислали сохранившие верность дворяне это за редким исключением отвратительный сброд наемников, ни черта не умеющих действовать в строю. Даже я умею это делать лучше них, что показатель. Та мясорубка, в которой погиб правитель, – Волтерс из всех агентов был к королю ближе всех. Оба крупные и грубоватые – они понимали друг друга с полуслова. – если бы в них попали воины этих дворян, то вообще бы живых не осталось.

– Позволю себе ремарку, – встрял Винсент. – Среди новеньких королевских войск я видел отличных бойцов. Самобытных, но дисциплинированных и сильных.

– Я помню, ты мне о них рассказывал. Действительно интересные ребята, но вот выучка двух из трех к армейскому бою не подходит.

Агенты переключились на разговор между собой, но королева не стала их одергивать, внимательно слушая.

– Зато они искренние и верные. В наше время это ценнее, – Винсент изменился на глазах. Только что маялся дурью и шутил, а сейчас лицо серьезное. – Ребята достойно бились, прошли по кромке гибели. Бились за тех кто рядом и за их спиной, а они между прочим не являлись гвардией в отличие от остальных присутствующих там. И выглядели намного лучше. И вообще я сомневаюсь что столкновения рядами будет иметь место на этой войне.

– Ты может и прав местами, но что теперь? Пускать в бой весь этот разношерстный сброд? – с улыбкой поинтересовался Волтерс. Он сам был наемником и знал что это далеко не бесполезные товарищи. Но всему своё время…

– Куда пускать? Где противник? – с улыбкой поинтересовался Винсент. – Я говорю лишь о том что подготовку надо менять. В столкновении с людьми, эльфами мы придерживались тактики фаланг и конной лавины. Но очевидно такая тактика не применима против нынешних наших противников. Чаще всего воины встречают врага в момент когда они не готовы к нападению и не успевают построится, навязать правильный бой. Или я не прав?

Над столом повисла тишина.

– Винсент прав, – вынесла свой вердикт королева. – Однако, и тебе Волтерс я благодарна. Подытоживая полученные сведения, я делаю вывод, что наёмников неплохо подходят для сдерживания порождений тьмы. Т.е. там где важно не столько умение работать в строю, сколько личное мастерство и хладнокровие. В то же время с армейской частью войск у нас проблемы.

– Да, для сдерживании, – кивнул Винсент. – О наступлении я ничего не могу сказать. Не располагаю сведениями.

– Ну а для корректировки подготовки войск я тебя, Волтерс и отправлю, – ясный взор королевы обратился к Волтерсу. – Ты разговариваешь с этими людьми на их языке. Пообщайся с тренерами и инструкторами, передай свой опыт.

– Ваше величество, не сочтите за грубость, но вы предлагаете мне построить другую систему подготовки в условиях войны для целого государства?

– И желательно уложиться в пару месяцев. Время поджимает.

Волтерс в шоке склонил голову. Задание было явно невыполнимо, но после прямого приказа отступить не попытавшись Волтерс не мог. Это противоречило бы его чувству профессиональной гордости.

– Что выяснила ты, дитя? – обратилась королева к Саманте.

– А? – казалось девушка на секунду забыла где она, затем размеренно заговорила. – Разведка. В столице, – красноречие не входило в список достоинств поднявшейся девушки.

– Ну надо же, – прищурился Тцу, – в столице и вдруг разведка. Просто невероятно удивительно для столицы.

Селина засмеялась и в зале как-будто стало светлее. Для всех кроме Саманты, которая с трудом удержалась от двух движений… всего двух…

– Хорош уже, – добродушно проговорил Волтерс, – Саманта, давай дальше.

– Чужие. Поддерживают сообщение… непонятно. – Саманта умолкла, перебирая в мыслях что ещё следует упомянуть.

– И чтобы это могло значит? – королева задумчиво прикусила губку.

– Это значит что в столице работает чужая разведка. Используется неизвестный метод связи, – Винсент еле заметно усмехнулся

Саманта благодарно кивнула и продолжила:

– Руководство. Мастера. Исполнители – хвост ящерицы.

– Руководство из кадровых высокопрофессиональных агентов. Низовой уровень набран из нашей шантропы, всё как всегда, – скучающим голосом перевёл Винсент, – при попытке разработать цепочку снизу, хвосты были сброшены.

– Тебе впору разговорник с языка Эрбонса на язык Саманты и обратно писать, – подпустил шпильку Тцу.

– Оторожность. Неизвестность. Откуда, – Саманта как будто задалась целью продемонстривать себя с «лучшей» стороны.

– Осторожны, заметили попытку, – Винс разглядывал ногти правой руки, – По стилю работы ни на кого из наших не похожи. Взялись непонятно откуда.

– Может бунтовщики? – Волтерса утомили разговоры.

– Для бунтовщиков слишком тонко, – в раздумье поглаживая подбородок, проскрипел внезапно пересохшим горлом Тцу. – Для разведки наших обычных «друзей» слишком нехарактерный стиль.

– Ты прав, – если краткость это сестра таланта, то Саманта как минимум талантище.

На пару секунд в помещении воцарилась тишина.

– Тцу Д’Сип, что вы можете сказать о поставке в армию ваших изобретений? – королева царственно повела рукой, – Впрочем давайте по порядку. Докладывайте в общем. А мы послушаем.

– Если коротко – то всё плохо, – оптимистично заявил поднявшийся третий агент. Докладывать сидя он не мог из уважения к королеве. Ну и ещё он отсидел задницу на жёстком стуле.

– Бодро начал, – хмыкнул Винсент, но осёкся под мрачным взглядом королевы.

– Подробнее, – королева нахмурилась, – не испытывайте моё терпение. В следующий раз я попрошу объяснить свои слова Саманту.

Непрерывный стресс не прошёл даром даже для этой волевой женщины, этот срыв был первой ласточкой.

Саманта едва заметно двинула руку к мечу, показывая что услышала сказанное королевой и готова исполнить любой приказ. Выражения лица у неё при этом ни на йоту не изменилось.

Тцу, плавным, отшлифованным тысячами повторений до идеала, движением вынул небольшой флакончик из крепления на ремне, тепло улыбнулся Саманте и, закрутив зелье пальцами, перевёл взгляд на королеву.

– Прошу меня простить, – коротко поклонился, даже не поклонился а кивнул, третий агент. Флакон впрочем обратно при этом не убрал, – итак по существу. Я курирую несколько направлений. Вас, в свете последних событий, так понимаю интересует направление армейское. Так вот. Множество устройств прошли стендовые испытания, но нет никакой возможности пустить их на поток.

– Не можешь сделать, не стоит и браться, – напрямик, как он привык, рубанул правду Волтерс.

– Для человека, высшее достижение которого нарезка овощей свои оглоблей, – Тцу обозначил кивок в сторону двуручника, – ты знаешь слишком много слов.

И, не обращая внимания на побагровевшего от злости Волтерса, продолжил:

– Среди мастеров, которых вы мне выделили, удручающе высок процент паталогических идиотов.

– Это лучшие, – мрачно перебила докладчика королева.

– Ужасно. Если это лучшие, то худших можно посылать вероятному противнику, они – готовые диверсанты, – Тцу усмехнулся, – так вот. С таким персоналом построить один единственный цех по производству, например, пехотной брони я смогу через несколько лет. Это минимум. Если говорить о штучных поделках, таких как стреляющие стальные перья для письма…

– К чёрту перья! – рявкнул Винсент.

– Я поддерживаю четвёртого агента, – наклонила голову королева.

– Ладно. Перейдём к основному. Чудо-мечи. Заточка, крепость, эргономика, – видя по взглядам что его перестают понимать, Тцу поправился, – нуу… удобная рукоятка и баланс. Так вот. Кузнецы, которых мне выделили, конечно мастера, но они сформировавшиеся профессионалы. То есть в изучении нового – бараны баранами. Так что и здесь я не могу порадовать вас выдающимися результатам. Как всегда финансовый и кадровый голод – серьёзно влияют на длительность цикла внедрения новшества.

– Чо? – переспросил Волтерс, – какой ещё цикл?

– Он имеет ввиду, что такое оружие как у вас у пехоты будет появляться намного позднее, – располагающе улыбнулась Селина.

– Такого как у меня у пехоты вообще не будет, – оскорблено вскинулся Волтерс.

– Само собой, – хмыкнул Винсент, – кто кроме тебя такую кувалду не только поднимет, но и не уронит обратно хотя бы минут пять?

– По этому направлению – полный провал, – сделала короткий вывод королева.

– Печально, но факт, – кивнул алхимик. – Впрочем, я могу дооснастить некоторыми своими изобретениями гвардию. Три-четыре тысячи комплектов я могу гарантировать, но не больше. Нет производственных мощностей.

– Не целесообразно. На данный момент, – пресекла королева инициативу.

На некоторое время над столом повисла тишина, лишь в бесчисленных карманах алхимика что-то шипело и тикало. Королева обвела агентов взглядом. Винсенту доложить почти нечего, он занимался бумажной работой во дворце спрашивать его бессмысленно.

– Селина? Как твоя поездка?

Красивая светловолосая девушка с необычными темно-синими глазами чуть приподнялась со своего места. В отличие от Волтерса с Винсентом она серьезно робела перед королевой и высшей знатью.

Подумать только, всего год с копейками назад она готовилась к очередным экзаменам в академии магии…

– По вашему приказу я отправилась далеко на север. С Нихором все очень тяжело, согласно донесениям наших людей агрессия после окончания мирного договора действительно планировалась, – голос девушки прервался от волнения, но она справилась с собой и продолжила, – Всё конечно планировалось в тайне, но сами понимаете тайное нападение Нихора …

– Да, понимаю, – улыбнулся Винсент. Он вспомнил общение с парой нихонцев.

«Я его сейчас ударю стулом. Только ты тс-с-с-с-с.» Культура Нихора не то что бы запрещала ложь… просто не предполагала необходимости лжи для жизни и нихорцы вырастали никчёмными лжецами. Из-за этого там процветает разведка всех соседних стран и не смотря на огромную военную мощь Нихор как правило остается с носом после любой крепкой потасовки.

– Однако в данный момент они больше обеспокоены армиями Ничейных Земель, они искренне боятся такого противника. И считают что эти армии становятся сильнее день ото дня. Становятся сильнее за счет Эрбонса. Наших сторонников вокруг вождя Нихора много и они старательно нашёптывают ему то что выгодна нам. Тем не менее обещать военную помощь они не могут, – Селина сделала паузу, переводя дыхание, её грудь бурно вздымалась, натягивая робу. Тцу, Винсент и Волтерс резко заинтересовались фактурой материала одежды магессы в строго определённых местах. Саманта неодобрительно прищурилась.

– Да и мы ни за что не пустим их армии, – покачала головой королева. – Пока еще я не вассал. И не хочу быть таковой.

– На данный момент вождь в нерешительности, без объявления войны вторгаться на нашу территорию он не хочет. Однако с нами воевать он и не собирается. Я слышала что его люди составляют предложения о союзных действиях против порождений тьмы и возможно их присоединения к нашему с Елифром союзу.

– Почему мне об этом не доложила Тайная Палата? – неожиданно поинтересовалась королева, при чем поинтересовалась у Саманты.

– Сведения не подтверждены. Требуют обработки.

– Однако не просто так такое происходит, верно? – королева перевела взгляд на хрупкую фигурку волшебницы.

– Конечно, дело в том что у Нихора неожиданно возник крупный конфликт с эльфийскими лидерами. Грубо говоря вооружённый конфликт с эльфами вполне возможен. Нихор ищет поддержки, не у орков же её искать.

– Поддержки против светлых эльфов? – уточнила королева и чуть раздраженно потерла висок. – Я не помню ни одной наступательной войны этого народа. Чем могли наши долгоживущие друзья напугать Нихор?

– Конфликт разгорелся вокруг торговой гильдии Сган. Эта гильдии зарегистрирована в столице Нихора, – терпеливо начала объяснять Селина. Как на лекциях своим учителям. – Гильдия имеет неплохую репутацию в торговле редкими строительными материалами. Редкие металлы, древесина, синяя глина и стальная бумага Островной Империи. Они в этом специалисты, по версии эльфов наемники этой гильдии вырубили рощицу золотых яблонь, эльфы очень агрессивно отреагировали на подобные действия.

– Нелепица, есть же возможность заблокировать действия этой гильдии и наложить штрафы… – влез со своим мнением Винсент.

– Не у эльфов, – покачала пальчиком волшебница. – Это очень замкнутое государство, даже мне с печатью Агента Королевства с большим трудом удалось туда попасть. Влияния на другие страны эльфы не имеют и не заинтересованы в нем. Однако они выразили решительный протест действиям гильдии. Расследование Нихора постановило – гильдия тут не при чем. И основное их доказательство в том, что вырубленные золотые яблони никому в общем то не нужны. Плоды этих деревьев как известно очень ценятся, но вот как материал эти деревья бесполезны, а вырубленные стволы никакого урожая не принесут. Да и выращивать такие деревья только эльфы умеют.

– На этом вероятно история не закончилась, – пристально вгляделась королева в глаза своего агента.

– Правильно, если бы все закончилось на данном разногласии на это дело вообще не стоило бы обращать внимание. Однако спустя некоторое время несколько обозов этой гильдии неподалеку от границы с эльфами были атакованы и многие люди погибли, очевидно это месть. Стрелы эльфийские, да и кто еще способен обстрелять обоз с расстояния почти в километр? Конфликт нарастал, пограничные силы Нихора были усилены, да и приграничные феодалы начали тревожиться и нанимать новые войска. Эльфы решительно отвергли все обвинения в обстреле и так же усилили своих пограничников. За последние полгода государства обменялись множеством жестких требований претензий и даже угроз.

– Разведка не обратила на трения внимания, так как они никоим образом нас не касались, – произнесла королева. – Хотя теперь я бы попросила её усилить наблюдение за этим регионом. На мой взгляд похоже на ряд провокаций, а не на конфликт. Нихор и Эльфийские Княжества очень разные государства, но я не помню ни одного конфликта между ними. Впрочем это вас не касается, – вспомнила королева о том, что сидит среди агентов, а не советников.

– Сразу после Нихора, как и планировалось, я отправилась дальше на север к эльфам, – Селина вела рассказ со сногсшибательно смотревшимся на её личике выражением сосредоточенности, – Выяснить уровень напряженности с другой стороны. Это оказалось куда сложнее, у наших друзей на далеком севере очень непонятная система управления. Несколько князей, при чем неизвестно ни их точное число, ни где они собираются, ни собираются ли они вообще…

– Да, там черт ногу сломит, – недовольно прокряхтел Волтерс.

– Все что я смогла выяснить там это то, что напряжённость и готовность к войне действительно существует, однако о наступательной роли в конфликте речь вроде бы не идет.

– Вроде бы?.. – уточнила королева.

– Ничего более четкого мне узнать не удалось, – опустила голову волшебница. – Я говорила лишь с одним князем, и очень недолго.

– Что-то пошло явно не по плану, – бормотал Валера, стоя за колонной прямоугольной формы и прикидывая под каким углом и откуда летят пули, чтобы ударить по стене именно так. Обстрел с четырех стволов это не шутки. – Уточните пожалуйста, это точно салон красоты?..

В наушнике тишина. Довольно нелепая история, пришли брать главного менеджера салона красоты, причем не как в прошлый раз, а цивилизованно. Волшебница вполне зарегистрированная, простой арест и до выяснения. Вместо этого дамочка шарахнула по ним чем-то очень вредным для здоровья и натравила охрану, сама же сделала ноги. Очевидно рыльце в пушку, причем настолько, что надо убегать со всех ног. Но это все детали, а на данный момент Валеру Артемьева обстреливали в коридоре, куда он отступил, из пистолетов-пулеметов.

– Нет, все верно. Это точно она, она прорвалась через оцепление и… – заговорил наушник.

– Ты так говоришь, Ирочка, как будто оцепление вообще существовало, – Артемьев не глядя куда стреляет высунул из укрытия пистолет и сделал пару выстрелов. Огонь по его колонне на какое-то время прекратился. Артемьев прокричал, – Прекратить огонь, я представитель власти, немедленно…

Огонь открылся с новой силой. Либо стреляющие перезаряжали оружие, либо слово «власть» их раздражало.

– Они из охраны, убивать этих ребят нет резона по идее, – начал рассуждать Артемьев.

– Знаете, сержант, а у этого салона красоты нет никакой охраны. Я сейчас проверила, контрактов не заключено, к тому же судя по камерам наблюдений кроме одинокого ночного охранника никаких людей у нашей клиентки нет. Ну визажисток я не считаю.

– А по мне кто стреляет? – Артемьев уже давно перестал нервничать под обстрелом. Еще на Кавказе. Наоборот, в такие моменты он соображал быстрее и точнее.

– Если бы ты смог выглянуть и заметить их лица, я бы… – Ирина пальчиком аккуратно настраивала камеру в очках своего подопечного что бы сразу запечатлеть лица.

– Нет спасибо. Командир ты там?

– Отсюда ребят не видно, вообще переставай возится там, они нам не нужны. Уходи.

– А Баранова?

– Невзоров поехал за ней.

– Звучит зловеще, – улыбнулся Артемьев.

– Хватит зубоскалить, он её уже взял. Живой между прочим.

– Хм а как он её взял? В какой позе?..

– Замолчи, а?

– Во!

Последнее было не в контексте разговора. Огонь прекратился и оружие попадало на землю. Артемьев осторожно вышел из за своей колонны и нашёл перегретые израильские «Узи» на полу.

– Очевидно морок, – пробормотал наушник голосом Ирины.

– Тебе виднее. Сюда надо кого-то прислать что бы почистили тут всё.

– Да, я уже оформила заявку, а вы уходите.

– Угу.

– Вы в самом деле думаете что вам полагается защита в суде? – пристально глядя на Буревого поинтересовался Золлер.

Метаморф приподнял залитые кровью глаза на регионального комиссара Московской Области. Богдан Валерианович в свою очередь спокойно курил сигару и терпеливо раз за разом задавал один и тот же десяток вопросов.

– Да… я отлично знаю конституцию.

– Ну еще бы. Вы работали адвокатом и в Советском Союзе и в России. Вы очень трудолюбивый человек, Алексей Анатольевич. Работать одновременно и бизнесменом и адвокатом и нотариусом. Умудрялись вести дела сам с собой… – комиссар кивнул на десяток паспортов лежащих на столе. – Знаете, вы бы могли очень долго этим заниматься, мы бы вас не заметили. Мошенников вроде вас, но без магии настолько много, что вы на их фоне смотрелись бледно. Однако вы пошли на сделку, которую мы не могли не заметить. Я хочу что бы об этой сделке вы со мной поговорили. Тогда, возможно, я походатайствую о снисхождении к вам.

Буревой впервые познакомился с Управлением и не очень понимал как себя вести. Когда он был маленьким учитель ему говорил, что КГБ и ГРУ начали работу в их направлении, но после перестройки уже опытный метаморф решил, что какая бы служба не курировала этот проект с ней покончено. Пару раз он слышал слухи от магов из других стран, что некие службы такого профиля все-таки существую и даже возможно действуют сеткой, однако запросы Буревого были малые, побольше денег. Прожив почти девяносто лет метаморф успел похоронить трех жён. Нет, он их не убивал, дважды несчастный случай и один раз смертельная болезнь… никто из его жён не знал кем является Буревой. После стольких браков у него было девять детей. Четыре от первого брака, три от второго и только два от третьего. Дети первого брака уже выросли и даже состарились, остальные по-разному…

– Я ежедневно сделки заключаю и не понимаю о чем вы говорите, – зрачки Буревого сместились с лица Золлера выше и левее.

За правым плечом комиссара стоял один из Воронов, не московский, а из Ростова. Метаморф видел обычными глазами человека, но не мог увидеть его ауру. Это было чрезвычайно странно. Даже металлы и дерево имеют след в астральном мире. Отпечаток, так называемый. Этого же человека в духовной проекции вроде как не существовало. Алексей читал, что в Древнем Шумере были методы из-за которых аура пропадает, но там использовались полные доспехи. А этот человек был одет во вполне обычную одежду.

– Мне известно, что с вами, Алексей Анатольевич на связь вышло лицо, которое запросило помощь в одном заклинании.

Буревой облизал губы, он был значительно старше этого старичка, но надо отдать должное этому человеку, держится намного спокойнее. Алексей уже один раз попробовал перевернуть стол на Золлера и убежать. В конце концов что такое пара человек тут и несколько десятков за дверью для опытного метаморфа? Но Ворон среагировал быстрее и теперь маг был занят тем, что во время разговора залечивал сломанный нос. Более того теперь Богдан Валерианович рассказывает о том визите… неприятном визите, но очень прибыльном. Вопрос сейчас не в том раскалываться или нет, а в том, что известно этому лысому старичку, а что нет. Чтение аур отличный навык, который здорово помогает в любом разговоре, однако грамотный собеседник сводит это умение на нет.

И Золлер очевидно грамотный собеседник.

– Долгое молчание, – произнес комиссар. – Хорошо, значит давайте подумаем о ваших перспективах, Алексей Анатольевич.

– Даже если все что вы говорите о моем якобы мошенничестве сможете доказать, это не дает вам никакого права так со мной обходиться, и при самом худшем варианте я выйду из тюрьмы года через три.

– Не волнуйтесь, дорогой мой, тюрьма вам не угрожает, – короткий окурок сигары Золлер притушил о пепельницу. И сладко улыбнулся арестованному. – Более того вам не угрожает суд, вас же не существует если поднять все бумаги.

– Тогда я не понимаю о чем мы говорим, – отмахнулся Алексей.

– О том что вас нет, и все что с вами произойдет не существует, – еще раз пояснил комиссар.

– Нашли чем угрожать.

– Что вы, что вы! Мы интеллигентные люди, зачем угрожать? Я просто рассказываю вам ваши перспективы. Вы агрессивный незарегистрированный маг, который возможно причастен к нескольким убийствам в городе Москве. Если учесть что данный человек не является гражданином России или какой либо другой страны мы должны действовать соответствующее. Изоляция в данном случае была бы идеальным шагом, однако учитывая ваши… способности я думаю нужно что то более радикальное.

Буревой впился глазами в Золлера. Тот же достал новую сигару и зажег её спичкой, чуть покрутил, раскуривая. Тишина длилась долго…

– Что?

– А? – переспросил Золлер.

– Что радикальное?

– Ах да, я не договорил, – спохватился комиссар. – Нынче я такой рассеянный.

Доброжелательный тон сильно раздражал.

– Знаете, русские слишком наивный и инфантильный народ, – неожиданно перевел тему Золлер.

– Это вы сейчас к чему?

– Даже после крещения на Руси почему-то не появилось настоящей, профессиональной инквизиции. Специалистов по ограничению свобод. Знаете ли христианская вера довольно враждебна к магии, – не смотря ни на что продолжил Золлер свою мысль. – К примеру в Испании инквизиция была что надо, у них были большие разработки по теме того как надо обращаться с магами. Конечно большинство их методов было создано для того что бы пугать чернь, например сожжение ведьм на кострах. Однако есть у западной инквизиции вещи, которых на Руси никогда не видели. Например саркофаг из хладного железа.

Метаморфа прошиб холодный пот. Золлер сделал вид, что не заметил этого.

– В русской православной церкви не такие кровавые и жестокие методы в отношении тех, кто мыслит иначе, нежели священник. Проповеди разные там, молитвы. А вот у католиков все проще, не согласен – на кол. Признаюсь вам честно, мне такая методика ближе. Впрочем сам я православный… не смотря на это ради службы я воспользовался некоторыми связями и достал многие изобретения инквизиторов. У нашего управления достаточно средств для обезвреживания или уничтожения магов, но содержать вас под стражей накладно, дорого и бесперспективно. Пользы от вас нет, а материальный вред Управлению может быть огромный.

– Не имеете права, – процедил Буревой.

– Не имею права на что? – насмешливо поднял бровь Золлер. – На то что бы на десяток другой лет убрать гражданина Российской Федерации в саркофаг из хладного железа конечно не имею права. А вот изолировать таким образом агрессивно настроенный субъект под статусом «особо опасен» имею право и более того это моя прямая обязанность. Весь вопрос в том, Алексей Анатольевич, кем вы являетесь. Агрессивным и опасным субъектом или оступившимся гражданином моей страны, который сотрудничает со следствием? От вашего ответа зависит ваш статус, господин Буревой. А в зависимости от вашего статуса вас ждет та или иная перспектива.

Буревой сцепил зубы не зная что делать. Лишиться магии для любого мага это самый настоящий ужас. Тишину нарушил мобильный телефон Золлера.

– М?! Быстро вы. Молодцы. Я скоро буду, в четвертый кабинет отведите её, – выключив телефон Золлер обратился к Буревому. – Я ухожу на пару часов, у вас есть время поразмышлять.

Богдан Валерианович поднялся со своего места и Ворон услужливо открыл ему дверь. Сам Ворон выходить никуда не стал, остался статуей в кабинете. Алексей обхватил руками голову и крепко задумался.

– Хочешь верь, хочешь нет, но так я её и поймал.

– Да перестань, это невозможно, – хлопнул Валера по спине Невзорову своей ладонью.

– Очень даже может быть, маги живут очень долго и тараканы в голове становятся крупнее. Некоторые маги просто искренне повернуты на той или иной теме, нет ничего удивительного, что дамочка на это повелась, – внес своё слово Олег из-за стекла посматривая на допрос Барановой.

Согласно рассказу Невзорова он поймал её захватив в заложники… её сумочку. Нет, на полном серьезе и согласно съемкам оператора он приставил ствол к сумочке и пригрозил прострелить. И волшебница позволила себя пленить если ей сумочку отдадут. Вот и сейчас она сидит в зале допросов в обнимку со своим сокровищем.

– Дольче энд Габана что ли? – прищурился Артемьев разглядывая сумку.

– Какая разница? – зевнул Невзоров и проверил по карманам ключи от дома. Убрать оружие в шкафчик он уже успел. – Кто там у нас следующий?

– Следующими займутся другие звенья свою норму мы выполнили, – произнес Олег. В отличие от обоих своих сержантов он слушал допрос волшебницы предельно внимательно.

– На сегодня закончили?

– Вроде, но подожди пока уходить, возможно будут еще задачи.

– Хорошо, тогда знаете где меня искать, – Невзоров развернулся на пятках и отправился в свою любимую комнату на четырнадцатом этаже.

Растянувшись в кресле и глубоко вздохнув Иван расслабился. Закрыл глаза и…

– Ты тут?

Невзоров сильнее сжал веки. Это какой-то заговор. Уже второй раз подряд ему не дают спокойно отдохнуть после работы в его любимом убежище. Может подыскать другое?..

– Я знаю что ты не спишь.

– Я тоже это знаю, но стараюсь исправить, а ты мне мешаешь.

Резко ответил Иван.

– Нам надо серьезно поговорить, – села напротив него Алиса.

Невзоров все-таки разлепил веки, некоторое время рассматривал ведьму.

– Ты меня бросаешь? Знаешь я согласен, нам было хорошо вместе, но настал момент, когда, ай!

Алиса под столом ударила Невзорова по ноге. Иван ойкнул и поморщился.

– Я хотела тебе сказать, что хочу поговорить с Лирой, но мне нужно твоё присутствие.

– Зачем?

– Один на один я чувствую себя с ней не ловко и потом при тебе она не станет..

– Нет, ты не поняла, я имел ввиду зачем это мне?

– Ах ты… – Алиса сжала кулачки. – ты что не можешь сделать мне одолжение? Сколько раз я тебя

выручала?

– Ни разу.

– Не важно, вот чего ты мелочишься и подсчитываешь сколько за кем долгов?

Схватив Невзорова за рукав, Алиса потянула его на выход. Глубоко и с болью о накрывшемся отдыхе вздохнув, Невзоров поплелся за ведьмой.

– Напомни мне в следующий раз, чтобы заходя в кабинет релаксации закрывал форточки чтобы всякие неправильные голуби не залетали в помещение.

– Да ты каждый раз об этом забываешь.

Сообразив что Невзоров за ней идет уже сам, Алиса отпустила рукав, прошла в лифт и нажала на кнопку этажа, где обычно оказывают медицинскую помощь. Лира как правило там и обитала. Невзоров зевнул очень широко и неприлично, не прикрыв рот рукой.

– Птичка залетит, – оговорила Алиса.

– Сьем.

Алиса шла очень быстрым шагом и Невзоров следовал за ней. Без стука девушка вошла в один из кабинетов в самом конце коридора и не поздоровавшись опустилась на один из стульев напротив большого письменного стола. За столом восседала сама Лира. Невзоров приметил сразу диванчик аккурат за дверью и опустился туда, тоже не поздоровавшись.

– И я вас обоих приветствую.

– Что это ты на официальный тон перешла? – сразу насторожилась Алиса.

Невзоров прикрыл глаза и подняв лицо к потолку облокотился на спинку диванчика и начал считать овец.

– Оставим, – чуть нахмурилась очаровательная блондинка. – Что ты хотела?

– Что бы вы перестали меня искать и беспокоить моих друзей. Я никуда не пропадала. Я, если ты помнишь свободный, зарегистрированный маг. Чего вы от меня хотите?

– Так, твои намерения я более-менее поняла, кивнула Лира. Мальчик, а ты тут зачем? – обратилась Лира к Невзорову.

– Понятия не имею, – честно сказал Иван. – Все вопросы к ней.

Сержант кивнул в сторону сидящей на стуле ведьме. Он даже не открыл глаз.

– Алиса мы искали тебя потому что хотели знать что с тобой все в порядке. Зачем ты цепочку уничтожила?

– Потому что я больше не твоя ученица, – спокойно ответила Алиса. – А насколько я помню цепочка эта служила связью между ученицей и учительницей.

– А кто-то мне говорил что не на поводке, – улыбнулся в полудреме Невзоров.

– Заткнись! – прорычала ведьма.

– Алиса!

– Он первый начал!

– Хе-хе, – злобно прохихикал Невзоров и затих.

Алиса глубоко вздохнула. Просчитала про себя до десяти и продолжила.

– В общем со мной все в порядке, можете не волноваться. И обращаться с вопросами к моим друзьям не надо.

– Насколько мне известно Ярослав только с этим мальчиком разговаривал. И больше ни с кем. Это и есть твои друзья?

– Скажи, Лира, а при том обучении что ты со мной проводила у меня могли появиться другие друзья?

Мастер исцеления высшей квалификции Лира чуть не скрипнула зубами.

– Я делала все что бы оградить тебя от негативного опыта внешнего мира. Этот мир полон порока и яда. Тут полно того, что помешает юному дарованию магии развиваться. От выпивки до «братков,» ты это понимаешь?

– Неужели я по твоему не знаю что магам нельзя много пить и не смогу защитится от агрессивно настроенных людей.

– Это ты сейчас знаешь, когда слегка подросла. А на счет того чтобы защитится… – Лира внимательно посмотрела в глаза ученице. – Помнишь, когда мы были в Березовке, ты сосредоточенно отрывала крылышки у стрекозы? Примерно это же ты могла сделать с любым человеком, который тебе не понравится. И человек, не владеющий магией, не смог бы ничего сделать, нет ничего более жестокого чем наивный ребенок. А потом ты бы жила с тем, что еще в детстве совершила убийство. Ты бы хотела стать таким как он?

Невзоров открыл глаза и соизволил убрать голову со спинки и посмотреть прямо перед собой.

– А чего я?

– Ты убил, когда тебе было четырнадцать. Отрицаешь?

– Нет, – коротко отрезал Невзоров. Ему сильно не нравилась перемена темы разговора. – Я убил, когда мне было четырнадцать лет с копейками. Ты хочешь об этом поговорить?

– Видишь? Ты могла бы стать такой, Алиса, – видимо Лира использовала Невзорова строго как плохой пример.

– Ты не хуже меня знаешь что его жизнь обусловлена многими другими факторами, и вообще речь сейчас идет обо мне. Ты просто меняешь тему, – отмахнулась Алиса.

Невзоров склонил голову немного набок и всмотрелся в профиль Алисы. Всмотрелся внимательно впервые за все время что она вернулась. После этого он перебил начавшую что-то говорить Лиру и поинтересовался:

– За тобой мальчик что ли ухаживает?

– Это неважно, – отмахнулась покрасневшая Алиса.

– А кто он? – присоединилась к вопросу Лира.

– Мы сейчас не о том.

– А он из Москвы? – задал свой вопрос Невзоров.

– Сколько ему лет? – не отставала Лира.

– Да отстаньте оба!

– Точно мальчик, – уверенно кивнул Невзоров. И к ужасу Алисы Лира точно так же кивнула.

– Да не мальчик это! – попыталась успокоить интерес Алиса.

– Девочка что ли? – выдвинул новую гипотезу Иван.

– Не может быть, у неё аура вроде бы нормальная, – чуть прищурилась Лира.

– Знаешь, Лира в наше время любую нормальную могут совратить, – доверительно поделился с Лирой мнением Иван. – Алиса, скажи, а ты давно ощутила свою склонность к девочкам?

Алиса еще минут пять пресекала попытки выяснить о ней все, и попытки Невзорова поржать над этим. С трудом и не без повышения голоса она вернулась к изначальной теме разговора.

– Лира. Один очень умный человек, которого я уважаю, сказал мне что я должна помирится с вами. Что ты, Ярослав, Казимир и Тезариус просто заботитесь обо мне, а не хотите контролировать. И всю возню что вы подняли ради поиска меня можно объяснить лишь заботой.

– Я…

– Не перебивай… – Алиса вздохнула. – Я уважаю и ценю вашу заботу обо мне. Так же я… благодарна тебе за моё обучение. Однако в будущем я бы хотела избавиться от твоего бесконечного наблюдения. Я еще не решила буду работать в Волхве или нет, но сейчас я занята личной жизнью. И хочу что бы ты передала это всем нашим, а ты, – её пальчик указал на Невзорова. – Золлеру и остальным. Не надо меня выслеживать. Я сама о себе позабочусь и выйду на связь тогда, когда посчитаю нужным. Я все сказала.

Алиса гордо поднялась со своего места и вышла из кабинета. Невзоров остался с Лирой вдвоем.

– Точно мальчик, – уверенно произнес он.

– Да, – кивнула сильно ошарашенная такой речью ученицы Лира.

– Я что-то не так сделала?

– М… – Ежову было немного не по себе при беседе с темной эльфийкой. Одно дело видеть отчеты о оборотнях и нежити в донесениях и через операторов. И другое дело общаться с чем-то из ряда вон выходящим лично. – Согласно твоему докладу ты приехала к Ярису, передала документы, совершила вылазку во дворец, затем вернулась и спокойно доехала до портала, не встречая никаких проблем.

– Все верно, – кивнула эльфийка.

Ежов постучал пальцем по столу.

– Ты же помнишь что мы проверяем оружие и обмундирование до и после похода? И на одном из твоих лезвий мы нашли следы крови, которых раньше не было.

Навирра насупилась.

– Это не имеет к заданию никакого отношения, – Навирра попыталась натянуть посильнее армейскую кепку на лицо.

– Послушай, парень, – привычно обратился к подчиненному Ежов, но встретив донельзя удивленный взгляд золотых зрачков Навирры осекся. – В общем послушай. Мы работает не в пекарне, мы занимаемся поручениями и заданиями повышенной опасности и секретности. В таких условиях не бывает деталей которые «касаются задания или нет». Если во время задания произошло что-то из за чего у тебя на клинках кровь непонятной группы, то об этом надо сообщать.

– В контракте не было этого пункта.

– Зато есть в уставе статьи о неподчинении приказу. А я приказываю – рассказывай все.

– Давние это мои знакомые. Приказ о моем убийстве еще никто не отменял, иногда мне приходится сталкиваться с убийцами, – дроу снова опустила лицо и кепка скрыла её глаза.

– Сестры Заката? – вспомнил военный название старой гильдии Навирры.

– Нет, они не настолько рассеяны по миру, что бы поджидать меня в закоулке каждого города соседнего королевства. Просто за мою голову есть награда, Айза провалила задание и гильдия открыла задание для любого другого, пока оба раза при заданиях Управления на меня нападали люди. Но я с ними справилась, так что вам не о чем волноваться, – закончила нашептывать Навирра своё объяснение.

– Надо было рассказывать об этом раньше.

– Это мои проблемы.

– Навирра послушай меня внимательно, – начал терять терпение Ежов. – Ты моя подчиненная. Пойми меня правильно и что бы между нами не было иллюзий.

Эльфийка снова подняла взгляд на немолодого военного. Ежов продолжил.

– Мне не очень важна твоя жизнь как … это … – Ежов пощелкал пальцами что-то вспоминая, – а, дроу. Так вот мне не очень важна твоя жизнь, как жизнь дроу-убийцы по имени Навирра. Зато мне важна жизнь моих сотрудников и ты одна из них. А это значит что все твои проблемы, особенно там, куда тебя отправляют для разведывательных действий, должны быть мне известны. Ты все поняла?

– Да.

– Вот и хорошо.

– Я свободна?

– Нет, в этот раз у тебя нет времени отдохнуть, готовься к новому выходу завтра вечером. Как раз вместе с группой Нестерова пройдете.

Навирра кивнула и ушла к себе. Есть еще почти сутки, можно будет книги почитать, в шахматы самой с собой поиграть.

Проводив взглядом хрупкую на вид фигурку эльфийки, Ежов набрал номер телефона Олега Дегтеренко.

– Свяжись с Невзоровым, Навирра вернулась, завтра вечером они отправляются.

Оглавление