Женитьба короля Вукашина[140]

Письма пишет Вукашин[141] тщедушный

В белом Скадре на реке Бояне,[142]

Посылает их в Герцеговину,

В белый град Пирлитор[143] неприступный,

Что стоит у вершин Дурмитора.[144]

Тайно пишет, тайно отправляет

Видосаве,[145] супруге Момчилы.

Так в письме он молвит Видосаве!

«О жена Момчилы, Видосава,

Как живешь ты среди льда и снега?

Если глянешь вверх с высокой башни,

Там ничто не обрадует взгляда —

Пред тобою Дурмитор бесплодный,

Льдом и снегом студеным покрытый

И холодной зимою и летом.

Если глянешь вниз со стен отвесных,

Мутной Тары[146] воды протекают;

Катит камни и стволы уносит.

Через Тару нет брода для конных,

Через Тару нет моста для пеших;

Только бор вокруг да камень черный.

Отрави воеводу Момчилу,

Отрави иль выдай с головою.

Приезжай ко мне в мое Приморье,

В город Скадар на реке Бояне,

Там ты станешь моею женою,

Госпожой пресветлой королевой.

Дам тебе веретено златое,

Будешь шелк прясти, сидеть на шелке,

В бархате ходить, в парче заморской,

В жемчуге и золоте червонном.

А каков-то Скадар на Бояне!

Если взглянешь вверх с высокой башни —

На горах смоковницы, маслины,

Виноградников богатых гроздья.

Поглядишь ли вниз со стен отвесных —

Наливает пшеница колосья,

Искрится зеленая Бонна,

Через луг зеленый протекает.

Много разных рыб в реке Бояне:

Лишь захочешь, свежую получишь».

Прочитала письмо Видосава.

Мелкие нанизывает буквы.

Пишет так королю Вукашину:

«Господин, король и повелитель.

Как мне выдать Момчилу — не знаю.

Выдать трудно, отравить опасно.

У Момчилы сестра Ефросима[147]

Кушанья господские готовит,

Пробует их до него сестрица.

У Момчилы девять милых братьев

И двенадцать двоюродных братьев —

Подают ему вино с поклоном,

До него из чаши пьют хмельное.

У Момчилы чудный конь крылатый,

Ябучилой[148] конь его зовется.

Может конь перелететь все горы;

И с очами сабля[149] у Момчилы.

Он боится лишь вышнего бога.

Но послушай, король, что скажу я:

Поведи с собой большое войско

И в лесу у Озер[150] сядь в засаду.

А таков у Момчилы обычай:

Отправляется он на охоту

В воскресенье утром в край озерный.

Девять братьев ведет за собою

И двенадцать двоюродных братьев,

С ними сорок конников из града.

Вечером, пред самым воскресеньем

Я спалю у Ябучилы крылья,

Саблю я залью соленой кровью,

Чтоб ее не вытянул из ножен.

Так ты сможешь погубить Момчилу».

Получил король ее посланье

И увидел, что письмо вещает.

Вукашин обрадовался вести.

Собирает он большое войско.

Воинов ведет в Герцеговину,

Прямо в горы, к далеким озерам,

И в зеленом лесу сел в засаду.

Вечером пред самым воскресеньем

В свою спальню идет воевода.

На перины мягкие ложится.

В скором времени жена приходит,

Но в постелю лечь она не хочет.

Над его склонилась изголовьем

И роняет слезы на подушки.

Спрашивает жену воевода:

«Видосава, верная подруга,

Приключилось ли какое горе —

На подушки ты роняешь слезы?»

Молодая жена отвечает:

«Господин, воевода Момчило,

Ничего со мною не случилось.

О чудесном я слышала чуде,

Слышала, глазами не видала,

Что владеешь конем Ябучилой,

Ябучилой, жеребцом крылатым.

У коня я не видела крыльев.

Не могу я этому поверить

И боюсь, что ты погибнешь в битве».

Был умен воевода Момчило

Был умен, а поддался обману.

Так своей жене он отвечает:

«Видосава, верная подруга,

Я легко смогу тебя утешить:

Ты увидишь крылья Ябучилы.

Лишь петух запоет пред зарею,

В новые скорей пойди конюшни.

Серый конь свои выпустит крылья,

В этот час его крылья увидишь».

Спит Момчило, а жене не спится.

Ждет она петушиного пенья.

Только первый петух объявился,

Мягкие покинула перины.

Вот свечу в фонаре зажигает

И берет с собой смолу и сало.

В новые идет она конюшни.

Истину сказал ей воевода.

Ябучило крылья распускает,

До копыт он крылья расширяет.

Салом и кипучею смолою

Видосава намазала крылья,

Подожгла их яркою свечою

И спалила крылья Ябучиле.

А остаток, то, что не сгорело,

Жесткою подпругою стянула.

В оружейную она прокралась

И схватила Момчилову саблю,

Залила ее соленой кровью

И вернулась на мягкое ложе.

Только утром заря заалела,

Рано встал воевода Момчило.

Говорит он жене Видосаве:

«Видосава, верная подруга,

Чудный сон мне сегодня приснился.

Из урочищ Васоев проклятых[151]

Появилась полоса тумана

И обвилась вокруг Дурмитора.

Сквозь туман я начал пробиваться,

Пробиваться с братьями родными,

А за мной двоюродные братья,

А за ними конники из замка.

Мы во мгле друг друга потеряли,

Потеряли, не нашли друг друга.

Видит бог, беда нас не минует».

Отвечает жена Видосава:

«Ты не бойся, господин мой милый,

Добрый витязь видел сон хороший,

Сон ведь ложь, а истина у бога».

На охоту собрался Момчило.

С белой башни он сходит к воротам.

Ждут Момчилу девять милых братьев

И двенадцать двоюродных братьев,

С ними сорок конников из замка.

Серого коня жена выводит.

На коней они добрых вскочили,

На охоту поскакали к Озерам:

А когда приблизились к Озерам,

Окружило их большое войско.

Это войско Момчило заметил

И схватился за острую саблю:

Вытянуть проклятую не может;

Приросла она, кажется, к ножнам.

Воевода Момчило промолвил:

«Слушайте, мои родные братья,

Предала нас сука Видосава,

Дайте саблю скорей, да получше».

Воеводы послушались братья,

Дали лучшую саблю Момчиле.

Братьям так говорит воевода:

«Нападайте вы с боков на войско.

Я ударю по самой середке».

Боже правый, чудо-то какое!

Если б кто-нибудь был там и видел,

Как Момчило рубится жестоко,

Как он путь прокладывает в чаще!

Ябучило врагов поражает.

Больше конь передавил копытом,

Чем Момчило перебил оружьем.

Только не было ему удачи.

Выехал он к граду Пирлитору.

Девять вороных коней навстречу —

На конях ни единого брата.

Сжалось сердце храброе Момчилы;

Он жалеет девять милых братьев.

Ослабели юнацкие руки,

И не может он биться с врагами.

Ударяет коня Ябучилу

Сапогом и шпорою стальною,

Чтобы конь полетел к Пирлитору,

Но лететь Ябучило не может.

Стал ругать тут коня воевода:

«Волчья сыть, Ябучило проклятый,

Раньше мы шутя с тобой летали,

Без нужды, из удали, для шутки,

А сегодня полететь не хочешь!»

Отвечает ржаньем Ябучило:

«Господин воевода Момчило,

Ты меня не поноси напрасно.

Я сегодня полететь не в силах —

Видосава крылья мне спалила.

Разрази ее гром, Видосаву!

А остаток от сожженных крыльев

Притянула крепкою подпругой.

Сам спасайся теперь как сумеешь!»

Эти речи слушает Момчило;

По лицу его слезы струятся.

Спрыгивает он с коня проворно.

В три прыжка был у ворот он замка.

Только замка заперты ворота,

Заперты засовами, замками!

Тут в беде призывает Момчило,

Призывает сестру Ефросиму:

«Ефросима, милая сестрица,

Полотно со стен спусти на землю,

Чтобы мог я подняться на стены».

Отвечает сквозь слезы сестрица:

«Милый брат, Момчило-воевода,

Не спустить мне полотна на землю:

Видосава-изменница крепко

Волосы за столб мне привязала,

Привязала сноха, не пускает».

Но сестры-то жалостливо сердце,

Как не пожалеть родного брата.

Лютою змеею зашипела

И вперед рванулась со всей силой;

Волосы оставила на балке.

Полотно схватила Ефросима,

Опускает с белой башни наземь.

Воевода полотно хватает,

Подымается быстро по стенам.

Вот, казалось, он вскочит на башню.

Но изменница тут подоспела,

А в руках ее острая сабля.

Полотно разрезала злодейка.

Со стены Момчило покатился.

Приняли королевские слуги

Воеводу на мечи и копья,

На палицы и на алебарды.

Тут король Вукашин подбегает.

Боевым копьем его ударил,

Прямо в сердце ударил Момчилу.

Перед смертью так сказал Момчило:

«Я тебе, Вукашин, завещаю:

Не женись на моей Видосаве,

С нею головы лишишься вскоре.

Для тебя изменила сегодня,

Для другого предаст тебя завтра.

Обвенчайся с сестрой моей милой,

С милой сестрою Ефросимой,

Будет верною тебе женою

И родит тебе, король, юнака,

Что во всем мне будет подобен,

Равен мне богатырскою силой».

Так сказал воевода Момчило,

Так юнак промолвил и скончался.

Отворились города ворота,

Появилась сука Видосава.

Вукашина-короля встречает,

За руку ведет его на башню.

За столы золотые сажает,

Угощает вином, и ракией,[152]

И закуской сладкою господской.

В оружейную затем спустилась,

Воеводы приносит одежды

И оружье светлое Момчилы.

Глянь-ка, братец, чудо-то какое!

Что Момчиле было до колена,

По полу король едва волочит!

Шапка, что была Момчиле впору,

Вукашину на плечи упала!

И в один большой сапог Момчилы

Две ноги Вукашиновы входят.

Чтобы перстень надеть воеводы,

Вукашин три пальца подставляет.

Поясную сабельку Момчилы

За собою на аршин волочит,

А в тяжелом панцире Момчилы

На ноги не в силах он подняться!

Тут король Вукашин молвил слово:

«Горе мне, клянусь я вышним богом!

Видосава, ну и потаскуха!

Коль такого предала юнака, —

Нет на свете равного Момчиле, —

То меня предаст, наверно, завтра!»

Верных слуг Вукашин призывает.

Схватывают суку Видосаву,

Вяжут крепко к хвостам лошадиным.

Гонят слуги коней по нагорьям.

Растерзали кони Видосаву.

Захватил Вукашин все богатства,

И увез он сестру воеводы,

Красную девицу Ефросиму.

В белом Скадре на реке Бояне

С ней король Вукашин обвенчался.

Сыновья у них вскоре родились.

Их назвали Марком и Андреем.[153]

Старший, Марко, на дядю походит,

На дядю, воеводу Момчилу.



 

[141]Вукашин — король в западной части Македонии (1365–1371), родом из семьи герцеговинских феодалов, отец Марка Королевича, погиб в битве с турками. Его тщедушность (сербск. жура) носит явно эпический характер: певцу важно категоричнее противопоставить Вукашина и Момчила.

[142]В белом Скадре на реке Бояне… — Этот древний город (албанск. Шкодер) близ устья р. Бояны и Скадарского озера никогда не входил в королевство Вукашина.

[143]Пирлитор — явное искажение названия г. Перитеорион (Периторион) в Эгейской Македонии в связи с перенесением места действия оттуда в Герцеговину.

[144]Дурмитор — горный массив в Черногории, вблизи боснийско-герцеговинской границы.

[145]Видосава — вымышленное имя. Подлинное имя жены Момчила неизвестно. Момчило — знаменитый болгарский герой первой половины XIV в. Сын бедных родителей, он боролся против засилья болгарских феодалов, сражался с наступавшими турками и византийцами, некоторое время был фактическим правителем ряда районов родных Родопских гор и побережья Эгейского (Белого) моря. Его столицей был приморский город Ксанти. Момчило погиб 7 июня 1345 г. у стен прибрежного города Периториона в битве с объединенными и превосходящими силами византийцев и турок. Он мог бы, наверное, отсидеться за стенами города, но горожане отказались открыть перед Момчилом ворота и предпочли дождаться исхода сражения.
Византийский император Иоанн Кантакузин после битвы не позволил разграбить имущество Момчила и предложил его жене либо жить среди «ромеев» (византийцев), либо уехать в Болгарию, откуда она была родом. Жена Момчила предпочла уехать на родину.

[146]Тара — одна из крупных рек Герцеговины и Черногории.

[147]Ефросима (Евросима) — устойчивое эпическое имя для сестры юнака. Вместе с тем, по преданию, — это монашеское имя Елены, жены исторического Вукашина и матери Марка Королевича.

[148]Ябучило — конь серовато-белой масти, цвета яблока. В примечании к этой песне В. Караджич пересказал легенду о происхождении Ябучила: «Рассказывают, что там (?) где-то в каком-то озере был крылатый конь, и он выходил по ночам да играл с кобылами Момчила, которые паслись на лугу у озера, но после того, как он наиграется с кобылой, он бил ее ногами в живот, и она делалась яловой (чтобы не ожеребилась крылатым конем)». Момчило, узнав об этом, вооружился бубном и барабаном, ночью подкараулил у озера, в нужный момент стал бить в бубен и напугал крылатого коня. Тот не успел ударить кобылу и скрылся в озере. А кобыла понесла и принесла Момчилу крылатого коня.

[149]И с очами сабля… — В средние века рукояти сабель восточного и балканского происхождения нередко делались в виде головы змеи или зверя типа льва (леопарда, гепарда) с «очами» из драгоценных камней. «Очи» сабли, по верованиям, оберегали владельца от «дурного глаза».

[150]Озера. — Так называется плоскогорье в северо-восточной части Дурмитора, где имеется множество озер.

[151]Из урочища Васоев проклятых… — Земли черногорского племени Васоевичей юго-восточнее Дурмитора, на границе с Албанией, то есть вблизи Скадарского озера. Предки собирателя В. Караджича, по преданию, были родом из этого племени.

[152]Угощает вином и ракией… — В XIV в. ракия (водка из виноградных выжимок или яблок, груш, слив) еще была неизвестна южным славянам.

[153]Их назвали Марком и Андреем. — Этот стих свидетельствует о том, что ко времени сложения данной версии песни в эпической традиции уже существовали другие песни об этих героях.

Оглавление
[120]
[154]
Обращение к пользователям