Глава XXXI. ДОБРОЙ ОХОТЫ

Элен поняла все…

Профессор Варрен задушил пятерых девушек, так же, как его отец убил двух служанок. Только леди Варрен знала об этих преступлениях и покарала убийцу — после смерти второй служанки она застрелила своего мужа. Она считала, что ее священный долг — убить и сына, но все откладывала. После каждого убийства она говорила себе, что оно будет последним, но за ним следовало новое.

С приходом новой служанки в «Вершину» опасность нового преступления приблизилась. Старуха пыталась защитить Элен, удержать в своей комнате, где девушка находилась бы в безопасности.

Когда леди Варрен попросила профессора зажечь ей сигарету, она посмотрела ему в глаза и увидела знакомый блеск, который сказал ей, что ее пасынок совершил еще одно преступление. Но, несмотря на это, она хотела спасти его от полиции. Она незаметно встала и обыскала его комнату в поисках улик, на основании которых ему могли предъявить обвинение. И нашла этот шарф. Элен почувствовала, что ее переполняет благодарность к старухе, хотя теперь уже ничего не имело значения.

«Я довольна, что встала на ее сторону и прогнала сестру», — подумала Элен, а вслух произнесла, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно:

— Что вы искали?

— Белый шелковый шарф.

— Я видела его в шкафу у леди Варрен, — быстро сказала она. — Я принесу его.

На секунду мелькнула надежда, что она сумеет выбраться. Но профессор покачал головой.

— Не уходите. Где другие?

— Миссис Оутс пьяна, а мисс Варрен заперта у себя в спальне, — ответила Элен.

Довольная улыбка мелькнула на бледных губах профессора.

— Хорошо, — сказал он. — Итак, мы остались наедине.

— Это вы все устроили? — спросила Элен.

— Да, — ответил профессор. — И нет. Я лишь нажал на кнопку, которая привела в действие весь механизм. Было довольно забавно сидеть и ждать, пока другие расчищают путь.

— Что вы имеете в виду? — спросила Элен, лихорадочно пытаясь отдалить ужасный момент.

— А вот что. Я мог бы избавиться от… всяческих помех и другими способами, но, используя свое знание природы человека, я избрал наиболее тонкий и вместе с тем простой… Прежде всего я намекнул Райсу, что продается собака. Когда он привел собаку в дом, я знал, что несколько моих домочадцев уже связаны одной веревочкой.

— Пожалуйста, продолжайте. — Элен думала лишь о том, как протянуть время.

— Неужели нужно объяснять?. — Профессора явно выводила из себя глупость девушки. — Вы же видели, что все шло строго по плану. Я учел трусость моей сестры и ее отвращение к животным, учел также все эмоции и страсти остальных участников игры.

— Очень умно! — Элен облизнула пересохшие губы, стараясь придумать новые вопросы. — И… И я полагаю, что вы нарочно оставили ключ в дверях винного подвала?

Профессор раздраженно нахмурился.

— Само собой разумеется. Совершенно очевидно, что миссис Оутс нашла бы какой-нибудь способ избавиться от своего мужа на эту ночь.

— Да, конечно… И вы рассчитали также, что сестра Баркер покинет дом?

— А, тут я должен признаться: мой план не сработал. Я думал, что вы с вашей глупой импульсивностью сами выведете ее из игры. Вы меня подвели. Я должен был принять предварительные меры.

— Какие меры? — спросила она. — Вы ее…

— Я временно вывел ее из строя. Она лежит под кроватью, связанная и с кляпом во рту. Она должна остаться в живых, чтобы засвидетельствовать, что неизвестный напал на нее сзади, а я был без сознания в то время… в то время как…

Он запнулся и, казалось, забыл, о чем шла речь. Элен с ужасом заметила, что его пальцы стали подергиваться.

— Почему вы не впустили полицейских? — спросила она, чувствуя, что пытается поддержать огонь в пылающей печи кусочками папиросной бумаги.

— Потому что завтра они нанесут мне визит. — Пальцы профессора скрючились. — Они только зря потратят время. Но умный человек не должен недооценивать чужой ум. Если бы они побывали дважды в этом доме, то могли бы заметить какие-нибудь мелочи, которые я упустил. Но мы зря тратим время…

Элен поняла, что наступил решительный момент. Она не могла больше отвлекать его. Дом был заперт, на помощь не было надежды. И все же она задала еще один вопрос:

— Почему вы хотите меня убить?

Возможно, этот разговор убийцы с намеченной жертвой был еще одним доказательством справедливости теории профессора о свойствах человеческой природы. Элен стремилась все узнать, а профессор не мог устоять перед желанием удовлетворить чужую жажду знания.

— Я считаю это своим долгом, — сказал он. — Я, как ученый, сознаю угрозу чрезмерного роста населения и уменьшения пищевых ресурсов. Лишние особи женского пола должны быть уничтожены.

— Почему же я лишняя? — с вызовом спросила Элен.

— Потому что у вас нет ни красоты, ни ума, никаких полезных качеств, которые можно было бы передать потомству. Вы просто мусор. Неквалифицированная рабочая сила на переполненном рынке. Лишний рот. И поэтому я убью вас.

— Как и других? — прошептала девушка.

— Да. Вы не почувствуете боли, если не станете сопротивляться.

— Но Сервиден было больно.

— Сервиден? Я был разочарован. Я ждал вас… От нее было столько беспокойства… Я должен был перенести ее к Бину… Я не хотел, чтобы полиция явилась сюда… Я только зря трудился… — С удовлетворенным видом профессор огляделся вокруг. — Здесь неудобно. Я доволен, что у меня хватило терпения ждать… Этим вечером были три возможности: первый раз в роще, второй — когда вы дремали на ступеньках, и третий — когда были одна в вашей комнате. Но тогда я вспомнил, что мне могут помешать.

Он задумчиво потер пальцы, словно делал массаж.

— Это наследственное. Мальчиком я видел, как мой отец перерезал горло девушке кухонным ножом. Тогда меня стошнило, я был вне себя от страха. Но шли годы, и я созрел для…

Глаза профессора загорелись. Лицо его, меняясь на глазах, становилось неузнаваемым. Но все же она узнала его — это было лицо показавшегося на задней лестнице злобного призрака.

— И, кроме того, — добавил профессор, — мне нравится убивать.

Они стояли лицом к лицу на расстоянии всего нескольких шагов. И тогда Элен, охваченная ужасом, не выдержала. Она повернулась и рванулась в спальню профессора.

— Ты от меня не уйдешь! — прохрипел профессор. — Дверь заперта.

Словно загнанный зверь, Элен уклонялась от его рук. Убийца наступал. Он был так близко, что она видела свое отражение в его глазах.

Но коснуться девушки он не успел — тело обмякло, словно лопнувшая пружина, и он тяжело грохнулся на ковер.

Подняв голову, Элен увидела, что в дверях стоит леди Варрен и держит револьвер. Она улыбнулась с мрачным удовлетворением охотника, уничтожившего опасную гадину, и упала девушке на руки. В ее последних словах прозвучало раскаяние.

— Я все же сделала это… Но на пятьдесят лет позже, чем нужно было.

Оглавление