Глава 2

И шесть недель Он ожидал,

Когда наступит час;

Легко ступая по камням,

Шагал Он среди нас,

Но никогда я не встречал

Таких тоскливых глаз.


Нет, не смотрел никто из нас

С такой тоской в глазах

На лоскуток голубизны

В тюремных небесах,

Где проплывают облака

На светлых парусах.


Он в страхе пальцев не ломал

И не рыдал в тоске,

Безумных призрачных надежд

Не строил на песке,

Он просто слушал, как дрожит

Луч солнца на щеке.


Он рук в надежде не ломал

За каменной стеной,

Он просто пил открытм ртом

Неяркий свет дневной,

Холодный свет последних дней

Он пил, как мед хмельной.


В немом строю погибших душ

Мы шли друг другу вслед,

И каждый словно позабыл

Свой грех и свой ответ,

Мы знал только, что Его

Казнить должны чуть свет.


Как странно слышать легкий шаг,

Летящий по камням,

Как странно видеть жадный взгляд,

Скользящий к облакам,

И знать, что Он свой страшный долг

Уплатит палачам.



* * *

Из года в год сирень цветет

И вянет в свой черед,

Но виселица никогда

Плода не принесет,

И лишь когда живой умрет,

Созреет страшный плод.


Все первый ряд занять хотят,

И всех почет влечет,

Но кто б хотел в тугой петле

Взойти на эшафот,

Чтоб из-под локтя палача

Взглянуть на небосвод?


В счастливый день, в счастливый час

Кружимся мы смеясь,

Поет гобой для нас с тобой,

И мир чарует глаз,

Но кто готов на смертный зов

В петле пуститься в пляс?


Нам каждый день казнил сердца

Тревогой ледяной:

В последний раз один из нас

Проходит путь земной,

Как знать, в каком аду пылать

Душе Его больной.



* * *

Но вот однажды не пришел

в тюремный двор мертвец,

И знали мы, что черный суд

Свершился наконец,

Что сердце брата не стучит

Среди живых сердец.


Мы встретились в позорный день,

А не в святую ночь,

Но в бурю гибнущим судам

Друг другу не помочь:

На миг столкнули волны нас

И разбросали прочь.


Мы оба изгнаны людьми

И брошены в тюрьму,

До нас обоих дела нет

И богу самому,

Поймал нас всех в ловушку грех,

Не выйти никому.



Оглавление

Обращение к пользователям