Глава 5

Кто знает, прав или не прав

Земных Законов Свод,

Мы знали только, что в тюрьме

Кирпичный свод гнетет

И каждый день ползет, как год,

Как бесконечный год.


Мы знали только, что закон,

Написанный для всех,

Хранит мякину, а зерно

Роняет из прорех,

С тех пор как брата брат убил

И миром правит грех.


Мы знали — сложена тюрьма

Из кирпичей стыда,

Дворы и окна оплела

Решетка в два ряда,

Чтоб скрыть страданья и позор

От божьего суда.


За стены прячется тюрьма

От Солнца и Луны.

Что ж, люди правы: их дела,

Как души их, черны, —

Ни вечный Бог, ни Божий Сын

Их видеть не должны.



* * *

Мечты и свет прошедших лет

Убьет тюремный смрад;

Там для преступных, подлых дел

Он благостен стократ,

Где боль и мука у ворот

Как сторожа стоят.


Одних тюрьма свела с ума,

В других убила стыд,

Там бьют детей, там ждут смертей,

Там справедливость спит,

Там человеческий закон

Слезами слабых сыт.


Там жизнь идет из года в год

В зловонных конурах,

Там Смерть ползет из всех щелей

И прячется в углах,

Там, кроме похоти слепой,

Все прах в людских сердцах.


Там взвешенный до грамма хлеб

Крошится, как песок,

Сочится слизью по губам

Гнилой воды глоток,

Там бродит Сон, не в силах лечь

И проклиная Рок.


Там Жажда с Голодом, рыча,

Грызутся, словно псы,

Там камни, поднятые днем,

В полночные часы

Ложатся болью на сердца,

Как гири на весы.


Там сумерки в любой душе

И в камере любой,

Там режут жесть и шьют мешки

Свой ад неся с собой,

Там тишина порой страшней,

Чем барабанный бой.


Глядит в глазок чужой зрачок,

Безжалостный, как плеть,

Там, позабытые людьми,

Должны мы околеть,

Там суждено нам вечно жить,

Чтоб заживо истлеть.



* * *

Там одиночество сердца,

Как ржавчина, грызет,

Там плачут, стонут и молчат, —

И так из года в год,

Но даже каменных сердец

Господь не оттолкнет.


Он разобьет в тюрьме сердца

Злодеев и воров.

И лепрозорий опахнет,

Как от святых даров,

Неповторимый аромат

Невиданных цветов.


Как счастлив тот, кто смыл свой грех

Дождем горячих слез,

Разбитым сердцем искупил

И муки перенес, —

Ведь только к раненым сердцам

Находит путь Христос.



* * *

А мертвый, высунув язык,

В жгутах лиловых жил.

Все ждет того, кто светлый Рай

Разбойнику открыл,

Того, кто все грехи людей

Голгофой искупил.


Одетый в красное судья

Отмерил двадцать дней,

Коротких дней, чтоб Он забыл

Безумный мир людей,

Чтоб смыл Он кровь не только с рук,

Но и с души своей.


Рука, поднявшая кинжал,

Теперь опять чиста,

Ведь только кровь отмоет кровь,

И только груз креста

Заменит Каина клеймо

На снежный знак Христа.



Оглавление

Обращение к пользователям