1941

Как читатель уже мог убедиться, «танкистов-сотенников», то есть записавших на свой счет 100 и более побед, в Красной Армии не было. Не слишком много было и танкистов, на боевом счету которых значатся более 20 подбитых вражеских танков. Иметь крупный счет могли не многие — на всех у немцев просто не хватало танков. Поэтому ниже пойдет речь о танкистах, которые не одержали много побед, но тем не менее совершили подвиги. При этом совершенно не важно, чем они сумели отличиться: меткой стрельбой или просто смелыми неординарными действиями.

Советские танкисты вступили в бой уже в первые часы Великой Отечественной войны.

Так, уже 22 июня 1941 года немецкие танки переправились на правый берег Немана в районе Алитуса. Здесь их встретили части 9 и 10-го танковых полков 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса Прибалтийского Особого военного округа, спешно выдвинутые в этот район. Из-за неувязки действий и плохой разведки подразделения танковых полков выходили в район боя несогласованно. Первым вышел к мостам 2-й батальон 9-го танкового полка (командир батальона старший лейтенант Вержбицкий), атаковавший переправившиеся подразделения 7-й немецкой танковой дивизии. Чуть позже атаку 2-го батальона поддержал и 1-й батальон, имевший 24 танка Т-28. Из-за того, что эти машины были сильно изношены и практически не имели моторесурса, они использовались для ведения огня с места. Благодаря успешным действиям 9-го танкового полка 5-й танковой дивизии движение немцев через северный мост было приостановлено. В ходе этого боя экипаж танка сержанта Макагона подбил 6 танков противника. Однако и свои потери были значительными: из 24 Т-28 — 16, из 44 Т-34 — 27, из 45 БТ-7 — 30.

Другое соединение ПрибОВО — 28-я танковая дивизия 12-го механизированного корпуса (командир — полковник И.Черняховский, впоследствии — генерал армии, командующий 3-м Белорусским фронтом) — во второй половине дня 23 июня, совершив форсированный 50-км марш, вышло в исходный район для наступления. После заправки горючим части дивизии продолжили марш в ожидании встречного боя, продвигаясь на Калтыненяй. В это время они были обнаружены авиацией противника и подверглись бомбежке, в результате которой из строя вышли 10 боевых машин. Одновременно были обнаружены танковые и моторизованные колонны немцев, двигавшиеся вдоль Шяуляйского шоссе. В первой линии шли средние танки Pz.IV. Полковник Черняховский, не дожидаясь подхода частей 202-й мотострелковой дивизии и действуя без своего мотострелкового полка, принял решение атаковать противника одними танками головного 55-го танкового полка: с фронта — 30, а с фланга — 17 машинами. В самом начале боя, при встречном выдвижении танков, немцам удалось сжечь два танка БТ-7 и три — Т-26. Сам комдив в это время, находясь непосредственно в боевых порядках, руководил боем из своего командирского БТ-7.

Быстро маневрируя в складках местности и уклоняясь от огня немецких танков, БТ-7 Черняховского сближался с противником. В перископ башни комдив увидел, как немецкий Pz.IV примерно с 800 м зажег танк БТ-7. Развернув башню, командирский танк выстрелил — рикошет. Тогда, обойдя немецкий танк с фланга, с дистанции 400–500 м БТ-7 Черняховского зажег его. Одновременно БТ-7 сержанта Карло аналогичным образом подбил еще два Pz.IV. Черняховский тут же по радио отдал приказ командиру полка майору С.Онищуку: «Перед тобой немецкие T-IV. Правильно используй местность, подпускай их на 300–400 м и бей в борта! В борта!» Части 28-й танковой дивизии в этом бою отбросили противника на 5 км и уничтожили 14 танков, 20 орудий и до батальона пехоты противника. Потери полка составили 13 танков. В этом бою геройски погиб замкомандира полка майор Попов.

Авангард полка в составе 17 танков БТ-7, которым командовал майор Попов, атаковал противотанковую батарею врага. Завязалась огневая дуэль. Только майор Попов, лично стреляя из пушки, уничтожил четыре орудия и десятки немецких солдат. Вскоре его танк оказался подбитым. Но, несмотря на это, отважный экипаж продолжал вести огонь по врагу и уничтожил еще одно орудие. Когда уже весь танк был объят пламенем, вслед за другими членами экипажа майор Попов попытался выбраться наружу, но его сразила вражеская пуля. 25 июля 1941 года указом Президиума Верховного Совета СССР за отвагу и мужество, проявленные в боях с германским фашизмом, майор Борис Петрович Попов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Он был одним из первых танкистов, удостоенных звания Героя Советского Союза в Великой Отечественной войне.

25 июня вновь отличились танкисты 5-й танковой дивизии. Ее командир полковник Федоров отдал приказ захватить Ошмяны, после чего двигаться на Вильно. Все оставшиеся в строю машины были сведены в отряд под командованием командира 9-го танкового полка полковника Верхова. В 6.30 отряд атаковал противника с тыла и ворвался в Ошмяны. В этом бою отличился командир роты 10-го танкового полка старший лейтенант Веденеев, который огнем своего танка уничтожил 5 вражеских танков и 4 противотанковых орудия!

Еще более поразительный результат в этих боях показал экипаж БТ-7 взвода танков командования в составе старшего сержанта Г.Н. Найдина и красноармейца Копытова из той же 5-й танковой дивизии. Обнаружив движение противника, они со своей машиной замаскировались в лесу. Подпустив немецкие танки поближе, огнем орудия подбили головную машину, а затем последнюю. Пользуясь замешательством противника, экипаж подбил и остальные 10 танков!

В самом начале войны в Прибалтике произошел еще один, ставший уже хрестоматийным, боевой эпизод. Речь идет о танке KB, который, по одним источникам, задержал 6-ю немецкую танковую дивизию, по другим — чуть ли не всю 4-ю танковую группу противника. В основе этих весьма преувеличенных оценок лежит реальный факт. 24 июня 1941 года в ходе контрудара 3-го механизированного корпуса один из танков KB 2-й танковой дивизии по неизвестным причинам повернул на северо-запад и вышел к дороге, по которой осуществлялись снабжение и связь с боевой групцой «Раус» 6-й немецкой танковой дивизии, которая к тому времени захватила плацдарм на правом берегу р. Дубисса.

Чтобы понять, что же произошло потом, имеет смысл обратиться к свидетельству самого Эрхарда Рауса, который утром 24 июня узнал, что «единственная дорога, ведущая к нашему плацдарму, заблокирована сверхтяжелым танком КВ-1. Русский танк вдобавок сумел уничтожить телефонные провода, связывающие нас со штабом дивизии. Хотя намерения противника оставались неясными, мы начали опасаться атаки с тыла. Я немедленно приказал 3-й батарее лейтенанта Венгенрота из 41-го батальона истребителей танков занять позицию в тылу возле плоской вершины холма поблизости от командного пункта 6-й моторизованной бригады, который также служил командным пунктом всей боевой группы. Чтобы укрепить нашу противотанковую оборону, мне пришлось развернуть на 180 градусов находившуюся рядом батарею 150-мм гаубиц. 3-я рота лейтенанта Гебхардта из 57-го саперного танкового батальона получила приказ заминировать дорогу и ее окрестности. Приданные нам танки (половина 65-го танкового батальона майора Шенка) были расположены в лесу. Они получили приказ быть готовыми к контратаке, как только это потребуется.

Время шло, но вражеский танк, заблокировавший дорогу, не двигался, хотя время от времени стрелял в сторону Расейняя. В полдень 24 июня вернулись разведчики, которых я отправил уточнить обстановку. Они сообщили, что, кроме этого танка, не обнаружили ни войск, ни техники, которые могли бы атаковать нас. Офицер, командовавший этим подразделением, сделал логичный вывод, что это одиночный танк из отряда, атаковавшего боевую группу „фон Зекендорф“.

Хотя опасность атаки развеялась, следовало принять меры, чтобы поскорее уничтожить эту опасную помеху или по крайней мере отогнать русский танк подальше. Своим огнем он уже поджег 12 грузовиков со снабжением, которые шли к нам из Расейная. Мы не могли эвакуировать раненых в боях за плацдарм, и в результате несколько человек скончались, не получив медицинской помощи, в том числе молодой лейтенант, раненный выстрелом в упор. Если бы мы сумели вывезти их, они были бы спасены. Все попытки обойти этот танк оказались безуспешными. Машины либо вязли в грязи, либо сталкивались с разрозненными русскими подразделениями, все еще блуждающими по лесу.

Поэтому я приказал батарее лейтенанта Венгенрота, недавно получившей 50-мм противотанковые пушки, пробраться сквозь лес, подойти к танку на дистанцию эффективной стрельбы и уничтожить его. Командир батареи и его отважные солдаты с радостью приняли это опасное задание и взялись за работу с полной уверенностью, что она не затянется слишком долго. С командного пункта на вершине холма мы следили за ними, пока они аккуратно пробирались среди деревьев от одной лощины к другой. (Мы были не одни. Десятки солдат вылезли на крыши и забрались на деревья, с напряженным вниманием ожидая, чем кончится затея.) Мы видели, как первое орудие приблизилось на 1000 метров к танку, который торчал прямо посреди дороги. Судя по всему, русские не замечали угрозы. Второе орудие на какое-то время пропало из вида, а потом вынырнуло из оврага прямо перед танком и заняло хорошо замаскированную позицию. Прошло еще 30 минут, и последние два орудия тоже вышли на исходные позиции.

Мы следили за происходящим с вершины холма.

Неожиданно кто-то предположил, что танк поврежден и брошен экипажем, так как он стоял на дороге совершенно неподвижно, представляя собой идеальную мишень. (Можно представить себе разочарование наших товарищей, которые, обливаясь потом, несколько часов тащили пушки на огневые позиции, если бы так оно и было.) Внезапно грохнул выстрел первой из наших противотанковых пушек, мигнула вспышка, и серебристая трасса уперлась прямо в танк. Расстояние не превышало 600 метров. Мелькнул клубок огня, раздался отрывистый треск. Прямое попадание! Затем последовали второе и третье попадания.

Офицеры и солдаты радостно закричали, словно зрители на веселом спектакле: „Попали! Браво! С танком покончено!“ Танк никак не реагировал, пока наши пушки не добились 8 попаданий. Затем его башня развернулась, аккуратно нащупала цель и начала методично уничтожать наши орудия одиночными выстрелами 80-мм орудия (Раус ошибается, конечно же, 76-мм. — Прим. авт.). Две наших 50-мм пушки были разнесены на куски, остальные две были серьезно повреждены. Личный состав потерял несколько человек убитыми и ранеными. Лейтенант Венгенрот отвел уцелевших назад, чтобы избежать напрасных потерь. Только после наступления ночи он сумел вытащить пушки. Русский танк по-прежнему наглухо блокировал дорогу, поэтому мы оказались буквально парализованными. Глубоко потрясенный лейтенант Венгенрот вместе со своими солдатами вернулся на плацдарм. Недавно полученное оружие, которому он безоговорочно доверял, оказалось совершенно беспомощным против чудовищного танка. Чувство глубокого разочарования охватило всю нашу боевую группу.

Требовалось найти какой-то новый способ овладеть ситуацией.

Было ясно, что из всего нашего оружия только 88-мм зенитные орудия с их тяжелыми бронебойными снарядами могут справиться с уничтожением стального исполина. Во второй половине дня одно такое орудие было выведено из боя под Расейняем и начало осторожно подползать к танку с юга. KB-1 все еще был развернут на север, так как именно с этого направления была проведена предыдущая атака. Длинноствольная зенитка приблизилась на расстояние 2000 ярдов (около 1800 м. — Прим. авт.), с которого уже можно было добиться удовлетворительных результатов. К несчастью, грузовики, которые ранее уничтожил чудовищный танк, все еще догорали по обочинам дороги, и их дым мешал артиллеристам прицелиться. Но, с другой стороны, этот же дым превратился в завесу, под прикрытием которой орудие можно было подтащить еще ближе к цели. Привязав к орудию для лучшей маскировки множество веток, артиллеристы медленно покатили его вперед, стараясь не потревожить танк.

Наконец расчет выбрался на опушку леса, откуда видимость была отличной. Расстояние до танка теперь не превышало 500 метров. Мы подумали, что первый же выстрел даст прямое попадание и наверняка уничтожит мешающий нам танк. Расчет начал готовить орудие к стрельбе.

Хотя танк не двигался со времени боя с противотанковой батареей, оказалось, что его экипаж и командир имеют железные нервы. Они хладнокровно следили за приближением зенитки, не мешая ей, так как, пока орудие двигалось, оно не представляло никакой угрозы для танка. К тому же чем ближе окажется зенитка, тем легче будет уничтожить ее. Наступил критический момент в дуэли нервов, когда расчет принялся готовить зенитку к выстрелу. Для экипажа танка настало время действовать. Пока артиллеристы, страшно нервничая, наводили и заряжали орудие, танк развернул башню и выстрелил первым! Каждый снаряд попадал в цель. Тяжело поврежденная зенитка свалилась в канаву, несколько человек расчета погибли, а остальные были вынуждены бежать. Пулеметный огонь танка помешал вывезти орудие и подобрать погибших.

Провал этой попытки, на которую возлагались огромные надежды, стал для нас очень неприятной новостью. Оптимизм солдат погиб вместе с 88-мм орудием. Наши солдаты провели не самый лучший день, жуя консервы, так как подвезти горячую пищу было невозможно.

Однако самые большие опасения улетучились, хотя бы на время. Атака русских на Расейняй была отбита боевой группой „фон Зекендорф“, которая сумела удержать высоту 106. Теперь можно было уже не опасаться, что советская 2-я танковая дивизия прорвется к нам в тыл и отрежет нас. Оставалась лишь болезненная заноза в виде танка, который блокировал наш единственный путь снабжения. Мы решили, что если с ним не удалось справиться днем, то уж ночью мы сделаем это. Штаб бригады несколько часов обсуждал различные варианты уничтожения танка, и начались приготовления сразу к нескольким из них.

Наши саперы предложили ночью 24/25 июня просто подорвать танк. Следует сказать, что саперы не без злорадного удовлетворения следили за безуспешными попытками артиллеристов уничтожить противника. В 01.00 саперы начали действовать, так как экипаж танка уснул в башне, не подозревая об опасности. После того как на гусенице и толстой бортовой броне были установлены подрывные заряды, саперы подожгли бикфордов шнур и отбежали.

Через несколько секунд гулкий взрыв разорвал ночную тишину. Задача была выполнена, и саперы решили, что добились решительного успеха. Однако, не успело эхо взрыва умолкнуть среди деревьев, ожил пулемет танка, и вокруг засвистели пули. Сам танк не двигался. Вероятно, его гусеница была перебита, но выяснить это не удалось, так как пулемет бешено обстреливал все вокруг. Лейтенант Гебхардт и его патруль вернулись на плацдарм заметно приунывшие.

Несмотря на все усилия, танк продолжал блокировать дорогу, обстреливая любой движущийся предмет, который замечал. Четвертым решением, которое родилось утром 25 июня, был вызов пикировщиков Ju 87 для уничтожения танка. Однако нам было отказано, поскольку самолеты требовались буквально повсюду. Но даже если бы они нашлись, вряд ли пикировщики сумели бы уничтожить танк прямым попаданием. Мы были уверены, что осколки близких разрывов не испугают экипаж стального гиганта.

Но теперь этот проклятый танк требовалось уничтожить любой ценой. Боевая мощь гарнизона нашего плацдарма будет серьезно подорвана, если не удастся разблокировать дорогу. Дивизия не сумеет выполнить поставленную перед ней задачу. Поэтому я решил использовать последнее оставшееся у нас средство, хотя этот план мог привести к большим потерям в людях, танках и технике, но при этом не обещал гарантированного успеха. Однако мои намерения должны были ввести противника в заблуждение и помочь свести наши потери к минимуму. Мы намеревались отвлечь внимание КВ-1 ложной атакой танков майора Шенка и подвезти поближе 88-мм орудия, чтобы уничтожить ужасного монстра. Местность вокруг русского танка способствовала этому. Там имелась возможность скрытно подкрасться к танку и устроить наблюдательные посты в лесистом районе восточнее дороги. Так как лес был довольно редким, наши верткие Pz.35(t) могли свободно двигаться во всех направлениях.

Вскоре прибыл 65-й танковый батальон и начал обстреливать русский танк с трех сторон. Экипаж КВ-1 начал заметно нервничать. Башня вертелась из стороны в сторону, пытаясь поймать на прицел нахальные германские танки. Русские стреляли по целям, мелькающим среди деревьев, но все время опаздывали. Германский танк появлялся, но буквально в то же мгновение исчезал. Экипаж танка КВ-1 был уверен в прочности своей брони, которая напоминала слоновью шкуру и отражала все снаряды, однако русские хотели уничтожить досаждающих им противников, в то же время продолжая блокировать дорогу.

К счастью для нас, русских охватил азарт, и они перестали следить за своим тылом, откуда к ним приближалось несчастье. Зенитное орудие заняло позицию рядом с тем местом, где накануне уже было уничтожено одно такое же. Его грозный ствол нацелился на танк, и прогремел первый выстрел. Раненый КВ-1 попытался развернуть башню назад, но зенитчики за это время успели сделать еще 2 выстрела. Башня перестала вращаться, однако танк не загорелся, хотя мы этого ожидали. Хотя противник больше не реагировал на наш огонь, после двух дней неудач мы не могли поверить в успех. Были сделаны еще 4 выстрела бронебойными снарядами из 88-мм зенитного орудия, которые вспороли шкуру чудовища. Его орудие беспомощно задралось вверх, но танк продолжал стоять на дороге, которая больше не была блокирована.

Свидетели этой смертельной дуэли захотели подойти поближе, чтобы проверить результаты своей стрельбы. К своему величайшему изумлению, они обнаружили, что только 2 снаряда пробили броню, тогда как 5 остальных 88-мм снарядов лишь сделали глубокие выбоины на ней. Мы также нашли 8 синих кругов, отмечающих места попадания 50-мм снарядов. Результатом вылазки саперов были серьезное повреждение гусеницы и неглубокая выщерблина на стволе орудия. Зато мы не нашли никаких следов попаданий снарядов 37-мм пушек танков Pz.35(t). Движимые любопытством, наши „давиды“ вскарабкались на поверженного „голиафа“ в напрасной попытке открыть башенный люк. Несмотря на все усилия, его крышка не поддавалась.

Внезапно ствол орудия начал двигаться, и наши солдаты в ужасе бросились прочь. Только один из саперов сохранил самообладание и быстро сунул ручную гранату в пробоину, сделанную снарядом в нижней части башни. Прогремел глухой взрыв, и крышка люка отлетела в сторону. Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны».

Что ж, как видим, описание событий более чем подробное. Однако оно нуждается в некоторых комментариях, тем более что диапазон оценок действий неизвестного экипажа колеблется в последнее время от восторженных до скептически пренебрежительных.

Какое же влияние на ход боевых действий в этом районе оказал подвиг неизвестного экипажа? Попробуем разобраться.

В 11 ч. 30 мин. 23 июня части 2-й танковой дивизии атаковали плацдарм группы «Зекендорф», выбили с него немцев и переправились через Дубиссу. Первоначально 2-й танковой дивизии способствовал успех. Разгромив части 114-го моторизованного полка немцев, наши танкисты занялй Расейняй, но вскоре были оттуда выбиты. Всего за 23 июня Расейняй четыре раза переходил из рук в руки. 24 июня бои возобновились с новой силой. Подчеркнем, в течение двух дней боевая группа «Зекендорф» и все части, имевшиеся в подчинении у командира дивизии, вели бой с советской танковой дивизией. То, что немцам удалось устоять, вовсе не их заслуга. 2-я танковая дивизия действовала без взаимодействия с другими частями фронта, без поддержки авиации, в условиях дефицита боеприпасов и топлива. Для отражения контрудара советской дивизии командование 4-й немецкой танковой группы 25 июня направило 1-ю танковую, 36-ю моторизованную и 269-ю пехотную дивизии. Общими усилиями кризис в полосе 4-й танковой группы был ликвидирован. Все это время боевая группа «Раус» была полностью отрезана от основных сил 6-й танковой дивизии, находилась на другом берегу Дубиссы и пыталась справиться с одним танком! А ведь как раз 24 июня маневр группы «Раус» по правому берегу Дубиссы во фланг и тыл атакующим советским танковым частям пришелся бы очень кстати.

Мы никогда не узнаем причину, по которой одиночный танк КВ-1, оторвавшись от основных сил дивизии, вышел на коммуникации боевой группы «Раус». Возможно, что в ходе боя экипаж просто потерял ориентировку. Не узнаем мы и причину, по которой в течение двух дней танк оставался неподвижным. Скорее всего имела место какая-то поломка двигателя или трансмиссии (выход из строя коробки передач на KB был массовым явлением). Это совершенно очевидно, так как танк не пытался ни покинуть позицию, ни маневрировать на ней. Ясно одно — экипаж не покинул вышедшую из строя машину и не попытался скрыться в лесу под покровом темноты. Ничто не мешало танкистам этого сделать — кроме дороги, местность вокруг немцами толком не контролировалась. Неизвестные советские танкисты предпочли гибель в бою бегству и уж тем более сдаче в плен. Вечная им слава!

Возможно, читателю покажется странным столь пристальное внимание к действиям экипажа, не подбившего ни одного вражеского танка. Однако, как уже упоминалось выше, речь шла и будет идти не только о танкистах, отличившихся в борьбе с вражескими танками. Тем более что уничтожить противотанковую пушку или 88-мм зенитку было порой значительно сложнее. Можно привести немало случаев, когда действия одиночного танка наносили врагу немалый урон. Одним из таких эпизодов является прорыв танка под управлением старшего сержанта Д.И. Малько через захваченный немцами Минск.

Дмитрий Иванович Малько был кадровым танкистом. В 1938 году в числе советских добровольцев он сражался с франкистами в Испании, затем, в 1939-м, с японцами на реке Халхин-Гол, участвовал в освободительном походе в Западную Белоруссию и в советско-финляндской войне. Начало Великой Отечественной войны застало его в военном городке, неподалеку от Минска. Там находился склад Наркомата обороны, где Малько уже будучи старшим сержантом-сверхсрочником, заведовал хранилищем автобронетанковых запчастей. Склад обслуживал войска Западного Особого военного округа. В те июньские дни на складе находились два полностью укомплектованных броневика (средний БА-10 и легкий БА-20) и поступивший из капитального ремонта танк Т-28.

«Получилось так, что связь со штабом округа была потеряна, — вспоминал Д.И. Малько. — Начальник склада майор Денисковский и его заместитель по политчасти политрук Фещенко, посовещавшись, решили направить меня в Минск, в штаб округа, и выяснить, что делать со складом.

Рано утром 26 июня я на броневике выехал в Минск. Могилевское шоссе оказалось запруженным колоннами наших войск, двигающихся на запад, и беженцев — на восток. Лишь к середине дня добрался я до Минска. Город было не узнать. Дома горели, улицы завалены битым кирпичом, изрыты воронками. Во дворе штаба округа пылал костер из бумаг, в помещениях — ни души. Узнал, что все уехали и штаб находится в другом месте.

К вечеру я наконец возвратился в свой военный городок и доложил начальнику склада о результатах поездки. К тому времени он получил уже доставленный нарочным приказ об эвакуации склада. Утром 27 июня майор собрал личный состав и отдал необходимые распоряжения. Весь день мы готовили имущество склада, упаковывали его в ящики, останавливали автомобили, спешившие на восток по шоссе, и загружали наиболее дефицитными запасными частями, резиной. Семьи военнослужащих, детей отправляли на санитарных машинах.

Я попросил у майора разрешения вывести танк Т-28.

— Так к нему же нет экипажа, — возразил Денисковский. — Как ты поведешь?

— Один справлюсь. Все-таки более трех лет служил механиком-водителем. А эта машина хорошая, сильная, жаль оставлять.

Меня поддержал политрук Фещенко. Наконец майор сказал:

— Так и быть, готовь машину! Отвечаешь за нее.

— Есть! — козырнул я и побежал к танку. По пути зашел домой, позвал на помощь жену, и принялись вместе за работу. Натаскали воды, принесли и установили аккумуляторы, взяли три сотни патронов и зарядили пять пулеметных дисков. Пока жена ходила за комбинезоном и танкошлемом, я успел залить горючим и маслом пустые баки, проверил все и вывел машину к воротам склада. А там уже выстроилась колонна машин с имуществом — погрузили все, что можно было взять. Впереди поставили броневики с командованием, замыкающим — мой Т-28».

После короткого прощания колонна двинулась по Могилевскому шоссе. У райцентра Червень ее обнаружил и обстрелял немецкий самолет-разведчик. Машины рассредоточились, а после того как вражеский самолет улетел, снова начали выезжать на шоссе. Малько попытался завести танк, однако мотор не запускался. На устранение неисправности ушло больше часа. За это время колонна ушла далеко вперед, и догнать ее было довольно трудно. Малько вывел танк на шоссе и повел его на высокой скорости.

«Вечером подъехал к Березине. Здесь много было наших войск. Долго я искал свою колонну, но не нашел, — видимо, она ушла дальше. Решил присоединиться к располагавшейся в лесу у реки части, доложил ее командиру, что отстал от своей колонны. По его распоряжению меня накормили, дозаправили танк горючим. В машине я и переночевал. Утром по приказу командира части ходил в разведку. После этого участвовал в ликвидации вражеского десанта.

Командир, отдавая распоряжение на уничтожение десанта, показал по карте дорогу и хутор, куда надо было следовать.

— Разведчики сообщают, что там кружил самолет и противник высадил десант. В том районе действует местный истребительный отряд. Поможешь ему и возвратишься обратно.

Я направился по указанной дороге…

В роще возле шоссе у меня и произошла встреча, повлиявшая на все дальнейшие действия.

Только выбрался из машины, услышал громкий голос:

— Здравствуйте, танкист!

Я оглянулся и увидел перед собой группу военных — майора и четырех молодых парней. Майор попросил у меня документы и, удостоверившись, что я и есть старший сержант сверхсрочной службы Малько, сказал:

— По договоренности с командиром части, пославшим вас сюда, вы отныне вместе с танком поступаете в мое распоряжение.

— Есть! — ответил я.

Майор осмотрел машину, обошел ее со всех сторон, даже постучал по броне и удовлетворенно произнес:

— Ничего себе, коробочка. Т-28?

Я подтвердил.

— На такой воевать можно. Сильная машина.

Пока майор рассматривал машину, я пригляделся к его спутникам. Все они были курсантами. Познакомиться мы так и не успели. Майор поставил задачу:

— Возле Минска, в болоте, застряли три наших учебных танка. Необходимо их вытащить. Заводите машину!

Я уселся на свое место, майор с курсантами тоже забрались в танк, и мы двинулись в направлении к Минску. Но когда подъехали к тому району, где должны были находиться застрявшие танки, обнаружили, что их там нет. Лишь развороченные гусеницами колеи указывали, где стояли машины. Их, видимо, уже вытащили.

Отвели Т-28 в лес, переночевали. Дежурство несли по очереди. Меня сменил в середине ночи курсант с артиллерийскими петлицами. Мне спать не хотелось, и я остался на некоторое время с курсантом. Поговорили с ним, познакомились. Курсант назвался Николаем и рассказал, что перед самым началом войны он прибыл в командировку в Минск. Здесь и застала его война. В штабе, куда он прибыл, его оставили в распоряжении майора, который с группой курсантов готовил к отправке учебные танки. Он тоже не знал своих спутников, потому что дел было много, и тут уж не до разговоров.

Наутро майор с двумя курсантами сходил в разведку, а вернувшись, сказал:

— Кругом враги. Надо пробиваться к своим, а они, по моей прикидке, где-то в районе Борисова.

В ходе дальнейшего обсуждения создавшегося положения возникла идея прорыва к своим не по Могилевскому шоссе, уже перерезанному немцами, а по Московскому. Для этого было необходимо пробиваться через Минск с боем. Других предложений не поступило, не было и никаких вопросов.

— Вот и хорошо, товарищи, — удовлетворенно заключил майор. — Значит, решение принято. Теперь давайте готовиться. Прежде всего — нужны боеприпасы. Как их раздобыть?

— В военном городке, где наша танковая бригада стояла, — сказал я. — Может, что и найдем.

Городок встретил нас мертвой тишиной. В здании казармы окна были открыты, возле дверей валялись какие-то тюки, ящики. В длинном здании продсклада двери были сорваны. В нем оказалось много ящиков с консервами и пачками галет.

— Провиант есть! — весело произнес майор.

На складе ГСМ среди многих пустых бочек, валявшихся на полу, стояли три нетронутые. Я потер пальцами около пробок, понюхал и сразу уточнил:

— Две с бензином и одна с маслом. То, что надо!

Нашлись и боеприпасы — 76-миллиметровые снаряды и целая гора цинковых коробок с патронами.

Грузились долго, старались взять снарядов как можно больше. Я несколько раз предупреждал:

— Товарищ майор, больше некуда грузить. Кассеты и ниши заполнены.

— Клади на пол, — говорил майор, продолжая подавать снаряды.

Я принял еще несколько снарядов и снова закричал:

— Хватит! Под завязку…

— Ладно, — согласился майор. — Теперь за патроны.

Начали загружать все свободные места цинками с патронами, набивать ими пулеметные диски. Всего погрузили более шестидесяти снарядов и около семи тысяч патронов. На обратном пути завернули на продовольственный склад и взяли, сколько смогли уложить, консервов и галет.

Отдохнув немного в лесу, мы выехали на Могилевское шоссе и взяли курс на Минск.

Стоял жаркий полдень 3 июля 1941 года…

Шоссе оказалось безлюдным. Я вел машину, крепко сжав руками рычаги. В голове — рой мыслей: „Чем встретит нас город? Вряд ли долго удастся оставаться незамеченными — красные звезды на бортах машины видны издалека, они ярко блестят на солнце. Безусловно, схватки с фашистами не миновать“.

Танк поднялся на взгорок, и я увидел впереди, в серой дымке, Минск. Прямо по курсу возвышались трубы ТЭЦ, заводские корпуса, дальше виднелись силуэт Дома правительства, купол собора. От волнения у меня сильнее забилось сердце. Проехали железнодорожный переезд, пути трамвайного кольца и оказались на улице Ворошилова. Здесь было много предприятий, но все их корпуса стояли теперь полуразрушенными, с темными проемами дверей и окон. Потом наша машина поравнялась с длинным темно-красным зданием ликеро-водочного завода. Вот здесь мы и увидели первых фашистов. Их было десятка два. Немецкие солдаты грузили в машину ящики с бутылками и не обратили никакого внимания на внезапно появившийся одинокий танк.

Когда до сгрудившихся у грузовика немцев осталось метров пятьдесят, заработала правая башня танка. Николай ударил по фашистам из пулемета. Я видел в смотровую щель, как гитлеровцы падали у автомашины. Некоторые пытались было вскарабкаться на высокую арку ворот и спрятаться во дворе, но это не удалось. Буквально за несколько минут с группой фашистов было покончено. Я направил танк на грузовик и раздавил его вместе с ящиками водки и вина.

Затем мы переехали по деревянному мостику через Свислочь и свернули направо, на Гарбарную, ныне Ульяновскую, улицу. Миновали рынок (там теперь находится стадион), и вдруг из-за угла улицы Ленина навстречу выскочила колонна мотоциклистов. Фашисты двигались как на параде — ровными рядами, у тех, кто за рулем, локти широко расставлены, на лицах — наглая уверенность.

Майор не сразу дал команду на открытие огня. Но вот я почувствовал его руку на левом плече — и бросил танк влево. Первые ряды мотоциклистов врезались в лобовую броню танка, и машина раздавила их. Следовавшие за ними повернули вправо, и тут же я получил новый сигнал от майора и повернул танк направо. Свернувших мотоциклистов постигла та же участь. Я видел в смотровое отверстие перекошенные от ужаса лица гитлеровцев. Лишь на мгновение появлялись они перед моим взором и тут же исчезали под корпусом танка. Те из мотоциклистов, которые шли в середине и хвосте колонны, пытались развернуться назад, но их настигали пулеметные очереди из танка.

Начался крутой подъем на улице Энгельса. Дома горели, стлался вокруг дым пожарищ. Поравнялись со сквером у театра имени Янки Купалы и обстреляли группу фашистов, скопившихся там. Ведя на ходу огонь, мы вырвались наконец на центральную — Советскую улицу. Повернув направо, я повел танк вперед по узкой улице, изрытой воронками, усыпанной обломками зданий и битым кирпичом.

Когда спустились вниз, возле окружного Дома Красной Армии я получил команду от майора повернуть направо. Свернул на Пролетарскую улицу, которая теперь носит имя Янки Купалы, и вынужден был остановиться. Вся улица оказалась забитой вражеской техникой: вдоль нее стояли машины с оружием и боеприпасами, автоцистерны. Слева, у реки, громоздились какие-то ящики, полевые кухни, в Свислочи купались солдаты. А за рекой, в парке Горького, укрылись под деревьями танки и самоходки.

Т-28 открыл по врагу огонь из всех своих средств. Майор прильнул к прицелу пушки, посылал в скопления машин снаряд за снарядом, а курсанты расстреливали противника из пулеметов. На меня дождем сыпались горячие гильзы, они скатывались мне на спину и жгли тело. Я видел в смотровую щель, как вспыхивали, словно факелы, вражеские машины, как взрывались автоцистерны и тонкими змейками сбегали с откоса в реку пылающие ручейки бензина. Пламя охватило не только колонну машин, но и соседние дома, перекинулось через Свислочь на деревья парка.

Фашисты обезумели. Они бегали по берегу реки, прятались за деревья, за развалины зданий. Я заметил, как какой-то спятивший от страха гитлеровец пытался влезть в канализационный колодец. Другой втиснулся в сломанную водозаборную решетку и тоже получил пулю. Всюду врагов настигал огонь нашего танка. Пулеметные очереди косили гитлеровцев, не давая им возможности опомниться, прийти в себя, сея панику.

Почти вся вражеская колонна, запрудившая Пролетарскую улицу, была разметана, будто по ней прошелся смерч. Всюду валялись горящие обломки машин, развороченные автоцистерны. И трупы, трупы фашистских солдат и офицеров.

Майор дал команду развернуться. Я снова выехал на Советскую улицу и повернул вправо. Проехали мост через Свислочь, мимо электростанции. Здесь справа, в парке имени Горького, заметили новое скопление противника. Под густыми кронами деревьев стояли десятка два автомашин, несколько танков и самоходок. Возле них толпились гитлеровцы. Они тревожно задирали вверх головы, ожидая налета советских самолетов: со стороны Пролетарской улицы все еще доносились глухие взрывы рвущихся боеприпасов, что можно было принять за бомбежку. Но опасность подстерегала фашистов не с неба, а с земли. Так же как и на Пролетарской, первой заговорила пушка нашего танка, вслед за ней ударили пулеметы центральной и правой башен. И снова, как уже было, начали рваться боеприпасы, вспыхнула факелом бензоцистерна, и густой дым окутал черным шлейфом аллеи старого парка.

— Осталось шесть снарядов! — крикнул заряжающий.

— Прекратить огонь, полный вперед! — скомандовал майор.

Я включил четвертую передачу, и танк понесся по улице.

Проехали Круглую площадь, преодолели подъем. Поравнялись с Долгобродской. Укрытые броней, мы не могли видеть, как за действиями нашего танка наблюдали горожане. Но мы сердцем чувствовали, что рейд много значит для попавших в неволю советских людей. И все же я замечал в смотровое отверстие, как кое-где из развалин высовывались наши советские люди, они улыбались и махали нам руками. Танк поднялся на гребень улицы, и я увидел впереди Комаровку — деревянные домики, рынок, развилку дорог. Обрадовался: ведь от Комаровки всего два-три километра до городской окраины. Будет улица Пушкина, а там и Московское шоссе. Мелькнула мысль: „Может, удастся прорваться?“

Но не удалось! В районе старого кладбища я скосил глаза в сторону и в тот же миг заметил у чугунной ограды вспышку выстрела. Вслед за ней почти у самого борта машины плеснулся взрыв. Комья земли, щебень и осколки дождем осыпали машину.

— Противотанковое орудие, — определил я по выстрелу. — Очухались фашисты, поняли, что мы одни, и теперь бьют почти в упор, по борту… Сколько их там?

По вспышкам определил: до батареи. Фашисты стреляли прицельно. Очередной снаряд ударил в башню, но срикошетил. В этот момент я почувствовал, что майор дергает меня за воротник — просит прибавить газу. Однако прибавлять больше было нельзя. Танк и без того шел на предельной скорости. Я старался выжать из машины все, на что она была способна. Отчаянно маневрируя, в кольце разрывов Т-28 мчался вперед, и, казалось, был заговоренным. Я понимал, что необходимо проскочить кладбище, а там дома помешают артиллеристам вести огонь прямой наводкой.

Мы приближались к Комаровке, и впереди уже видна была спасительная развилка дорог. Еще минута-другая… И в это мгновение невероятной силы удар потряс танк. Машина наполнилась дымом и смрадом. Кто-то отчаянно вскрикнул, кто-то зло выругался. Я понял, что случилось: снаряд попал в моторное отделение, пробил кормовую плиту и вызвал пожар. Однако танк, даже объятый пламенем и дымом, продолжал двигаться, пока новый удар не заставил его остановиться окончательно.

Перед глазами у меня поплыли разноцветные круги, уши заложило, а по лицу потекла кровь: осколок снаряда скользнул по голове.

— Покинуть машину! — приказал майор.

Я через люк механика-водителя выбрался наружу и осмотрелся. Наш Т-28, поднимая к небу столб черного дыма, стоял у самой комаровской развилки. Неподалеку разорвалось еще несколько снарядов, а слева, со стороны Красной улицы, по танку стреляли автоматчики, и пули цокали по броне, выбивали крохотные искорки на брусчатке мостовой. „Куда же бежать?“ — подумал я. И как бы в ответ на свой вопрос услышал голос майора:

— Живо в огороды…

Я увидел майора, отползавшего от танка и отстреливавшегося из пистолета. Из башни выбрались двое курсантов, но один был сразу убит, а другой, кажется, Николай, пополз к забору. Я тоже побежал через улицу, вскочил во двор какого-то дома из красного кирпича, заметив на нем табличку „Минская юридическая школа“. Во дворе отдышался, присел. Кровь по-прежнему текла по лицу, я стер ее носовым платком и зажал рану. Голова гудела, все плыло вокруг в каком-то тумане. Последнее, что осталось в памяти, — это сильный грохот в той стороне, где остался наш танк, — взорвались последние снаряды…

Так закончился наш рейд по оккупированному фашистами Минску. Закончился героически и в то же время трагически. Нам не удалось прорваться через город к своим, танк наш сгорел, я не знал, остался ли еще кто-нибудь в живых из нашего экипажа. Видел в первые минуты после того, как мы стали покидать машину, майора и одного курсанта, но уцелели ли они и удалось ли им скрыться — это мне было неизвестно. Пытался успокоить себя: мол, майор такой смелый, решительный и сообразительный, что выберется из любого положения. Да и Николай, если это он переползал от танка к забору, тоже постарается уйти от врагов, только бы не был тяжело ранен! Остальные курсанты, видимо, погибли в танке при попадании снаряда.»

Не лишним будет добавить, что, несмотря на ранение, Д.И. Малько сумел выйти к своим. Ровно через три года, 3 июля 1944 года старшина Малько, уже будучи механиком-водителем «тридцатьчетверки», вступит в освобожденный Минск и найдет сгоревший остов своего Т-28 на восточной окраине города. Уже после войны за этот бой он был награжден орденом Отечественной войны I степени.

Приведенный эпизод доказывает, каким грозным оружием в умелых руках были советские танки так называемых «устаревших типов».

Так, 23 июня 1941 года лейтенант Совик из 93-го танкового полка 47-й танковой дивизии 18-го механизированного корпуса (Одесский военный округ) семь раз ходил в атаку на БТ-7, уничтожив при этом три немецких танка, две автомашины, три орудия и до 200 человек пехоты.

А вот еще один пример инициативы и смекалки. Во время боев в районе Тернополя старший лейтенант Андрей Кожемячко, начальник штаба 1-го батальона 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса, заметил, как по ночам немцы вызывают свои танки белой ракетой. Он предложил комбату З.К. Слюсаренко выдвинуться на своем KB вперед, подать ложный сигнал и, как только немецкие танки подойдут, открыть по ним огонь прямой наводкой. Слюсаренко дал добро. Как только сгустились сумерки, танк Кожемячко подошел к лесу, выходившему к шоссе, и встал в засаду. Немного погодя старший лейтенант выстрелил из ракетницы.

Долго пришлось ему ждать, пока на шоссе появятся танки противника. Он даже стал сомневаться в правильности принятого решения. Но немецкие танки все-таки появились. Связавшись со Слюсаренко по радио, Кожемячко доложил, что насчитал 10 танков, а остальные из-за поворота не видны. Старший лейтенант решил пропустить колонну полностью и ударить ей в хвост. Однако осуществить это в полной мере не удалось — не выдержали нервы у командира орудия. Первой вспыхнула машина в середине колонны. За ней та, что двигалась немного впереди. По танкам, шедшим в голове колонны, открыли огонь другие KB из батальона Слюсаренко. Только трем Pz.II из шестнадцати удалось уйти.

На следующий вечер Кожемячко решил повторить свой трюк с ракетой, и немцы опять клюнули на эту уловку. Только один его KB в ночном бою уничтожил три немецких танка. А вскоре старшему лейтенанту А.Кожемячко вновь удалось отличиться в боях под Бердичевом. Вот что рассказал на страницах своих мемуаров Дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант З.К. Слюсаренко: «В этих боях участвовали и танкисты моего батальона. Однажды KB, в котором находился старший лейтенант Андрей Кожемячко, после атаки оказался отрезанным от своих.

— Хлопцы, не унывать. Будем драться, — сказал экипажу Андрей.

Дрались. И как! На них наседали фашисты, но советский танк, маневрируя на улицах Бердичева, отбивался огнем. Вражеский снаряд разорвал гусеницу. Кожемячко и его товарищи — Жабин, Киселев, Гришин, Точин и Верховский, не подпуская к себе гитлеровцев пулеметными очередями, исправили повреждение. Бой начался с полудня и шел всю ночь до утра. За это время KB уничтожил восемь немецких танков и десяток вездеходов с автоматчиками. В девять часов утра он, наконец, вырвался из окружения, притащив на буксире исправный вражеский танк.

— Подарочек, комбат, мы тебе привезли, — кивнул начштаба на трофейную машину.

— Спасибо за внимание, — ответил я ему в тон.

В броне KB мы насчитали не меньше трех десятков вмятин, а у основания башни торчали глубоко врезавшиеся в сталь два огромных бронебойных снаряда».

Что касается «огромных» бронебойных снарядов, то простим Слюсаренко это явное преувеличение. В остальном же все вышеописанное является примером действий хорошо подготовленного экипажа. К сожалению, таких экипажей летом 1941 года в Красной Армии было немного.

На Ровенско-Дубненском направлении отличились танкисты 19-го механизированного корпуса. Так, экипаж танка 86-го танкового полка 43-й танковой дивизии — командир танка старший сержант П.В. Продан, механик-водитель сержант М.Ф. Смирнов, башенный стрелок красноармеец А.С. Тишкевич — 30 июня, ведя разведку на подступах к Ровно, встретился с четырьмя вражескими танками. Быстро оценив обстановку, командир танка решил огнем из засады уничтожить противника. В течение нескольких минут были подбиты три немецких танка. Но и наш танк от прямого попадания загорелся. Экипаж вынужден был оставить объятую пламенем машину. В течение нескольких часов танкисты огнем из танкового пулемета отбивали атаки наседавших немцев, а с наступлением темноты благополучно возвратились в свою часть, доставив командованию ценные сведения о противнике.

Помощник командира танкового батальона 85-го танкового полка той же дивизии воентехник 1-го ранга Г.В. Васильев получил задачу возглавить взвод танков KB и атаковать противника на подступах к Дубно. Смело и решительно пошли в бой наши танки, несмотря на сильный артиллерийский огонь врага. Немецкие танкисты не выдержали и начали отступать, преследуя противника, KB огнем и гусеницами уничтожили 10 вражеских танков, 4 противотанковых орудия и до роты пехоты. Успех танков Васильева развили остальные подразделения полка, отбросив немцев на 15 км в юго-западном направлении.

Кстати, стремление уничтожить немецкие танки не только огнем, но и гусеницами, причем в буквальном смысле этого слова, было весьма характерным для экипажей танков KB летом 1941 года. По этому поводу в некоторых частях были даже изданы приказы, предписывавшие танкистам вести по врагу огонь, а не давить его танки. Впрочем, порой это делалось не от хорошей жизни. Вот что сообщалось в докладе командира 43-й танковой дивизии 19-го механизированного корпуса о боях с 22 июня по 10 августа 1941 года: «Преследуя пехоту противника, наши танки были встречены огнем танков противника из засад с места, но (засада) была атакована вырвавшимися вперед танками KB и Т-34, а вслед за ними и танками Т-26… Танки KB и Т-34, не имея в достаточном количестве бронебойных снарядов, вели огонь осколочными снарядами и своей массой давили и уничтожали танки противника и противотанковые орудия, переходя от одного рубежа к другому».

Три тарана в одном бою 12 июля 1941 года под Лугой совершил экипаж тяжелого танка КБ под командованием старшего лейтенанта Ушакова (во время боя был убит). Механиком-водителем этого танка был замполитрука старшина Николай Томашевич. Боевая машина входила в состав оперативной танковой группы подполковника Вязникова.

Однако не только на Т-34 и KB пришлось в годы войны воевать советским танкистам.

Так, например, по состоянию на 1 июня 1941 года в Красной Армии имелось 1129 танков Т-38 и 2331 Т-37. В приграничных военных округах, включая Прибалтийский, соответственно — 468 и 1081 танк. Конечно же, не все эти машины пребывали в боевой готовности. По своему техническому состоянию к 1-й и 2-й категориям относились 292 Т-38 и 523 Т-37. Другими словами, только эти танки были технически исправны или, в крайнем случае, требовали мелкого ремонта. Основная их масса была потеряна в первый месяц Великой Отечественной, так и не вступив в бой с врагом. Причем главным образом танки бросили или подорвали свои же экипажи из-за поломок и неисправностей. Лишь в считаных случаях, при грамотном использовании, этим слабым машинам удавалось оказать эффективную поддержку нашей пехоте. Один такой эпизод описал в своих воспоминаниях офицер-танкист Г.Пенежко, командовавший в первые дни войны ротой плавающих танков Т-37, которые он вполне справедливо именует то «танкетками», то «малютками».

«Наша рота танкеток давит небывало урожайную пшеницу. Мы выходим на правый фланг дивизии. Жарко. Парит полуденное солнце. Далеко слева — Перемышль. Город в дыму. Видны только шпили костелов.

Моя „малютка“, во главе двух взводов танкеток, скребя днищем по кочкам лощины, резво несется к роще, по опушке которой только что подымались черные фонтаны.

Нам удалось опередить немцев и занять западную опушку рощи. Но не успел еще левофланговый взвод старшего сержанта Зубова заглушить моторы, как на гребень в четырехстах метрах от нас выскочила группа немецких мотоциклистов. Я подал сигнал „В атаку!“. Мой сигнал принят. На правом фланге взвод Зубова уже давит мотоциклы и теснит их ко мне. С ходу врезаюсь в группу мотоциклистов и поливаю ее пулеметными очередями. Верткие трехколесные машины рассыпаются во все стороны. Моя танкетка не может делать резких поворотов. Меня это злит, я ругаюсь и преследую противника по прямой на гребень; повторяю сигнал. Танкетки спешат ко мне, расстреливая на ходу не успевших скрыться за гребень мотоциклистов.

Оба взвода вслед за бегущим противником перемахнули гребень, и я увидел над зелеными волнами пшеницы цепь больших темных машин. Они тянули за собой пушки.

Едва успев дать красную ракету, я открываю почти в упор огонь по широкому стеклу встречной машины. Вздрогнув и перекосившись, она застыла на месте. Сизые пилотки убегающих немецких пехотинцев мелькают в пшенице. Дымят и пылают разбросанные по полю остовы гусеничных машин, от которых немцы не успели отцепить орудия. Мы носимся между горящими тягачами, забыв уже о мотоциклистах, скрывшихся в направлении хутора.

Вдруг над головой что-то резко и незнакомо просвистело, и я увидел показавшиеся со стороны хутора башни вражеских танков.

Выбросив сигнал „Делай, как я!“, разворачиваю машину „влево 90“ и, непрерывно маневрируя, спешу выйти из-под обстрела.

Машины выполняют мой приказ. Механики выжимают из своих „малюток“ весь их запас скорости. Теперь уже ясно, что мы являемся целью немецких танков. Стреляя с хода, они забирают левее и идут нам наперерез. С обогнавшей меня танкетки покатилась сорванная снарядом башня, и машина, вздрогнув, остановилась».

Следует подчеркнуть, что приводимый отрывок является едва ли не единственным в отечественной мемуарной литературе описанием боя советских плавающих танков с немецкими войсками. Характерным в этом эпизоде является то, что, нанеся поражение подразделению мотоциклистов и разгромив колонну артиллерийских тягачей, танки Т-37 были вынуждены отступить, а если быть точным, — спасаться бегством перед танками противника, в бою с которыми у пулеметных машин не было никаких шансов уцелеть.

Как это ни парадоксально, но значительно больше шансов на успех в огневой дуэли с немецкими танками имели средние бронеавтомобили БА-3, БА-6 и БА-10. Главным образом, благодаря своему мощному вооружению — 45-мм пушке. По огневой мощи они не уступали легким танкам Т-26 и БТ-7, и лишь более слабая броня и ограниченная проходимость вне дорог мешали их боевому применению. Тем не менее при грамотной организации боя успех им сопутствовал.

Так, например, в 5 ч. утра 22 июня 1941 года командир танкового полка 5-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса полковник Богданов поставил задачу на проведение разведки взводу из шести бронемашин БА-10 старшего лейтенанта Суровцева. Машины вышли из расположения части в 6 ч. 25 мин. При подходе к местечку Л. командир взвода организовал в лесу, по обе стороны от шоссе, засаду. Машины замаскировали так, что с расстояния 200 м их было трудно заметить.

В 10 ч. показалось до взвода немецких мотоциклистов, которые были уничтожены огнем БА-10 с дйстанции 200–300 м. Через 40 минут на дороге показался легкий танк, двигавшийся с большой скоростью. Командир одной из бронемашин первым же выстрелом из орудия поджег его. Спустя 7 минут к засаде приблизились еще два танка, которые также были уничтожены огнем БА-10. Десятью минутами позже к месту, где стояли подбитые танки и мотоциклы, подошла колонна из 15 танков и мотоциклистов. Своим внезапным огнем БА-10 вывели из строя еще три танка и большое количество мотоциклов, чем вынудили остальные немецкие машины повернуть обратно. С подходом к местечку Л. главных сил 7-й танковой дивизии 39-го немецкого танкового корпуса взвод старшего лейтенанта Суровцева отошел к своим. Таким образом, в результате грамотно организованной засады шесть бронемашин БА-10 без потерь со своей стороны подбили и уничтожили шесть немецких танков и большое количество мотоциклов.

Осенью 1941 года на дальних подступах к Москве наиболее успешно действовала 4-я танковая бригада (впоследствии — 1-я гвардейская) полковника М.Е. Катукова. Помимо Лавриненко, Бурды, Самохина, Любушкина и других танкистов-асов, воевавших в составе этой бригады, в ее рядах сражалось много мастеров танкового боя.

Так, 6 октября 1941 года в бою у села Первый Воин экипаж танка Т-34, которым командовал старший сержант Николай Капотов, записал на свой счет шесть танков противника (Н.Капотов погиб 4 июля 1942 года в бою за деревню Юдино Орловской области), а экипаж старшего сержанта Антонова — семь танков и два противотанковых орудия, шесть танков подбил KB младшего лейтенанта И.Полянского.

Спустя три дня, уже в бою у деревни Шеино, отличился другой танкист 4-й танковой бригады — лейтенант Петр Воробьев. На своем Т-34 из засады в одном бою он уничтожил девять немецких танков и три бронетранспортера (П.Воробьев пал смертью храбрых в бою у деревни Калистово 27 октября 1941 года). Лейтенант Луговой в боях за Мценск одержал 13 побед, уничтожив к тому же еще четыре миномета и батарею зенитных орудий, старший сержант Петр Молчанов за три дня боев под Мценском подбил 11 танков, 13 противотанковых орудий, 10 пулеметных гнезд и несколько минометов, старший лейтенант Рахметов — Птанков. Батальон капитана Анатолия Рафтопулло под Мценском и на Волоколамском направлении подбил 43 вражеских машины. За эти бои ему было присвоено звание Героя Советского Союза. 12 ноября 1941 года шесть танков противника в одном бою подбил на своем Т-34 комиссар 1-го батальона 1 — й гвардейской танковой бригады Александр Загудаев. 13 ноября 1941 года в бою за деревню Козлово экипаж старшего сержанта Е.А. Луппова подбил семь танков, 5 минометов, 2 ПТР и 3 пулеметных гнезда. В декабре 1941 года в одном из боев под Волоколамском экипаж лейтенанта Кузьмина подбил шесть танков противника и захватил штабную машину.

В боях за Москву успешно действовали не только танкисты 1-й гвардейской танковой бригады. 11 октября 1941 года взвод младшего лейтенанта Константина Ляшенко (18-я танковая бригада), находясь в засаде в районе населенного пункта Дровнин западнее станции Бородино, подбил 15 немецких танков, из них семь на счету командира взвода. 19-я танковая бригада полковника С.А. Калеховича и подразделения 22-й танковой бригады под командованием К. Г. Кожанова и Б.П. Иванова нанесли сильный удар по полку дивизии «Рейх» и отбросили его назад, восточнее Гжатска. Капитан Е.Лямин и старший лейтенант В.Луганский, прорвавшись в тыл врага, подбили 19 неприятельских танков. Старший сержант П.А. Гурков и политрук М.Г. Маслов подбили по четыре танка, а политрук Сали Марунов — три. В последующих боях все вышеперечисленные командиры и политработники погибли — сгорели в своих танках вместе с экипажами.

В одном из боев, произошедшем в конце октября 1941 года в районе населенных пунктов Скирманово и Козлово, командир танковой роты капитан Степанян из 28-й танковой бригады уничтожил пять вражеских танков, противотанковую пушку, трактор, две автомашины и до 40 пехотинцев противника.

О том, как воевали бойцы и командиры 21 — й танковой бригады, можно узнать из отчета о боевых действиях: «К исходу 15 октября бригада получила приказ штарм 16 (то есть штаба 16-й армии. — Прим. авт.) наступать на Калинин по маршруту Тургиново, Пушкино, Трояново с целью — ударом во фланг способствовать 16-й армии в уничтожении калининской группировки противника. Особенно большой урон нанес немцам танковый полк, который глубоким рейдом достиг г. Калинин. В этих боях прославился экипаж сержанта Горобец, который своим танком ворвался в центр города и, расстреливая в упор колонны немецких войск, прошел через весь город, дважды перерезав кольцо противника и пройдя по Ленинградскому шоссе, вышел в районе Решетниково в расположение наших войск.

Танк под командованием старшего политрука Гныря из района Тургиново вышел на Волоколамское шоссе в момент, когда там двигалась большая колонна автомашин противника. На протяжении 2–3 км танк Гныри утюжил колонну, а затем ворвался на аэродром под г. Калинин, где находилось до 50 самолетов. Один бомбардировщик был протаранен, второй уничтожен огнем из пушки. Затем, огнем поднявшихся самолетов, танк Гныри был подбит, но сам он и сержант Ищенко сумели с боем выйти к своим».

На действиях экипажа сержанта Горобца имеет смысл остановиться подробнее. Его Т-34 прорвался в город на проспект 50 лет Октября, затем на проспект Ленина и на полной скорости (только снег столбом!) — в центр Калинина.

Стрелок-радист младший сержант И.Пастушин вспоминал: «Мы раздавили несколько машин с пехотой. Из пулемета я бил по немцам почти до центра города. Командир „всадил“ два осколочных снаряда в комендатуру (дом у моста). Из орудия вели огонь по всем целям, какие попадались».

Танк забрасывали гранатами, били немецкие артиллеристы. Но машина Горобца, хоть и была подожжена, упорно стремилась уже по Московскому шоссе на восток — к своим! Еще от одного попадания снаряда заклинило пушку. Но танкисты вели огонь из пулемета. Немцы поставили на пути свой легкий танк. Механик-водитель Ф.Литовченко успел крикнуть командиру: «Иду на таран! Башня!» Горобец едва успел повернуть башню — и тут же удар. От тарана заглох мотор (!). Водитель на минуту потерял сознание. А немцы уже подбежали, стучали по броне, орали: «Рус! Капут!» Но чудом Ф.Литовченко все же завел двигатель! И танк, набирая скорость, опять пошел на восток.

На восточной окраине города танкисты раздавили немецкую батарею и выскочили уже на нейтральную полосу. И тут танк попал в море огня: сзади и сбоку били немцы, а с фронта наши, не узнав Т-34, тоже открыли огонь. Прорвались они чудом!

До февраля 1942 года экипаж Горобца воевал в составе 5-й стрелковой дивизии, штурмовал Калинин и уже в районе г. Ржева совершил еще один подвиг. У деревни Петельня его танк штурмом взял высоту и увлек за собой пехоту. В этом бою командир танка погиб, а все члены экипажа ранены. За этот бой Степану Христофоровичу Горобцу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза, механик-водитель Ф.Литовченко был награжден орденом Ленина.

О том, как в 1941 году воевали советские танкисты на других участках советско-германского фронта, можно узнать, например, из следующего наградного листа:

«1 октября 1941 года в бою под с. Штеповка Сумской области тов. Шашло 9 раз водил свой танк в атаку на противника, мужественно и умело руководя своим экипажем. Его танк уничтожил батарею минометов и до 40 транспортных машин противника, расстреливая их огнем и давя гусеницами. Тов. Шашло уничтожил один средний танк противника.

Его танк был подбит снарядом противника и загорелся. Тов. Шашло на горящем танке смело повел машину в атаку на батарею противника и в упор расстреливал фашистские орудийные расчеты. Объятый пламенем танк потушить не удалось, тов. Шашло вышел из машины и попал в окружение фашистских автоматчиков. Тов. Шашло из револьвера в упор расстрелял 5 фашистов, в дальнейшем присоединился с экипажем к нашей пехоте и продолжал с ней вести бой».

За этот бой командиру танка Т-34 1-й танковой бригады 21-й армии Юго-Западного фронта старшему сержанту Тимофею Максимовичу Шашло было присвоено звание Героя Советского Союза.

8 ноября 1941 года экипаж тяжелого танка KB лейтенанта Александра Мартынова из 16-й танковой бригады Волховского фронта в бою у деревни Жупкино (Ленинградская область) из засады отразил атаку 14 немецких танков, уничтожив пять и захватив в качестве трофеев еще три немецких танка. Вскоре эти три танка были отремонтированы, перекрашены и уже воевали в составе 16-й танковой бригады. За этот бой лейтенант Мартынов был представлен к званию Героя Советского Союза. 26 марта 1942 года лейтенант Александр Мартынов погиб в бою близ урочища Дубовик. Звание Героя Советского Союза лейтенанту Александру Максимовичу Мартынову было присвоено только 10 февраля 1943 года (посмертно).

16 ноября 1941 года в районе населенного пункта Сычево противник силами до 100 танков и двух батальонов пехоты атаковал позиции 28-й танковой бригады. В этом бою экипаж танка Т-34 младшего политрука И.Е. Бармина подбил восемь немецких танков, а экипаж лейтенанта Ошкайло — семь. 25 ноября шесть танков 28-й танковой бригады вступили в большой бой с немецкой танковой колонной. О событиях тех дней вспоминает бывший комиссар этой бригады, впоследствии генерал-майор танковых войск В.Г. Гуляев:

«Из села Шилово показалась колонна немецких танков и бронетранспортеров. Всего до 80 единиц.

80 против 6! Вступать в бой при таком соотношении сил — почти безумие. Но было одно благоприятное для нас обстоятельство. Немецкие машины с низко посаженными днищами могли идти только по дороге. В сугробах, да еще на сильнопересеченной местности, они неминуемо должны были увязнуть. Таким образом, численное превосходство врага мы имели возможность свести на нет: если подбить две-три передние машины, вся колонна лишится подвижности.

Условились, что Бармин подпустит немцев метров на четыреста и откроет огонь по головным танкам, Разрядов ударит по хвосту колонны, Ошкайло начнет расстреливать середину.

Получилось, как задумали. Когда колонна противника подошла к намеченному ориентиру, морозную тишину прорезал резкий выстрел. Это Бармин. И сразу еще два хлопка. На дороге вспыхнули три дымных костра.

— Вот это да! — воскликнул Л.M. Доватор (командир 2-го гвардейского кавкорпуса наблюдал этот бой с КП бригады. — Прим. авт.).

Это действительно было поразительно. Когда перед войной я учился на высших курсах в мотомехакадемии, нам внушали, что попадание в цель первым выстрелом из пушки — чистая случайность, и отличные оценки за такую стрельбу никогда не выставляли. Нас учили „грамотному“ ведению огня: недолет, перелет, и уж только третьим снарядом переходить на поражение. Если бы в это утро Бармин, Разрядов и Ошкайло стреляли бы „грамотно“, то ох как туго нам пришлось бы!

А тут получилось все наоборот. Несмотря на свое огромное численное превосходство, фашисты оказались в отчаянном положении. Они сделали попытку рассредоточиться, но из этого ничего не получилось. Как только машина сползала с дороги, она сразу же проваливалась в глубокий снег и плотно садилась на днище. Мотор работал, гусеницы поднимали вихрь снега, но танк оставался на месте и становился относительно легкой добычей для наших мастеров огня.

Всего с полчаса продолжался этот бой. А результаты его были просто удивительны. Бармин сжег 11 вражеских танков, Разрядов — шесть и один бронетранспортер, Ошкайло — семь танков, бронетранспортер и семь прицепных противотанковых орудий. Мы же потеряли всего одну машину.

Для 1941 года это было нечто невиданное. Бармина, Разрядова и Ошкайло, черных от пороховой гари, мы все обнимали и буквально носили на руках. По достоинству был оценен их подвиг и за пределами бригады. Президиум Верховного Совета СССР присвоил политруку Илье Елизаровичу Бармину звание Героя Советского Союза, а капитана В.И. Разрядова и лейтенанта Ф.Д. Ошкайло наградил орденами Ленина».

20 ноября 1941 года экипаж танка под командованием В.В. Андронова из 143-го танкового полка в районе населенного пункта Теряева Слобода (Волоколамский район) уничтожил шесть танков и два орудия. В тот же день в бою у села Зайцево танк Т-34 из 2-го моторизованного полка под командованием лейтенанта И.Н. Миненко уничтожил шесть немецких танков.

Рассказывая о героях-танкистах, нельзя не упомянуть о командире танка Т-34 из 23-й танковой бригады лейтенанте Николае Кретове. Собственно, о нем можно ничего не рассказывать, достаточно процитировать справку о его боевой деятельности, подписанную командующим войсками Западного фронта генералом армии Г. К. Жуковым: «18 ноября 1941 года, находясь в разведке в районе Городище, атаковал позиции минометных батарей, где уничтожил 9 минометов, 2 противотанковых и 1 тяжелое орудие.

19 ноября 1941 года при атаке немецких танков под Федюково, находясь в засаде, уничтожил 6 танков и 150 солдат, тем самым отразил атаку противника и обеспечил выполнение боевой задачи батальона.

21 ноября 1941 года, находясь в засаде в районе Устиново, подпустил 11 немецких танков на расстояние 150 метров, после чего ураганным огнем уничтожил 3 танка и до роты пехоты противника, остальные танки и пехота обратились в бегство.

26 ноября 1941 года, выполняя боевую задачу в деревню Лапотово, заметил колонну немецкой пехоты, допустил ее на близкое расстояние, артиллерийским и пулеметным огнем уничтожил 350 солдат и офицеров.

27 ноября 1941 года, находясь в засаде у деревни Раново (23 немецких танка пытались обойти плотину), лейтенант Кретов подпустил их на близкое расстояние до 100 метров, артиллерийским огнем уничтожил 4 танка и до 250 солдат и офицеров».

Далее в справке отмечалось: «За период боевых действий с германским фашизмом в районах: Федюково, Н.Васильевское, Соколово, Лапотово, Крюково—лейтенант Кретов проявил себя подлинным героем Отечественной войны, преданным сыном Социалистической Родины…»

В общем-то, в том, что справку и представление к награждению лейтенанта Николая Федоровича Кретова подписал командующий фронтом, не было ничего необычного. Но дело в том, что он подписал ее напрямую, минуя всех прочих должностных лиц. В соответствии с существовавшим в то время порядком (да и сейчас так принято) справку и наградной лист подписывало вначале командование части, в которой воевал отличившийся воин, затем командование армии и только потом командующий войсками фронта. В случае с Николаем Кретовым командующий этот порядок нарушил.

12 апреля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР лейтенанту Николаю Кретову было присвоено звание Героя Советского Союза. 22 августа того же года он был тяжело ранен осколками мины. Его лечили сначала в прифронтовом госпитале, а затем на санитарном самолете отправили в Москву. 7 сентября 1942 года Н.Ф. Кретов скончался.

Немало подвигов совершили советские танкисты в боях за Ленинград. Так, например, 20 декабря 1941 года 86-й отдельный танковый батальон Ленинградского фронта получил задачу поддержать атаку нашей пехоты из района Колпино в направлении Красный Бор, Тосно. В ходе этой боевой операции совершил свой подвиг командир взвода младший лейтенант М.И. Яковлев. Вот что говорится об этом в наградном листе:

«Тов. Яковлев в боях с фашистскими оккупантами проявил себя верным сыном Социалистической Родины, героем Отечественной войны. В течение 6 дней, с 20 по 26 декабря 1941 года (в боях за Красный Бор) командир танка Т-26 Яковлев не выходил из машины, беспощадно уничтожая живую силу и технику врага.

После взятия нашими частями противотанкового рва немцы пытались возвратить утерянные ими выгодные рубежи. Они трижды контратаковали наши танки.

Тов. Яковлев, подпуская фашистов на 100 метров, в упор расстреливал их и снова переходил в атаку.

Только за одну ночь с 22 на 23 декабря им уничтожено свыше 200 солдат и офицеров противника, два дзота, три ПТО, 4 пулеметных гнезда, три миномета с прислугой и склад боеприпасов в дер. Красный Бор.

Танк Яковлева имел 9 пробоин, но отважный командир сумел его вывести с поля боя».

Младшему лейтенанту Яковлеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

13 декабря 1941 года экипаж легкого танка БТ-7, под командованием сержанта Николая Обухана (механик-водитель — старшина П.А. Трайнин) из 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии в бою в районе деревни Денисиха, расположенной совсем рядом с подмосковной Кубинкой, огнем из орудия уничтожил немецкий средний танк Pz. Ill и вывел из строя таранными ударами еще два средних танка Pz. III! Один из них был сброшен «бэтэшкой» с обрыва в реку Озерки.

Рассказывая о подвигах танкистов, не следует забывать и о представителях других родов войск, действовавших совместно с ними. В первую очередь о пехотинцах, бойцах мотострелковых батальонов танковых бригад. Из последних в первую очередь формировались танковые десанты, роль которых в бою была очень высока.

Десантники помогали танкистам вести наблюдение за обстановкой, а если в составе десанта имелись саперы, они оказывали помощь в преодолении противотанковых препятствий. Кроме того, десантники отбивали атаки немецкой пехоты, действовавшей против танков, особенно при нахождении ее от них в непосредственной близости.

В связи с этим характерным является следующий пример. 7 декабря 1941 года танковая группа 1-й гвардейской танковой бригады в составе нескольких танков KB атаковала деревню Каменка Московской области. Одним из первых в Каменку ворвался KB лейтенанта Каландадзе. Заметив, что из двухэтажного кирпичного дома в панике выбегают немецкие офицеры, лейтенант приказал механику-водителю таранить дом. Тяжелая машина врезалась в здание, и оно завалилось. Десантники, соскочив с танка, «выкуривали» гитлеровцев из укрытий. На броне остался только красноармеец-узбек с ручным пулеметом. Когда немецкая противотанковая пушка, стоявшая за забором, с близкого расстояния изготовилась поразить KB, пулеметчик короткой очередью уничтожил ее расчет и спас танк. Однако вскоре Каландадзе заметил, что пулемет замолчал. Он остановил машину, вылез через люк и увидел, что его спаситель мертв. Он был убит осколком снаряда. Поцеловав героя, Каландадзе накрыл его тело брезентом, и танк медленно выехал из села.

Подводя итог боевой работе советских танкистов в 1941 году, необходимо подчеркнуть, что для этого периода Великой Отечественной войны было характерным качественное превосходство советских танков над немецкими. Конечно же, танковый парк Красной Армии состоял не только из KB и Т-34, но боевые машины этих двух типов к осени 1942 года входили в состав почти всех танковых бригад. Основной вопрос заключался в грамотном применении как самих танков, так и танковых частей и подразделений. А вот с этим дела у нас обстояли весьма и весьма неважно. Примеров, когда все делалось, как говорится, «по уму», сравнительно немного. Часть из них вошла в эту книгу. Даже если предположить, что их было в два, в три, в десять раз больше, то все равно это капля в море. Неподготовленность экипажей и бездарные действия командиров и начальников всех уровней (от командиров взводов до командующих фронтами) привели к разгрому танковых войск Красной Армии летом 1941 года и к неоправданно высоким потерям в осенних боях.

Оглавление