Рассказ 21. Я согласен…

И тогда князь сказал несчастной:

– Ты решилась умереть, и решение твоё достойно похвалы. Но я дарю тебе жизнь…

Святой Князь Алексей-Основатель.
Летописи Терранской Империи.12123 год от С. К. (Сотворения княжества)

Яйли сидела одна в абсолютно пустой комнате. Пустой не в смысле голых стен, а в том, что она была заперта одна. Только дверь в стене. Нет ни окон, ни слуг, так ей привычных. Только видеокамеры по углам, перекрывающие всё пространство. И наверняка за голоэкранами по десятку контрразведчиков… Хотя – вряд ли. Если помещение тайное, то скорее всего не люди, а И-Мозг. Князь может себе позволить искусственный разум, тем более, что это разработка его институтов. И десять законов роботехники тоже земного происхождения. Проклятье Тьмы! Она обвела взглядом комнату ещё раз: удобная кровать, богатое постельное бельё, столик из настоящего дерева и два кресла. В одном углу – душ и место для отправления естественных надобностей. В другом – чемодан Императрицы. Всё же землянин купился. Яйли знобило от того, что ей вскоре предстоит. Сможет ли она? Или, может, всё решится по-хорошему? И он согласится помочь ей вернуть трон? Пусть даже на правах вассального государства. Она согласна и на такой, достаточно унизительный, вариант…

Лишь бы Новая Империя продолжила своё существование, а жизни подданных продолжились. Налила стакан жидкости, выпила. Сок. Незнакомый на вкус. Впрочем, на каторге даже тухлая, подёрнутая радужной плёнкой вода считалась роскошью…

Она поднялась, подошла к вещам. Открыла чемодан, задумчиво окинула взглядом одежду. Так, вот это. Простой скромный, почти без украшений эйяс. Под него – хм… Вот это, пожалуй. Раньше бы она никогда не рискнула даже подумать о том, чтобы надеть эту абсолютно прозрачную, но ласкающую кожу рубашку. Но для закрепления успеха придётся… И переступить через скромность и стыдливость… Зашумела вода в душе…

Князь по-прежнему считает её капризной, избалованной девчонкой, которая может только испортить то, за что берётся. Он думает, что предусмотрел всё и просчитал все её шаги на десять ходов вперёд. Зря. То, что она собирается сделать – великая тайна императорской семьи, а как заметила Яйли, Медведев по-прежнему носит на руке свой перстень Имперского Герцога. Лишь бы только при встрече он был на его пальце… Тёмные Боги! Сделайте так, чтобы этот варвар не снял кольцо при разговоре, который ей предстоит… Молю вас….

Тихий звонок открывающегося запора. На пороге возник сам землянин. Надо же – явился лично. Значит, догадывается, что беседа будет нелёгкой. Но ты даже не можешь представить, чем закончится моя речь для тебя!..

Пустой голый коридор. Так и должно быть. Это наверняка тайная комната, о которой кроме князя никто не знает. Шаги гулко отдаются в пустом пространстве. Лифт. Соберись, Яйли! Ещё немного, и всё переменится! И его, и твоя жизнь, и судьбы народов и Галактики…

Алексей шагал рядом с необычно притихшей принцессой. Странно. Ведёт себя удивительно послушно. Ни жалоб, ни просьб, неужели сопровождение так подействовало? Надеется разжалобить его покорностью? Плохим бы он был правителем, если бы поддавался на все уговоры и жалобные стенания! Есть разум, а есть – сердце. Сердце – для любимых людей: жены и дочери… Он не заметил, как при мысли о Майе его лицо расплылось в непроизвольной улыбке, но тут же та исчезла с лица землянина, когда он увидел, что Яйли, по-прежнему шагающая рядом с ним, открыв рот от удивления, смотрит на него, отрешившись от своей сосредоточенности.

– Что?

– Н-нет, ничего. Вы подумали о Майе, князь?

– Это моё дело.

Принцесса вновь умолкла, погружаясь в уже знакомое сосредоточение…

Майа уже ждала Алексея и Яйли в апартаментах Медведева. Яйли это неприятно поразило.

– Вот как, князь, я же просила…

– Сударыня, вы не в том положении, чтобы что-то просить. Этот разговор либо состоится в том составе что сейчас, либо не состоится вообще.

– Хорошо, князь, не смею настаивать.

Плохо, очень плохо, но деваться некуда. Это последний шанс. Боги, как не хочется умирать, если ничего не получится! Дымящийся кофейник на столике. Три кофейных прибора. Полукруглый диван и кресло. И… перстень баронессы на пальце у дель Соу. Проклятие! Но пусть будет что будет!

Он знаком указал Яйли на кресло, сам сел на диван рядом с Майей. Та протянула руку, разлила дымящийся ароматный напиток по чашкам, откинулась назад и прижалась к Алексею. «Словно птицы-неразлучники», – злобно подумала бывшая Императрица про себя, но, не подавая виду, взяла чашку, сделала глоток. Кофе был великолепен. Да, этот варвар знал толк в напитке…

– Мы слушаем тебя. Что же может такого сказать Терранскому князю и его будущей жене та, кто бросила свое государство, свой народ в беде?

Яйли напряглась, но сдержалась и ответила ровным голосом:

– Это меня предали те, на кого я опиралась в своём правлении. И я не бросила ни страну, ни людей. Терра – единственное место, где я надеялась найти помощь и спасение всем своим подданным. Не моя вина, что у меня не нашлось аргументов, чтобы убедить вас, князь, прийти к нам с дружеской рукой и защитой от алчных рамджей…

Алексей усмехнулся краешком губ и тоже сделал глоток, второй рукой привлекая к себе Майю поближе.

– Значит, вы всё-таки виноваты, принцесса, раз не могли меня уговорить. Вы предложили мне всё, даже себя, но не нашли того, что по-настоящему заинтересовало бы меня для того, чтобы прийти на выручку Новой Империи. Так что… Выкладывайте ваши последние аргументы и прощайте. Нам есть еще чем заняться.

Дель Соу зарделась, словно весенний цветок, а мужчина ласково взъерошил ей волосы, провёл по шее пальцем…

«Боги! Мне страшно. Он же действительно любит её до безумия! Что принесёт мне то, что я сейчас сделаю?! Тёмные Боги, молю – спасите меня!»

Императрица молча поставила на стол чашку, посмотрела на Алексея, потом на Майю и негромко заговорила:

– Вы оба носите на руке перстни аристократов Империи. Той, старой Империи, которая пала под натиском Республики. Вам их вручил лично Император. Мой покойный отец. И в каждом из камней знака вашего статуса горит частица императорского перстня. Вы это знаете. Оба. Если долго не носить перстень, огонь внутри камня умирает. Как и его владелец, впрочем.

Майа подобралась как пантера перед прыжком:

– К чему повторять нам прописные истины? Признай поражение, Яйли, и достойно прими свою смерть или другую судьбу… Воля Тёмных Богов неведома никому!

– Другую судьбу? – эхом откликнулась та, что когда-то была старшей подругой. – Что же – да будет так!

Сюзитка вскинула руку с перстнем к потолку и торопливо выкрикнула какую-то абракадабру. Из камня на её перстне внезапно вырвались два слепящих луча, вонзились в те живые огни, что украшали руки мужчины и женщины, затем соединились между собой, образовав сияющий в воздухе треугольник. Огненная фигура просуществовала немного, но достаточно, чтобы все успели ее заметить…

Рванувшуюся к императрице Майю настигший приступ боли откинул обратно… Скрипнул зубами от внезапной судороги Алексей. Яйли скрючило в кресле, и с её губ сорвался стон.

– Дьявол, тварь! Что ты сделала?!

Короткий взгляд в сторону любимой, и убедившись, что та не пострадала, Алексей, почти мгновенно оправившись от боли, уже оказался возле Императрицы и тряс её изо всех сил, схватив в кулак ворот эйяса. Та с трудом подняла бледное, в холодном поту лицо – её глаза были мутными от боли, и в них не отражалось ничего. Ни единой мысли. Майа, уже оправившись, схватила графин с водой и с размаху выплеснула его в лицо Яйли. Через мгновение сюзитка, по-видимому, стала приходить в себя. Её вдруг выгнуло с такой силой, что даже Алексей не смог удержать женщину. Парадное одеяние треснуло, оставшись в его кулаке, а тело выскользнуло из ткани и сползло на ковёр, оставшись в прозрачной нижней рубашке, одетой под верхнее платье. Медведев торопливо сорвал покрывало с дивана и, набросив его на лежащую на полу обнажённую принцессу, замер, не зная, как ему поступить. Но внезапно вскрикнула Майа, схватившись за виски.

– Боги! Проклятье Императора!

Затем, побледнев, прошептала, бессильно опустив руки:

– Я думала, что это легенда…

– Что?!

Из-под покрывала показалась голая рука Яйли, она кое-как стянула с головы плотную ткань и, задыхаясь, зашептала:

– Твоя жена права, варвар… Это – проклятие семьи ап дель ои Суер, семьи Императоров. Теперь ты не сможешь избавиться от меня до самой смерти… Я… Я сковала нас троих узами смерти. Если умру я – умрёте и вы. Каждый из нас троих зависит друг от друга. Так что у тебя нет другого выхода, как оставить меня здесь, на Терре…

Медведев поднял взгляд на Майю – та кивнула в знак согласия, бледная, словно призрак. Между тем Яйли продолжала:

– Но и это не всё, варвар… Если проклятие произносит женщина – мужчина, которого она проклинает, должен жить с ней, как муж. Иначе – конец…

– А если рядом была ещё женщина?! Твой перстень ведь соединил нас троих воедино!

– Да… И с ней – тоже… Тебе придётся спать с каждой из нас по очереди, варвар… Потому что если в течение года мы не родим, то нас ждёт погребальное дерево… Всех. Ты проиграл, князь… Я осталась в выигрыше…

Медведев стиснул кулаки – как бы он хотел сейчас удавить эту тварь! А бывшая императрица нашла в себе силы усмехнуться:

– Утешься, князь… Было бы гораздо хуже, если бы здесь оказалась либо твоя дочь, либо кто-то из других мужчин аристократов…

– Подними её.

– Что?!

В первый момент он не узнал голос Майи.

– Положи её на диван.

– Ты что, Ми?

– Да, я твоя Ми. Подними Яйли с пола и уложи на диван. Где у тебя автомедик?

– В ящике стола.

Сюзитка открыла указанное место и вытащила оттуда небольшой овальный корпус автоматической аптечки, приложила, разорвав прозрачный батист, к груди по-прежнему не могущей прийти в себя до конца бывшей старшей подруги. Робот пискнул, беря микроскопические, по нескольку молекул, частички кожи на пробу, затем, поиграв огоньками по матовой бесцветной поверхности, озадаченно окрасился в алый цвет критического состояния пациента и сердито загудел, меняя окраску на глазах.

– Слава Богам, она выживет! Иначе бы нас похоронили уже завтра.

– То есть она не лжёт?

– Нисколько. И ты действительно должен благодарить Яйли за то, что она настояла на встрече только нас троих. Представь, как бы тебе пришлось спать с собственной дочерью?! Или делить меня с другим мужчиной?

– Но… Мне спать с ней?! А как же ты? Я ведь люблю только тебя, Майа!

– Боги… Лёша… ты впервые сказал мне, что любишь меня… Боги…

Её улыбка была такой доброй, такой… беззащитной, что Медведев, забывшись, шагнул к ней и раскрыл свои объятия, но остановился, увидев жест отрицания.

– Не сейчас, позже, любимый…

Она указала подбородком на пришедшую в себя бывшую императрицу. Автомедик уже полностью обесцветился вновь, показывая полное выздоровление пациента. Лишь одна синяя полоска украшала поверхность робота, показывая, что тот встретился с чем то, что не в силах излечить. Майа бросила взгляд на хитроумный прибор, потом подошла к дивану и села рядом с Яйли. Приподняла ей голову, подсунула под затылок диванную подушечку.

– Тебе выжгли нервные центры?

– Да…

– Поэтому всё пошло так… Боги, Яйли, и ты… Ты молчала?! Хотя бы мне ты могла сказать? Вести существование полурастения… Получеловека…

– Я… Боялась, Майа… Прости меня, я ведь действительно ничего не знала про Ари… Поверь!

Та осторожно провела по щеке рукой.

– Не знаю почему, но я верю тебе, Яйли… Боги! Как ты только выжила, бедная моя подруга… Не бойся. Мы никому не скажем. И… я думаю, что Алексей поможет… Он… Человек, которого я люблю…

– Я… Мы… Простите меня, если сможете…

Майа повернула взгляд к Медведеву:

– Я… согласна делить тебя с Яйли… Но больше ни с кем другим, слышишь?

– Да что ты говоришь вообще! – князь вспылил.

– У нас нет выбора, Алёша. Это – Проклятие Императора. Можешь спросить у любого сюзита, что это такое… А сейчас помоги мне перенести её на кровать.

– Ты что?

– Я всё объясню, но чуть позже. Поверь, нам теперь суждено жить втроём…

Медведев бросил на неё внимательный взгляд – похоже, что Майа не шутила. И у неё действительно были причины говорить именно так. Чуть помедлив, мужчина легко подхватил бывшую принцессу на руки и уложил на ложе. Та благодарно опустила веки – сил говорить у неё больше не было, хотя автомедик сделал всё, что можно в данной ситуации. Несколько мгновений спустя дыхание Яйли выровнялось, и баронесса смогла отойти от неё. Алексей терпеливо ждал на диване. Подойдя к нему, молодая женщина села рядом и опустила голову ему колени…

– Проклятие Императора – это одна из легенд. Но как мы все видели – оказывается, не только легенда. Перстень Владыки Империи обладал даром соединять людей навечно. Или наказывать, если его владелец этого хотел. Смертью. Человек начинал угасать, и ничьи усилия не помогали ему выздороветь, сколько бы и какими методами ни пытался ему помочь.

– А при чём тут жить вместе и рожать?

– Тебе знакомо понятие биополя?

– Конечно.

– Перстень перемешал наши поля. Теперь в каждом из нас троих есть часть…

Она попыталась подобрать термин, и Алексей помог:

– Партнёра?

– Да.

Женщина обрадованно кивнула головой.

И если мы не будем общаться то наши биополя угаснут, не получая недостающего от другого… партнёра. Ведь они – очень сложны. Конечно, какое-то время мы сможем прожить самостоятельно, но… сам понимаешь, если наша биоаура не будет восстанавливаться, то жить останется недолго…

– А при чём тут отношения полов?

– Во время акта открываются все родники биополя и происходит наиболее быстрый и полный обмен-замещение. Каждый из нас получит максимум своего потерянного-перемешанного от партнёра.

– Получается, что и ты должна будешь заниматься любовью с Яйли?

На лице женщины возникла бледная улыбка:

– Э, нет… Для этого и существуешь ты. Ты можешь получать-отдавать от нас обоих. Но только ты можешь брать от одной и отдавать другой то, что первая забрала-заместила у второй. Понял?

– Да. Переспав с тобой, а потом с Яйли, я верну ей твою долю вместе с моей. И наоборот, так?

– Да.

– Получается, что я этакий обменный аккумулятор… А при чём тут дети?

Вновь слабая улыбка в ответ.

– Не знаю точно, но, думаю, это как-то влияет на обмен и восстановление наших женских биополей. Не уверена только, на сколько этого хватит. Похоже, что семья у нас станет многодетной… Даже очень.

– Хм… Аура… Биополя..

– Не скажи. Всё живое и неживое имеет свою ауру. Человек без ауры – мертвец…

Она бросила взгляд на часы.

– Пора спать. Завтра будет очень тяжёлый день. Поверь…

– Да уж…

– И… Я не сказала тебе ещё одну вещь: поскольку мы с Яйли в Треугольнике Императора – не удивляйся, если мы вскоре станем похожи характерами.

– Что?!

– Я люблю тебя больше жизни, мой единственный мужчина… И моя любовь к тебе настолько велика, что её хватит на нас с Яйли с избытком, тем более, что на самом деле она тоже тебя любит, только боится признаться в этом даже самой себе… не удивляйся, если очень скоро ты поймёшь, что её любовь к тебе так же искрення, как и у меня… Мои чувства к тебе сильнее её ненависти, я это уже начинаю ощущать… Идём спать.

Князь устало вздохнул:

– Чёрт… Преподнесла нам сюрприз дочка Императора! Как-то не подумал, что кто-то ещё будет ночевать здесь! И куда мне её деть?! На диван, или приказать отвести ей отдельную комнату по соседству?

– Знаешь, давай сегодня просто спать. Слишком много всего сегодня произошло. Раздевайся и ложись с ней и со мной. Твоя кровать велика, хватит места всем…

Алексей проворчал:

– Хоть раздевать её не надо, загодя приготовилась, сразу видно…

…– Дочь моя! Наконец-то сделала свой первый верный шаг! И я доволен твоим поступком.

Голос прогремел в её ушах, Яйли закричала от ужаса – это отец! Но как? Откуда? Он же мёртв!!! Из бездны выплыло лицо Императора. Окровавленое, с пустыми глазницами, из которых текли слёзы. Но, тем не менее, он улыбался обезображенными губами.

– Папа? Где ты? И что с тобой? Кто посмел? Кто поднял руку на Великого?!

– Ты.

– Я?! Никогда, папа! Даже в мыслях!

Внезапно из мрака раздался тихий смех, и оттуда появилось ещё одно лицо, лицо её самой… Улыбаясь и хихикая, она протянула руку к Яйли, парящей в Бездне:

– Привет, мой двойник. Рада тебя видеть. Сколько времени прошло, когда я встречалась с тобой последний раз?

– Папа, кто это?!

– Ты, дочка. Ты, которой могла бы стать, не появись у нас на пути Алекс ап дель Мо…

Бездна вдруг осветилась. Вокруг возникли пылающие города, горы трупов, жуткие существа, чем-то напоминающие людей, пытали, убивали, подвергали жутким мучениям сюзитов, рамджей, людей…

Струйки крови из-под гор трупов текли, сливаясь в ручейки, которые превращались в реки, впадающие в багровый океан, в волнах крови которого она сама, Яйли Грозная, плескалась и радовалась смерти. Безумный смех Императрицы гремел над Вселенной, становясь всё громче и громче, и от его раскатов превращались в руины жилища и памятники, заводы и орбитальные комплексы, сами планеты и их звёзды… А она всё смеялась и смеялась…

Яйли стало жутко. Она изо всех сил прижалась к чему-то большому, тёплому, сильному, нащупав это в пространстве вновь возникшей Бездны. Дочь Императора не могла разглядеть невидимое существо, но откуда-то знала, что это вот большое и сильное способно защитить её. Спасти. Избавить от увиденного кошмара…

– Прочь! – прогремел голоса отца.

Он вновь возник из Тьмы, но его лицо стало прежним, таким, каким она видела его в последний раз.

– Яйли? Ты слышишь меня?

– Да, отец.

– Ты хорошая девочка. Ради тебя я изменил ткань Мироздания, избрав другой путь. Ради тебя я выбрал смерть. И ради них, тех, кто живёт сейчас рядом с нами…

Он повёл рукой, и кровавые ужасы, отпечатавшиеся в разуме сюзитки, вдруг исчезли, уступив мирным картинам: работающим и отдыхающим людям, строящимся заводам и фабрикам, смеющимся детям.

– Я умер, но не жалею об этом. А теперь рад, что ты выбрала новую жизнь…

Внезапно Бездна вновь озарилась, и Яйли увидела новую картину – они вдвоём с Майей, весело разговаривая, идут по пышному саду. Ярко светит солнце, поют радостно птицы. Ей хорошо и спокойно. Легко на душе. Но что это? На них одинаковые платья незнакомого покроя. Земные? Да. Лёгкие, открытые, не скрывающие красоту их тел. Впереди плавно плывёт небольшая площадка, в которой за небольшим ограждением играют маленькие дети. Она знает, что это дети её и сестры. Сестры?! Какой сестры? Разве дель Соу её сестра?! Ах да… Став жёнами Алексея, они стали сёстрами. Кто-то спешит к ним, слышны быстрые шаги. Из-за поворота выходят двое – девочка-подросток и высокий мужчина. Девочка радостно кричит:

– Мама Ми, мама Я! Вот вы где! Мы с папой вас обыскались!

И мужчина, лицо которого почему-то скрыто в непроглядной тени, кивает в знак согласия с девочкой. Но почему не видно лицо? И вдруг мрак соскальзывает с гиганта, и оно начинает изменяться, показывая тысячи оттенков разных чувств. Майа кладёт ей руку на плечо:

– Не ошибись, сестра… Выбери своё. Не повтори моей ошибки…

Но Яйли не успевает: улыбка и любовь мгновенно сменяются злобой и ненавистью. Доброта и искренность – жестокостью. Тысячи гримас, тысячи улыбок. И она не выдерживает и кричит:

– Я люблю тебя, Алексей! Муж мой!..

И всё вдруг пропадает… Вновь отец, он уходит во мрак Бездны, обернувшись, повторяет слова сестры?

– Не ошибись, дочь, сделай правильный выбор…

И только это невидимое существо, излучающее доброту, надежду, дающее Яйли уверенность и спокойствие, остаётся с ней. Дочь Императора изо всех сил удерживает его, чтобы и оно не покинуло её в Бездне. Не оставило совсем одну, без всякой надежды на спасение…

Она проснулась от яркого солнца, пробившегося через огромные стёкла. Значит, другое место. Не та роскошная клетка в подземельях дворца. Неужели ей удалось? И что за невидимка спас её? Не дал умереть? Не позволил сойти с ума? Хвала богам! А, он рядом. Руки чувствуют его, а тело ощущает тепло. Уверенность. Силу. Ощущают?! Открыла глаза и столкнулась со взглядом Майи. Её лицо совсем близко. Они в одной постели?! А кто же он? Выпуклые грудные мышцы мужчины, которого она обнимает изо всех сил. И дель Соу. Они обе приникли к нему, к их защитнику и надежде. К землянину?! Что?! Но…

И – взгляд Майи. Непонятный. Тревожный. Чего-то ожидающий… Яйли осторожно убрала руку с тела Алексея, чуть отодвинулась, шепнула:

– Прости… Сестра…

Лицо наперсницы сразу изменилось, она тоже подалась назад, так же прошептала:

– Нам нужно поговорить, пока все спят.

– Все?

– Он и дочь.

Показала глазами на раскинувшегося во сне князя. Алексей спал, его грудь вздымалась ровно и мощно, и сильные руки покоились на плечах обеих девушек. Наверное, это произошло непроизвольно, поскольку вряд ли Медведев прикоснулся добровольно к дочери Императора, после вчерашнего…

Медленно, очень осторожно, чтобы не разбудить, Яйли, словно ленточка из земного атласа, вывинтилась из-под одеяла и скользнула на пол. Боги! Она не может появиться на глаза в таком виде! Проклятая рубашка вообще незаметна, и она, словно без ничего. А если войдут слуги?! Застыла на месте, и тут в её руки ткнулась лёгкая ткань:

– Халат.

– Что?

– Т-ссссс! Одень это.

Недоумевая, развернула длинное полотнище, затем посмотрела на Майю – та стояла, запахнувшись в незнакомое одеяние, прихваченное на тонкой талии лентой из этого же материала. Не выдержав, подруга выхватила из рук Яйли непривычную одежду, накинула ей на плечи, заставив просунуть руки в проймы, запахнула полы и завязала простым узлом. Скептически окинула взглядом с ног до головы, иронично, но добро улыбнулась:

– Да… Тебе придётся многому научиться… Идём.

Взяв за руку, ввела в небольшую комнату, оказавшуюся роскошной ванной.

– Приведи себя в порядок. Потом – я.

Чистейшая вода ласкала кожу. Заставляла забыть обо всём на свете. Волнения и тревоги. Неизвестность и …ожидание решения своей судьбы. Майа тоже быстро закончила свой туалет и увлекла её в соседнюю дверь, которая, как оказалась, вела на закрытую прозрачным пластиком галерею, с которой расстилался изумительный вид на город, раскинувшийся внизу.

– Поболтаем, сестра? Нам надо многое решить для себя. И договориться кое о чём.

Их уже ждал лёгкий завтрак. У Яйли удивлённо поползли брови вверх?

– Когда ты успела?!

– Устраивайся. Скоро Лёша подойдёт, и Ари проснётся.

Налила кофе, взяла пышную лёгкую булочку, намазала чем-то жёлтым. С аппетитом откусила.

– Как мне этого не хватало…

– Что это?

Вторая сюзитка с удивлением разглядывала незнакомую пищу.

– Масло. И хлеб. Там – варенье.

Потянула носом, взвизгнула от радости:

– Моё любимое! Клубничное! Какая прелесть!

Ухватила полную ложку, положила в рот, закрыла глаза от наслаждения. Но вдруг её лицо вновь стало серьёзным.

– Ладно. Радости жизни оставим на потом, сестра. Ты решилась на триумвират? Восхищаюсь. Одна из нас станет женой, вторая – любовницей. Догадываешься, кто из нас кто?

Яйли опустила глаза.

– Пусть так. Но я спасу Империю.

– Заладила одно и то же: Империя, спасу Империю, ради Империи… Ты о себе когда-нибудь думала? Я что, не знаю, как на тебя давили эти кретины из Совета, пытаясь выдать за своих пустоголовых сынков? А ты не думаешь, что Алексей может просто посадить тебя в золотую клетку и наплевать на всё? Ну, переспит он с тобой. Сделает тебе пузо. Родишь. Заберёт ребёнка, и всё. А ты останешься вечной приживалкой, зависящей от его настроения и прихотей. Живущей на этом свете только его милостью и на его же подачки.

Дочь Императора словно ударили:

– Тёмные Боги…

Майа глотнула кофе, смешно наморщила нос.

– Так вот, сестра… Чего не ешь? Не смущайся и привыкай. Ты теперь стала подругой землянина, так что пора учить их обычаи. Короче, раз мы сёстры по общему мужчине, и, учитывая, через что тебе пришлось пройти, стоит, пожалуй, пересмотреть свою жизненную позицию. Теперь ты – ничто. Да-да, ничто! Проще говоря – дежурная подстилка в его кровати, заменяющая меня, когда я, по известным причинам не могу давать ему наслаждение и позволять близость. Тебя это устраивает? Я думаю, что нет. Пойми – использовав Перстень Императора, ты не учла того, что мы теперь, все трое – единое целое. Мы можем чувствовать мысли и состояние друг друга. Скажу даже больше – так как мы обе женщины, очень скоро мы станем с тобой похожи и внешне.

– Откуда ты знаешь?!

– Мы же теперь триумвират.

Она улыбнулась.

– Так вот, Яйли… Сестра… Ты согласна на любое положение в его доме и его жизни, даже на роль дежурной шлюхи? Лишь бы спасти Новую Сюзитию? Тебя устраивает любой вариант, при условии спасения Империи и, заодно, твоей жизни, так?

Сюзитка молча кивнула головой.

– А вот меня – нет!

– Конечно, ты бы предпочла владеть князем единолично! И поскольку он тебя действительно любит, то естественно, что законной женой станешь ты!

Майа покачала головой:

– Сестра-сестра… Как тебя, однако, изломало окружение и Республика… Куда делась та искренняя, весёлая, не сдающаяся подруга, которая поддерживала меня на Пропаже? Куда? За кого ты меня принимаешь? За циничную, расчётливую самку? Яйли…

Я не хочу это! Я! Нас две женщины, двое сюзиток, в конце концов! Тебе напомнить твой ночной разговор с Алексеем после того, как он нас вытащил из рабства? Или из-за чего ты попала на каторгу?!

Та густо покраснела – крыть было нечем, а Майа надавила ещё:

– Я же теперь знаю, что где-то в глубине души у тебя осталась любовь к нему. Я это чувствую! Здесь!

Приложила руку к сердцу.

– И я не хочу, чтобы ты стала постельной игрушкой, которая получает мужчину из необходимости. Просто как лекарство. И… постараюсь тебе помочь. Очень постараюсь, поверь хоть в этот раз.

– Я не хочу жалости!

– Ты всё-таки непроходимая упёртая дура! Какая жалость?! С чего? Мы с тобой вместе столько лет… И ты так и не можешь понять? Отличить искренность от чего-то другого?

Горло Яйли словно сдавило. А потом что-то, сидевшее глубоко-глубоко внутри женщины, лопнула, и она разрыдалась. Слёзы потекли, не переставая, ручьём. Принцесса даже не заметила, как Майа подошла к ней, привлекла её голову к своей груди, не обращая внимания на то, что тонкая ткань промокла, и словно маленького ребёнка гладила по голове, шепча:

– Плачь, плачь, сестра… Ты столько времени была одинока… Плачь…

– Что за сцена?! Майа? Да как ты…

Он осёкся, увидев рыдающую Яйли и предостерегающий взгляд матери своего ребёнка…

Алексей проснулся, но в постели уже никого не было. Быстро привёл себя в порядок, справился, где находятся обе сюзитки, уже собрался идти к ним устраивать разборки, но в этот момент ему позвонил Мыскин, а затем в разговор вклинился Столяров – Республика начала вторжение в Новую Империю. Но их вооружённые силы не стали штурмовать Новую Метрополию. Вместо этого флот Рамджа двинулся по гигантской спирали, постепенно уменьшая витки и уничтожая всё живое на своём пути. Центром и была столица Новой Империи. Республиканцы уже захватили две имперские планеты, оказавшиеся на их пути, и высадили туда карателей, не оставивших ни одного живого существа… Массовый геноцид. Поголовное уничтожение. Они желали растянуть удовольствие, получая настоящее удовлетворение от нагнетания обстановки, демонстрируя подданным Империи их участь… А заодно демонстрируя и Терранскому княжеству, что его ожидает. Столяров же просто сообщил, что на Новой Метрополии вспыхнуло восстание. Покинутый аристократами и Императрицей, канувшей в неизвестном направлении, народ поднялся на борьбу с захватчиками. Вновь заработали заводы и фабрики, железной рукой задавили выползшую из подполья криминальную нечисть. Во главе восставших встал один из армейских командиров, доселе незаметный на своём посту. Он смог организовать восставших, поднять народ на бой. Но были и другие, те, кто всеми возможными путями покидали пределы Империи, спеша в СЗО… Быстро просчитав ситуацию, Медведев велел Мыскину готовить флот к массовой эвакуации подданных Новой Империи. А Столярову приказал тайно нанять максимально возможное количество кораблей в Звёздном Объединении для того, чтобы убрать крыс, бегущих с корабля… И заодно попросил всех прибыть как можно быстрее к нему на тайное совещание, которое не терпело никаких отлагательств. Проверив свои дела, оба собеседника объявили, что готовы быть во дворце к вечеру. Успокоенный, Алексей назначил время, получил подтверждение и известил о предстоящей встрече Берию и Шпеера. Те также успевали прибыть, поскольку оба жили в столице Княжества – Терре, где и стоял дворец князя. Теперь оставалось только решить вопрос с Яйли и Майей. И князь решительным шагом двинулся на галерею, где находились его обе, увы – да, обе, сюзитки…

…Хорошо. Я не буду торопить события…

Молчаливо занял свободное кресло. Увидев Алексея, Яйли ещё несколько раз всхлипнула, затем высвободилась из рук Майи и отвернулась в сторону:

– Вы чего-то боитесь, сударыня? Или в вас проснулись остатки совести после сделанного вчера?

– Перестань, Алёша. Просто она не хочет, чтобы ты видел её такой.

– Такой? Благодаря своему перстню она влезла в нашу семью!

– Алексей!

Напряжённый голос Майи хлестнул по натянутым нервам, словно обрезая их.

– Не обижай её зря!

– Зря?!

– Да. Ты много не знаешь. И поэтому относишься к Яйли с предубеждением.

Медведев постарался взять себя в руки. Поэтому замолчал, налил себе кофе, в два глотка осушил чашку, поднялся:

– К сожалению, если я останусь с вами, то никто не станет заниматься делами княжества. Так что – до вечера, девочки. Но пока могу сказать пару вещей: я отдал приказ Главнокомандующему готовить флот. Кроме того, начальник контрразведки генерал Столяров наймёт в Звёздном Объединении корабли для эвакуации всех желающих. И…

Он на секунду запнулся, стоит ли? А, чёрт, ладно:

– Майа, тебе предстоит сегодня тоже много дел. Во-первых, Ари. Это самое главное.

Та кивнула в ответ.

– Во-вторых займись собой. Одежда, украшения, мебель… Словом, всё, что необходимо княгине. Да, ещё – одень её, что ли? В конце концов, раз такая ситуация, придётся её хотя бы кормить, чёрт!

Указал рукой на Яйли и твёрдым шагом направился к выходу с галереи…

Оглавление