Рассказ 22. Рождение истины…

Бежали никчёмные. Спасались трусы.

Достойные же остались умирать, защищая Родину.

Святой Князь Алексей-Основатель.
Терранская Империя. Из бесед с детьми. 23 год от С. К. (Сотворения княжества)

Алексей смотрел на соратников. Да уж… Ошеломил он их сильно! Мало геноцида, что устроил Рамдж на Новой Терре, так ещё и такая новость насчёт его величества, хмыкнул про себя, триумвирата!..

Ироничная улыбка Столярова. Озабоченность на лицах Берии и Мыскина. Откровенное недоумение Шпеера.

– Я всё вижу, други-соратники. Но и вы поймите меня правильно. Ничего поделать с Яйли я не могу. Ни убить, ни изгнать. Я должен жить с ней, как мужчина с женщиной. С другой стороны – Майа и дочь. Я никогда вам не говорил о ней. Только Николай знал, но думал, что всё осталось в прошлом.

Мыскин кивнул в знак согласия…

– Майа дель Соу будет вашей княгиней. Это решено и обжалованию не подлежит. В конце концов, имею я право на обычное человеческое счастье?

Столяров, как всегда, съехидничал:

– Да уж, если попадаешь в руки к сюзитке – пропал! Только женится и остаётся…

– Мне далеко не до смеха, Миша…

– Знаю, прости. Неудачно пошутил.

– Замнём. Словом, друзья – я в тупике. Полном.

Берия помялся немного, потом всё же решился.

– Пусть остаётся всё, как есть. Женись на Майе, а вторая будет просто любовницей.

Его перебил Шпеер:

– Лаврентий Павлович, поймите – есть ещё народ. Всё равно это станет явным. И что тогда? Позор княгине, что та закрывает глаза на измену мужа? Причём явную и откровенную? Как придётся бедной девочке? Её же просто затравят!

– Верно.

Михаил вдруг щёлкнул пальцами:

– Стоп! Господа! Решил наш князь жениться? Решил. Так пусть и женится. Я, лично, не против.

– Да и мы не возражаем! Наоборот, рады!

Медведев ничего не понимал – что задумал хитрый контрразведчик? Глаза Столярова смеялись, но лицо оставалось серьёзным.

– Тогда предлагаю заняться приготовлениями к свадьбе.

– Не тяни кота за хвост! На ком мне жениться-то?!

– Не догадался, князь? Да на обеих!

– Что?!

Все вдруг загалдели, перебивая друг друга:

– Нельзя!

– А что? Интересный вариант получается!

– Но как можно?!

– Тихо!

Контрразведчик навис над столом.

– Слушайте сюда: князь у нас мужчина видный, в полном расцвете сил, как говорил один персонаж. Думаю, что две жены ему как раз по зубам.

– Какие две жены?!

– Хорошо. Покажите мне закон княжества, запрещающий это? Что? Не слышу! Вот! Мы пришли из разных времён и миров. Среди подданных княжества люди со всех краёв Галактики. Да чего там спорить?

У нас на Земле многожёнство было и есть!

– Он – не мусульманин!

– И что? Даже и атеист. Но вот закона – нет.

А поэтому, кто сказал, что князь не может жениться на обеих!

Тишина наступила просто мёртвая. Столяров сел назад в кресло. Обвёл всех победным взглядом. Алексей почесал затылок:

– Вообще-то Майа согласна меня делить…

С Яйли.

– Ну, раз любимая женщина согласие даёт, нечего думать! Короче, генацвале, средства массовой информации беру на себя, Алина поможет. Альф, займись, пожалуйста, гостями. И это, решать надо с Новой Сюзитией. А то, что творят рамджи, даже фашисты себе не позволяли…

Шпеер чуть поморщился, но смолчал. Крыть было нечем. Когда Медведев ему прокрутил кадры старой кинохроники, снятой на территории СССР после освобождения, того вырвало несколько раз, а потом он долго ходил подавленный, хотя никто никогда не попрекнул его нацистским прошлым.

– На том и постановим. Решено?

Четыре согласных «Да».

– Князь?

– А куды крестьянину податься? – спародировал Алексей героя из фильма «Чапаев». Все рассмеялись, и напряжение, до этого висевшее в воздухе, вдруг пропало. Стало легко и весело. Медведева хлопали по плечам, беззлобно подтрунивали, а он растерянно улыбался. Действительно, самый простой выход…

Со спасением Новой Империи решили не тянуть – в срочном порядке на прикрытие Метрополии готовился Первый Княжеский Флот под командованием генерала Николая Сазонова, когда-то командовавшего частью Алексея. Одновременно через каналы Столярова дали распоряжение эмиссарам в СЗО завербовать и послать для эвакуации желающих покинуть гибнущее государство максимально возможное количество кораблей. Так что, когда закончили, времени ещё оставалось много, чтобы князь мог немного посидеть в дружеской компании, разговаривая о простых вещах и не забивая себе голову политикой и государственными делами…

Войдя в свои покои, Алексей увидел обеих сюзиток сидящими за столом и что-то бурно обсуждающими. Но, едва завидев его, они притихли. Майа смотрела на него с ожиданием, Яйли явно была чем-то напугана. Он дёрнул краешком губ, отвешивая ей лёгкий поклон, ласково улыбнулся баронессе, потом устало плюхнулся на диван.

– Девочки, поесть бы чего…

Парочка мгновенно подхватилась и умчалась в соседнее помещение, где у него стоял автоповар. Медведев частенько пренебрегал этикетом, занимаясь приготовлением еды сам. Впрочем, достаточно было сообщить умной машине, что бы ему хотелось съесть, как буквально тут же пищевой синтезатор выдавал требуемое в любом количестве. Так и оказалось: пока мужчина расстёгивал китель, женщины уже появились из кухни, неся на подносах гору самой разнообразной еды. Быстро сгрузили всё перед ним, и Алексей принялся за трапезу. Дамы же сели напротив. Майа смотрела с этаким вспоминающим взглядом, поскольку годы назад, когда они ещё жили на Рамдже, то всегда ели вместе за одним столом. А вот Яйли… Испуг. Ожидание. Нетерпение. А что ещё? Тоска? Сожаление?

– Как Ари?

– Хорошо, но спрашивала о тебе.

– Дела, к сожалению. Причём – неотложные. Ну, ничего. Скоро разгребём, и станет больше времени для неё.

Вновь за столом повисла напряжённая тишина. Первой не выдержала Майа. Всё же статус матери ребёнка казался ей главнее, да и смотрел на неё Алексей не в пример ласковее и добрее, чем на вторую сюзитку. Та то и дело ёжилась от его ледяного взгляда, но всё-таки удерживалась от желания вскочить и забиться куда-нибудь в тёмный угол неподалёку, чтобы не ловить таких вот взглядов…

– Ну что ты решил делать?

Всё. Началось…

– Мы женимся, как я и сказал вчера.

– Да? А ты спросил меня, выйду ли я за тебя замуж?

– А разве ты станешь возражать?

– Конечно, нет! Но Яйли…

– А, она… Она тоже выходит замуж.

Удивление на лицах обеих женщин заставило его рассмеяться. Он чуть не выронил от смеха чашку с кофе. Помедлив, Яйли произнесла:

– Но клонирование не поможет… Ментополе у каждого разумного индивидуальное…

– Причём тут клонирование?

Алексей чувствовал, что переигрывает, но желание наказать сюзитку перевешивало всё. Она ведь переиграла его в поединке…

– Мы посовещались в узком кругу и нашли ей жениха. И он вроде как согласился…

– Но достоин ли называться мужчиной тот, чья жена будет спать и рожать от другого, даже если он и сюзерен?!

Всё. Хватит ходить вокруг да около.

– Княжеский Совет воспользовался старинным прецедентом – что не запрещено, то разрешено. Вы обе становитесь жёнами одного человека. Короче, выходите замуж за меня обе, раз я не могу этого избежать.

– Что?! – протянули они обе синхронно, настолько, что голоса слились в унисон.

– Да, свадьба через два дня.

Окинул обеих взглядом, чёрт, а ведь они действительно похожи… У обеих длинные светлые волосы, идеальные черты лица, чуть заостренные ушки, прикрытые одинаковыми причёсками. Только глаза разные: у Майи – фиалковые, у Яйли – цвета ковыля… Точёные фигуры, выпуклости которых подчёркивали абсолютно одинаковые платья. Вот же! Спелись, подруги! И одежда одинаковая, и причёски, и макияж… не удивлюсь, если и нижнее бельё у них тоже одного фасона окажется…

При последней мысли обе сюзитки вдруг покраснели, потом переглянулись. И у обеих почему-то появилась на губах смущённая улыбка.

– Вы чего?

– Так.

– Ты ошибся.

– Насчёт нижнего белья.

– Его вообще не будет.

Медведев похолодел:

– Вы что, и мысли мои читаете?!

На этот раз, как ни странно, смогла смущённо улыбнуться и Яйли, а Майа ответила:

– Нет, не бойся. Не читаем. Но когда ты так разглядывал нас, то несложно было угадать, о чём ты сейчас думаешь… А что с Новой Империей? Есть новости?

– Там – восстание. Народ сверг аристократов, те, словно крысы, бегут в Объединение. А простые люди готовятся драться насмерть. Рамджи высадили карателей на Суйя-три и Эллон-двенадцать. Больше живых там нет. Мои разведчики эвакуировали последних жителей, оставшихся в живых.

– Ты допустишь смерть миллионов невинных людей?!

Яйли, казалось, готова была вцепиться в него и убить.

– Сядь! Не забывайся!

Его голос хлестнул словно бич, и принцесса, вздрогнув, опомнилась, опустила глаза, но сжатые в кулак, побелевшие от усилия пальцы выдавали её напряжение.

– Я не чудовище, чтобы допустить тотальный геноцид. Тем более что эти массовые убийства на самом деле адресованы мне. Рамджи предупреждают, что я – зарвался, по их мнению. Но здесь они ошиблись. На деле – это Сенат Республики допустил ошибку, перейдя за грань разумного. Через два часа Первый Княжеский Флот выдвигается к Метрополии, чтобы обеспечить эвакуацию населения. Одновременно в Свободном Объединении для твоих крыс, Яйли, моя контрразведка наняла всякий сброд, чтобы вывезти их из Империи. Само же государство мы защищать не будем. Не видим смысла. Мы разделены слишком большим расстоянием и СЗО. Княжество просто не сможет ни поддержать неприкосновенность границ, ни защитить новых, точнее – старых подданных. Поэтому мы решили, что проще вывезти всех людей. Всех, до единого человека. Тем более, что их не так много. Кроме крыс. У терранцев достаточно пустых планет, которые необходимо освоить.

За столом воцарилась тишина. Затем Яйли решилась:

– А что такое – крысы?

– Земные паразиты. Хитрые. Вредные. Хищные. Едят слабых. Но боятся сильных. Предпочитают не защищаться, а бежать при угрозе. Твои аристократы, Яйли. Те, кто первыми тебя предал.

Он насмешливо взглянул на залившуюся краской стыда молодую женщину.

– Спать, девочки. Завтра очень плотный график. И… как бы лучше сказать? Сложный…

Командующий орбитальной крепостью номер 24 Последнего Рубежа Обороны Новой Метрополии генерал Иэль дель Уиру имел титул шевалье. Самый низкий из всех дворянских сословий. Этот титул, как правило, давали простолюдинам за особые заслуги перед Империей. Дворянином Иэль стал уже в последние дни первой войны. Приказ о капитуляции пришёл одновременно с перстнем и грамотой о присвоении ему нового статуса. Потом – лагерь военнопленных, поражение в правах. Возвращение на Родину, в Сюзитию после двух лет каторги на строительстве каналов. Там он познакомился с принцессой Яйли. Только тогда молодой сюзит не знал, кто на самом деле та красивая соплеменница, над которой так любили издеваться медведи… Затем – вспышка надежды. Когда в небе возник колоссальный корпус колонизационного корабля, Иэль не раздумывал ни секунды: вещей практически не было. Схватил свои документы, надел старые армейские башмаки и побежал в город. Там ему удалось протиснуться в один из челноков, а потом оказаться на Новой Метрополии. Поначалу было очень тяжело, но когда новый Император взялся за дело, то мало-помалу жизнь стала налаживаться. В один из дней, когда сюзит ещё работал на строительстве огромного промышленного комплекса, его вызвали в городское Собрание и предложили вступить в армию Империи. Подумав, дель Уиру согласился. И не пожалел об этом. Он быстро продвигался по карьерной лестнице. Без всяких протекций. Просто делал своё дело. Как и подобало аристократу Империи. Государство быстро крепло, развивалось и росло. Начали поступать на вооружение новые корабли, новое оружие… Когда Республика напала на Новую Империю, шевалье уже был командиром дредноута. В битве при Рикшасе был контужен, потерял способность переносить гиперпространственные прыжки. Но ни у кого не поднялась рука уволить с почётом ветерана-инвалида. Император лично назначил его командиром оборонительной станции, прикрывающей саму Метрополию. А потом появилась Яйли. Его Величество, как и подобает истинному аристократу, добровольно передал ей власть над государством. К Иэлю пришли сослуживцы, те, с кем он прибыл на метрополию в первой волне, позвали с собой. Они следовали за Императором в добровольное изгнание. Подумав, шевалье отказался – его жена, правда, из простолюдинок, ждала ребёнка. И долгий полёт мог сказаться на новорожденном…

Сколько раз он впоследствии пожалел об этом решении, даже трудно сказать. Супругу и новорожденного убили отпрыски высокородного маркиза, катаясь пьяными на глайдере с ручным управлением. Никто не выжил, да и не мог, поскольку массивная машина просто размазала несчастных по стенам их дома, в который врезалась на полном ходу. Шевалье попытался было найти на них управу, но ему быстро дали понять, что данный случай ему просто не по зубам. Иэль стерпел, но затаил злобу. Впрочем, будучи далеко не глупым человеком, он сложил дважды два. До момента мести ждать оставалось не так уж много: Империя терпела поражение за поражением. Рамдж оправился от разгрома, полученного при Императоре ап дель Мо, и перешёл в наступление. А в самой Новой Сюзитии началась настоящая вакханалия. Министры и командиры менялись словно перчатки. Откуда-то поналезли высокородные, предаваясь разгулу и разврату, ведя себя, словно оккупанты в покорённой стране. Когда его соседа по улице заживо сожгли в собственном доме за то, что он не стал отдавать свою дочь на потеху «золотой» молодёжи, терпение лопнуло. Иэль, стиснув зубы, собрался всё же эмигрировать. Но было поздно – Императрица категорически запретила давать визы отъезжающим, а Княжество наложило эмбарго на прибытие к ним граждан Новой Империи… Оставалось только ждать. Каким чудом он остался на своём посту командира крепости – непонятно. В последние дни очень многие его коллеги потеряли свои места, зачастую – вместе с головой. Среди высших титулов стало модно дарить своим наследникам новые игрушки: орбитальные оборонительные станции Последнего Рубежа. А потом случилось самое страшное: бездарные полководцы Яйли сделали всё, чтобы потерять Новую Империю. Флот был разгромлен, армада Республики начала тотальное уничтожение всех граждан, населяющих планеты государства. Рамджи специально транслировали на Метрополию снятые ими кадры уничтожения людей на захваченных ими планетах. Ужасающие пытки, массовые казни и то, чему нет названия на языке людей, как надеялась Республика, деморализует последних защитников Империи… Началось массовое бегство высокородных из пределов Империи. Десятки челноков ежечасно взмывали в небо, пришвартовываясь ко всему, что могло доставить их в Свободное Звёздное Объединение. Исчезла Императрица. Кто говорил, что она бежала, кто – что её убили заговорщики…

Внизу поверхность столичной планеты расцветили огромные пожары. Немногие уцелевшие корреспонденты показывали, какой хаос воцарился на планете. Снятые ими кадры не намного уступали по ужасам трансляциям рамджей. Иэль колебался недолго. Пусть он всего лишь шевалье, но его долг защитить народ. Пусть даже ценой собственной жизни…

Практически все новоиспечённые командиры сбежали со своих постов, и дель Уиру обратился по селектору к тем, кто мог их заменить. Командование станциями брали на себя и аристократы, и простолюдины. Разделения по статусу больше не было. Можешь справиться – действуй. Кто хотел – бежал на планету или добывал себе место на борту кораблей СЗО. Таким не препятствовали. Оставшиеся стискивали зубы и продолжали готовиться к заведомо проигрышному сражению. Правда, не хватало людей на боевые посты, но когда шевалье, единодушно избранному на пост командующего Обороной, пришла в голову светлая мысль обратиться к жителям расстилающейся под ногами планеты с просьбой о помощи в защите – буквально за сутки всё переменилось. Поток добровольцев был настолько велик, что позволил не только комплектовать станции личным составом полностью, но и начать ремонт тех немногих уцелевших боевых кораблей, которые смогли добраться до Новой Метрополии. Пожары внизу стихли, люди сами железной рукой стали наводить порядок и дисциплину. Заработали вдруг заводы и фабрики. По всему выходило, что народ не забыл «золотой век» Алекса ап дель Мо и был полон решимости дать захватчикам и палачам решительный отпор …

– Командир! Фиксирую на радарах корабли!

Иэль приник к голоэкрану. Так рано?! По данным разведки, рамджи сейчас находятся совсем в другом месте, за десятки парсеков от Новой Метрополии. Кто же это может быть?!

– Приготовиться к отражению атаки!

Наверняка передовой отряд, который решил пограбить его мир… И ветераны, и новобранцы делали свое дело без суеты. Цилиндры зарядов орудий скользнули в казенники орудий. Генераторы, дающие энергию лучевым пушкам, один за другим выходили в рабочий режим. Команды брандеров, идущие на верную смерть, спокойно, без слёз и истерик занимали места в своих кораблях, чтобы выйти в свой последний рейс. Все знали, что умрут. И готовились погибнуть, прихватив с собой столько врагов, сколько смогут. Кто-то нашёл в запасниках архивов древний лозунг землян, который теперь украшал все свободные места: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях!» Перед каждым пилотом, артиллеристом, механиком и инженером, висел такой плакат. Да, они знали, что умрут, но готовились сделать это гордо…

Иэль, стиснув зубы, ждал первой атаки. Планета внизу погрузилась во мрак, там отключили всю энергию, чтобы противник не смог использовать ракеты с тепловым наведением для бомбардировок. Шевалье знал, что сейчас, внизу, истошно воют сирены, люди бегут в убежища. Добровольцы спешно облачаются в защитные доспехи и, схватив оружие, занимают оборонительные сооружения и просто, баррикады. Рамджам предстояло умыться кровью. Никто не желал, чтобы их близкие испытали на себе кошмары медленной смерти под пытками палачей, предпочитая, чтобы смерть была мгновенной. Но не бессмысленной и покорной…

– Командир! Принимаем сигнал!

– Вывести на главный экран!

Вспыхнуло изображение. С секунду собеседник вглядывался в дель Уиру, затем заговорил:

– Я вижу Командующего защитой Новой Метрополии?

– Шевалье дель Уиру. Меня избрал народ на эту должность.

– Отлично, шевалье. Значит, я попал по адресу. Кайр Этто. Командир эскадры. Мы только что закончили строительство этих кораблей и, набрав экипажи среди рабочих верфей, прибыли для обороны столицы Империи.

– Вы?!

– Верфи Фран-шесть. Просим указать место для базирования и развёртывания. Если у нас будет время, через неделю должны подойти ещё около сотни кораблей. Люди работают круглосуточно без сна и отдыха. Лишь бы ввести в строй всё, что возможно. Республика умоется кровью.

С плеч словно свалилась гора. Это – свои! Те, кто не стал ждать смерти, покорно сложив руки за спину и подставляя горло под нож палача. Те, кто ещё не забыл, что они не покорное мясо для прихотей аристократов, а люди!

– Занимайте причалы станции четырнадцать. Вектор 335-35-55. Вам что-нибудь нужно?

– Желательно пополнить боезапас. С продуктами у нас туго, но перебьёмся как-нибудь.

Иэль улыбнулся:

– Поможем и с тем, и с другим…

Корабли подходили один за другим. Группами. Эскадрами. Поодиночке. Внизу спешно собирали детей. Никто из родителей не возражал против того, что из семьи забирали ребёнка. Из СЗО неожиданно прибыл старый колониальный транспорт, его командир и владелец, один из сюзитов, эмигрировавший в Объединение ещё до начала Рамджийско-Сюзитской войны, объявил, что готов помочь спасти хотя бы детей… Проверка по реестрам и запрос в Звёздном Объединении показал, что старик именно тот, за кого себя выдаёт. Поэтому ему поверили и даже выделили для охраны два только что подошедших с Франа линейных корабля. И круглосуточно по нитке спешно сброшенного космического лифта вверх и вниз скользили капсулы, набитые молодым поколением Империи. Двадцать миллионов девчонок и мальчишек. Всех возрастов. С надеждой, что они уцелеют и когда-нибудь отомстят…

Время мчалось с неумолимой быстротой. Но чем дальше, тем больше крепла уверенность, что Республика умоется здесь кровью. Тем более что флот – рос. Аристократы не путались под ногами, спеша унести ноги в СЗО, а те из них, кто оставался, был достоин уважения…

– Докладывает командир патрульного эсминца номер двадцать один-тринадцать. Код доступа – Эйли-пять. Засёк эскадру в количестве трёхсот вымпелов. На запрос «свой – чужой» не отвечают. Держат курс на Новую Метрополию.

Иэль стиснул зубы. Ну вот. Началось. Этих они перемелют. Но остальной медвежий флот? Там ещё около восьми тысяч кораблей… Между тем связь продолжалась:

– Что-то не то, командир! Масс-детекторы говорят, что размер кораблей необычайно огромен. И скорость марша у них в шесть раз больше нашей. Мы не сможем уйти. Нас засекли! Принимаем бой! Прощай…

Передача оборвалась, сменившись белым шумом пространства. Шевалье медленно вскинул руку, отдавая последний салют героям, павшим первыми…

Сазонов усмехнулся, услышав тревожную передачу с одинокой имперской посудины, болтающейся в пространстве в двух парсеках от его флота.

– Трансляцию – заглушить. Эсминец – захватить! И осторожнее там, смотрите! Не угробьте мне их!

– Есть!

Один из гигантских «Вампиров» отделился от строя, беря курс на имперский корабль. Увеличив скорость с маршевой до боевой, почти мгновенно настиг крошечный, по сравнению почти с двухсоткилометровым корпусом дредноута, эсминец. Тот выпустил веер торпед, но система огневой защиты княжеского гиганта моментально расстреляла их двигатели, заставив беспомощно кувыркаться в пространстве. Имперские солдаты, однако, не сдались – выпустив боевые башни, открыли огонь из своих пушек. Тщетно. Гигант даже не заметил, что по нему ведётся стрельба. Выйдя на траверз эсминца, «Вампир» включил аттрактор, и через несколько мгновений имперский корабль исчез в огромном трюме дредноута…

– Господин генерал, задание выполнено. Эсминец захвачен. Команда задержана.

– Командира сюда.

– Есть!

Прошло около пятнадцати минут, и в боевую рубку ввели невысокого, по сравнению с Сазоновым, сюзита. Взгляд командующего остановился на пальце командира эсминца, и Николай едва не вздрогнул – у того не было перстня статуса. Перехватив взгляд врага, имперец усмехнулся:

– Что, не ожидал?! Я – простолюдин! А теперь можешь убить меня, землянин! Но Метрополия не сдастся просто так! Вы ещё умоетесь кровью!

Генерал уже справился с замешательством.

– Выходит, это правда, что после бегства Императрицы и аристократии на защиту страны поднялся народ Новой Империи?

Тот гордо вскинул голову:

– И я горжусь этим.

Сазонов повернулся к стоящему рядом адъютанту:

– Что же, дайте этому храброму солдату возможность связаться с командиром Обороны Метрополии. Пусть сообщит, что для помощи в войне против Республики к ним отправлен Первый Флот Терранского княжества. А через неделю подойдут транспорты для эвакуации населения.

– Что?!

Казалось, глаза имперского командира сейчас вылезут из орбит:

– Т-т-терранское княжество?! Герцог нас не бросил?!

– Князь Терранский Алексей решил откликнуться на просьбу вашей Императрицы и прийти на помощь тем, кого хотят уничтожить.

– Императрицы?!

Николай заволновался – имперец был в состоянии шока.

– Да. По просьбе Императрицы Яйли, прибывшей к нему в поисках помощи для спасения Новой Империи. Остальные новости – позже. Адъютант?

Молодой лейтенант-сюзит положил на плечо имперского командира свою руку:

– Идёмте, связисты уже наладили канал с вашим командованием…

Оглавление