Часть третья. Апокалипсис астероида

10

Джлр оказалась права в отношении состояния Кейлла. После того, как он решился на временный отдых, он проспал почти весь день. Это был глубокий сон выздоравливающего человека, что, в основном, было заслугой мягкого и успокаивающего присутствия Джлр, которое он ощущал мысленно, словно видел мирный, затянувшийся сон.

Также осторожно, как и раньше, но более внимательно, ее разум обследовал все еще поврежденные и болезненные центры и извилины его духовного облика, последствия шока и вмешательства. Она действовала, словно теплый солнечный луч, словно нежное дуновение летнего ветерка. И в тех уголках сознания, которых она касалась, прекращались волнения, исчезали угрожающие воспоминания, туда приходило спокойствие.

Когда Кейлл, наконец, проснулся, он почувствовал себя отдохнувшим, изменившимся, освободившимся от боли. Даже рана на голове от когтей Джлр уже зажила. Его рассудок был ясным, а самоконтроль восстановленным. Его тело с готовностью выполняло любую его команду. И у него оставалось чувство оздоравливающего его образа, словно всплывающие в памяти воспоминания о сне, который он видел, когда спал.

Он с восхищением посмотрел на Джлр.

— Я не знал, что ты способна делать подобные чудеса. Я считал, что для тебя почти все закрыто в человеческом разуме.

— Не закрыто, — поправила его Джлр. — А просто чуждо. — Она загадочно усмехнулась. — Я пробыла с тобой длительное время, Кейлл. Я способна добираться до самых глубин твоей памяти, чего не способна делать с памятью других людей. И до тех пор, пока мне не удастся постичь все человеческие странности, которые я там нахожу, я могу ощущать боль и мучения.

— Тогда, возможно, — нежно промолвил Кейлл, — ты, кроме того, способна понять, в каком громадном долгу я нахожусь у тебя.

Круглые глаза Джлр засверкали.

— Ты уже выплатил значительную часть этого долга, — засмеялась она, — воспользовавшись этой самодельной стрелой там, в ангаре. Это было совсем неплохо, особенно для раненого.

Кейлл рассмеялся, но кроме веселья в его голосе слышались и нотки свирепости, жестокой радости от того, что он оказался в силах разделаться с Фестинном подобным образом и что теперь он способен разделаться и с остальными врагами.

Джлр сразу же отгадала его настроение. Ее крылья слегка колыхнулись, когда она изменила свое положение, а ее маленькие ручки дотянулись до пульта управления.

— Я введу корабль в Оверлайт, — заявила она. — Через несколько часов ты сможешь продолжить подготовку к тому, что нас ожидает.

Когда бесформенный вакуум Оверлайта закрыл собой звезды на экранах дисплеев, Кейлл встал с кресла, удивившись, как легко и подвижно было его тело, и начал подготовку. Он выбрал оружие и оборудование и проверил их со всей тщательностью легионера. Он съел большую порцию калорийных пищевых концентратов, пока Джлр клевала свою порцию, как всегда жалуясь, что ей не подходит та пища, которую люди используют во время полетов в космосе. У него даже нашлось время для того, чтобы размяться, проверить свои силы, ловкость, быстроту реакции и выносливость. И он ощутил удовольствие, что снова стал самим собой.

Когда он закончил поспешные приготовления, он вернулся, сел в кресло и стал спокойно ожидать выхода из Оверлайта. Пока он ожидая, смотрел на экраны дисплеев, он не замечал серого вакуума, перед ним всплывали воспоминания.

Одно воспоминание особенно четко представилось ему: это был образ его планеты, Мороса, когда он в последний раз видел ее, окутанную радиоактивной дымкой, которая уничтожила все живое на планете. И ему снова послышались последние слова умирающего ближайшего друга, Они Уолд, которая умчалась на своем корабле прочь от умирающей планеты, чтобы предупредить Кейлла и чтобы побудить его к той миссии, которую он поклялся выполнить.

— Отомсти за нас, Кейлл, — сказала ему Они. — Отомсти убийце Мороса.

Ему не только следует отомстить, Они, обратился он к призрачному воспоминанию. Это зло, о котором мы даже никогда и не подозревали, которое является угрозой для жизни всей галактики, уверенное в том, что его замыслы невозможно нарушить. Но это возможно. И Морос будет отомщен.

Спустя несколько секунд он ощутил во всем теле знакомое необычное, вводящее в заблуждение изменение, и серость на экранах мониторов сменилась чернотой открытого космоса, усыпанного звездами.

Кейлл присел у пульта управления и повел корабль вперед на обычной планетарной скорости. Вскоре они представили необходимую информацию.

Мелкое сферическое тело, движущееся медленно через безграничную пустоту между звездами. Не было видно ни одного орбитального тела, потому что вблизи не было ни солнц, ни планет. Конечно же, это был астероид, его путь соответствовал координатам, которые заложила Джлр в компьютер корабля.

И он не один двигался по этому пути. Вблизи от него, в его хвосте, детекторы обнаружили группу еще меньших тел — астероиды и скалистые осколки космических булыжников.

Кейлл указал на них Джлр.

— Не знал, что астероид Наблюдателей движется в группе с другими астероидами.

— Мне только однажды сказали об этом, когда я была с Наблюдателями, — ответила Джлр. — Но я не придала этому никакого значения.

Кейлл пожал плечами.

— Может быть, ты и права, кроме того, что Тэо говорит, что этот астероид миллионы лет назад являлся частью более крупного астероида. Но с другой стороны…

Его пальцы пробежали по кнопкам пульта управления, направляя корабль по другому курсу.

— Похоже, что «рука смерти» имеет свои детекторы, которые исследуют космическое пространство вокруг нас. Итак, мы выйдем на них через все эти булыжники.

— Ты разобьешь корабль, — предупредила Джлр.

— Не волнуйся, — сказал Кейлл. — Мы пройдем. Нам просто нужно прикрытие, чтобы подойти поближе прежде, чем они нас обнаружат.

Установив автоматическую систему управления кораблем, он встал с кресла и быстро направился к небольшому стеллажу со снаряжением, которое он подготовил заранее. Большую часть стеллажа занимали полки с костюмами для космонавтов. Они полностью защищали тело человека от повреждений, но при этом, были легкими и эластичными, они позволяли легионеру быть подвижным во время боевых действий.

Когда он надел костюм и тщательно проверил его, он взялся за оружие. Это были два энергетических ружья, которые крепились к поясу на костюме. Два энергетических заряда, которых, как он считал, будет достаточно. А также четыре плоских пластиковых гранаты Легионов, которые тоже прикреплялись к поясу.

Военная программа Кейлла была невероятно простой. Он знал, что у него практически нет шанса добраться до поверхности астероида необнаруженным, как только он выйдет из области космических булыжников. Итак, он собирался на высокой скорости вести корабль со сверкающими орудиями и прокладывать себе дорогу через поверхность астероида, полагаясь на телепатическое чутье Джлр, которое поможет им добраться туда, где они бы не повредили жизни Тейлиса.

Он не подозревал и не волновался о том, кто еще может пострадать, когда его корабль будет мчаться через поверхность астероида в то место, которое является вакуумом и небытием космоса.

Как только они окажутся внутри астероида, он оставит корабль, и затем уже будет действовать по обстоятельствам.

— Я знаю, что для меня нет костюма, — сказала Джлр. — Но как же я смогу спокойно ждать, пока ты будешь бороться в одиночку?

— Это будет недолго, — заверил ее Кейлл. Он сказал ей, что поверхность астероида подобна внешнему слою обшивки любой космической станции, которую используют люди. Она должна содержать самоклеящееся вещество, которое легко уйдет в отверстие, которое образуется после воздействия на поверхность астероида корабля, мчащегося на огромной скорости. При этом поверхность астероида снова срастется, так что восстановится слой атмосферы.

— Затем я выйду и присоединюсь к тебе, с удовлетворением сказала Джлр, распуская свои крылышки.

— Тогда ты выйдешь, — поправил ее Кейлл, — и разыщешь Тейлиса.

— Кейлл, из того, что ты мне рассказывал, на астероиде должно находиться сорок голвианских солдат, — запротестовала Джлр. — Кроме того, там есть двенадцать убийц «Руки смерти», не считая «Первого». Ты не обойдешься без меня.

Кейлл пожал плечами.

— Даже при учете Двадцати четырех я меньше рискую, чем тогда, когда я в последний раз дрался с «Первым».

— Теперь у тебя нет Звездного ветра, который бы помог тебе, — заключила Джлр.

— Звездный ветер чуть не убил меня, — напомнил ей Кейлл. — Так или иначе, а я собираюсь бороться сам.

Он положил руки на штурвал, и корабль помчался вперед сверкающей дугой через вакуум.

Через несколько минут на экранах мониторов показалась цель: группа космических булыжников, а вдали сам астероид. Через несколько секунд они уже смогли рассмотреть все ближе.

— Посмотри на это, — изумленно воскликнул Кейлл.

На первый взгляд астероид мог показаться обыкновенным, имеющим поверхность гладкого камня с плоскими кратерами, как и многие подобные блуждающие тела, которые имеются в космосе. Эту маскировку придумали Наблюдатели. Но сейчас на поверхности виднелись глубокие впадины, крупные трещины и глубокие разрезы, через которые сверкала металлическая поверхность искусственной оболочки базы Наблюдателей.

Ее не могли повредить ни метеоритные дожди, ни незначительные столкновения с космическими осколками. Это были результаты нападения людей, которые применили мощное оружие.

— Должно быть, Тейлис выдержал серьезный бой, — сказал Кейлл.

Джлр согласилась с ним.

— Будем надеяться, что личный состав «Руки смерти» не слишком тщательно подготовлен к защите… Кейлл!

Ее пронзительный крик был вызван внезапным приближением первого осколка космического булыжника — громадного валуна с острыми углами, который неясно вырисовывался на экранах монитора.

Но Кейлл не отреагировал на это. Корабль с ревом ушел в сторону, затем снова повернул, чтобы избежать столкновения с еще одним осколком.

— Постарайся успокоиться, — отсутствующим тоном посоветовал он Джлр, сжимая в руках штурвал.

— Успокоиться? — вспыхнула Джлр, когда корабль пробирался между грудой мелких осколков, не превышающих по размеру человека, которые в любой момент могли повредить корабль, если на такой скорости столкнуться с ним.

Затем она притихла, понимая, что не следует отвлекать внимание Кейлла. Космический булыжник, который издали казался совсем небольшим, состоял из осколков, некоторые из них были больше корабля. Кроме того, было множество и мелких осколков, которые находились в покое с двух сторон пространства, в котором двигался корабль.

Кейлл и Джлр ощутили странный толчок корабля, затем еще один, и корабль спиралью поднялся вверх и обогнул одно из более крупных тел. Но это были лишь незначительные удары, которые не повредили плотную обшивку корабля.

И снова двигатель корабля взревел в ответ, напоминая живое существо, которое пытается укусить себя за свой собственный хвост, чтобы заставить его прорваться через гигантское пространство, образовавшееся между вершинами скалы. Затем он снова свернул в сторону, изворачиваясь и меняя направление прежде, чем внезапно вырвался в открытый космос, и оказалось, что изогнутое тело астероида на огромной скорости мчится ему навстречу.

Джлр поспешно заявила внутренним голосом, пока расстояние все уменьшалось.

— Кейлл, Тейлис в безопасности на другой стороне астероида. И посмотри… Там!

Кейлл тоже увидел. Угрожающий широкий разрыв на поверхности астероида с гладкой вмятиной в центре.

— Это выход! — воскликнул Кейлл. — Они уже подготовили для меня отверстие. Что на другой стороне, ты сказала?

Разум Джлр снова ловко уловил присутствие человеческих разумов, мысленный образ пещеристого строения с высокой сводчатой крышей…

— Думаю, это большая камера, где находился твой корабль, поспешно сказала она, — когда ты был с Наблюдателями.

— Превосходно! — воскликнул Кейлл. — Так или иначе, если это и не так, то мы выясним, что это такое!

Во время разговора он отключил двигатель, включил планетарные двигатели на полную мощность и стремительно протянул руку к пульту управления носовых энергетических орудий.

Двигатели взревели, орудия засверкали. На короткое время перед глазами Кейлла образовалась сплошная краснота. Корабль начал медленно тормозить. Когда перед его глазами снова все прояснилось, он увидел, что в коре астероида образовалась громадная дыра, которая зияла на весь экран дисплея и была следствием яростного обстрела энергетическими орудиями.

Затем его корабль нырнул в центр дымящейся и все увеличивающейся пропасти. И снова сплошная краснота застлала глаза Кейлла, а корабль продолжал нестись вперед на полной скорости, а потом внезапно заглох и прекратил движение, столкнувшись с каким-то твердым предметом, находившимся внутри астероида.

Кейллу не удалось рассмотреть, что это такое, потому что передние экраны погасли, поврежденные во время пагубного погружения. Но в любом случае он ни на что не смотрел. Корабль едва смог бы остановиться другим образом, часть его хвоста до сих пор выступала и находилась в пространстве, образованном в коре астероида, когда Кейлл подскочил к выходному люку, а через него добрался и к обоим орудиям, схватившись за них обеими руками.

Мимолетным взглядом он определил, что Джлр была права: это было помещение с высокой сводчатой крышей, где Наблюдатели держали его корабль. А предметом, в который врезался его корабль, оказался огромный изогнутый лист металла, предназначенный для того, чтобы закрывать отверстие в обшивке.

Там работало несколько техников. Они занимались ремонтными работами. Но они были облачены в скафандры, поэтому некоторые не пострадали от внезапного появления его корабля.

Обугленные тела, разбросанные среди обломков, свидетельствовали о том, что не все вынесли взрыв от работы кормовых двигателей его кораблю и обстрел. Но, по крайней мере, двое из техников, все еще были на ногах.

Это были голвиане, облаченные в зеленые мантии, и они вполне были в состоянии оправиться от шока, чтобы схватиться за оружие. Но они не успели им воспользоваться. Кейлл выпрыгнул из своего корабля с двумя сверкающими ружьями, и тут же уложил двух мужчин, которые едва успели прицелиться.

На мгновение Кейлл отвлекся и осмотрел свой корабль. Его тупой нос казался сейчас еще более тупым. Передняя часть была сильно повреждена, включая экраны мониторов. Но с того места где он стоял, он не заметил каких-либо других повреждений.

Ему повезло, что прорвавшись сквозь вещество коры, он не пробил гораздо более твердую металлическую поверхность внутреннего слоя. Возможно, ему удастся еще вывести отсюда свой корабль, если, конечно, он останется в живых.

Он взглянул на заднюю часть корабля. Самоклеящееся вещество, которое вытекало из коры астероида, заживляло вновь образованное отверстие, и вскоре корабль был полностью окружен новым слоем атмосферы. Теперь Джлр могла бы приступить к выполнению своей работы.

— Скоро увидимся! — воскликнула Джлр, когда он повернулся и помчался к ближайшей двери, которая вела наружу из этого помещения.

Но не успел он и шага сделать, как дверь широко распахнулась.

В помещение ввалилось десять вооруженных голвиан в космических скафандрах. А когда Кейлл стремительно прыгнул в сторону обломков, образованных в следствие внезапного появления его корабля, в дальней части помещения со звоном распахнулась еще одна дверь.

Появились еще десять вооруженных солдат. Они приготовились к смертельной схватке с ним, пустив в ход свое смертоносное оружие.

11

Энергетические лучи засверкали вокруг Кейлла, когда он метнулся и спрятался в укрытии. Лишь мгновение отделило Кейлла от смерти, но его не так легко было победить. В эти секунды, когда решалась его судьба, он метнул одну из своих четырех гранат в первую группу солдат, а затем поспешно ускользнул, чтобы вернуться к своим ружьям и открыть огонь по второй группе.

Но в этом не было необходимости. Как только граната разорвалась и раздался грохот, невероятный взрыв энергии потряс воздух. Грохот перерос в невероятный рев. Лучи задели стену помещения, и вторая группа голвиан, слишком поздно отреагировав, словно подкошенная повалилась в тот момент, когда солдаты в панике попытались развернуться и убежать.

Кейлл встал на одно колено. Пол помещения у каждой из дверей был завален обугленными неподвижными трупами голвиан. Граната уничтожила первую группу, и Джлр направила мощные лучи орудий Кейлла, чтобы разделаться со второй.

— Как тебе удалось сделать это? — с восхищением спросил он. — Ведь экраны повреждены.

— Я воспользовался твоими глазами, — просто ответила Джлр. — Это не слишком уж точный прицел, но все прошло достаточно успешно.

— Это немного сравняло шансы, — с благодарностью сказал Кейлл. — Он говорил и продолжал стремительно направляться к двери помещения, переступая через мертвых солдат, которые попадались на его пути.

Снаружи широкий коридор вел к центру астероида. Солдат там не было видно. Он быстро пронесся по коридору, вспоминая тот день, когда он мчался через переплетающиеся между собой пролеты, которые находились внутри астероида. Тогда он искал возможность скрыться из плена, в который, как он считал, его взяли Наблюдатели. Это было до того, как старик Тейлис, лицо которого было прикрыто темным капюшоном мантии, открыл Кейллу чудовищную правду о Военном Диктаторе. Казалось, все это произошло очень давно, но теперь он снова, словно по заколдованному кругу, вернулся, наконец, в астероид, откуда начал свои поиски.

И туда, где, по обещанию Кейлла, они должны окончиться. Это была бессловесная клятва, которую он дал умершим Легионам, Джлр, Наблюдателям и самому себе.

Он проскользнул в узкий боковой коридор, замедляя бег, двигаясь с большой осторожностью, Его внимание и боевая готовность были на высоте. Его ловкость, сила, его сверхъестественное боевое мастерство были на чеку.

И более того. Так как он приступил к последней отчаянной битве, так как ему предстояло самому справиться со множеством врагов, что-то еще охватило Кейлла, придавая ему все больше сил и группируя все его навыки и умения воедино.

Это была устрашающая, непоколебимая ярость легионера.

Это не была слепая ярость взбешенного человека. Она была трезвой, определенной, контролируемой. И у Кейлла она большей частью была результатом желания отомстить. За уничтожение Мороса, за боль и ужас, которые пережил сам Кейлл, за смерть и разруху, ужас и жестокость, которые Военный Диктатор и фавориты сеяли по всей галактике.

Казалось, что у Кейлла внутри появилось хищное животное. Но этот хищник, который и был его воинственной яростью, строго контролировался и служил неисчерпаемым источником силы, которая ему была необходима, чтобы приступить к последнему бою.

Здесь не могло быть ни пощады, ни сострадания, ни пленников. И, конечно же, никакой капитуляции. Легионер, который пребывает в воинственном гневе, перед лицом чудовищного неравенства, должен драться на смерть, до тех пор, пока не умрет сам или не уничтожит всех своих врагов.

Итак, на какое-то мгновение Кейлл Рэндор снова стал человеком. Пока он мчался по коридорам, астероида он был хищником, машиной-убийцей, непоколебимой силой ужасного неотвратимого возмездия.

Узкий коридор, в который он вошел, упирался в крутую лестницу, которая вела на следующий этаж. Сверху раздавалось какое-то движение, и он взлетел по лестнице почти не создавая шума мягкими подошвами сапог, которые касались гладкого металлического пола. Он появился перед группой солдат в зеленой форме, которые, очевидно, спешили догнать его и помешать ему идти дальше.

По сравнению с состоянием Кейлла, который готов к любым военным действиям, все остальные двигались достаточно медленно. Он скатился по ступеням боковой лестницы буквально кубарем и три раза выстрелил прежде, чем солдаты пришли в себя от шока. Три человека упали на пол, только слышны были их душераздирающие крики. А в это время Кейлл успешно пролетел мимо них и направился к другой лестнице. Он понимал, что к настоящему моменту весь астероид уже охвачен паникой. Психологический эффект неожиданного разрушительного вторжения его корабля произвел достаточно сильное впечатление. Враги уже знали с кем имеют дело. Его удивительное спасение из плена Арекниса напугало их и поубавило уверенности в собственных силах.

Теперь он должен был исчезнуть в запутанных глубинах астероида, чтобы превратиться в блуждающий огонек, ускользающий от тех, кто послан уничтожить его, появляясь ниоткуда с непредсказуемой внезапностью, чтобы уничтожить своих убийц.

Он был готов к тому, что, в конце концов, «Первый» соберет членов «Руки смерти» и организует засаду, предпочитая, чтобы солдаты рисковали своими жизнями в открытых боях, которые произойдут в коридоре, потому что понимал: Кейлл обязательно придет и столкнется с ними. Но прежде, чем это сделать, необходимо время для раздумий и принятия решений. Во-первых, он намеревался полностью уничтожить преимущества врагов и сравнять шансы. Он хотел, чтобы ни один голвианин не ударил бы его в спину, когда ему придется столкнуться лицом к лицу с членами «Руки смерти».

Он поднялся вверх по следующей лестнице и попал в безлюдный коридор. В двух метрах от себя он увидел одну из гладких дверей, похожую на внутренний люк космического корабля. Дверь со скрипом покачивалась на петлях. Кейлл подался вперед и яростным ударом сапога распахнул дверь.

Она распахнулась с шумом, едва окончательно не сорвавшись с петель, и солдат, который стоял за дверью, ожидая появления Кейлла, отлетел к дальней стене тесной комнаты. След на его шее, который можно было заметить, когда он падал на пол, свидетельствовал о том, что он больше никогда уже не встанет.

Кейлл бросился вперед, не обращая на солдат никакого внимания. Джлр насчитала около сорока голвианских солдат на астероиде, и более половины из них уже были уничтожены или ранены при первой внезапной атаке, когда корабль Кейлла только появился на астероиде. А теперь он продолжал убивать оставшихся, по несколько человек сразу.

Выжившие голвиане, которые охотились за ним, стали действовать более осмотрительно. Но это уже не имело никакого значения, потому что Кейлл прокладывал себе дорогу любыми средствами через лабиринты коридоров. Один раз он пробирался через ряд смежных комнат, чтобы внезапно появиться перед тремя солдатами, которые нервничали, ожидая встречи с ним. Но они тут же дополнили собой уже имеющееся количество трупов. В следующее мгновение он предстал перед шестью солдатами, которые мчались к нижним этажам, чтобы возглавить охрану систем жизнеобеспечения астероида и узел искусственного тяготения. Их выстрелы, раздавшиеся в обстановке паники, не достигли цели, а потом Кейлл выгнал их из помещения, где располагалась система жизнеобеспечения, загнал в одну из наружных комнат с толстыми стенами, где находилась часть систем обороны астероида. Как только они ввалились за ним в это помещение, Кейлл выскользнул через отдельный люк, метнув перед этим одну из своих гранат. Ни один из солдат не избежал кровавой расправы.

То же самое произошло и с дублирующей группой, которую также послали защищать систему жизнеобеспечения астероида. Среди мощного оборудования Кейлл играл в прятки, загоняя их в ловушки, каждый раз укладывая одного из них, и, наконец, покончил с последним, сразив его рубящим ударом, который рассек ему горло.

В течение временного затишья Кейлл улучил момент для того, чтобы перезарядить энергетические ружья. Казалось, солдаты уже не должны были встретиться у него на пути, хотя, возможно, еще несколько человек и остались в живых. И похоже, что члены «Руки смерти» не собирались рисковать собой и вваливаться в помещение, где располагались системы жизнеобеспечения астероида, чтобы сразиться с Кейллом при помощи опасного оружия. Именно в этот момент раздался внутренний голос Джлр.

— Я вышла с корабля, — доложила она. — Атмосфера восстановилась довольно быстро. Люди «Руки смерти» перевезли Тейлиса в другое место, и я сейчас пытаюсь добраться до него.

— Куда? — решительным тоном спросил Кейлл.

— Если помнишь, здесь есть большая комната отдыха, — ответила Джлр, — где впервые Тейлис объяснял тебе все…

— Помню. Недалеко от центра, на предпоследнем этаже.

— Правильно. Они направились к этой комнате вместе с Тейлисом. Около нее находится глубокая вертикальная шахта, которую вырыли в самом центре астероида, чтобы поместить туда Арекниса.

Кейлл мрачно кивнул. Очевидно, там члены «Руки смерти» заняли оборону.

— Позволь мне первому попасть туда, — сказал Кейлл Джлр. — И будь осторожна.

— Почему? — В голосе Джлр послышался смех. — Ведь осталось всего несколько голвиан. И те заняты поисками тебя, причем в тех местах, где они сильно надеются обнаружить тебя. — Внутренний голос стал более мрачным. — Именно тебе следует быть осторожным. Здесь находятся двенадцать членов «Руки смерти», а также «Первый». И все они дожидаются встречи с тобой. И единственно, что мне удалось прочитать из их мыслей — это… беспокойство.

Когда связь прекратилась, Кейлл прикрепил перезаряженные ружья к своему поясу и направился к коридору, по которому он сможет быстро добраться к тому отсеку на астероиде, о котором говорила Джлр. Коридоры были безлюдны. Итак, Джлр права, что ему меньше всего следует опасаться сопротивления со стороны голвиан солдат. Осталась лишь «Рука смерти».

И он совершенно не нуждался в напоминаниях Джлр. Любой из агентов «Руки смерти» представлял собой опасность. Именно поэтому «Первый» и выбрал их. И он прекрасно понимал, насколько опасной была вся эта группа, в особенности мутанты. Он смог вспомнить и слишком четко представить себе часы и дни, проведенные с ними в оттачивании военных приемов. Он сам обучал их военному искусству, чтобы усовершенствовать и разнообразить их мастерство.

Но этим его невозможно было запугать. Женщина в алом, Марска, была права. Каждому из них, даже мутанту «Руки смерти», пришлось овладевать приемами военного искусства легионеров в течении недели или двух. Конечно, должно быть очень сложно будет противостоять тринадцати, причем обладающим опасным оружием и прекрасной подготовкой. Но это было возможным.

Затем он был поражен собственной мыслью, которая представляла собой вспышку черного юмора. Тринадцать, включая «Первого». Это в какой-то степени напоминало состязания по военному искусству, которые проводились на планете Бантей.

Кроме ликования публики и правила, запрещающего убивать.

Когда он мчался по коридорам уверенно, даже со страстным стремлением на встречу с последней опасностью, на его губах было даже какое-то подобие улыбки.

12

Внезапно Кейлл остановился перед входом в широкий переход, который заканчивался дверью, которая вела в комнату отдыха. В коридоре было безлюдно и тихо, дверь была плотно закрыта.

Его голова работала со скоростью компьютера, разрабатывая возможный план военных действий. Он знал, что члены «Руки смерти» будут ожидать его за дверью внутри. Так или иначе, а ему необходимо пройти через эту дверь, причем под каким-то прикрытием, чтобы не быть разорванным на куски под обстрелом тринадцати орудий.

Ему помешал думать странный шаркающий звук, который раздался за его спиной. Он уже успел отскочить в сторону и подался вперед, когда голвианский солдат в зеленом мундире вошел в тот же коридор и тут же сообразил, что скрипучие сапоги подвели его. Человек упал сраженный ребром ладони Кейлла. На его лице появилось выражение недоумения.

Кейлл посмотрел вниз на лежавшее тело, и ему пришла на ум забавная мысль. Он уже думал об этом раньше. И поэтому он решил не тратить на воплощение своей идеи больше минуты или двух, пока не появились агенты «Руки смерти».

Игра стоила свеч. Он проворно сбросил костюм космонавта, который до сих пор был на нем, и сорвал плащ с солдата, который съежившись, лежал у его ног. Плащ был объемным и широким, даже несмотря на то, что Кейлл набросил его поверх своей формы. Он заново прикрепил к поясу ружья и оставшиеся у него две гранаты. Оружие оказалось под плащом. Затем он застегнул только один крючок плаща, так чтобы ему было легче дотянуться до оружия. После этого он надел тяжелый шлем на голову и уже собирался уходить, когда вдруг заметил еще одну маленькую деталь формы голвианина.

Швы брюк были отделаны чем-то вроде узора — жесткий, плотный ролик ткани, образующий плотную светлую тесьму. Она напоминала другую бледную ленту, о которой у него остались неприятные воспоминания…

Стальные пальцы сорвали украшение с формы лежавшего мужчины. Затем Кейлл снял шлем и обмотал ленту вокруг головы, закрепляя ее сбоку, а потом снова надел шлем. Лента была видна из-под шлема.

Наконец переодевшись, он спокойно широкими шагами пошел вниз по коридору, направляясь к двери, которая вела в комнату отдыха. По дороге он заставил себя принять совершенно равнодушный вид. Глаза его больше ничего не выражали, взгляд стал отсутствующим.

Он понимал, что надеется на обман, но при этом он также понимал, что ему не придется долго притворяться. Он рассчитывал на то, что люди не всегда вглядываются в лица людей, облаченных в знакомую форму, в любом случае, они не сразу узнают его.

С равнодушным выражением лица и отсутствующим взглядом, какой был у робота Кейлла, он дотянулся и постучал в металлический резонатор на двери.

На какое-то время воцарилась тишина. Затем дверь слегка отворили, и с одной стороны от двери перед глазами Кейлла показалась фигура в алом. Итак, Марска подошла в ответ на его стук и разумно отошла в сторону, чтобы не быть задетой выстрелом.

Но, в свою очередь, она увидела зеленую форму, возможно, даже заметила ленту, выглядывающую из-под шлема.

— Это солдат, он один, — фыркнула она, очевидно обращаясь к остальным, которые находились в комнате. Она слегка приблизилась к Кейллу. — Что тебе нужно?

Кейлл безмолвно вошел в комнату.

Она была с низким потолком и довольно просторная. Это осталось у него в памяти. Когда он впервые вошел сюда, она была уставлена тяжелыми, удобными и мягкими скамейками, которые стояли рядом с хаотично расставленными маленькими столиками, торшерами и несколькими дисплеями и видеомагнитофонами. Сейчас часть мебели оттащили в дальнюю часть комнаты и построили из нее что-то вроде баррикады, оставив широкое пространство между ней и дверью.

Все это Кейлл отметил, как только ступил в комнату.

— Что тебе нужно? — повторила Марска, в ее голосе слышались замешательство и раздражение.

Он сделал еще один большой шаг вперед. Женщина в алом тоже отошла от двери и шла сбоку от него, пытаясь схватить его за руку. Несмотря на это, его глаза, казалось, смотрели тупо и неподвижно. Кейлл изучал агентов «Руки смерти».

Некоторые из них собрались за самодеятельной баррикадой в дальнем конце комнаты. Четверо или пятеро, как он успел подсчитать, хотя другие, возможно, просто не были ему видны. Остальные находились в разных углах комнаты, но тоже прятались в различных укрытиях. В самом дальнем углу Кейлл уловил блеск золота и понял, что там находится «Первый».

Предусмотрительный, устало подумал Кейлл. В этом углу находился единственный выход из этой комнаты.

Еще один большой шаг вперед.

К этому времени женщине в алом удалось схватить его за руку, и она пыталась остановить его, но он сопротивлялся тискам ее костлявых рук. Один или два агента почти уже поднялись, чтобы стремительно направиться им навстречу. Он заметил грузный силуэт карлика с черной бородкой и зеркальным оружием, а рядом с ним уродливую пару мутантов с зеленой кожей, напоминавших рептилий. Там также был и мужчина с длинными обезьяньими руками, который так съежился, что его едва можно было заметить.

Очень напоминает состязания по военному искусству, говорила часть разума Кейлла, напоминая ему о странном сборище мутантов на арене планеты Бантей.

Остальная часть его разума сосредоточилась на другом. Он понимал, что до разгадки оставались считанные доли секунды. Но те три шага, которые он успел сделать в этой комнате, позволили ему добраться до одной из тяжелых мягких скамеек, которые не использовались для устройства баррикады. Сделанная из металла и пластика, она должна и его защитить на время. Если только ему удастся сделать еще один шаг…

Но у него на это уже не осталось времени.

Марска продолжала идти рядом с ним, на ее бледном лице подозрительно сверкали темные глаза. Вдруг выражение ее лица изменилось, и раздался ее грубый голос:

— Это ты! Рэндор!

Она попятилась назад, попыталась поднять вверх руку, чтобы выпустить сверкающую смерть, которую несет шаровая молния, спрятанная в тяжелом браслете на ее запястье. Но Кейлл отреагировал прежде, чем она произнесла свое первое слово. Он схватил Марску и закружил перед собой, как раз в тот момент, когда она извергла шаровую молнию. Она попала в дальний угол, заставив трех агентов «Руки смерти» искать укрытие, как только у стены раздался взрыв. Затем, подняв костлявое тело Марски, он подался вперед, к мягкой скамейке, держа ее впереди себя, словно щит.

Некоторые агенты «Руки смерти» оказались проворнее других и почти такими же ловкими, как и Кейлл. Как только он стремительно помчался вперед, в его сторону были направлены три энергетических луча. Два из них не попали в цель, а третий пронзил тощее тело Марски.

Когда она пронзительно закричала в предсмертной агонии, Кейлл отбросил ее в сторону и помчался к скамейке, которая в настоящую минуту должна была служить ему укрытием. И как только он опустился на пол, одна из его гранат полетела в сторону баррикады.

Пол задрожал от страшного взрыва. Затем воздух в комнате, казалось, наполнился треском выстрелов энергетических ружей и отчаянными криками тех, кто после взрыва гранаты остался в живых.

Шансы понемногу сравниваются, мрачно подумал Кейлл. Но мне больше нельзя здесь оставаться.

Он ловко избавился от тяжелого плаща и сбросил шлем и ленту со своей головы. Ружья ожили в его руках. Мягкие подушки скамейки уже были в огне, и начал плавиться металл.

Внезапно огонь прекратился. Тишину нарушили глухие крики «Первого».

— Ты сейчас умрешь, Рэндор! Посмотри, видишь от чьей руки ты примешь смерть!

Кейллу ничего не оставалось, как посмотреть поверх наполовину разбитой скамьи. И тут к его горлу начала подступать тошнота.

Через всю комнату к нему без всякой предосторожности направлялся мужчина в возрасте с морщинистым лицом и копной седых волос. Его высокое, но сутулое туловище утопало в складках длинной, простой мантии.

Тейлис.

Тяжелый капюшон мантии был откинут назад. Поэтому Кейлл сразу же разглядел не только лицо старика, но и повязку из тонкого бледного усика вокруг испещренного морщинами лба.

Тейлис, порабощенный Арекнисом, управляемый Двадцатью четырьмя, направлялся прямо к Кейллу, нацелив на него энергетическое ружье, которое он держал двумя длинными худыми руками.

Ружье сверкнуло. Луч пронзил пол в нескольких сантиметрах от того места, где лежал Кейлл.

Это понравится агентам «Руки смерти», мрачно подумал Кейлл. Они прекрасно понимали, посылая Тейлиса расправиться со мной, что я не буду в него стрелять.

Но в то время пока они забавляют сами себя, они, должно быть, на какое-то время расслабятся и будут менее бдительны. Это как раз то, что нужно.

Ружье Тейлиса снова выстрелило, луч глубоко пронзил скамью, прикрывающую Кейлла, с левой стороны. Сразу после этого, Кейлл выпустил ружье, которое держал в левой руке, освободив руку, и скользнул пальцами этой руки под тяжелое металлическое основание скамейки. Она не была прикреплена к полу. Он собрал все свои силы, чтобы поднять ее.

Затем одним стремительным усилием он вскочил с пола вместе со скамьей. В тот же момент он швырнул ее навстречу приближающемуся Тейлису.

Старик непроизвольно отпрянул, теряя равновесие, потому что пытался избежать сокрушительного удара тяжелой скамейки. И тут Кейлл стремительно бросился к нему, одной рукой опираясь об пол, что позволило ему повернуться вокруг себя. При этом рука сыграла роль твердой опоры. В тот же момент он потянул Тейлиса за ноги и подмял его под себя.

Тейлис с грохотом упал, выпустив ружье. Седая голова с треском стукнулась об пол, и старик потерял сознание.

Прости, дружище, подумал Кейлл. Но другого выхода не было.

Но его действия определили мысли. Он продолжал двигаться и, наконец, съежившись, встал на ноги. Ружье снова оказалось в его левой руке, и оба ружья снова с невероятным треском извергли свою сверкающую смерть. Как только он понесся на агентов «Руки смерти», его обуяла боевая ярость.

Он стал тенью, вихрем, постоянно движущимся пятном, имеющим нечеловеческую скорость. Он был в постоянном движении: кружился, извивался, почти падал, крутился и снова поднимался, сгибался… Комнату наполнял огонь сверкающих лучей ружей агентов «Руки смерти». Несмотря на это, они пронзали только воздух, и так или иначе, каким-то чудом не задевали Кейлла.

И, кроме того, каким-то образом, несмотря на головокружительную и слепящую скорость, с которой он мчался, его собственные выстрелы попадали точно в цель. Еще два агента «Руки смерти» упали на пол с зияющими ранами в первые же мгновения этой невероятной перестрелки.

Остальные выбежали из-за баррикады, пытаясь настроиться на страшную атаку, когда Кейлл набросился на них.

Если до сих пор он был вихрем, то теперь он превратился в торнадо. Несмотря на прыжки, извивания, круговые движения, голова борющегося легионера работала, словно компьютер, просчитывая все варианты уничтожения всех членов «Руки смерти». Но и агенты «Руки смерти» тоже дрались отчаянно, спасая свои жизни.

Во время дикой рукопашной схватки какая-то рука попыталась нанести удар Кейллу раскаленным до бела лезвием термоножа. Но Кейлл блокировал удар ребром руки и сломал запястье, в тоже самое время одним из своих ружей он чуть ли не пополам разрубил еще одного нападающего.

Длиннорукий обезьяноподобный мужчина набросился на Кейлла сзади, неестественно длинными пальцами вцепившись в его глотку. Но Кейлл отвел назад руку, чтобы схватить его за жилистое запястье, и легко перекинув, мужчину через голову, отшвырнул его к дальней стене. Вдалеке послышался треск разламывающихся костей.

Во время яростного боя Кейлл заметил стремительное движение мутантов, напоминающих рептилий, и увидел, как сверкнули две кровавые розы, которые они выпустили из своих рук. Острые круглые лезвия кружась с невероятным свистом полетели и смертоносной скоростью в сторону Кейлла. Но Кейлл уже успел сделать кувырок назад, и выстрелил сразу же из двух ружей, так что зеленокожие убийцы упали одновременно. Их чешуйчатые туловища были в огне. И только после этого лезвия пролетели над тем местом, где должен был в это время находиться Кейлл.

От начала этого бешеного нападения, включая время, когда Кейлл перезаряжал свое оружие, прошло всего несколько секунд. И вот теперь Кейлл остался один, пытаясь выбраться из груды съежившихся, скрюченных, окровавленных трупов, расчищая себе путь к двери, которая находилась в самом отдаленном конце комнаты.

Его мозг работал как компьютер, подытоживая события. Сначала он убрал трех агентов «Руки смерти», воспользовавшись гранатой. Марска была четвертой. А теперь еще семеро были уничтожены во время этой страшной схватки.

Значит, осталось двое: самых доблестных, которые кинулись к дальней двери. Одним из них был бородатый карлик в доспехах.

Другим, и самым главным, был «Первый» в золоченых доспехах.

Кейлл бросился к ним в безудержном порыве.

Карлик закружился, поднимая над головой короткую дубинку, которая была его излюбленным оружием, раскаленный прут. Кейлл подался вперед всем телом и стремительно подпрыгнув, отразил удар сверкающей дубинки — узкий раскаленный луч пронесся над его головой, не задев его. В тот же момент Кейлл открыл ответный огонь.

Но когда его луч коснулся доспехов карлика, до Кейлла дошло, из чего они изготовлены. Зеркальная поверхность материала, из которого были изготовлены его доспехи, отразила энергетический луч и направила его в другую сторону.

Заминка, связанная с удивлением, могла бы сыграть решающую роль для большинства людей, потому что раскаленный луч снова устремился к своей жертве. Но действия и реакция легионера не замедляются из-за удивления. Несмотря на то, что Кейлл медленнее, чем обычно, отпрянул от луча, он успел снова выстрелить прямо в незащищенное лицо карлика.

Пока лицо и борода утонули в яростном огне, Кейлл вскочил и побежал к двери, через которую ускользнул «Первый».

Безлюдный коридор.

Он промчался по нему до самого конца, где он разветвлялся в виде буквы «Т». Оба прохода также были безлюдны.

Но один из боковых проходов заканчивался тупиком и еще одной металлической дверью. Ему показалось, что за дверью раздается какой-то звук. Это был какой-то странный звук, напоминающий шепот далекого ветра. Он почти не в состоянии был различить его.

В мгновение ока он оказался у двери и вошел внутрь. А потом вдруг остановился, как вкопанный, у него все похолодело внутри.

Он словно во время отступил назад. Он увидел, что стоит на узком металлическом подъемнике, переброшенном через широкую, глубокую, отделанную металлом шахту, в которой нечто сверхъестественное сверкало и излучало энергию.

Из бездны шахты до того места, где стоял обомлевший Кейлл, поднимались тысячи извивающихся, кружащихся, жаждущих усиков Арекниса.

Но там было еще что-то, страшнее этого. В воздухе над шахтой, в воздухе, тошнотворно кишащем усиками, он увидел Джлр, обвитую сотнями или больше усиков.

Одно ее крыло было пока еще не задетым, но оно едва шевелилось, потому что чудовищный клубок уже тянул ее вниз.

Вниз к сверкающей светящейся смертоносной энергии, которой было окружено тело Арекниса.

13

Оцепенение Кейлла прошло также быстро, как и наступило. Он устремился к ограде подъемника, открыв яростный огонь. Уничтожающий луч словно коса прорезал клубок усиков, которые обвивали Джлр, сокрушая их все яростнее и яростнее.

Когда жестокие концы отпали, Джлр расправила свои крылья. Они отбивались с устрашающей силой, поднимая ее все выше, пока Кейлл открыл огонь по остальным усикам, которые уже поднимались к ней.

В то же самое время он, стоя на краю подъемника, и сам пытался увернуться от усиков, которые уже устремились и в его сторону. Ему пришлось собрать все свое самообладание для того, чтобы держать равновесие, и ему припомнился тот момент, когда эти раскаленные волосики вцепились в него и что произошло после этого…

И все же его больше беспокоила Джлр. Если ее разум хоть на мгновение побывал в сетях Арекниса, то теперь она должна находиться в страшных муках, пораженная внезапным освобождением.

Но когда она приблизилась к подъемнику, размахивая крыльями, он услыхал ее внутренний голос, который убедил его в том, что она цела и невредима.

«Уходи, Кейлл, пока у тебя есть такая возможность!»

Но Кейлл стоял на своем. Размахнувшись одним ружьем, словно косой, он уничтожил усики, которые уже тянулись к нему, а затем подался вперед и пустил еще один луч прямо в бездну колодца шахты. Во время обстрела он с изумлением увидел, что чудовище Арекнис, переливающийся сверкающей энергией, стал совершенно невообразимых размеров. Очертания овала теперь заполняли всю шахту и росли вверх, почти достигая подъемника.

Кроме того он был поражен тем, что яростный луч его энергетического ружья не создавал никакого эффекта, кроме того, что просто ярко сверкал и вспыхивал тогда, когда соприкасался с блестящей поверхностью, впитывающей энергию.

— Это ничего не дает! — кричала Джлр, кружась над ним, пытаясь избежать нового нападения усиков. — Он питается энергией!

Кейлл кивнул. Силы, которые окутывали Арекниса, не поднимались вверх; чтобы защитить усики, но, естественно, впитывали заряды его ружья, когда направлялись к своей жертве. Он тут же направил луч на стену шахты, где находились сложные механизмы и источники энергии, которые обеспечивали жизнь чудовищу. Но металл, пропускающий ток, не поддавался воздействию энергетического ружья точно также, как и сам Арекнис.

Кейлл отчаянно продолжал обстреливать воздух позади и спереди себя из энергетического ружья, которое держал в левой руке, чтобы не подпускать к себе и Джлр цепкие усики. Казалось, что вместо дюжины тех, которые он уничтожал, появлялись в несколько десятков больше. Их должно быть, было сотни тысяч, этих усиков, которые тянулись к ним от увеличенного до невероятных размеров туловищу Арекниса.

И если ни тело, ни шахту, в которой оно находится, невозможно разрушить… то как же удастся уничтожить само чудовище?

Внизу он увидел концы усиков, которые отрубил. Они падали на поверхность и тут же исчезали, растворялись в блеске кружащихся и сверкающих потоков энергии.

— Уходи! — Голос Джлр ворвался в его голову, словно удар кнутом. — Ружья не помогут, но это чудовище станет беспомощным без Двадцати четырех!

Широкие крылья помчали ее к двери, через которую Кейлл попал на подъемник, и он тут же последовал за ней. Конечно же, она была права. Даже не смотря на то, что Арекниса невозможно было уничтожить при помощи орудий его корабля, подумал он мрачно, это был не такой уж и опасный враг.

Если бы ему удалось найти Двадцать четыре и разделаться с ними, тогда Арекнисом не управлял бы больше суперразум, и он смог бы расплатиться с ним сполна.

Если…

Перед дверью они остановились. Джлр спустилась ниже, чтобы устроиться у него на плече, вцепившись своими маленькими пальчиками.

— Я боялась, что даже тебе не под силу победить объединенные силы агентов «Руки смерти», — сказала она.

Кейлл злобно улыбнулся.

— Они, возможно, считали точно так же. Опасно быть слишком самоуверенным. — Затем его лицо снова стало серьезным. — Но как ты попала в сети Арекниса?

— Я шла другой дорогой, — ответила Джлр с досадой в голосе, — чтобы посмотреть, могу ли я чем-нибудь помочь тебе. Но прежде, чем я добралась до тебя, «Первый» выскочил из комнаты, и когда он начал стрелять в меня, попыталась скрыться. Дверь, которую я выбрала, вела к Арекнису, и это чудовище схватило меня раньше, чем я смогла скрыться.

— А как же твой разум?.. — с волнением спросил Кейлл.

— Контакт Арекниса создан для того, чтобы порабощать человеческие разумы, — засмеялась Джлр. Я без особых усилий сопротивлялась. Поэтому Двадцать четыре и решили опустить меня в шахту и уничтожить потоком энергии. В это время как раз подоспел ты.

— Итак, часть своего долга я оплатил, — сказал Кейлл. Он стиснул губы. — Но мне необходимо еще кое с кем расплатиться здесь.

Джлр согласилась с ним.

— «Первый» присоединился к Двадцати четырем, — заявила она. — Я способна чувствовать их мысли, хотя не могу их расшифровать.

— Где они? — поспешно спросил Кейлл. Он не заметил никакого признака существования просторной ниши в стене шахты Арекниса, которую видел, когда был на планете Голвик.

— Они по ту сторону стены шахты, — сказала ему Джлр. — Наиболее мощные усики, которые связывают их с Арекнисом, сейчас проходят через основание стены.

Он представил себе внутреннее расположение астероида. Оно было нанесено на диаграммную карту. Сверкающая точка указывала на просторную комнату, которая находилась недалеко от того места, где находился Кейлл.

— Хорошо, — спокойно промолвил Кейлл. — Я пойду зайду к ним.

— Кейлл, мы должны быть осторожны… — начала Джлр.

— Не мы, — перебил ее Кейлл. Он указал на дверь комнаты отдыха, которая находилась внизу по коридору, откуда валил дым, что было ярким свидетельством прошедшей там кровавой бойни. — Там Тейлис, очевидно, он все еще без сознания, но жив. Он раб Арекниса, как ты говорила. Ты должна помочь ему.

Какое-то время Джлр молчала.

— Мне бы хотелось пойти туда с тобой, — наконец сказала она, — но ты прав. Тейлису нужна я.

— Ты сможешь осторожно освободить его? — спросил Кейлл.

— Надеюсь, что смогу. Он стар, но его разум сильный и светлый. И он не так долго, как ты, находился в их власти. Он должен выжить.

— Хорошо, — с натянутой усмешкой произнес Кейлл. — Я попытался бы сделать то же самое.

— Кейлл. — Голос Джлр был полон сожаления. — Двадцать четыре, должно быть, теперь обладает еще большим могуществом, потому что Арекнис настолько увеличил свои размеры. Я улавливаю ужасную силу их объединенного разума. А они, и «Первый» ожидают тебя.

— Знаю, — резко ответил Кейлл. — Я рассчитываю на это.

Кейлл в очередной раз погрузился в лабиринты коридоров. Но на этот раз он шел более целенаправленно и не встречал препятствий на своем пути к комнате, куда указывала ему мысленная карта Джлр.

Дверь комнаты была плотно закрыта. И Кейлл прекрасно понимал, что на этот раз хитрость и обман не помогут ему. У него был единственный выход точно также, как тогда, когда он решился пробраться на астероид на корабле. И этот выход был открытым, лобовым нападением.

Он сорвал с пояса последнюю гранату и приготовил энергетические ружья. Он понимал, что у него осталось совсем немного зарядов, но ему придется, очевидно, столкнуться только с тем оружием, которое было у «Первого». Непохоже чтобы Двадцать четыре принимали участие в бойне. Они были генералами, а не простыми солдатами.

В любом случае, если в этом будет необходимость, он сразится с «Первым» без оружия. Ему уже приходилось драться с ним.

Он с таким усилием бросил гранату в металлическую дверь, что у него аж захрустело запястье. Взрывной волной его отнесло назад.

Затем, когда волна дыма и огня немного осела и открыла проход к тому месту, где была дверь, он проскользнул в комнату.

Там он немедленно упал на правый бок, прицеливаясь сквозь темные облака дыма.

Там, прямо перед ним… Громадная фигура из золоченого металла угрожающих размеров.

Он стрелял в те секунды, когда имел возможность видеть эту фигуру. И несмотря на то, что он был в постоянном движении и извивался из стороны в сторону, его способность сохранять равновесие и его меткость позволяли ему посылать луч прямо в сердце золотого великана.

Прямо в него и сквозь него, не задевая, словно его и не было там.

А в следующее мгновение его уже действительно не было там. Золотая фигура исчезла и растворилась, и Кейллу пришлось разглядывать пустое место.

Из-за густого облака дыма раздался жестокий глухой смех.

И с того же места с треском отлетел энергетический луч, который мучительно пронзил мякоть левого плеча Кейлла.

Он зашатался едва удерживаясь на ногах. Одно ружье выскользнуло из онемевших пальцев. Снова раздался глухой голос.

— Брось и второе ружье назад, Рэндор, так, чтобы его не было в комнате, иначе мой следующий выстрел снесет тебе голову!

Медленно, охваченный леденящей злобой, Кейлл отшвырнул назад второе ружье и снова повернулся в ту сторону, откуда доносился голос. В это время раздался беспокойный голос Джлр.

— Кейлл?..

— Все в порядке, — мрачно ответил он. — Они применяют один из методов иллюзии.

— Это образ, созданный усилиями Двадцати четырех, — сказала Джлр. — Кейлл, увеличение Арекниса разбудило в них невероятные телепатические возможности. Я это прекрасно чувствую. Но я неспособна предсказать, на что именно они способны!

— Хорошо, — сказал Кейлл. — Теперь, это моя проблема. А ты доставь Тейлиса на корабль.

Он стоял, не двигаясь, сосредоточенный, заставляя себя не обращать внимания на невыносимую боль в пораненной руке, ожидая пока развеются последние облака дыма.

Когда перед глазами все прояснилось, он увидел просторную полупустую комнату с одной почти прозрачной стеной, через которую он смог увидеть отвратительные извивающиеся усики Арекниса и верхнюю часть его блестящего туловища.

У противоположной стены он заметил фигуры Двадцати четырех, которые восседали в своих креслах вокруг громадного пульта управления системой их жизнеобеспечения, от которой отходили двадцать четыре усика, похожих на кабели, и обвивали их головы.

И он увидел, как «Первый» величавой поступью направился к нему. Его пухлые губы были приоткрыты в злорадной усмешке, громадные руки крепко сжимали энергетическое ружье, которое было направлено в Кейлла.

14

— Выйди вперед, — злорадствующим глухим голосом промолвил «Первый». — Очень медленно и осторожно.

Кейлл продвинулся вперед. Рука до сих пор горела, словно была в огне, но он продолжал двигать ею, не обращая внимания на боль. Он все еще мог что-то делать этой рукой. Он снова осмотрелся, пытаясь взглядом обнаружить в комнате что-нибудь такое, что может дать ему хоть какой-то шанс на успех.

Может быть панель прозрачной стены? Конечно же, это была часть стены шахты, которая выглядела такой крепкой с другой стороны. Итак, достижения голвиан позволяли поляризовать металл, чтобы делать его прозрачным с одной стороны точно также, как была сделана стена той клетки, в которой его доставили на планету Голвик.

«Первый» следил за его взглядом, и его улыбка становилась все шире.

— Не питай несбыточных надежд, Рэндор. Этот металл непроницаем с обеих сторон. В любом случае, тебе не удастся получить удовольствие от возобновленного контакта с Арекнисом.

Кейлл молчал, наблюдал и продолжал двигаться вперед, подвергая себя смертельной опасности.

— Стой. — «Первый» пригрозил ему ружьем, и Кейлл остановился. Он мрачно подумал, что все еще находится слишком далеко, чтобы выбить ружье из рук врага.

«Первый» вопросительно посмотрел в сторону своего хозяина. Тоже самое сделал и Кейлл. Двадцать четыре сидели, слегка нахмурившись. У всех было одинаковое выражение на лице.

— Я недоволен, Альтерн, — снова раздался хор голосов, которые говорили в унисон. И снова они представляли собой единое целое. — Он гораздо опаснее и находчивее, чем ты убеждал меня.

Тень сомнения промелькнула в маленьких глазках «Первого», и Кейлл понял, что тот испугался.

— Он просто оказался везучим, Хозяин, — защищаясь, промолвил «Первый».

— Он убежал от Арекниса и остался живым, — произнес все тот же мягкий голос. — Он пробрался сюда, прокладывая себе дорогу через все заслоны милиции и уничтожил элиту «Руки смерти». Это не просто удача. Я не жалею о том, что решил уничтожить остальных его людей, если этот один легионер способен был все это сделать сам.

— Но только создал много шума из ничего, — настаивал «Первый».

— Астероид можно привести в порядок, взять новую милицию, а также за короткое время я смогу восстановить элиту «Руки смерти». — На его лице снова появилась злорадная усмешка. — Мы покончили со старым ослом, который нанял Рэндора, и скоро покончим с ним самим.

— Немедленно. — Хор голосов выпалил команду, словно ударил кнутом. — Убей его сейчас же, на том месте, где он стоит.

Казалось, Кейлл стоит неподвижно, но собирался с силами, готовый к последнему отчаянному броску.

— Хозяин… — в голосе «Первого» послышалась просьба, от чего по коже Кейлла поползли мурашки. — Вам известно, как долго этот человек сопротивлялся мне. Позвольте мне отомстить ему медленнее, чтобы я получил от этого удовлетворение. Даже Вам, должно быть, интересно будет наблюдать, за тем, как он будет умирать.

С минуту Двадцать четыре молчали.

— Я понимаю твои чувства, — наконец, раздался их голос. — Но тебе уже приходилось однажды драться с ним один на один, и ты не смог убить его.

— Да, это так, — ответил «Первый», сверкнув глазами в сторону Кейлла. — Но сейчас он безоружен и ранен. А мое новое туловище крепче и гораздо прочнее, чем прежнее.

Кейлл мрачно воспринял эти слова. Когда ему в прошлый раз пришлось драться с «Первым», лицом к лицу, золотые доспехи отражали его настойчивые нападения в течении достаточно длительного времени. А если это туловище еще прочнее…

Но он оборвал свои мысли, потому что Двадцать четыре приняли решение. Их лбы моментально перестали хмуриться, и двадцать четыре рта искривились в улыбке.

— Превосходно. Поступай с ним, как знаешь. А если тебе придется слишком трудно, тогда я проверю свои наиболее усовершенствованные возможности, которыми обладаю благодаря могуществу Арекниса.

Кейлл понимал, что под этими возможностями подразумевается сила телепатии. Джлр должна знать, как поступать в таких случаях, но у него нет времени для того, чтобы связаться с ней. «Первый» опустил энергетическое ружье. Его жестокая улыбка стала еще шире.

— Будь благодарен, Рэндор, — сказал он. — Невзирая ни на что, ты получишь самое большое в жизни.

Кейлл равнодушно наблюдал за ним. Снова высокомерие «Руки смерти», полное уверенность в превосходстве тех, кто следует за Военным диктатором. Он и прежде сталкивался с подобной самоуверенностью, когда ему приходилось встречаться с агентами «Руки смерти». Возможно, и на этот раз дело обстоит именно так.

Великан в золотых доспехах вертел в руках ружье, и Кейлл не без удивления заметил, как он извлекает из него энергетический заряд. «Первый» небрежно отшвырнул заряд в дальний угол комнаты, а затем схватил незаряженное ружье и без особого усилия согнул его.

— Никакого оружия, Рэндор, — на его лице появилась беспощадная усмешка. — Только наши руки, и деремся на смерть.

Но его усмешка мгновенно исчезла с серого лица, потому что Кейлл уже был в движении. Одно стремительное движение, и он уже взметнулся в воздух, словно снаряд, сметая сапогами все, что попадалось ему на пути. Один сапог угодил в центр огромной золотой груди, где, как было известно Кейллу, находился замок от доспехов. Другой сапог нанес сокрушительный удар вверх, по мякоти лица.

Но «Первый» успел прикрыть лицо, единственное открытое место. Громадная золотая рука метнулась вверх, чтобы блокировать этот удар. А таранящий удар, который Кейлл нанес в грудь лишь пошатнул великана.

Кейлл вскочил на ноги, отскакивая назад. В новых доспехах «Первый» двигался гораздо быстрее, чем в предыдущих. И он говорил правду о прочности его нового туловища. Кейлл прекрасно знал, что такой удар запросто разбивает тарелку из сверхпрочной стали. Но широкая золотая грудь даже не отреагировала на него.

«Первый» непроизвольно поднял руку, чтобы пощупать глубокий шрам на сером лице, который был доказательством его предыдущего столкновения с Кейллом.

— Тебе не удастся на этот раз победить меня, — фыркнул он.

Он подался вперед, сжимая кулаки. Кейлл отпрянул подальше от опасности, и снова был удивлен той скорости, с которой двигался «Первый», а также его силе. Одной рукой он ухватился за край его плаща и разорвал ткань, словно это была бумага.

И снова Кейлл изловчился и избежал смертоносного нападения. И когда он отбивал смертоносный удар, его правая рука изменила направление и свирепо направилась к пухлому лицу.

Но «Первый» оказался достаточно ловким. Он повернул свою голову таким образом, что рука Кейлла нанесла удар по металлическому капюшону и беспомощно повисла. А Кейлл уже готов был отступить, чтобы избежать страшного столкновения с массивным золотым кулаком.

Итак, система ведения боя была установлена. «Первый» наступал, кружился, наносил сокрушительные удары или же пытался дотянулся до Кейлла, чтобы схватить его в тиски своих рук. А Кейлл отступал, пытаясь обнаружить слабое место в доспехах врага.

И чем дальше продолжался бой, все отчетливее Кейлл начинал понимать, что ранение руки и потеря огромного количества энергии во время предыдущего нападения на агентов «Руки смерти» оказали слишком большое воздействие даже на его выносливость. Вскоре он начал задыхаться, а в мускулах его ног уже чувствовались до сих пор незнакомые ему признаки страшной усталости.

Он мрачно подумал, что пришло время сменить тактику.

Почти все время он отступал через комнату, и теперь почти касался спиной стены. Когда «Первый» набросился на него в очередной раз, он имитировал удар в глаза, затем снова обманул его, словно хотел отскочить вправо, а затем с молниеносной скоростью устремился к золотому туловищу. Смертоносный удар «Первого» едва не угодил в цель, пронзив воздух буквально в нескольких миллиметрах от лица Кейлла. А затем Кейлл схватил металлическую руку, и используя инерцию движения самого великана, подбросил его вверх, отшвыривая к стене.

«Первый» подскочил вверх, словно был сделан из резины, а не из металла. Но к тому моменту Кейлл повернулся и стремительно побежал.

Не к двери, чтобы убежать. А в дальний угол комнаты, куда «Первый» небрежно отшвырнул энергетический заряд от своего ружья.

Он прекрасно знал, как ввести в действие механизм, чтобы произошел взрыв. Такой взрыв способен уничтожить все, что находилось в комнате. Он намеревался использовать это угрожающее средство, чтобы держать «Первого» подальше от себя до тех пор, пока Джлр не доберется туда с ружьем. Это был его единственный шанс…

Его рука уже дотянулась и собиралась схватить энергетический заряд, когда он почувствовал, что в его голове что-то разорвалось и ощутил невыносимую боль.

Боль не прекращалась буквально какую-то долю секунды, а потом исчезла также внезапно, как и появилась. Но он был охвачен такими же страданиями, как и тогда, когда Джлр сорвала с его головы усик, нарушив его связь с Арекнисом. Эти мучения заставили его упасть на колени. У него закружилась голова. Он весь дрожал.

Он оставался на том же месте, где находился до сих пор, пытаясь собрать последние силы. В это время «Первый» вышел вперед и отшвырнул энергетический заряд подальше, чтобы Кейлл не смог до него дотянуться.

— Очень эффективно, — раздался хор голосов Двадцати четырех.

— Я сомневался в том, обладает ли он особой сопротивляемостью, когда ему удалось сбежать от Арекниса. Пожалуй, нет.

«Первый» ответил, но Кейлл не расслышал его слова. Он прислушивался к другому голосу, который говорил в его голове.

— Кейлл, это был физический удар, — быстро говорила Джлр. — Это часть нового мысленного могущества Двадцати четырех. Я защитила тебя, также, как я это делала на планете Вейна.

— Ты можешь продолжать сдерживать удары?

— Они слишком мощные, в понимании человека, — ответила Джлр, — но я могу противостоять им. Прийти к тебе на помощь?

— Сначала присмотри за Тейлисом, — ответил Кейлл. — Я попытаюсь справиться сам. А если у меня ничего не получится…

Если он проиграет этот последний бой, ей следует вывести его корабль и использовать все оружие, которое находилось на нем для того, чтобы разрушить астероид и уничтожить его захватчиков.

— Как пожелаешь! — мрачно сказала Джлр. — Но ты должен выжить!

— Нет такого закона, чтобы утверждал это, — возразил Кейлл. — Но я не собираюсь сдаваться так просто!

Внутренний диалог занял какие-то доли секунды. В это время Кейлл встал на ноги, пытаясь устранить последние остатки физического удара. «Первый» уже бросился в очередную атаку.

Бой возобновился. И снова Кейлл нанес удар, который вывел «Первого» из равновесия. Он упал и проехался почти через половину комнаты.

Кейлл решил, что, может быть такое падение каким-то образом повредит механизмы, которыми были оснащены доспехи изнутри.

Но как и в предыдущие разы «Первый» моментально поднялся целый и невредимый и снова устремился в атаку. И снова Кейллу пришлось уклоняться, извиваться, бросаться из стороны в сторону. И снова фигура великана оказалась лежащей на полу. Но сначала сокрушительный удар «Первого» попал в цель. Не в висок Кейлла, куда он целился, а по мускулам левого плеча в нескольких сантиметрах от ранения.

Боль в руке снова стала невыносимой, и Кейлл слегка зашатался, хотя и сохранил равновесие. В эту же минуту «Первый» нанес ему сокрушительный удар в бок.

Обыкновенные ребра должны были бы сломаться, но прочный сплав, из которого были изготовлен скелет Кейлла, выдержал удар. Тем не менее, удар был такой мощный, что его отбросило назад, перед глазами все смешалось, и он едва не упал у ног одного из членов Двадцати четырех, который восседал ближе всех.

Он попытался собраться. «Первый» снова устремился к нему, не спеша, уверенный теперь в том, что Кейлл находится на грани поражения. И в тоже самое время на губах Двадцати четырех появилась улыбка, и, прищурившись, они подались слегка вперед. Кейлл понял, что они готовятся нанести ему еще один физический удар, чтобы обеспечить «Первому» окончательную победу.

Он ничего не почувствовал, потому что действовал ментальный барьер, который установила Джлр. Но он заставил свое лицо пылать, словно в агонии, напрягся, вздрогнул и вяло опустился на пол.

Двадцать четыре откинулись назад, удовлетворенно кивая. «Первый» не стал сразу бросаться на него, а немного помедлил, выражая свое почтение Хозяину. И этой секундной заминки Кейллу вполне хватило для того, чтобы преодолеть последствия удара и собраться с силами.

Он без предупреждения вскочил и помчался не к золотому великану, а в середину круга Двадцати четырех.

На их лицах одновременно появилось выражение изумления.

— Альтерн! — завопили они. — Останови его!

Панически испугавшись, но продолжая действовать, как единое целое, Двадцать четыре повыскакивали из своих кресел и устремили свои изможденные тела в сторону Кейлла. Громадные щупальца Арекниса, прикрепленные к их головам, согнулись вдвое и извивались, когда они двигались, препятствуя Кейллу устремиться вперед.

А Кейлл дотянулся до консоли правой рукой, чтобы схватить пучок толстых усиков.

Они были гибкие, липкие, и слегка корчились в его цепкой руке. Он пытался еще крепче сжать пучок, и в тоже самое время отвел назад раненую левую руку, чтобы освободиться от пронзительно вопивших, извивающихся и хватающих рук Двадцати четырех.

Возобновившаяся боль при движении могла заставить его ослабить тиски, в которые он зажал усики. А тут и «Первый» прорвался сквозь массу тел, нанеся сокрушительный удар золотой рукой по запястью руки Кейлла, которая сдерживала щупальца Арекниса.

У Кейлла снова потемнело в глазах, и новая волна боли пронзила все тело. Но ни запястье, ни тиски его руки не были разорваны, и он продолжал собирать свои последние силы.

— Убей его, глупец! — раздался пронзительный крик обезумевших Двадцати четырех.

Великан снова устремился вперед. Серое лицо было обезображено яростью, а в уголках пухлого рта показалась пена. Внезапный, неожиданный поворот событий довел «Первого» почти до бешенства, и несмотря на то, что он по-прежнему двигался ловко и сохранил невероятную силу, он забыл обо всех мерах предосторожности.

Мощным движением плеч Кейлл отшвырнул нескольких членов группы Двадцати четырех. И сделав движение, за которым ни один из них не смог уследить, он метнулся вверх, перекувырнулся, используя, словно опору пучок щупальцев в своей цепкой руке, и встретил нападение «Первого», нанеся ему сокрушительный удар обеими сапогами в незащищенное лицо.

«Первый» повалился на спину. Раздался треск ломающихся металлических суставов. А Кейлл в это время отшвыривал остальных членов группы Двадцати четырех в разные стороны, а затем дотянулся обеими руками до пучка щупальцев Арекниса.

Но один из двадцати четырех, пребывая в состоянии смертельного ужаса, нашел в себе силы и встал на ноги. Прежде, чем Кейлл успел его остановить, он хлопнул рукой по маленькому рычажку, расположенному с одной стороны пульта управления.

За спиной Кейлла приоткрылась огромная стеклянная панель, которая служила одной из стен в этой комнате.

Сотни, тысячи извивающихся усиков Арекниса, словно кнуты, ворвались в комнату, готовые заключить Кейлла в свою западню, напоминающую паутину.

Он уже не надеялся помешать одному из усиков обвиться вокруг его головы. Какое-то мгновение отделяло его от новых пут Арекниса, когда он снова стал бы рабом-роботом, полностью подчиняющимся воле Двадцати четырех.

В эти секунды он обвил обе руки вокруг липкого пучка усиков, которые поднимались вверх от консоли и стремительно оттолкнувшись, подался вперед в неотразимом, контролируемом порыве силы.

Толстые щупальца сжались, вытянулись и убрались прочь.

Их закрученные концы упали с голов Двадцати четырех.

И Двадцать четыре лишились рассудка.

Пронзительные крики, которыми наполнилась комната, уже не напоминали слаженный хор, превратившись в грубые и резкие звуки диссонанса. Двадцать четыре тела больше не двигались в унисон, а извивались и содрогались в конвульсиях, обезображенные муками агонии. Некоторые схватились за головы и кружились на месте, вопя от невыносимой боли. Другие беззвучно падали и лежали неподвижно, пораженные до смерти непереносимыми страданиями вследствие разрыва контакта с Арекнисом.

А щупальца чудовища Арекниса, которыми больше не управлял супперразум Двадцати четырех, тихо и спокойно развевались в воздухе, безвредно прикасаясь к Кейллу в то время, когда он наблюдал сцену ужасной смерти Военного Диктатора.

А вдали от всего этого ужаса слышалось чье-то движение. Громадное туловище «Первого» медленно вставало на ноги. Серое лицо было покрыто кровавой маской. Но металлическое туловище осталось целым и невредимым.

Пригнувшись, он в безмолвной ярости снова пошел в атаку.

Кейлл тоже устремился к нему, его воинский гнев был на грани взрыва, и это позволяло ему идти напролом.

Он легко проскользнул ниже громадных цепких рук. Он ловко ускользнул от сокрушительного удара массивного тела. Но уворачиваясь, он продолжал хватать, упираться, наносить удары.

На какое-то мгновение у Кейлла появилась возможность собраться с силами и сосредоточиться. Он выпрямился и лицом к лицу столкнулся с «Первым».

На какую-то долю секунды, подобно тому, как останавливают кадр, чтобы зафиксировать действие глаза во время того, когда человек моргает, золотой великан повис в воздухе, поддерживаемый стальными тисками рук Кейлла.

А затем подбросил его с такой силой, что «Первый» дугой пронесся в воздухе, пролетел через открытую панель в стене в сверкающие переливающиеся объятия Арекниса.

Когда Кейлл секунду спустя подошел к окну, то он увидел, что громадное тело лежит на поверхности панциря чудовища. Руки и ноги беспомощно шевелились и подрагивали, когда неистовая энергия воздействовала на золотые доспехи.

Оглавление

Обращение к пользователям