Глава 1

Ну почему эльфы такие напыщенные идиоты?! Я уже второй час сижу на залитой солнцем трибуне посреди эльфийского Леса и слушаю эти хвалебные речи в честь сначала меня, потом Правителя, потом снова Правителя и снова Правителя. Боги, не удивительно, что у него мания величия развилась от таких-то похвал.

В Светлом лесу в последнее время было неспокойно, эльфы не довольны правлением Асилиэля, но сделать ничего не могут, кроме одного — мятежа. Только вот организаторы попались не очень, так как почти всех восставших схватили и сегодня собираются казнить.

Правитель Светлорожденных атлантид не любил никогда. Отношения между нашими странами были слегка напряженными, но нарушать Договор пока никто не спешил. Вместо этого оба правительства усиленно делали вид, что просто обожают друг друга. И мне пришлось принять приглашение Асилиэля. Нас, конечно, пригласили для празднования дня рождения Правителя, а казнь это так — приятное дополнение. Меня мало волновала судьба мятежников, и я даже как-то не задумывалась о том, что в восстание было с месяц назад. За это время врагов Правителя могли убить раз сто, так зачем нужна эта казнь? Вот если бы это было в Ланте… Хотя нет, не было бы. Сложно представить себе восстание в Атлантиде. Ну, убили бы Короля и Королеву, и что? На трон-то посадить можно лишь наследников наших двух родов, а мы не так многочисленны, чтобы резать друг другу глотки как люди или хотя бы эльфы.

К появлению десяти приговоренных (естественно, сегодня казнят только главарей, остальные уже давно мертвы) я отнеслась, как к дару божьему. К тому моменту я уже сама готова была убить любого, лишь бы эти хвалебные речи не слушать. Хм. А эльфы-то на ногах не очень твердо стоят (один из заключенных чуть не свалился с узкой лесенки, ведущей на помост), видимо, их там еще и пытали. Звери. Убили бы сразу, чего тянуть? Я от таких мероприятий особой радости не испытываю, хотя если бы это был мой враг, то, пожалуй, я бы даже станцевала. Так что не буду ломать кайф Правителю.

Заключенные были одеты весьма скромно: белые холщовые штаны и такие же рубахи. Жалко денег на одежду? Ведь эти мятежники не простые: среди них есть графы, и даже герцоги. Впрочем, это их обычаи, чего я вмешиваюсь?

— Начинается, принцесса Налия, — томно прошептал мне на ухо придворный маг Правителя, Сириналь.

Я недовольно передернула плечами. А то я сама не вижу! И вообще, этот щеголь достал меня за все время моего пребывания в Лесу. Он, в отличие от своего Правителя, к атлантидам относился очень тепло, даже слишком. Серенады под окном и дорогие подарки меня просто заколебали. Нет. Сам Сириналь вроде ничего. Красив, умен, но он просто маньяк какой-то. Мне и шагу ступить не давал, везде за мной таскался. Я уже даже свиту попросила меня предупреждать, когда он появиться, чтобы вовремя сбежать. Я же принцесса, блин, нельзя за мной так рьяно ухаживать, сразу сплетни поползут, дойдут еще не до тех ушей, мне не сдобровать.

Я отвлеклась от своих мыслей, что-то привлекло мое внимание на помосте, точнее кто-то, последний в ряду приговоренных. Тьма?! Он-то, как здесь оказался? Как вообще в это восстание впутался? Я молча наблюдала, как один за другим падают мятежники, их казнили самым простым эльфийским способом. Сначала обрезают волосы (страшный позор для Светлорожденного), а потом стрела в сердце. Вот на пол падают иссиня-черные волосы графа Нели, и темное кровавое пятно появляется на белоснежной рубашке. Теперь очередь дошла и до него. Свет?! Я не могу позволить им убить его.

— Стойте, — мой крик услышали все.

— Вы ведь говорили, что так и не узнали кто оставшиеся мятежники. Я могу допросить этого эльфа, — я обратилась к Правителю.

— Вы? — Асилиэль изящно изогнул темную бровь.

— У моего народа есть свои секреты.

Подумав немного, Правитель утвердительно кивнул. Я направилась к помосту, стараясь не упасть. Я не эльф, по этим чертовым узким лесенкам в роскошном платье и на каблуках особо не побегаешь. Я грациозно вскарабкалась на помост, жестом приказала своей охране не вмешиваться. Что мне делать? Как спасти его? Я подошла к последнему заключенному и посмотрела в родные изумрудные глаза.

— Кел, — позвала я тихо, — Келли.

Он поднял слегка затуманенный взор и тупо уставился на меня.

— Ты прекрасна.

— Кел, ну что ты говоришь, а? Тебя казнить хотят, а ты…

— Пришла посмотреть? — похоже, он хоть немного пришел в себя.

— Меня позвали. Я не знала, что это ты и…

Меня прервал окрик Правителя, пора закругляться. Но я не могу уйти и оставить его здесь, умирать. Я шагнула к еле стоящему на ногах эльфу и обняла его, рванула с шеи амулет переноса. Не знаю, где мы окажемся, но главное подальше от Правителя. Направить амулет нужно заранее, а я не могла, так как любую творимую на помосте магию прерывают. Здесь же они просто не успели.

Мы вывалились из порта на мягкую зеленую траву. Я вскочила и огляделась. Уф, слава богам это обычный лес, а не эльфийский. Значит, у нас есть время поговорить. Проследить амулет они не смогут, жаль только он у меня один. Я обернулась и посмотрела на эльфа, который с трудом облокотился спиной о дерево и тяжело дышал.

— Ну и как ты умудрился ввязаться в мятеж? — я присела рядом с Келом.

— Я не ввязывался. Меня подставили, — слегка раздраженно ответил воин.

— Хм, неужели? Мне-то можешь не врать, — обидно, что он не хочет мне признаваться.

— Нал, я не вру. Меня, правда, подставили, и я даже знаю кто. Только бы добраться до него, а там я докажу, что осудили меня зря.

— И как ты будешь добираться до него? У тебя ни денег, ни одежды, ни оружия. За тобой сейчас гонятся все Стражи Леса и…

— Ты мне поможешь, — перебил меня эльф.

— Что? Нет. Я не могу.

— Ты вытащила меня оттуда, и теперь все будут считать, что ты моя сообщница. Чтобы весь мир не стал говорить, что принцесса Атлантиды преступница тебе надо помочь мне оправдаться, — спокойным голосом сказал Кел. Нет ни Кел, а герцог Анил. Я впервые увидела его таким: полным собственного достоинства, слегка высокомерным, как все эльфы, горделивым, но все же вызывающим уважение.

— Я могу сказать, что ты заставил меня.

— Атлантиды, может, и поверят тебе, но не эльфы.

— Плевать на эльфов.

— Тогда ты испортишь и так не особо крепкие отношения наших стран.

При этих словах Кел поморщился, как от боли, он заметно побледнел.

— Что с тобой?

— Все нормально, — Кел попытался вывернуться из моих рук.

Я попыталась удержать его и положила руку ему на грудь, Кел же побледнел еще сильнее и застонал. Я резко отдернула руку и тупо уставилась на нее. На моей руке была кровь, кровавый след остался и на груди эльфа. Я, не слушая глупых возражений Кела, разорвала его рубашку и ахнула. Уроды! Гады! Они пытали его. Вся грудь была буквально исполосована, кровь сочилась из глубоких ран. Сначала я хотела уложить эльфа на спину, но потом испугалась, что там тоже могут быть раны, но слава богам, их там не было. Точнее уже не было. На спине остались лишь тонкие шрамы. Шрамы?! У нелюдей шрамов не бывает. Обычное да и заговоренное оружие не оставляет следов на совершенных телах эльфов (атлантид, дроу, демонов, оборотней и т. д.), но однажды это не понравилось одному демону и он создал металл, способный доставлять нам огромные муки. Раны, нанесенные оружием, изготовленным из арана, долго заживали, приносили огромную боль и оставляли шрамы. Любимое развлечение дроу пытки с использованием инструментов только из арана. Похоже, светлые эльфы переняли его у своих темных собратьев.

Нужно раны промыть, но чем? Нужна вода. Пока думала над этим, Кел потерял сознание. Тьма?! Он совсем плох. Выпустив поисковый пульсар, я узнала, что буквально в нескольких метрах от нас есть небольшая полянка и ручей. Не знаю, каким чудом, не потревожив эльфа, я перетащила его поближе к воде. Всю дорогу я костерила себя, на чем свет стоит, что так и не научилась нормально левитировать вещи. Я промыла раны, эльф стонал от каждого прикосновения, но в сознание не приходил. Потом перевязала раны лоскутами, оторванными от шикарного платья, которое после таких процедур укоротилось до колен. Я поделилась с Келом силой, но это тоже мало помогло. Больше сделать я ничего не могла, поэтому уселась рядом с истерзанным воином и тихо заплакала. Как же ему должно быть больно! Однажды меня ранили мечом из арана, это чертовски больно, а тут… Келлиндила пытали. Он терпел это целый месяц. Я всегда считала, что светлые не способны на такую жестокость. Слезы с новой силой хлынули из глаз. Ну почему, как только я встречаю его, у меня сразу случаются нервные срывы? И каждое наше прощание хуже прежнего? Мы не виделись с того разговора в пещере, и я обещала себе не ждать его, я и не ждала. Но, черт возьми, почему тогда я так сильно переживаю за него?

— Нал. Не плачь, — его рука легла на мою. Я разревелась еще сильнее, наверное, от радости, что эльф очнулся.

Кел посмотрел на меня снизу вверх и слабо улыбнулся. Я легла рядом и свернулась калачиком у его бока. Эльф слегка приобнял меня и стал успокаивать, тихо что-то шепча, я даже не заметила, как уснула.

Проснулась я под пение птиц и потрясающие аппетитные ароматы. Эльф готовил. Вместо благодарности я налетела на него, с криками, что ему с такими ранами нужно лежать еще как минимум пару дней. Поспорив минут пятнадцать, я поняла, что убедить этого зарвавшегося остроухого не удастся. Смирившись, я принялась за еду: листья какого-то дерева, ягоды и один кролик, которого Кел поймал голыми руками, за что заслужил еще один мой недовольный взгляд. Как только его раны слегка затянулись, он тут же бросился на охоту, доказывать себе и другим, что он даже в таком состоянии на многое способен. Эх, мужчины. Почему им все время нужно быть лучше всех?

— Слушай, не хочешь — не ешь, — не выдержал Кел моих злых взглядов.

— Да ем я, ем, — примирительно заговорила я, а то еще перенервничает, и раны откроются.

— Ну и ешь, а то сидишь тут косо смотришь. Я же для тебя старался, — обиженно сказал эльф. Для меня?

— Хм, спасибо. Кстати куда мы держим путь? — как не в чем ни бывало, спросила я.

Эльф удивленно на меня уставился.

— Ты со мной? — я кивнула, — Не стоит.

— Что?

— Не стоит, говорю, идти со мной.

— Ты же вчера сам просил.

— Я не просил, я думал, ты захочешь мне помочь.

— Я и хочу.

— Нет. Не хочешь. Ты просто меня жалеешь.

Так вот в чем дело. Я задела его гордость. Ну и дурак же он! Да, жалею, но помогаю-то не поэтому.

— Я все равно пойду с тобой. Плевать, что ты не хочешь. Помешать ты мне не сможешь.

Эльф недовольно покосился на меня, но смолчал. Знает, я права.

Сначала решено было выйти из леса и узнать, где мы вообще находимся, а оттуда двигать в Норн к Тираэлю, если он вообще там. Он же наемник, мало ли куда его нелегкая занесла. Кел сказал, что сейчас может доверять только ему. Я спорить не стала, это его дело. Я лишь помогу ему добраться до брата и все. О том, что по его словам мне придется быть с ним до конца, я не думала. Отец мне поверит, а остальное все равно. Кто посмеет выдвигать обвинения против кронпринцессы Атлантиды? Правитель Светлого Леса. Тьма?! Знаю ведь, герцог Анил прав (непривычно называть Кела так): этим похищением преступника я нарушаю договор. Нам придется скрываться. За нами теперь гнаться будут все кому не лень. Отец, конечно, прикажет нас не трогать и доставить живыми, а вот другие государи? Ну, у дроу мы, может, приют и найдем. Надеюсь, Правитель Нарк все еще испытывает ко мне хоть какие-то чувства. Хотя… не стоит все же туда соваться: темные всегда темные, они не станут белее на солнце. К вампирам в Марианн? Неа, выдадут. Ладно, там решим куда бежать. Может, застанем Тира в Норне. Да и просто так, без цели, прятаться не дело, надо найти того, кто подставил Кела. Подставил ли? Может этот остроухий мне врет, хочет, чтобы я помогла ему скрыться? Но тогда моей репутации конец. Принцесса помогла сбежать мятежнику. Придворные всего мира перемоют мне косточки, политический авторитет Атлантиды упадет, а война со Светлым Лесом обеспечена. Дело ли? В их жизнь вмешиваются какие-то там Атлантиды. Ведь Лес непременно решит, что за всем мятежом стоим мы. Значит надо оправдать Келлиндила, даже если он действительно участвовал в восстании. Скажете не честно? Плевать. Я не хочу войны и не по тому, что боюсь проиграть. Ведь мы, скорее всего, проиграем. Мы сильнее, но эльфам на помощь придут наши недоброжелатели, будто бы на защиту Договора. Бред! Все прекрасно знают, что дриады ненавидят нас, а Кардиния и Колуш (два человеческих государства) с удовольствием загребут себе наши торговые пути. Конечно, выиграть мы можем, только вот потерь будет слишком много… да всех. И для них, и для нас. Война это ужасно, я не могу допустить этого. Тем более что причиной буду я.

Мы отправились на восток. Почему? Ну, какая разница куда идти, если даже примерно не представляешь где ты?

Оглавление