Глава 15

Жадные глаза кхлеви следили за Акорной сквозь прозрачный люк челнока, а его клешни царапали и рвали искусственный панцирь маленького летательного аппарата. К счастью, он не уступал в прочности панцирю самого кхлеви. И даже был прочнее. Так как попытка освободить челнок из трещины в поверхности Вилиньяра провалилась, Акорна повернулась на сиденье и начала дергать ремни, удерживающие груз. Она не верила, что ей удастся спастись с его помощью, но по крайней мере она смогла бы освободить Вилиньяр от нескольких разбойников-кхлеви перед тем, как погибнет.

Несмотря на внесенные Маком изменения, ни одно из судов линьяри не имело стоек для оружия. Вместо них он оборудовал челнок мощными распылителями, заряженными средством против кхлеви.

Акорна надеялась, что сможет открыть люк и быстро выстрелить, охватив достаточно широкий сектор, и тем самым выиграет немного времени. Возможно, ее движений и движений кхлеви будет достаточно, чтобы затем освободить маленький аппарат и позволить ей спастись. Или же у нее просто будет время уничтожить побольше кхлеви. По крайней мере, она не станет просто сидеть в челноке и ждать, когда ее оттуда вытащат.

В конце концов ей удалось перерезать ремни и освободить оружие. Распылителей было всего полдюжины из тех запасов, что Беккер выменял на сварные хвиколианские платы, которые снял с грузового корабля под названием «Запата» возле Новой Гвадалахары. Прежде чем перекинуть два из них через грудь и спину на манер ружей, Акорна повернула один из распылителей к себе «стволом», набрала в грудь воздуха и выстрелила, покрыв себя и кресло пилота, но не пульт управления, отвратительно пахнущим соком.

Сок! В ее мозгу промелькнул обрывок одного из снов о будущем, в котором она видела, как с нее стекает покрывающее ее зеленое вещество. Это был сок. Неужели этот сон превращается в явь? Такого не может быть. И все же это единственный способ действий, который ей остался, если она хочет выжить и спасти Ари.

В какой-то момент во время своего обратного путешествия на Вилиньяр Акорна рассказала Беккеру о своем сне и о том, что она опасается, как бы этот сон не был предвидением того, что должно произойти. Именно тогда она предложила запастись соком однажды спасших линьяри растений.

Беккер одобрил ее план:

— Это имеет смысл. Любой кхлеви, который попытается откусить от тебя кусочек, тут же захочет откусить от чего-нибудь другого и избавиться от этого вкуса во рту. К тому времени, как он от него избавится, будет уже слишком поздно, потому что у него не будет рта. — Сок разъедал панцирь кхлеви, а потом уничтожал внутренние ткани. А самым худшим, чем сок грозил любому другому существу, не-кхлеви, была слабая аллергическая реакция.

Акорна вытерла ноздри, глаза и пальцы от сока, перекинула распылители через плечо и взяла еще по одному в каждую руку: Линьяри были пацифистами по природе, но, к счастью для Акорны, ее воспитывали представители другой культуры. Ее учителями были три готовых на все горняка, каждый из которых без колебаний применял силу, если это было необходимо, чтобы выжить. Кроме того, Акорна рассматривала свои действия не как уничтожение кхлеви, а как спасение тех живых существ, которых эти кхлеви могли уничтожить. Может быть, даже себя самой.

Сделав еще один глубокий вдох, о чем тут же пожалела, Акорна еще раз подняла глаза на атакующих.

Они долю секунды смотрели на нее, потом внезапно увернулись и стали смотреть на нечто иное, и двинулись по направлению к нему. Акорна не могла видеть, к чему именно, так как кхлеви заслоняли ей поле зрения.

И тут, к своему ужасу, она обнаружила, что это такое.

«Кхорнья! Я отвлеку их, чтобы ты могла спастись!» — произнес мысленный голос Ари, настоящего Ари.

«Только вместе с тобой!» — возразила она, встала, пригнула голову и навалилась спиной и плечами на люк. Он поддался быстрее, чем Акорна смела надеяться, и она встала в нем. Сок капал с нее. Она прицелилась в кхлеви, сгрудившихся в пятнадцати шагах от кормы челнока, и выстрелила. Кхлеви бросились врассыпную, издавая пронзительный писк вместе с лихорадочным пощелкиванием. Их бегство открыло Ари, которого держали в своих клешнях трое других кхлеви.

Акорна выстрелила из другого распылителя, сначала прицелившись в Ари, а потом перевела струю на держащих его кхлеви. Они тут же отпустили его.

«Быстро, любимый, пока остальные их не сменили», — сказала она. Но он был очень слаб и медленно, пошатываясь, двинулся к ней. Потом споткнулся и упал в трещину в земле.

Не думая о собственной безопасности, Акорна выскочила из люка, отбросив разряженные распылители сока и положив на землю заряженные, чтобы не зацепиться ими за что-нибудь на бегу. Она спрыгнула на землю, поскользнулась на соке, но добежала до Ари и помогла ему подняться. Кхлеви надвигались. Возможно, тот патруль, который Акорна увидела сначала, вызвал подкрепление.

Она потащила Ари к тому месту, где лежали брошенные распылители. Оставила один себе, а другой отдала ему. Кхлеви, наступающие на двоих линьяри, топтали своих раненых товарищей. Акорна знала, что сок, покрывающий двоих кхлеви, проест и ноги кхлеви, топчущих своих, но когда атакующие осознают, что они пострадали, для них с Ари уже будет слишком поздно.

Затем земля содрогнулась и сбила ее, Ари и кхлеви с ног. Акорна поползла назад, таща за собой Ари, и вдруг ощутила воздух под своей рукой и услышала резкий скрежет. Она обернулась и увидела, что на месте трещины, в которой застрял челнок, открывается пропасть и он в нее проваливается.

Рука Ари вцепилась в ее запястье. Он замер, потом схватил это запястье другой рукой и стер с него сок.

«Таймер Грималкина?» — спросил он.

«Да. Я нашла его здесь и поэтому остановилась».

«С помощью этого таймера мы сможем убраться отсюда», — сказал Ари, излучая возбуждение и первый проблеск надежды, которую Акорна ощутила среди мрака отчаяния, исходящего от него.

«Каким образом?» — сейчас не время проявлять осторожность, но она почувствовала, как у нее упало сердце, ощутила неизбежность судьбы. «Мои сны, — подумала она. — Они могут сбыться…» Риск очень пугал ее, но иначе им обоим грозит верная смерть.

«Надо ввести нужную дату, время и координаты. Это просто».

Акорна быстро приняла решение. Идея предопределенности и неизбежности судьбы ей не нравилась. Отбросив в сторону страхи, чтобы не отвлекать Ари, она послала ему трезвую мысль:

«Может быть, это было бы просто, если бы я могла видеть таймер, но здесь темно».

Он прикоснулся к чему-то, и таймер осветился.

Тем временем стена ног, жвал и клешней кхлеви надвинулась на них.

«Ты знаешь, как он работает. Ты это сделай, — сказала Акорна. — Я постараюсь защитить нас от кхлеви».

Она начала было снимать с запястья таймер, но Ари ее остановил.

«Мне необходимо прикасаться к тебе, чтобы мы оба переместились, — сказал Ари. — Погоди…»

Он начал быстро нажимать кнопки.

Кхлеви попробовали атаковать линьяри, но, попав под очередной «выстрел», быстро втянули клешни и челюсти, щелкая и пронзительно вереща от боли. Они телепатически предупредили остальных, что добыча несъедобна. Гигантские жуки попятились.

Акорна почувствовала, как в ее сердце растет надежда. Они выберутся отсюда!

Затем орды кхлеви вокруг линьяри расступились и пропустили две пары новых кхлеви. Каждая пара что-то несла.

«У них сети! Быстрее, Ари, быстрее!»

«Я почти закончил…»

Первая пара кхлеви бросила сеть. Акорна пригнулась, но все равно почувствовала, как металлические тросы опустились на ее голову и плечи. Ари теснее прижал ее к себе, а кхлеви схватились за концы сети.

Акорна крепко зажмурилась. Она ощущала лишь теплые руки Ари под сетью, обнимающие ее за шею и спину, и прикосновение холодной стальной сетки, сжимающейся вокруг них.

Она смутно услышала голос Мака, кричащий:

— На помощь! На помощь! Капитан Беккер, требуется немедленная помощь! Срочно запустите план «Б» и отправьте немедленно весь имеющийся персонал на выручку! Как мы и опасались, Акорна и Ари вернулись, но я не могу определить их состояние, потому что они накрыты какой-то сеткой и окружены кхлеви!

* * *

Грималкин взвизгнул, когда клешни кхлеви щелкнули у его хвоста. Он почувствовал струю воздуха и действительно потерял несколько волосков, но потом ему удалось рывком втянуть свой драгоценный придаток в дыру вслед за собой. Кхлеви просто выели камни и почву вокруг его убежища, пока он снова не оказался на виду. Когда один из них подался вперед, чтобы схватить добычу, кот-метаморф перепрыгнул через его голову и приземлился у него за спиной, у ног другого кхлеви. Он проскочил между его ногами и несколькими парами других ног, лавируя между ними так, словно спускался по трассе слалома, пока неожиданно не увидел вместо ног открытые жвала.

Он резко затормозил, развернулся и бросился в другую сторону. Но другие кхлеви тоже нагнулись, стараясь схватить его своими безжалостными клешнями. Снова Грималкин прыгнул, но на этот раз кхлеви сзади были готовы к его прыжку, и ему пришлось зависнуть в воздухе. Он проделал это, приземлившись на череп ближайшего жука, затем перепрыгнул на голову следующего и следующего.

Если бы только их было не так много, он мог бы оставить их позади, обогнать и вернуться на то место, где потерял свой таймер. Заполучив его снова, он был бы в безопасности. Даже в образе кота он сумел бы управлять им.

Но как бы он ни прыгал, ни вертелся, ни прятался и ни увертывался от кхлеви, они все время окружали его. Их было слишком много. Грималкин надеялся, что они устанут ловить одного маленького кота, именно поэтому он принял свой второй облик, как только они схватили его в образе двуногого. Но эти жуки были безжалостны и упрямы, как могут быть упрямы лишь очень тупые создания.

Похоже, ему придется вернуться к своему таймеру со всех сторон окруженным этими надоедливыми тварями.

Как только он об этом подумал, как почувствовал, что охота прекратилась. Он пробежал среди леса ног кхлеви без помех и вылетел на открытое пространство, усеянное камнями и щебнем. Он оглянулся через плечо, но кхлеви на него не смотрели. Их антенны были направлены в противоположную сторону.

И тут он услышал. Это было похоже на высокий вой, но он был механическим, не голосом животного. Неужели это двигатель? Звук был похож на звук небольшого судна, возможно, челнока или флиттера. Что он здесь делает? Или, точнее, что он делает сейчас? Грималкин был уверен, что ни одного не принадлежащего кхлеви судна нет в этом времени. Вилиньяр полностью побежден, на планете не осталось ни одного живого существа, кроме кхлеви и его самого. И, может быть, Ари? Но Ари должен находиться где-то в будущем, где нет кхлеви. Конечно, он должен был находиться в пещере, когда прилетел Грималкин, но его там не было. Грималкин решил, что причина в том, что он, возможно, пытался посадить корабль в то же самое время, когда улетел вместе с самим собой и Ларье. Всегда существует некое темпоральное искажение в подобных ситуациях.

Он вскарабкался на самый высокий холм из камней и слизи, чтобы получше оглядеться. В облике кота ему было несложно видеть в темноте. Земля дрожала под его лапами, хотя он не знал точно, от топота ног кхлеви или из-за землетрясений, периодически сотрясающих Вилиньяр.

Кхлеви набросились на большое яйцо с крыльями с обеих сторон. Грималкин узнал в нем челнок линьяри, который капитан Беккер возил на борту «Кондора». Линьяри, хотя он не мог точно определить на таком расстоянии, кто он, присел на корточки рядом с кораблем. Казалось, он что-то рассматривает.

Его таймер! Линьяри — Ари, конечно, или, может быть, Ларье, или, возможно, даже Акорна — нашел его таймер! Радость! Восторг! Он может покинуть это место и унести того, кто прилетел, вместе с собой. Он уже начал прыжками спускаться на равнину, где стоял на коленях линьяри, когда земля встала на дыбы и он сам едва не встал на хвост. Когда Грималкин встал осторожно на дрожащую землю, то почувствовал себя так, словно оседлал какое-то огромное и недовольное животное. Он видел, что одно крыло маленького яйцеобразного судна застряло в трещине. Линьяри увидел кхлеви, надвигающихся на его корабль. Он открыл люк и заполз внутрь, захлопнув люк в каком-то сантиметре от клешни первого кхлеви.

Грималкин прыгнул и помчался к кораблю, снова увертываясь от ног кхлеви. Грималкин спешил на помощь! Он заберет свой таймер у линьяри и спасет их обоих!

Затем положение осложнилось. Вдруг Ари появился среди кучки кхлеви, самой дальней от корабля. Грималкин с удивлением увидел, что Ари очень плохо выглядит. Кхлеви надвигались на него, а значит, бедняга скоро будет выглядеть еще хуже.

Плохо, что Ари находится ближе всего, а тот, с таймером — Акорна? Грималкин все еще не был уверен, — сидит внутри челнока.

Не успел он решить, что предпринять дальше, как люк челнока распахнулся, и какое-то чудовище, мокрое и блестящее от чего-то настолько дурно пахнущего, что Грималкин чуть не потерял сознание, выбралось наружу.

Вглядевшись внимательнее, он увидел, что это Акорна, хотя откуда она взяла эту гнилую слизь, Грималкин представления не имел. Она разрядила штуку, которую держала в руках, в кхлеви. Дурно пахнущее, мокрое на вид вещество вырвалось из дула ее оружия и покрыло и Ари, и его врагов той же слизью, что покрывала ее. Грималкин понял, что это тот самый сок, о котором говорилось в записанных воспоминаниях Ари, сок, который помог линьяри и их союзникам окончательно уничтожить кхлеви.

Сок подействовал. Кхлеви с воплями падали на землю, или скорее со щелканьем, что было для них равнозначно воплям.

Но после этого все произошло очень быстро. Грималкин попытался прорваться сквозь ряды ног кхлеви, но ему не повезло. Он мог бы принять другой облик, но тогда его наверняка схватили бы, а в отличие от Акорны и Ари у него не было сока. Все равно он рискнул бы, если бы видел свой таймер на запястье Акорны и что Ари торопливо вводит в него программу. К тому времени, когда Грималкин увидел это устройство и понял, что происходит, было уже слишком поздно. Кхлеви набросили сеть на Акорну, Ари и — увы! — на таймер. Не успел Грималкин и глазом моргнуть, как и парочка линьяри, и кхлеви, держащие сеть, исчезли с поляны, оставив на месте челнок, других кхлеви и… — о боже! — его самого.

Именно в это мгновение кто-то поднял его за хвост и начал вращать в воздухе, описывая широкую дугу. Он принял образ двуногого, не имеющего хвоста, чтобы спастись. К несчастью, у этого варианта не было не только хвоста, но и грации, скорости и юркости кота. Еще два кхлеви сразу же перекрыли ему путь. Каждый схватил его за руку, не заботясь о том, что вывернет ее из сустава. Грималкин подозревал по тому, как они реагировали на его крики, что им бы этого даже хотелось. Вдвоем они потащили его. Он обмяк и перестал сопротивляться. Вскоре они вошли в один из больших холмов отвердевшей слизи. Он оказался в центре пространства, напоминающего амфитеатр, но единственный предмет мебели стоял в центре: та самая машина для пыток, которая играла главную роль в многочисленных пропагандистских видеофильмах кхлеви.

Оглавление