Часть пятая. Королевские будни

Измученные долгим боем с обитателями нижнего мира, мы расположились в кабинете архимага. Все уже разошлись, оставляя нам с Императором честь разбираться со всем этим безобразием.

— Веди их, — хмуро бросил Кел.

Он тоже прекрасно знал Эрвина и понимал, почему тот защищает своих студентов. Но и Эрв знал нас не хуже, поэтому не стал спорить. В комнату вошли трое атлантов, два эльфа и дриада. Юные маги помялись у входа, но потом сообразили, что это граничит с оскорблением особ королевской крови, и поклонились. Вышло как-то неуклюже и даже жалко. Келлиндил едва заметно сдвинул брови, и я поняла, что маги пропали. Император гневался, причем очень сильно.

— Вы понимаете, к чему могли привести ваши действия, — не стал тратить время эльф.

Ребята судорожно кивнули.

— Это хорошо, тогда вы так же поймете, почему я выношу такое наказание. Завтра в полдень вас всех лишат магии, — в глазах студентов появился такой ужас, что у меня по спине пробежали мурашки, а уж когда смысл слов Императора дошел и до меня.

— Тем пьяра сэтэ маэро? (Тебе не кажется, что это слишком) — заговорила я с Келом на одном из диалектов кочевников Забытых королевств.

Мне не хотелось, чтобы нас поняли. Зачем кому-то знать о разногласиях Императора и Королевы?

— Нет, не кажется, — тоже перешел на другой язык Келлиндил.

— Оставьте нас на минуту, — обратилась я к Эрвину.

Архимаг улыбнулся и поспешил выйти. Мужчина прекрасно нас понял и теперь ждал, что я буду уговаривать эльфа сжалиться. В принципе, он был прав, только уговаривать я не собиралась.

— Я не поменяю свое решение, — упрямо заявил Кел, как только за магами закрылась дверь.

— Уверен?

— Да.

— Но они всего лишь дети. Своим решением, ты обрекаешь их на смерть.

— Не преувеличивай.

— Это ты не преуменьшай. Без магии они не смогут жить. Они уже привыкли пользоваться ей постоянно. Это жестоко.

— Нет. Жестоко, это когда жуткие твари нижних миров нападают на беззащитных жителей. Если бы нас не было в столице, если бы ты уехала или я? Кто бы остановил все это? Эрв? Он сильный маг, но не настолько, как и ты, как и я. Порознь мы бы не смогли остановить это. И что тогда? Уничтоженная столица, королевство, а затем и мир. Ты сама знаешь. Еще несколько часов и портал бы стал стабильным, мы бы превратились в нижний мир, — Император не хотел уступать.

— Я знаю, но все же…

— Никаких Но, — перебил меня Келлиндил.

— Я не позволю тебе сломать этих ребят. Ты не имеешь права наказывать их. Я ведь тоже правитель и накажу их сама. По крайней мере, атлантов.

— Ну, уж нет. Ты отпустишь своих, а я накажу своих? Это будет несправедливо.

— А справедливо наказывать детей за глупую ошибку? — перешла на крик я.

И поплатилась за это. Открылась только что затянутая целителями рана, я пошатнулась и схватилась за край стола. Но стеклянный столик не перенес такого надругательства и стал заваливаться, и я вместе с ним. Эльф подхватил меня у самого пола.

— Какая ты нервная, — мягко улыбнулся Кел, — Хорошо. Я не буду лишать их силы, только не бей больше посуду.

Я запоздало поняла, что на столе стояли бокалы с вином.

— Эрв! Позови целителей, — это последнее, что я услышала, провалившись во тьму.

***

Я проснулась, когда солнце уже стояло в зените. Ужасно болела голова и почему-то ноги. А, я же вчера много бегала. От тех жутких тварей. Не скажу, что они были такие страшные, но в большом количестве представляли реальную угрозу. Нам пришлось попотеть, чтобы пробиться в зал ритуалов к проходу. Закрыть его, было не так уж трудно. Если бы нам постоянно не мешали мерзкие твари. Эльф тогда сильно ругался и был просто в бешенстве. Еще бы, ведь могла погибнуть его распрекрасная столица. В смысле, я то очень полюбила этот город, но все же он был детищем Келлиндила. Моим любимым местом в этом мире была Налииа. Город названный так в мою честь первым Королем атлантов этого мира, моим двоюродным братом. Город на берегу моря, в котором сейчас управлял Эмиль. Это еще один фактор, почему я любила Налиию. Мой сын, как же давно я не видела тебя. Надо бы проведать свое дитя. Кстати, о детях. Как там студенты-неудачники? Надеюсь, Кел сдержит свое слово, и не будет лишать их магии. А, может, мне вообще послышались его слова? Тьма! Все может быть. Надо проверить.

Не обращая внимания на хлопочущих вокруг меня служанок, я поспешила в эльфийскую часть дворца. Я так торопилась, что даже пару раз накричала на бестолковых придворных, как эльфов, так и атлантов. По дороге, я успела накрутить себя, и теперь была на взводе. Я была почти уверена, что детей лишили магии. Это ужасно.

Хотя, ужасное было еще впереди. Не думая, я ворвалась в кабинет Императора. Стражи и не подумали меня остановить. И застыла на пороге, пораженно разглядывая целующуюся парочку. Они отстранились, услышав звук открывающейся двери. И, может, мне показалось, но взгляд изумрудных глаз Келлиндила на мгновенье стал виноватым. Девушка же наоборот высоко задрала свой курносый носик (мне тут же стало лучше). Я стала разглядывать ее внимательнее. Темные волосы, длинные и шелковистые, явно она тратит на это много денег, изящная фигурка, но, как это часто бывает с такими фарфоровыми статуэтками ни «переда», ни «зада». Я улыбнулась про себя. Сравнение было явно в мою пользу, и, я думаю, Кел тоже это понял. Я быстро взяла себя в руки, хотя ужасно хотелось кричать и плакать, и улыбнулась парочке. Вежливо и холодно, так чтобы мороз по коже. На Императора не подействовало, зато эльфийка ощутимо вздрогнула.

— Мне очень жаль, что я вам помешала, Император, — сожаления в моем голосе не нашел бы даже самый ярый мой сторонник.

— Ничуть. Я внимательно Вас слушаю, Королева, — вежливая улыбка эльфа ничуть не уступала моей.

Кел махнул рукой, приказывая девушке уйти. Та обижено надулась. Дура! Тьма! Какая же она дура! Неужели думает, что для Келлиндила она что-то больше, чем способ удовлетворить свои потребности. Я знаю эльфа, лучше чем кто либо. Если он действительно полюбит другую, я уйду. Но пока у меня есть шанс, моим соперницам не поздоровиться. Хм, может, поэтому Кел скрывает от меня своих фавориток. Я порой бываю очень жестока.

— Так о чем ты хотела поговорить?

— Я пришла узнать, что ты сделал с подопечными Эрвина.

— С ними все в порядке. Наказание им назначил Эрв.

Я кивнула. Вот и отлично, по крайней мере, архимаг не станет их убивать. Я развернулась, чтобы уйти.

— Прости, что ты увидела это, — тихо сказал эльф, — Я не хотел…

— Все нормально, — оборвала я Императора.

— Но тебе было… неприятно, — хорошо, что он использовал это слово, если бы он сказал больно, я бы устроила здесь погром, — Я знаю, ты любишь меня…

— Кел, твои знания устарели, — я снова перебила его речь, — Я не умею любить того, кто не любит меня.

— Так ты не любишь меня?

— Мне кажется или в твоем голосе звучит сожаление по этому поводу?

— Нет. Наверное, ты права. Так даже лучше.

— Легче, но не лучше.

***

Я еще курносую эльфийку называла дурой, а сама? Хотя, так действительно лучше. Зачем Келлиндилу знать, что до сих пор его люблю. Он будет мучиться. Главное, теперь в постели не проговориться, как обычно. Может, не спать с ним вообще? Ну конечно, как я себе это представляю? Императору нужны наследники. Не будем спать вместе, эльфы озвереют. К тому же, я вряд ли смогу отказать себе хотя бы в таком удовольствии. Люблю я эту зеленоглазую сволочь.

И все же, нужно проучить юную эльфийку. Задирать так нос перед Королевой, чревато. Мне ничего не стоило узнать, кто она и чем занимается в свободное от охмурения императоров время. Мои шпионы не зря едят свой хлеб с маслом. Ничем не примечательная девушка из не слишком богатого рода, но амбициозна и дерзка. Хм, это я заметила. Ладно, потом что-нибудь придумаю. Но главное до отъезда в Наллию, не хочется оставлять Келлиндила с этой.

— Моя Королева, к вам посол из Тиоры, — отвлек меня от бумаг секретарь.

Я внутренне приготовилась к нелегкой борьбе. С дроу никогда не бывает легко, особенно если этот дроу сын правителя. Глупый избалованный мальчишка. Пусть по меркам эльфов он давно совершеннолетний. Я в свои две с половиной тысячи лет могу себе позволить назвать мальчишкой практически любого.

Но правитель Тиоры удивил меня, вместо своего сына он назначил послом силь Роллитиана. Того самого, на которого мне намекала Мира. Я внимательно слушала дроу, попутно разглядывая его. Безусловно, мужчина был чертовски красив: черные волосы с красноватым отливом, бездонные глаза черного янтаря, аристократические черты лица. Среди дроу он занимает не последнее место. Странно, что я не слышала о нем раньше. К тому же, не обделен умом. Вокруг него витала какая-то особая аура, невольно этот эльф вызывал уважение.

— Понимаю, силь. Я думаю, мы сможем выделить для Тиоры своих атлантов. Я посоветуюсь с министром и сообщу вам свое решение, а пока будьте гостями в Кот 3.

— Благодарю Вас, Королева.

Посол поклонился и практически бесшумно покинул кабинет, только дверь скрипнула. Я специально приказывала не смазывать петли, чтобы слышать приближение легконогих эльфов. В огромном дворце при совместном проживании меня крайне раздражало внезапное появление на моем пути. Если честно, я пугалась. Поэтому решила постараться избегать подобные ситуации. Получить инфаркт не входило в мои планы. Тем более этим бы я доставила огромное удовольствие всем охотницам на Императора.

Тьма! Опять все мои мысли сводятся к одному. Хватит! Сегодня вечером мы идем гулять. Отвлекусь. Я дала самой себе обещание, оторваться этой ночью по полной программе.

***

— Так куда Вы нас тащите, Ваше Величество? — изнывала от любопытства эльфийка.

Я приняла загадочный вид. Если честно, я сама смутно представляла себе подобное заведение, но как-то читала о нем в отчете прокурора. Не стоит пугаться, ничего криминального. Подобные заведения есть во всех городах мира.

Иллаэль состроила щенячьи глазки и все пыталась выведать у меня страшную тайну.

— Ладно. Только замолчи, — не выдержала я, — Мы идем в «закатную» таверну. Да-да, это там можно получить практически все, что только можно и никто нас не узнает, даже если мы встретим знакомых.

— Говорят, они используют особые чары, — влезла Мира.

Я только пожала плечами. Не все ли равно? Нас не узнают, и мы сможет натворить таких дел. Я прикрыла глаза в предвкушении. С утра было желание напиться, которое к ночи переросло в потребность.

Заведение оправдало все мои ожидания и даже больше. Мы напились практически до невменяемого состояния. Через некоторое время я решила возвращаться, но до своих подруг я не достучалась. Мира тихо посапывала в углу в обнимку с незнакомым дроу. Иллаэль лишь махнула на меня рукой, пробурчав что-то неопределенное, и продолжила целоваться с каким-то парнем. Я не стала особо разглядывать. Тяжело вздохнув и решив, что они уже не маленькие — сами найдут дорогу назад, я покинула сие замечательное заведение. Вернее, я собиралась это сделать. Пробираясь меж столов, я споткнулась и рухнула на лежащего на мягких коврах и подушках мужчину. Пострадавший сдавлено пискнул. Видать, сильно я его.

— Ох, простите, — всполошилась я.

— Ничего. Все в порядке, а будет еще лучше, если вы все же соизволите с меня встать, — пробурчал мужчина.

— Да-да, конечно.

Мне было ужасно стыдно.

— Как я могу загладить свою вину, — спросила я и тут же пожалела, наткнувшись на весь откровенный взгляд темных глаз.

— Составьте мне компанию, — улыбнулся мужчина, протягивая мне стакан с вином.

Странно, но за столом он был один. Обычно в такие места не ходят по одиночке. Хотя, я же сейчас тоже одна.

Утро наступило днем! Ночь оставила приятные воспоминания о горячих губах и весьма умелых руках моего любовника. Интересно наши стоны были слышны всем соседям или только ближайшим? Даже не знаю, когда мы успели перебраться в его загородную виллу. Но факт остается фактом.

Я сладко потянулась и перевернулась, чтобы разглядеть мужчину, с которым провела страстную ночь. Видимо нервы сдают, если я не смогла сдержать вскрика. Нет, он вовсе не был страшным, даже наоборот. Но как я умудрилась во всем разнообразии выбора наткнуться на посла Тиоры силя Роллитиана? Мы покинули «закатную» таверну, значит, чары спали, и он наверняка меня узнал. А может, еще нет? Ведь, я то его не узнала. К тому же, могу и память стереть. Хотя, скорее всего не выйдет. Он посол, на нем должны висеть очень качественные защитные чары. Тьма!

Тем более уже поздно. От моего вскрика посол проснулся, одарил меня счастливой улыбкой.

— Разочарованы? У Вас такой вид, словно Вы проснулись в обнимку с полуразложившимся трупом.

От его слов меня даже передернуло.

— Вы преувеличиваете. Просто я не думала, что это Вы.

— Вот я и спрашиваю, разочарованы?

Его улыбка была настолько хитрой, что глупо было отрицать, насколько мне было хорошо этой ночью. Все равно не поверит.

— Вы узнали меня еще в таверне? — спросила я, хоть немного уводя разговор в сторону.

— Нет. Только здесь.

— И Вас это не остановило? Вы ведь поняли, что я-то как раз Вас не узнаю. В таком-то состоянии, — уныло закончила я.

— К счастью, я сам был уже в таком состоянии, что остановиться для меня было невозможно, — еще шире улыбнулся посол, — Вы ведь не жалеете об этом? — спросил Роллитиан, нежно целуя мое обнаженное бедро.

Что тут сказать? Появилась я во дворце только к вечеру. Хорошо, что подруги тоже еще не вернулись, меня и не искали. Знали о последствиях наших загулов. Хотя о таких последствиях никто, конечно, не знал.

***

Неделя пролетела быстро. Я с некоторым сожалением покидала столицу и мужчину, который стал мне дорог. Возможно, если бы я не любила Келлиндила, у нас с Роллитианом что-нибудь вышло. Даже наверняка, но…

Я направлялась в Наллию. К сыну. Нужно было проведать провинции королевства. Таков порядок. Так заведено у атлантов — не забывать своих подданных. Даже если эти подданные находятся на краю вселенной, по мнению столичных франтов. Я же с нетерпением ждала этой поездки. В них я забывала о Келе и могла расслабиться. К тому же, я увижу сына. И отдохну от этих вездесущих эльфов. Ведь так далеко в земли атлантов они пока не забирались. М-да, ключевое слово «пока».

Часто эльфийские особи меня ужасно раздражали, и это притом, что я эльфов люблю. Оказалось не в таком количестве и не в моем замке. Порой руки так и чесались послать в толпу остроухих что-нибудь эдакое. Но, увы! Королеве не пристало. Как всегда. Впрочем, я не сильно тяготилась своим положением. Меня с детства готовили к принятию власти. И пусть я большую часть своей жизни провела в других мирах, скитаясь и ведя образ жизни абсолютно не приемлемый для Королевы. Кровь — не водица.

Странно, что эльфы так меня раздражали. Ведь если бы я их ненавидела, то, какого черта в любовниках у меня только представители этого остроухого народа? Даже самой смешно. Вот и снова я связалась с эльфом, пусть и темным. Силь Роллитиан типичный представитель дроу. Хотя, многие бы поняли мою привязанность. Эльфы, что темные, что светлые, безумно красивы. Конечно, для моей психики атлантиды это не настолько сильный удар, но все же. Еще они идеальные воины, точнее обладают идеальным сложением тела для ведения боя. Вопрос в том, развивают ли они свои способности или нет. Впрочем, у них есть время на многое. Тот же Келлиндил — очень сильный маг, ну уж, а воин он самый-самый. Это и не удивительно. Он побывал во многих мирах, и в каждом из них он перенимал что-то новое. Его стиль ведения боя был просто невероятен. Трудно было поверить, что такое вообще возможно. Хм, я опять вспомнила об эльфе. Я же зареклась думать о нем в этой поездке.

Так вот об эльфах. Ранимые, нежные, жестокие, сострадающие и причиняющие боль красавцы, воины, порой выдающиеся музыканты и идеальные убийцы. Высокомерные снобы, легкомысленные повесы, изощренные любовники, жестокие тираны. Во всем многообразии миров, Вы не встретите двух одинаковых эльфийских укладов жизни. Везде они разные, но при этом чем-то похожи друг на друга. Да и стоит ли говорить, что даже в том мире, где эльфы представляют из себя все самое ужасное. Великие лорды и леди, захватившие власть, поработившие людей. Даже в том мире мало нашло тех, кто мог бы устоять перед их красотой приправленной изрядной долей жестокости. Хотя, стоит заметить такой мир один на миллион, а вот миров, в которых люди убивают эльфов во много раз больше. Отчего так происходит?

Странно еще и то, что многие делят эльфов на темных и светлых по принципу зла и добра. Мол, светлые такие белые и пушистые, а дроу просто кровожадные маньяки. Интересно, а почему тогда эти самые маньяки не уничтожили светлых? Оттого, что в мире должно быть равновесие? Нет, просто светлые тоже умеют быть жестокими. Просто, очень хорошо это скрывают.

***

Я сидела, глупо уставившись на портрет Императора в кабинете Эмиля. На картине была еще и я, но как-то терялась на фоне статного, светловолосого воина. Сразу ясно, что художник эльф. Причем, эльф-патриот. Или я действительно так блекло выгляжу?

— Вовсе нет. Ты самая лучшая, — улыбнулся вошедший мужчина.

— Отругаю Эрва за запрещенные приемы, — пробурчала я.

Архимаг был псиоником и обладал особыми знаниями в области телепатии. Это открывало для него огромные возможности, чем и пользовались его друзья. Я, конечно, порой тоже, но никогда не читала мыслей своих друзей, тем более родственников.

Я преобразованной силовой волной сорвала с шеи сына серебряный кулон. Нечего меня читать.

Миль возмущенно надулся. Словно ребенок! Хотя для меня он всегда останется маленьким мальчиком.

— Ну докладывай наместник, как дела в вверенной тебе провинции?

***

— Почему ты так его ненавидишь? — спросила Королева свою подругу.

Женщины сидели на берегу моря прямо на песке, нещадно пачкая безупречно скроенные наряды. Иллаэль тяжело вздохнула. Сегодня она опять поругалась с первым Советником Императора Эмрод-Империи 4, эльфом Нарнелом.

Келлиндил отправил силя Советника в Наллию для урегулирования некоторых вопросов, касающихся морской торговли с орками. Город-порт принадлежал Атлантиде, но, учитывая особые отношения двух государств, эльфы могли рассчитывать на скидки за провоз товаров через их земли. Этим и занимался Нарнел. Обитал он во дворце наместника, так как был еще и хорошим другом Эмилю, да и Королеву он очень уважал. Но был один минус. В Наллию с подругой приехала ненаследная принцесса Тиоры — Иллаэль.

— Ты же знаешь, Нал. Я его терпеть не могу. Просто. Это на уровне крови.

— Конечно?! — фыркнула Королева, — А то я не знаю, что ты злишься на него за то, что эльф оказался умнее тебя.

— Не правда. Последний бой был за мной.

Налия весело рассмеялась. Ее поражала эта вражда. Хотя порой было не до смеха. Как-то Советник перебил право дроу поставлять металлы с рудников гномам. Род Иллаэль от этого не сильно пострадал, зато пострадало самолюбие темной принцессы, которая собиралась подписать длительный контракт с гномами. Дроу отомстила. С тех пор эльфы друг друга терпеть не могли. Излишне впечатлительные порой от их черной ненависти не могли, даже рядом стоять с этими двумя. Кстати, гномов, этих «коротконогих шовинистов» Иллаэль возненавидела тоже.

Смотря на веселящуюся подругу, эльфийка попыталась обидеться, но у нее ничего не вышло. Как объяснить Королеве, что ее ненависть это что-то неосознанное. Дроу пыталась держать себя в руках и вообще славилась своим хладнокровием, но при виде этой довольной остроухой рожи ее обуревала ярость. Не зря же он светлый, а она темная. Может, в этом все дело? Ну, это вряд ли. На нее ведь другие так не действуют. Иллаэль очень уважала Келлиндила, например. Они бы даже могли стать друзьями, если бы не тот факт, что Император мучает своим поведение ее лучшую подругу. Да и масса поклонников из светлых эльфов ей даже льстила. В чем же дело? Может, Налия права и дело в том, что он почти единственный, кто смог ее обойти?

Гордость Иллаэль тут же вскинулась — эльфу просто везет, вот и все. И ничего он не умнее, и не лучше, и не красивее. Так, стоп. Последнее уже лишнее. Спору нет, Нарнел красив. За ним толпами бегают юные и не очень девы. Некоторые особо отличились, пытаясь насолить Иллаэль за оскорбления их божества. Идиотки! Месть дроу это вам не шутки.

Девушка зажмурилась от удовольствия, вспоминая, как она пол года назад вынудила любовницу Нарнела выйти замуж за другого. Но, может, ей показалось, силь Советник расстроен не был. Даже поблагодарил.

— Пираты! — на берег выскочил страж, сбивая с мерных мыслей благородных дам.

— Ваше Величество. Пираты напали на Савилью. Это в двух днях пути от города. Требуют выкуп или убьют всех жителей.

— Чудно, — проворчала Налия, — У меня дел больше других нет, такой чушью заниматься. Поймаю этих пиратов — убью.

***

Это был мой долг, защищать и беречь свои земли и их жителей. Когда меня нет, этим занимается Наместник, но если в городе Королева… закон есть закон. На том и держится вся Атлантида. Но как же меня это достало. Почему-то стоит мне появиться в той или иной провинции, как все беды случаются именно там. У меня плохая карма. Или Наместники специально копят свои проблемы до моего прибытия? Скорее всего. Мне с Милем придется ехать в Савилью.

Только вот тогда Нарнел и Иллаэль останутся во дворце вместе, а это чревато последствиями. Для дворца.

Мысленно грязно ругаясь, я собралась в дорогу. План был прост, как все гениальное. Это я скромница такая. Я, как Королева, уламываю разбойников уйти по-хорошему. Думаю, вряд ли они согласятся, тогда я просто их убью. Легко и просто. Среди пиратов достойных противников для меня нет.

Конечно, можно было отправить на переговоры кого помельче, нежели Королеву. Но я же обещала убить разбойников. В столице себе такого не позволишь, а тут можно сослаться на ситуацию.

Нервы у меня в последнее время ни к черту. Да еще и подруга выкидывает номера, и подговаривает меня устроить каверзу эльфийскому советнику. Это все нездоровая любовь дроу к мрачным шуткам.

Скомкано попрощавшись с Иллаэль и пообещав подруге не слишком там зверствовать, я в сопровождении сына оправилась к пиратам.

У города мы с Милем проспорили несколько часов. Только он решился возражать мне в моей затее, мотивируя это большой опасностью. Остальные и слова сказать не смели. В Атлантиде не принято было носиться с королями, как с расписными торбами. Нет, нас, конечно, охраняли, холили и лелеяли, по мере возможности.

— Все. Довольно. Я свое слово сказала, — закончила я спор ритуальной фразой.

После нее никто не имел права возражать Королеве. Таков закон. Он не раз спасал мои расшатанные нервы.

В городе меня встретили радушно. Еще бы, сама Королева пожаловала. Здешние пираты представляли собой жалкое зрелище. Что не удивительно. Обычно адекватных разбойников можно встретить в мире с нестабильной политической обстановкой, когда в наличии имеются несколько равносильных держав. В открытую воевать слишком затратно, вот и появляются пираты. Обычно переименованные в каперов и корсаров. Впрочем, сути их работы это не меняет. Так было на Земле, да и еще в паре миров. Здесь же морские разбойники вызывали стойкое желание немедленно их помыть. Запах застарелого пота, перегара и еще бог знает чего, сшибал за версту. Отвыкла я от прелестей жизни флибустьера. Хотя, мне кажется, мои матросы не были столь отвратительны. Или все же были? Память странная штука. Иногда плохое быстро забывается.

С пиратами мы торговались до посинения. И тот факт, что вообще-то орать на огромного амбала с кучей татуировок не безопасно совсем меня не останавливал. Я быстро вспомнила былые навыки общения с морскими разбойниками. В то время мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы заставить вот таких же почти флибустьеров меня уважать или хотя бы бояться. В абсолютно патриархальном обществе это знаете ли нелегко.

С главарем пиратов мы расставались, как друзья. Оба были рады хорошей сделке. Это, конечно, обуславливалось тем, что город и его жителей пираты не особо трогали. Погромили слегка, но не более того. Трупы сопротивляющихся отдали родственникам, никого не насиловали. Последнее меня особенно удивило. Нелегко заставить толпу изголодавшихся во время плавания мужчин не переходить границы. Особенно, если для них насилие в порядке вещей. Я уважительно кивнула пирату на прощание.

Оглавление