Джу

Как загипнотизированная, думаю лишь о Болгарии. Проснулась в слезах – снова снилось, что я в Софии…

Сегодня день рождения Яны.

Не могу думать ни о чем другом.

Апиа мы покинули радостные, полные энергии. Похоже, уже крепко переутомлены, если всего несколько дней плохой погоды смогли так изнурить нас обоих. Тяжело на душе. Не могу понять, или я об этом думала, или мне приснилось, будто с мамой случилось что-то очень страшное. Не хочется рассказывать об этом Дончо. Чтобы меня успокоить, он скажет – нервы, и, вероятно, будет прав. Но откуда взялась эта тревога в сердце? Не могу избавиться от дурных мыслей. Что может произойти с мамой?

О Яне не думается со страхом. Только хочется, чтобы мы были поскорее вместе. Теперь я даже не боюсь, что она не узнает нас. Когда мы уходили в плавание по Атлантическому океану, оставили ее восьмимесячной, а спустя пять месяцев она сразу узнала меня при встрече.

Не беспокоюсь и за отца, мы по характеру похожи. Оба оптимисты. Знаю, что он постарается заглушить собственную тревогу бодрыми предсказаниями, которые будет внушать и маме. Но за маму тревожусь. Какое-то смутное беспокойство терзает меня.

Из-за усталости могу думать лишь о том, какая нас ждет погода и как там чувствуют себя самые дорогие мне люди. Все другие волнения отпали.

Оглавление