12

Посольство Кулу находилось на самой окраине правительственного центра Гаррисбурга — пятиэтажное здание в сугубо штатском стиле: гранитные плиты и сложные рамы окон. По карнизу выстроились стройные башенки и ретромодернистские скульптуры, пытаясь придать голому фасаду некоторую оригинальность — безуспешно; типичный для Гаррисбурга гранит делал даже самые изящные архитектурные изыски похожими на неоготические склепы. Даже окружающие посольство парки, широкие аллеи и вековые деревья не слишком помогали. Конторская этажерка остается конторской этажеркой, как ее ни малюй.

В соседях у посольства были богатые адвокатские конторы, столичные представительства крупных корпораций и очень дорогие жилые многоквартирные дома. А из дома прямо напротив, из конторы, где якобы размещалось агентство по найму самолетов, тайная полиция Тоналы двадцать четыре часа в сутки наблюдала, кто входит в посольство, а кто выходит. Сорок минут назад была объявлена тревога уровня «желтый-три» (неизбежно предстоящие в ближайшем будущем активные действия инопланетных разведок), когда на подземную автостоянку при здании заехали пять защищенных машин из посольского парка. Правда, никто из дежурных офицеров не был уверен, что данная степень тревоги в этом случае уместна, — если верить их коллегам из городского космопорта, машины были набиты эденистами.

Явление Самуэля с его командой привлекло внимание и всего персонала посольства. Любопытные и слегка встревоженные взгляды провожали их из-за приоткрытых дверей, пока Адриан Редвей вел Монику Фолькс и ее новых союзников по зданию. Лифт отвез их на восьмой подземный уровень, которого на планах, предоставленных городскому управлению гражданского строительства, вообще не было.

У дверей в оперативный центр отделения королевского разведывательного агентства Адриан Редвей остановился, неловко глянув сначала на Самуэля, потом через его плечо на шестерых эденистов, терпеливо ожидавших в коридоре.

— Послушайте, — проговорил он с неохотой, — мне не хотелось бы показаться деревенщиной, но мы вообще-то руководим отсюда всей нашей разведывательной сетью в Тонале. Вы уверены, что вам всем стоит заходить?

Брови его поднялись в слабой надежде.

— Разумеется, нет, — вежливо ответил Самуэль.

Моника разочарованно вздохнула. Она достаточно хорошо знала Самуэля, чтобы без всякого сродства прочитать его мысли — «вот же странная идея». Если в комнату заходил один эденист, технически там оказывались все эденисты в галактике. Она чуть заметно развела руками в смущении. Самуэль подмигнул ей в ответ.

Оперативный центр на первый взгляд мог бы сойти за контору торговой фирмы средней руки. Здесь было, несмотря на кондиционирование, до странности душно, стояли столы с процессорными блоками (более сложными, чем обычно), настенными экранами, подвешенными на потолке проекторами, темное стекло отсекало от зала отдельные кабинеты. В мягких кожаных креслах сидели восемь служащих королевского разведывательного агентства, отслеживающих текущую военно-политическую обстановку на планете. С тех пор как комм-сеть Тоналы начала страдать от глюков, информация стала драгоценным сырьем. Единственное, что можно было сказать с уверенностью, — насколько близко ситуация на орбите перерастала в открытую войну.

Вслед за Тоналой чрезвычайное положение ввели у себя и другие страны. За последние двадцать минут генеральный штаб обороны Тоналы подтвердил, что станция «Дух свободы» захвачена неизвестными. В ответ пять боевых кораблей были направлены, чтобы перехватить «Уршеля», «Раймо» и «Пинзолу» и выяснить, что же случилось. Остальные правительства жаловались, что развертывание боевых кораблей в подобный момент — настоящая провокация.

Адриан провел Монику и Самуэля в конференц-зал в дальнем конце оперативного центра.

— Наш главный аналитик дает еще два часа до начала стрельбы, — безрадостно сообщил он, усаживаясь во главе стола.

— Не хочется так говорить, но для нашей миссии это, в сущности, неважно, — ответила Моника. — Мы обязаны захватить Мзу. И мы не можем позволить ей погибнуть или попасть в плен. Для Конфедерации это станет катастрофой.

— Да, я читал отчет, — мрачно буркнул Адриан. — Алхимик страшен сам по себе, но в руках одержимых…

— Информация, которая могла до вас не дойти, — проронил Самуэль. — «Уршель», «Раймо» и «Пинзола» входят в космофлот Организации. Капоне знает, что доктор Мзу здесь. И его представители не станут демонстрировать тонкости подхода или скрытности. Их действия могут вызвать войну.

— Гос-споди! Они сбросили вниз несколько челноков еще на подлете. И никто не знает, где они сели, — общепланетная сенсорная сеть накрылась.

— А что местная противовоздушная оборона? — спросила Моника. — Она прикрывает город?

— В общем она уцелела. Технику им поставили одиннадцать лет назад с Кулу. Она и тогда была не новая, но еще работает. Так что посольство может заглядывать штабу обороны Тоналы через плечо.

— Так что если Организация подступит к Гаррисбургу, вы нас предупредите.

— Нет проблем.

— Хорошо. Это даст нам пару минут форы. Следующий вопрос — вы ее нашли?

Адриан сделал вид, что обижен.

— Конечно, нашли! — Он ухмыльнулся. — Мы королевское разведывательное агентство или кто?

— Ага. Правда всегда страшнее слухов. Так где она?

— Согласна, — с сожалением подтвердила Моника. — Слишком много. А что у них там с собой — один Бог ведает. Особенно эти местные непонятно кто. Успех со второй попытки нас не устроит. Передайте своим ребятам, чтобы продолжали наблюдение, Адриан, а мы присоединимся к ним, как только сможем.

— Думаете, она окажет сопротивление? — спросил Адриан.

— Надеюсь, что нет, — ответил Самуэль. — В конце концов она не глупа. Она знает, что ситуация на Нюване ухудшается с каждой минутой. Нам даже будет легче. Начать стоит с того, чтобы открыто предложить ей улететь из этой системы. Когда она поймет, что ей придется отправиться с нами, по своей воле или против, ей логичнее будет сдаться.

— Легче? — Моника с жалостью глянула на него. — С этой-то миссией?

— Мать Мария, почему?! — вскричала Вои, едва пятеро гариссанцев набились в лифт. — Вы не можете сейчас сдаваться! Вспомните, через что вы прошли, — Мать Мария, что мы для вас сделали! Вы не можете отдать это все Капоне!

Алкад обернулась к ней, и страстные слова застряли у девушки в горле.

— Никогда больше не спорь со мной.

Даже Гелаи и Нгонг отшатнулись — они, впрочем, слышали и мысли за пологом слов.

— Как вполне ясно заявил Баранович, омутанский вариант для меня закрыт, — проговорила Алкад. — Пусть он бессовестная дрянь, но он прав. Ты даже представить себе не можешь, как мне от этого мерзко, потому что реальностью стало то единственное, о чем я не позволяла себе думать на протяжении тридцати лет. Наша месть стала бессмысленной.

— Ерунда! — бросила Вои. — Вы еще можете поразить омутанцев до начала одержания!

— Я прошу тебя не показывать на людях своего невежества. Это просто оскорбительно.

— Невежества, тля? Мать наша Мария, да вы готовы отдать Алхимика Капоне! Отдать! И вы думаете, что я стану молчать?!

Алкад расправила плечи, страшным усилим воли заставляя себя не повышать голос на разгневанную девушку.

— Ты всего лишь инфантильная девчонка, носящаяся со своей детской идефикс. Ты даже не задумалась ни разу о том, каковы будут последствия исполнения твоей мечты, сколько страданий она принесет. А я тридцать лет не думала ни о чем другом. Я сотворила Алхимика, да смилуется надо мной Мать Мария! Я в полной мере осознаю, на что он способен. Я одна в ответе за эту адскую машину. И я никогда не отрекалась от ответственности, и не стану. Потому что тогда я отказалась бы от последних остатков своей человечности. А если им завладеют одержимые, последствия станут поистине чудовищными. Поэтому я приму предложение Барановича оставить эту обреченную планету. Я приведу силы Капоне к Алхимику. И тогда я активирую его. Никто и никогда не сможет изучить его и построить новый.

— Но… — Вои оглянулась в поисках поддержки. — Если вы его включите, то…

— Я погибну. О, да. А со мной умрет единственный мужчина, которого я любила. Я не видела его тридцать лет и все еще люблю. Это сугубо человеческое чувство не имеет сейчас значения. Я даже им готова пожертвовать. Теперь ты понимаешь, какую ответственность я несу? Может быть, я вернусь одержателем, а может, останусь в бездне. Каким бы ни было мое посмертие, иного человеку не дано. Я боюсь его, но не отрекаюсь. Я не настолько самонадеянна, чтобы пытаться обмануть общую нашу судьбу. Гелаи и Нгонг показали мне, что личность человека сохраняется и после смерти. Это хорошо. Потому что даже если я вернусь в чужом теле, упорство мое останется неизменным. Я не станустроить нового Алхимика. Причина, породившая его, исчезла, и он должен быть уничтожен.

Вои присела так, что глаза ее оказались на одном уровне с глазами Алкад, точно это могло позволить ей глубже заглянуть в мысли физика.

— Вы правда пойдете на это? Покончите с собой?

— Полагаю, камикадзе — более подходящее слово. Но не бойтесь — вас двоих я за собой не потащу. Я не считаю даже, что это ваша борьба, и никогда не считала. Вы ведь даже не гариссанцы на самом деле, и вам нет нужды так обильно омывать руки кровью. А теперь молчите и молитесь Матери Марии, чтобы мы сумели спасти хоть что-нибудь из этой горы дерьма и вытащить вас двоих и Лоди. Но будьте уверены — если мне придется пожертвовать и вами, я не стану колебаться ни секунды. — Она обернулась к Гелаи: — Если кто-то из вас возражает, говорите сейчас.

— Нет, доктор, — ответила Гелаи со слабой улыбкой. — Я не против. Я даже рада, что Алхимик не будет применен против какой бы то ни было планеты ни вами, ни Капоне. Но поверьте мне, не стоит кончать с собой — когда вы познаете бездну, Капоне сможет одним обещанием живого тела вить из вас веревки.

— Знаю, — ответила Алкад. — Но во всей моей жизни у меня почти не бывало выбора.

После того как было введено чрезвычайное положение, машин на улицах тональской столицы резко поубавилось. В обычный день послеобеденный поток перемолол бы снежные заносы в грязь и обдавал бы ею прохожих. Сейчас же на проезжей части неспешно копились большие снежинки, и механоиды-уборщики Гаррисбурга в борьбе с сугробами проигрывали сражение за сражением.

Транспортный департамент просчитал эффект влияния гололеда на длину тормозного пути и понизил предел скорости, чтобы избежать аварий. Запрет датавизировали в контрольные процессоры каждой машины на дороге.

— Снять запрет для этой машины? — спросил Дик Китон, когда Джошуа беспокойно заерзал.

Ответить следовало «да», но Джошуа все равно сказал «нет», потому что давать по газам, когда ты подозрительный иностранец в стране, стоящей на грани войны, а за тобой тащатся две машины местной полиции, не слишком разумно.

На пустых дорогах хвост был прекрасно заметен. Держался он метрах в пятидесяти за Джошуа и его товарищами и вовсе не мешал. Двое приставов озирались, бдительные, точно механоиды, Мелвин глазел на покрытый хрусткой серой мантией город, в то время как Дахиби съежился на сиденье, стиснув руки и не обращая внимания на происходящее, точно углубился в молитву. Дик Китон наслаждался поездкой, и его детское восхищение Джошуа находил раздражающим. Сам он пытался одновременно расставить для себя приоритеты в миссии и прикинуть, что и как он скажет Мзу. Сердечно, но настойчиво пригласит ее обратно на Транквиллити, напомнит, в каком дерьме она очутилась и что у него есть звездолет на подхвате. Не то чтобы у него был плохо подвешен язык, но убедить ее было так важно. Вот как сказать полусумасшедшей хозяйке апокалиптического оружия, чтобы она тихонько возвращалась в свой дурдом?

Его блок связи принял зашифрованный датавиз от Эшли, переправив его в нейросеть Джошуа.

— Небольшая новость, — сообщил пилот. — Флайеры эденистов включили ионные поля.

— Улетают?

— Нет пока. Они до сих пор на земле, но могут сорваться в любой момент. Их агенты, должно быть, совсем рядом со Мзу.

— Зараза. С орбиты есть новости?

— Никаких. «Леди Мак» должна подняться над горизонтом через восемь минут. Сенсоры челнока не засекают пока применения оружия на низких орбитах.

— Ладно. Жди сигнала. Мы подъезжаем к отелю. Ты можешь нам срочно понадобиться.

— Постараюсь. Но если эти флайеры попытаются меня задержать, будет тяжеленько.

— «Леди Мак» — твой последний шанс. Она их может вынести. Так что если придется — вызывай.

— Понял.

Дахиби поднял голову, чтобы глянуть из окна на «Мерседес-отель», когда до цели оставалось около двухсот метров. Машина сворачивала на подъездную.

— Из этого парка, — заметил Мелвин, — получится отличная посадочная площадка для Эшли.

— Согласен, — бросил Джошуа.

Прищурившись, он вгляделся в заляпанное снегом ветровое стекло. У дверей гостиницы уже стояла машина.

Джошуа датавизировал автопилоту машины команду остановиться и вывернуть на стоянку перед отелем. Под колесами захрустел нетронутый снег.

Полицейские машины затормозили прямо на дороге.

— В чем дело? — спросил Дик Китон почти благоговейным шепотом.

Джошуа ткнул пальцем в машину у крыльца. В машину садились люди.

— Это Мзу, — обронил пристав.

После столь долгого и тягостного пути Джошуа испытал нечто близкое к трепету, впервые увидав предмет своих поисков. Мзу мало изменилась по сравнению со своим изображением на единственном файле, сохраненном его нейросетью со времени их единственной встречи. Теми же остались и лицо, и волосы. Она куталась в теплое синее пальто. Только образ безумного ученого исчез. Алкад Мзу излучала гибельную уверенность.

Если у Джошуа и появлялись когда-либо сомнения, что Мзу связана с Алхимиком, сейчас они пропали вмиг.

— Что делать теперь? — спросил Дахиби. — Мы можем остановить машину. Пойти наперехват.

Джошуа поднял руку, требуя тишины. Только сейчас он заметил последних двоих незнакомцев, садившихся с Мзу в одну машину. Они вызывали у него даже не предчувствие беды — скорее, ужас, передающийся прямо в мозг.

— О, Господи…

Блоки противоэлектронного сопротивления Мелвина датавизировали тревогу.

— Какого черта? — Он посмотрел на дисплей.

— Не хочу вас пугать, друзья мои, — заметил Дик Китон, — но ребята в соседней машине очень неласково на нас смотрят.

— А? — Джошуа обернулся.

— И навели на нас широкополосный сенсор, — добавил Мелвин.

Джошуа одарил двоих агентов королевского разведывательного агентства в припаркованной рядом машине ответным недобрым взглядом.

— Ну здорово, черт побери!

— Она уезжает, — заметил один пристав.

— Господи Иисусе, — пробормотал Джошуа. — Мелвин, ты блокируешь их сенсор?

— Полностью. — Ядерщик ухмыльнулся агентам.

— Тогда за ней. И будем надеяться, что она едет туда, где мы сможем побеседовать цивилизованно.

Пять машин с дипномерами, где ехали Моника, Самуэль и смешанная команда из эденистов и оперативников королевского разведывательного агентства, не обращали на ограничения скорости никакого внимания. Полиции безопасности оставалось только следовать за ними, не сводя с кортежа глаз, чтобы выяснить, куда же это он направляется. Им оставалось не более километра до «Мерседес-отеля», когда Адриан Редвей датавизировал Монике, сообщив, что Мзу снова ушла.

— Теперь с ней четверо спутников. Наблюдатели запустили рядом с отелем крылоглаз, и похоже было, что в пентхаузе случилась драка. Доступ хотите?

— Если можно.

Изображение того, что видела порхавшая над парком искусственная птичка, плясало перед внутренним взором Моники — синтетические крылья постоянно хлопали, чтобы противостоять порывам вьюги. Видеосенсор в оптическом диапазоне был направлен на окна пентхауза — одно из них было выбито.

— Вижу стекло на ковре, много, — датавизировала Моника. — Кто-то проник через это окно, а не вылетел.

— Но кто? — возразил Адриан. — Все же двадцать пятый этаж.

Моника продолжила осмотр. Двери гостиной выбиты, лежавшую на полу створку избороздили глубокие следы огня.

Она перевела фокус на кушетку. Через подлокотник свешивалась чья-то нога.

— Неудивительно, что Мзу смылась, — произнесла она вслух. — Одержимые снова ее выследили.

— Она едет не в космопорт, — заметил Самуэль. — Двое местных с ней не одержимые ли?

— Возможно, — согласилась Моника, поколебавшись. — Но наблюдатели сообщили, что она их ведет. И не похоже, чтобы она шла по принуждению.

— За ней движется Калверт, — датавизировал Адриан.

— Хорошо. Посмотрим, куда это они все так устремились.

Она датавизировала автопилоту приказ догнать машину наблюдателей.

— У нас еще компания, — заметил Нгонг, не то удивленный, не то позабавленный этим обстоятельством. — Это уже больше дюжины машин.

— А бедный старина Баранович заявил, что явится один, — отозвалась Алкад. — Его тут нет?

— Не знаю. В одной машине точно есть одержимые.

— Вас это совсем не волнует? — спросила Вои. Алкад поуютнее устроилась на сиденье.

— Да не очень. Похоже на прежние времена.

— А что, если они нас остановят?

— Гелаи, что думает полиция?

— Им любопытно, доктор. Даже нет — очень любопытно.

— Тогда хорошо. Пока они не собираются нас перехватывать, нас это устраивает. Я знаю спецслужбистов — они захотят узнать, куда мы направляемся, прежде чем сделать ход.

— Но Баранович…

— Это его проблема, а не наша. Не хочет, чтобы его преследовали, пусть обеспечит безопасность.

Машина Алкад петляла по опустевшим улицам Гаррисбурга с тоскливо-разрешенной скоростью и все равно двигалась достаточно быстро. Скученные здания городского центра остались позади, вокруг расстилались промышленные пригороды. Через полчаса мимо промелькнул последний городской квартал. Дорога шла по насыпи, пересекая плоскую аллювиальную равнину, расстилавшуюся до самого моря на протяжении восьмидесяти километров, огромное поле под паром, где тракторы-механоиды и генженированные микробы извели под корень всю неразрешенную растительность. По берегам ирригационных каналов, прорытых, чтобы приручить богатый чернозем, скрючились под ударами морского ветра деревья.

Дорога была пуста — ни животных, ни машин. Они ехали через заснеженную пустыню. Вихрь нес огромные ломкие снежинки почти горизонтально, точно проверяя способность не испытывавшего трения лобового стекла оставаться чистым. Но даже снег не мешал пассажирам видеть позади пятнадцать машин — конвой, даже не пытавшийся скрыться.

Адриан Редвей опустился в кресло за одним из столов в оперативном центре королевского разведывательного агентства и датавизировал настольному процессору команду передать ему доступ к входящим потокам данных. Несмотря на фильтры, поступающая информация едва не захлестнула его. Нейросеть сама выделяла первоочередные сообщения. Естественную способность мозга составлять перекрестные ссылки взяли на себя подпрограммы, оставляя сознание свободным, чтобы воспринимать главное.

Он сосредоточился на Мзу, в основном — через глаза наблюдателей, и определил ситуативные триггеры, которые оповестят его, если ситуация вокруг нее переменится. События на Нюване развивались с такой скоростью, что он вряд ли сумел бы задолго предупредить Монику, но как ветеран, прослуживший в королевском разведывательном агентстве двадцать восемь лет, он хорошо знал, как несколько секунд могут изменить исход операции.

— Это будет плавильня для железбергов, — датавизировал он Монике, когда кавалькада уже двадцать минут двигалась по прямой.

— Мы тоже так считаем, — ответила Моника. — На тамошних взлетных площадках есть маяки наведения? Если она ждет, что ее там заберет челнок, в такую погоду им потребуется наземный контроль.

— Только если у них нет сенсоров военного образца. Но да — маяки на плавильне имеются. За надежность, правда, не поручусь — полагаю, их с момента установки не чинили.

— Тогда проведите поиск данных по этой плавильне. И если сможете получить доступ — нам бы пригодились внутренние следящие сенсоры. Я хочу знать, ждут ли ее там.

— Ты, кажется, не знаешь, о чем просишь. Эта плавильня — чертовски обширное место. Но я поставлю на это дело пару моих аналитиков. Только чудес не ждите.

— Спасибо. — Она тоскливо глянула на Самуэля. — Что-то не так?

Эденист следил за разговором через свой биотехпроцессорный блок.

— Мне вспоминается, как она сбежала с Транквиллити. Мы за ней вот так же следили, а что получилось в результате? Может быть, инициативу следует проявить нам? Если она направляется к плавильне, у нее должен быть наготове способ от нас ускользнуть.

— Возможно. Однако единственный способ остановить ее сейчас — расстрелять машину. Но при этом на нас набросится полиция.

Самуэль обратился к компьютеру оперативного центра королевского разведывательного агентства, запросив расположение сил полиции безопасности в данный момент.

— Их подкрепления сейчас далеко, а мы можем подогнать флайеры за пару минут. Оскорбленные чувства тоналанского правительства меня волнуют меньше, чем безопасность Алхимика. Мзу оказала нам большую услугу, отправившись в столь уединенное место.

— Ага. Ну если ты готов пригнать сюда для нашей эвакуации свои флайеры, я готова подключить наших людей. У нас хватит огневой мощи, чтобы смести полицию, если… — Моника умолкла, получив датавиз от Адриана.

— Городская сеть противовоздушной обороны засекла пропавшие челноки Организации, — сообщил он. — Они направляются точно в вашу сторону, Моника. Три челнока со стороны моря на пяти звуковых. Похоже, ты была права — ее должны были забрать с плавильни.

— Боже мой, она продалась Капоне! Вот же сука!!!

— Похоже на то.

— Можете вы приказать оборонной системе сбить челноки?

— Да, если они подойдут поближе. Сейчас они слишком далеко.

— А над плавильней будет достаточно близко? — поинтересовался Самуэль.

— Нет. Ракет у этой сети нет, только лучевое оружие. Тонала полагается на платформы СО — те могут уничтожить любую угрозу за границами страны.

— Флайеры! — Моника обернулась к Самуэлю. — Могут они перехватить одержимых?

— Да.

«На старт, пожалуйста», — промыслил он пилотам.

Моника датавизировала контрольному процессору своего бронекостюма команду провести диагностику, надела шлем и застегнула. Остальные агенты взялись проверять оружие.

— Джошуа, — датавизировал Эшли, — флайеры поднимаются.

— А я-то думал — когда, — отозвался Джошуа. — Мы в десяти километрах от плавильни для железбергов. Мзу, должно быть, назначила там место встречи. Дик кое-что для нас проверил. Говорит, в некоторых секциях плавильни глючит электроника. Там могут находиться одержимые.

— Вас забирать?

Джошуа оглядел своих спутников. По лицам Дахиби и Мелвина судить было сложно, а Дику Китону, похоже, было попросту любопытно.

— Пока опасности нет, — сообщил один из приставов.

— Пока. Но если что-то случится, то случится быстро, а позиция у нас не самая выгодная.

— Отступать некуда. Мы подошли слишком близко.

— Это ты мне говоришь? — пробурчал он. — Ладно. Пока мы остаемся. Если сможем подобраться к ней достаточно, чтобы сделать предложение, — прекрасно. Но если службисты начнут пальбу, мы уносим ноги. Иона, я ясно выразился?

— Вполне.

— Я могу кое-чем помочь, — вызвался Дик Китон.

— О?

— Машины в этом караване все местных моделей. У меня есть троянские программы, способные нарушить работу их автопилотов. Это позволит нам подобраться ближе к цели.

— Если мы подстроим такое спецслужбам, они развяжут с нами электронную войну, — парировал Мелвин. — Если просто не стрельнут для острастки из карабина. Ставки все знают.

— Они не поймут, что это мы, — настаивал Китон.

— Это ты так думаешь, — огрызнулся Мелвин. — Они на этом деле собаку съели. Ты извини, Дик, но спецслужбам целые отделы профессоров компьютерных наук «черный» софтвер пишут.

Джошуа поиграл было с идеей сбить с дороги остальных преследователей, но его остановило то, что кавалькада все дальше заезжала в глушь. Обычная для всех спецслужб политика — не привлекать к себе внимания — здесь не действовала. Если они сейчас нарушат статус-кво, то Мелвин окажется прав. Сейчас Джошуа хотелось, чтобы над горизонтом поднялась «Леди Мак» и поддержала их огнем с орбиты, хотя даже ее сенсорам трудно будет разглядеть что-либо в таком буране, а взойти ей предстояло только через сорок минут.

— Дик, посмотри, что можно сделать, чтобы защитить наши процессоры от их атак. Твою идею используем, если покажется, что Мзу от нас уходит.

— Само собой.

— Эшли, ты сможешь стартовать, не привлекая внимания?

— Наверное. Кто-нибудь за мной да приглядывает, но активных сенсоров я пока не засек.

— Тогда взлетай и зависни в зоне малой видимости, километрах в десяти от плавильни. Мы тебя кликнем.

Четыре флайера эденистов набирали скорость, огибая окраины Гаррисбурга, чтобы в тридцати километрах от берега достичь скорости в 2М [М — так называемое безразмерное число Маха, то есть отношение скорости движения к скорости звука. Числом Маха часто обозначают скорость полета сверхзвуковых летательных аппаратов. (Прим. пер.)]. Скругленные их носы нацелились на плавильню для железбергов. Влетавшие в их когерентные магнитные поля снежинки вспыхивали ярко-синими огоньками и испарялись, оставляя за кормой флайеров флюоресцирующие лиловые следы. Стороннему наблюдателю показалось бы, что в атмосферу Нювана ворвались четыре пламенные кометы. У технологии ионных полей имелся только один существенный недостаток — скрыть эти поля от сенсоров было практически невозможно. Три челнока Организации, мчавшиеся со стороны моря, засекли флайеры, стоило тем подняться с земли. Заработали антенны противоэлектронной борьбы, стремясь ослепить противника по всему электромагнитному спектру. Сорвались с крыльев ракеты «воздух — воздух», устремляясь вперед вдесятеро быстрее звуковой волны.

Сквозь электронный смог флайеры эденистов заметили их и разлетелись в стороны, бороздя небо сложными маневрами уклонения, высыпая за корму фольговую лапшу и тепловые обманки. Мазеры осыпали приближающиеся снаряды импульсами.

Над полями вспыхнули никем не видимые взрывы. Несколько ракет пали жертвами мазеров, другие, следуя программе, разорвались заранее, преграждая предсказанные траектории флайеров смертоносными баррикадами кинетической шрапнели. Но, чтобы создать сплошной непроницаемый барьер, ракет было слишком мало.

Флайеры прорвались.

Этим все и должно было кончиться — дуэлью между лучевым оружием и бронированным фюзеляжем, в которой противники даже не могут разглядеть друг друга на расстоянии. Но помешал снег — плотная пелена поглощала мазерные и термоиндукционные импульсы, сводя радиус поражения для обеих сторон от силы к полукилометру. Флайерам и космопланам пришлось сближаться все теснее, все круче, петляя, ныряя, уходя и пикируя. Нападающие отчаянно пытались удержать лучи на одной точке корпуса своей мишени, а те упорно уходили из-под огня. Образовалась настоящая свалка, в которой пилоты, ослепленные снегом и туманом, зависели только от подавленных непрестанными ЭМП-импульсами сенсоров. Поскольку ни космопланы, ни челноки не предназначались для роли истребителей, акробатических трюков ожидать не приходилось. Настоящими рыцарями неба были предсказательные программы, только и позволявшие пилотам ловить противников в прицел. И плоды приносила повышенная маневренность флайеров. Космопланы ограничивали вечные законы аэродинамики, подъемная сила и стабильность сводили их маневры к классике высшего пилотажа, в то время как флайеры могли двигаться в любом направлении, лишь бы термоядерный реактор подавал энергию.

Организация не могла победить.

Один за другим рушились с неба изувеченные челноки — два врезались в мерзлую землю за оградой плавильни, третий упал в море.

Флайеры в вышине вернулись в строй и закружили над обширной территорией плавильни в ожидании своего приза.

Над горизонтом поднялись «Уршель» и «Пинзола». Предупрежденные воплями утягиваемых в бездну душ, они знали, чего искать. Четырежды беззвучно грянули разеры, чью мощь не могли сдержать беременные ледяными кристаллами облака.

Причальная колыбель выплыла из дока, открывая корпус «Дельты горы» солнечным лучам. При нормальном отлете звездолет выдвигал терморадиаторы, прежде чем отсоединить пуповины. Квинн приказал Двайеру переключить теплообменники на внутреннее хранилище. Кабели и трубы втянулись на свои катушки, и разомкнулись причальные захваты.

— Отведи нас на пятьдесят километров по оси вращения Джесупа, — приказал Квинн. — И так держи.

Двайер опустил ларингофон и скороговоркой отдал приказ бортовому компьютеру. Ионные движки подняли клипер из дока, и включился маршевый двигатель. С ускорением в одну пятнадцатую g «Дельта горы» по плавной дуге огибала неподвижный космопорт.

Квинн вывел изображение с внешних оптических сенсоров на телеэкраны вокруг своего ложа. На всем огромном астероиде не двигалось ничто. Окружающие его промышленные станции уже много дней не работали и смещались с назначенных орбит. Флот космобусов, ремонтных машин, межорбитальных грузовиков и танкеров стоял на мертвом приколе в неподвижном космопорте, заполняя почти все доки.

Когда корабль вышел на линию оси вращения Джесупа, Квинн при помощи оптических сенсоров отследил остальные орбитальные астероиды. Двайер молча следил, как на экранах появляются брошенные колонии. В этот раз движение было заметно — к темным скалам на огромной скорости приближались крохотные огоньки.

— Похоже, мы как раз вовремя, — проронил Квинн. — Ни одна страна не любит терять корабли.

Он отдал короткий приказ бортовому компьютеру, через ларингофон.

Четыре лазерные установки направленной связи военного образца выдвинулись из корпуса корабля. Одна была направлена обратно на Джесуп, три другие нацелились на брошенные астероиды. Каждый испустил незримый ультрафиолетовый луч, несущий в себе зашифрованную команду, требующую ответа. Четыре таких же луча сошлись на «Дельте горы». Не поддающиеся перехвату, они связали Квинна с тем оборудованием, что установили его люди.

По мере того как информация протекала по модулированным лучам, на экранах по стенам рубки зажигались диаграммы. Квинн ввел серию кодов и удовлетворенно кивнул, когда устройства признали его право отдавать приказы.

— Девяносто семь ядерных бомб в рабочем состоянии, — проговорил он. — Судя по всему, они установят еще пять, пока мы тут болтаем… Тупые ублюдки.

— А этого хватит? — озабоченно спросил Двайер. Его не спасет никакая верность, если что-то в плане пойдет не так. Еще бы понять, в чем заключается план…

— Ну, попробуем и узнаем, — усмехнулся Квинн.

— Оставшихся в живых, — произнес Самуэль, — никого.

На его величавом лице отражалась глубочайшая скорбь, особенно явственная в сером свете заснеженных полей.

Для Моники потеря показалась еще тяжелее из-за страшной отчужденности боя. Короткие вспышки рассеянного света терялись за густыми тучами — словно в небе над кавалькадой пронеслась скоротечная гроза. Как падали обломки флайеров на восточную окраину плавильни, никто даже не заметил.

— Пилоты в безопасности, — сообщила «Хойя» Самуэлю и остальным эденистам. — Хорошо, что защита флайеров продержалась достаточно долго, чтобы завершить перенос.

— Спасибо, это прекрасная новость, — ответил Самуэль.

— Но не их души, — пробормотал он вслух. Моника услыхала его, и они встретились взглядами.

Мысли их полнились равной печалью — меньше, чем сродство, но несомненное слияние.

— Необходимые жертвы, — тоскливо пробормотал он.

— Да.

Машина внезапно метнулась в сторону под резко пресекшийся визг тормозов. Всех внутри бросило на ремни безопасности.

— Электронная борьба! — крикнул эксперт королевского разведывательного агентства по электронике, которого они прихватили с собой. — Наш процессор глючит.

— Одержимые? — спросила Моника.

— Нет. Это определенно через сеть.

Машина затормозила снова. В этот раз колеса замкнуло на несколько секунд, и автомобиль понесло по дорожной грязи, прежде чем аварийная блокировка отпустила тормоза.

— Переходи на ручное, — скомандовала Моника. Ей было видно, как остальные машины в кавалькаде носит из стороны в сторону по двухполосной дороге. Один полицейский автомобиль пробил ограждение и скатился с насыпи в замерзшую канаву, взрывая сугробы. Большая машина из посольства врезалась бампером в багажник той, где ехала Моника, помяв покрытие. От удара всех шатнуло, бронекостюм Моники затвердел, охраняя ее от травм.

— На Мзу это не влияет, — заметил Самуэль. — Она уходит.

— Отрубите полицейские машины, — приказала Моника электронщику. — И этого чертова Калверта тоже!

При этих словах она испытала совершенно непрофессиональный восторг, но команда была вполне осмысленная — отделив полицию и Калверта от себя и Мзу, она уменьшала риск постороннего вмешательства в ход операции.

Водитель освоился наконец с тонкостями ручного управления, и машина рванулась вперед, огибая те, что еще подчинялись взбесившимся автопилотам.

— Адриан? — датавизировала Моника.

— На связи. Откуда идет атака, мы не можем распознать.

— Неважно. Мы их уже одолели.

— Калверт впереди, — сообщил водитель. — Прямо у Мзу на хвосте. На него это никак не повлияло.

— Черт!

Моника переключила сенсоры своего шлема на инфракрасный диапазон и едва уловила в снежной пелене розоватый отсвет машины Калверта в ста двадцати метрах впереди. Позади две посольские машины уже обошли застрявшую груду полицейских автомобилей, а еще одна протискивалась между ними и обочиной.

— Адриан, нам потребуется эвакуация. Срочно.

— Это непросто.

— Какого черта?! Где транспорты морской пехоты? Они должны быть приписаны к посольству, господи ты боже мой!

— Оба на связи с местными силами обороны. Будет подозрительно, если я их вдруг отзову.

— Сейчас же!

— Понял. Будут через двадцать минут.

Моника треснула бронированным кулаком по сиденью, порвав обивку. Машина с воем неслась сквозь снег, на удивление прямо для ручного управления. Позади виднелись четыре пары фар. Поспешно датавизировав, Моника выяснила, что все это посольские машины, — и то хорошо.

Она опустила пулемет и взяла вместо него мазерный карабин, потом отстегнула ремень безопасности.

— Что теперь? — спросил Самуэль, когда она наклонилась, чтобы лучше видеть ветровое стекло.

— Джошуа Калверт… ваше время истекло.

— О-ой, — прошептал электронщик и машинально поднял голову.

Эшли приближался к плавильне с запада, следуя в пяти минутах лета за флайерами эденистов. Через пассивные сенсоры челнока он наблюдал за полетом ракет и воздушным боем. Потом с орбиты ударили разеры. Эшли задержал дыхание, когда радарные лучи скользнули по фюзеляжу. Корабли Организации проплывали в семистах километрах над ним.

«Сейчас не время умирать. Особенно зная, что меня ждет. Келли была права — в жопу судьбу и рок, залезть на остаток вечности в ноль-тау, и все! Если выберусь из этой передряги — обязательно попробую».

Ничего не случилось.

Эшли судорожно выдохнул и отер пот с ладоней. «Слава тебе, Господи!» — произнес он вслух. Включив первоклассные стелс-системы, следуя на дозвуковой скорости в двадцати метрах над землей, космоплан был, вероятно, невидим для любого сенсора на Нюване или над ним. Его мог выдать только тепловой след, но густой снегопад скрадывал и его.

Эшли приказал бортовому компьютеру открыть шифрованный канал доступа в сеть Тоналы, надеясь, что ребята с большими пушками не заметят столь слабого сигнала.

— Джошуа? — датавизировал он.

— Господи, Эшли, мы уже думали, что тебя сбили!

— Только не на этой птичке.

— Где ты?

— В тридцати километрах от плавильни. Скоро перейду на зависание. Что у вас внизу?

— Какой-то кретин применил против агентов программы-трояны. Мы в порядке — Дик усилил наш софтвер. Но полиция пока вышла из игры. Мы висим у Мзу на хвосте. Полагаю, за нами тащится пара машин из посольства. Может, и больше.

— Мзу все еще направляется к плавильне?

— Похоже на то.

— Тогда, если из-за холма не покажется кавалерия, мы ее единственный путь отхода. В пределах досягаемости моих сенсоров воздух чист.

— Если у них нет стелс-систем.

— Всегда скажешь что-нибудь радостное, да?

— Осторожничаю.

— Если они скрываются, я…

Эшли умолк. Бортовой компьютер предупредил его, что с орбиты исходит очередной радарный луч, но в этот раз сконфигурированный по-другому — на сканирование поверхности.

— Джошуа, они целятся в тебя! Вылезай! Вылезай из машины!

Все блоки противоэлектронной борьбы в машине подняли тревогу разом.

— В нас целятся фрегаты Организации, — сообщил Самуэль Ниво и «Хойе». Ему не удавалось скрыть нарастающую панику. Когда-то осознания, что воспоминания его будут надежно сохранены «Хойей», было для него достаточно. Сейчас он не был столь уверен, что это важно.

— Вы должны остановить их. Если они убьют Мзу, все будет кончено.

Иссеченное снегом небо позади озарилось лиловой вспышкой.

Проехав в пассивном ожидании несколько десятков километров по заснеженной пустыне, агенты полиции безопасности Тоналы оказались застигнуты врасплох неожиданной электронной атакой. Из всех преследователей им пришлось хуже всего. Их застывшие машины разметало по обеим полосам, в то время как объекты наблюдения с вызывающей ярость легкостью огибали их, точно брошенные на дорогу чушки. Чтобы сорганизоваться, у них ушло некоторое время — надо было отключить процессоры, переходя на ручное управление, агенты из перевернувшихся или съехавших с дороги машин должны были перебежать в оставшиеся на ходу, стряхивая по дороге клейкие комья амортизационной пены с мундиров. И только после этого они смогли продолжить погоню.

А это значило, что их машины еще не успели оторваться друг от друга, представляя для кораблей Организации самую крупную мишень. Оскар Кирн, не зная, где находится Мзу, решил начать с них и отстреливать машины с хвоста колонны, покуда душа физика не отправится в бездну. Это означало бы победу. Главным было заполучить ее, тем или иным способом. Теперь, когда челноки были взорваны, оставалось только уничтожить Алкад Мзу. К счастью, Кирн, сам бывший военный, приготовил для себя пути отхода. До сих пор Мзу оказывалась на удивление неуловимой или же ей просто улыбалась удача. Кирн намеревался положить этому конец.

Эвакуация с плавильни для железбергов была оговорена с Барановичем во всех деталях, с особым упором на место и время — хотя Кирн не сказал новому союзнику, насколько они важны и почему. Он был доволен уже тем, что, даже если Организация и не одержит победы на земле, Мзу этого все равно не переживет.

Для начала над ее головой находятся фрегаты, готовые нанести лазерный удар. А если она и от него уйдет…

Покуда звездолеты Организации стояли у причалов «Духа свободы», они получили доступ и к тягачам, доставлявшим тоналанские железберги с орбиты в океан. И в траекторию одного тягача была внесена небольшая поправка.

Далеко над нюванским океаном, к западу от берегов Тоналы, в ионосферу входил одинокий железберг. Ему не понадобится буксирный флот, и ни один корабль не будет неделю волочь его до причалов плавильни. Он направлялся туда по прямой.

Первый лазерный удар пришелся по вылетевшей на обочину и зарывшейся капотом в канаву полицейской машине. Та испарилась, разметав в чудовищном взрыве расплавленный металл, выжженную землю и струи перегретого пара. Снег в радиусе двухсот метров от эпицентра снесло взрывной волной, прежде чем жар растопил его. Вторую брошенную на дороге машину отшвырнуло на поле, перевалив кверху днищем, и во все стороны брызнули стекла.

При первом взрыве Алкад только поморщилась и выглянула в окно. Позади медленно угасала корона оранжевого пламени.

— Черт, кто это сделал? — спросила Вои.

— Только не мы, — ответила Гелаи. — И не одержимый, даже не дюжина. Такой силы у нас нет.

Грянул второй взрыв, и машину качнуло.

— Это из-за меня, — прошептала Алкад. — Им нужна я.

Очередной взрыв озарил небо, волна ударила по машине, бросив ее в сторону, прежде чем автопилот вернул ее на курс.

— Все ближе! — вскрикнул Эриба. — Мать Мария, спаси нас!

— Теперь она мало чем может нам помочь, — ответила Алкад. — Дело за спецслужбами.

Когда «Хойя» уловила отчаянный призыв Самуэля о помощи, четыре космоястреба плыли по стандартной пятисоткилометровой парковочной орбите над Нюваном. С этого положения им удобнее было следить за фрегатами Организации, рассыпавшимися по орбите с высоким наклонением. В этот момент над горизонтом плавильни находились только «Уршель» и «Пинзола» — «Раймо» отставал от них на две тысячи километров.

Даже за четыре тысячи километров сенсоры «Хойи» уловили ослепительно-лиловую вспышку в толще облаков, когда разеры фрегатов поразили четвертую машину. Четыре космоястреба сорвались с орбиты с ускорением в семь g, переходя на боевое положение. Из колыбелей в нижней части корпуса «Хойи» выскользнули пятнадцать боевых ос, разлетаясь во все стороны на тридцати g и оставляя космоястреб в центре тающего облака выхлопной плазмы. Пять секунд спустя заряды изменили траектории, наводясь на фрегаты Организации.

«Уршелю» и «Пинзоле» оставалось только защищаться. Они запоздали с ответом, но двадцать пять боевых ос с каждого фрегата все же вылетели навстречу нападающим. Аннигиляционные двигатели несли их с ускорением, достигавшим сорока g. Отвлекшись от расстрела наземных машин, фрегаты перенацелили свои разеры на приближающийся рой подзарядов.

Поддерживая соратников, «Раймо» выпустил собственный заряд боевых ос, атакуя космоястребов с другого направления. Двое ответили оборонительными залпами.

Менее чем за двадцать секунд из пусковых установок вылетело более сотни боевых ос. Выхлопы их двигателей озарили облачный покров ярче лунного света.

Несмотря на продолжающуюся электронную войну между платформами СО, ни один сенсор на орбите не мог упустить такого зрелища. Программы оценки угрозы, управлявшие оборонительными сетями, ответили тем, что считалось для них адекватным применением силы.

Официально тоналанская плавильня для железбергов растянулась вдоль берега на восемнадцать километров, а в глубь суши — на восемь или десять, в зависимости от рельефа. Во всяком случае, именно эту территорию правительство выделило для осуществления проекта в 2407 году, воодушевленное успешным выводом на орбиту астероида Флорезо тремя годами раньше. После биосферной каверны самого астероида плавильня стала крупнейшей гражданской стройкой Тоналы.

Начиналось все многообещающе. Вначале — маленький прибрежный порт, куда возвращались после выхода в океан буксиры, тащившие железберги после приводнения. Покуда он строился, инженеры выкопали соединенный с морем канал, тянувшийся параллельно берегу, шириной сто двадцать метров и глубиной тридцать. Предназначался он для того, чтобы по нему железберги можно было заводить в распилочные эллинги, сердце всего предприятия. От главного канала отходило двадцать километровых ответвлений, каждое из которых упиралось в эллинг.

Когда первые семь распилочных эллингов был уже построены, аудиторская проверка тоналанского казначейства показала, что стране столько металла просто не нужно. Строительство новых эллингов сняли с финансирования до тех пор, пока они не потребуются растущей экономике. Было это в 2458 году. С тех пор тринадцать неиспользованных каналов постепенно заносились песком и зарастали травой, превращаясь потихоньку в засоленные болота идеальной прямоугольной формы. В 2580 году биологический факультет Гаррисбургского университета добился, чтобы им присвоили статус национального заповедника.

Уже построенные распилочные эллинги представляли собой массивные кубы с ребром около трехсот метров. Вначале строились колоссальные каркасы над водой, потом их покрывали композитными панелями. Лепестковые ворота пропускали внутрь железберг, а там вооруженные мощными ядерными резаками манипуляторы распластывали его на тысячетонные глыбы согласно заранее заданной программе, точно невиданный стальной плод.

Сеть проток поуже соединяла распилочные эллинги с самими плавильнями, что позволяло уродливым ломтям пеностали вплывать прямо в горны. Окружавшую распилочные эллинги, плавильни и каналы пустошь пересекало множество дорог — от едва видных проселков до широких магистралей, сооруженных в первые годы стройки для подвоза тяжелой техники. Современных ведущих кабелей нигде не было. Работникам плавильни было на это, в сущности, начхать — они знали здесь каждую кочку и управляли техникой вручную. А любые гости, заезжавшие в глубину плавилен, неизменно сворачивали не туда, хотя заблудиться полностью было решительно невозможно — гаргантюанских размеров распилочные эллинги были видны за десятки километров, поднимаясь над выглаженной наносной равниной, точно строительные блоки, из которых местный божок так и не собрался вытесать горы при сотворении Нювана. Ориентиры из них получились просто замечательные… при нормальной погоде.

Дороге было уже лет восемьдесят, и зимы здешнего побережья вымывали из-под нее почву и морозили покрытие, скручивая его, нока не лопнет. Только нанесенные ветром сугробы скрывали тот факт, что ни одного ровного участка на дороге не осталось. Машина Алкад тащилась едва ли быстрее пешехода, мотаясь на подвеске из стороны в сторону.

На территорию плавильни они влетели с пугающей скоростью после того, как за их спинами разлетелась в пыль пятая машина. После этого расстрел с орбиты почему-то прекратился. Алкад датавизировала автопилоту команду свернуть на первом же перекрестке. Если верить карте, которую она загрузила в память своей нейросети, распилочные эллинги располагались в северной части плавилен.

Но, как она быстро обнаружила, карта и местность — не одно и то же.

— Ни черта не вижу, — пожаловалась Вои. — Не знаю даже, остались ли мы на дороге.

Эриба наклонился к лобовому стеклу, едва не уткнувшись в него носом.

— Эллинги должны быть где-то там. Они же огромные!

— Автопилот утверждает, что мы движемся на север, — заметила Алкад. — Ищите. — Она обернулась. Позади виднелась одна из машин преследователей, тяжело покачивающаяся на ухабах. Лучи фар с трудом пробивались сквозь снежную пелену. — Ты чувствуешь Барановича? — спросила она Гелаи.

— Очень слабо. — Она махнула рукой куда-то вперед и чуть влево. — Он там. И с ним толпа приятелей.

— Сколько?

— Человек двадцать, может, и больше. С такого расстояния разобрать трудно, а они еще и движутся.

Вои со злостью втянула воздух сквозь зубы.

— Слишком много.

— Лоди с ними?

— Возможно.

Сбоку от дороги показался огромный ржавеющий механизм — некое ископаемое эпохи великих амбиций. Когда они обогнули его, машину вдруг залило ало-золотое сияние. От низкого рокота задрожали стекла.

— Плавильная печь, — проговорил Нгонг.

— А значит, распилочные эллинги в той стороне, — уверенно заключила Вои.

Дорога стала ровнее, и машина набрала скорость. Под колесами заплескалась грязь, в которую жар плавильни превратил снежные заносы. Впереди вырисовывался силуэт печи — приземистый черный прямоугольник. Раздвижные ворота были открыты, и внутри виднелись истекающие из громоздкой печи восемь потоков расплавленного металла, уходящие ручьями в глубь здания. Из вентиляционных отверстий в крыше исходили густые струи пара, и пролетавшие сквозь них снежинки превращались в капли кислотного дождя.

Испуганно вскрикнув, Алкад датавизировала автопилоту команду на аварийное торможение. Машина встала, не доехав до кромки воды пары метров. Прямо перед ними проплывал кусок железберга, тускло блестящий банан, чью шкурку испещряли мириады черных оспинок.

Небосвод озарился слепящим серебром, впечатав в сетчатки Алкад черно-белый негатив канала и проплывающей стальной глыбы.

— Пресвятая Мать Мария! — выдохнула она. Чудовищное сияние померкло.

— Мой процессорный блок сдох, — проговорил Эриба, озираясь в поисках источника света. — Что это было?

— Они снова стреляют по машинам, — бросила Вои. Алкад датавизировала автопилоту машины приказ на пробу — и не удивилась, не получив ответа. Это подтверждало ее догадку — ЭМП.

— Если бы только это, — ответила она, тоскливо изумляясь их наивности. Даже сейчас они не понимали, насколько грандиозны события, в которые их вовлекло, и на что готовы пойти другие игроки. Протянув руку к переключателю под приборной панелью, она нажала на предохранитель ручного управления. К счастью, рулевая колонка выдвинулась перед изумленным Эрибой.

— Езжай, — приказала она. — Скоро будет мост или что-нибудь в этом роде. Только езжай.

— Ох, черт меня подери! — буркнула Сара. — Опять начинается.

Боевые сенсоры «Леди Мак» передавали в ее нейросеть карту пространства над Нюваном во всех ее удручающих подробностях. Еще пару секунд назад все было спокойно. Платформы СО безнаказанно продолжали свою бессмысленную электронную войну. Корабли двигались к трем заброшенным астероидам, две эскадры фрегатов разных стран сходились к Джесупу, а эскадрилья низкоорбитальных судов Тоналы шла наперехват к кораблям Организации. Эта космическая шахматная партия могла длиться еще часами, оставив Джошуа и его товарищам достаточно времени, чтобы вернуться на корабль и совершить скачок подальше от обезумевшей планеты.

А потом фрегаты Организации открыли огонь. Космоястребы сошли с парковочной орбиты. А пространство заполнили боевые осы.

— Скорость подтверждена! — рявкнула Болью. — Сорок g с лишком. Аннигиляционный движок.

— Иисусе! — выдохнул Лайол. — Что теперь делать?

— Ничего, — огрызнулась Сара. До сих пор бой кипел перед ними и на большей высоте. — Берегись ЭМП. — Она датавизировала бортовому компьютеру команду на минимальную активность. — Черт, Джошуа бы сюда. Он был нас с закрытыми глазами отсюда вытащил.

Лайол обиженно покосился на нее.

Четыре роя боевых ос прочерчивали горящими плазменными следами свои траектории над темными материками и океанами. Потом они начали отстреливать подзаряды, и картина стала слишком сложной, чтобы человеческий разум успевал ее воспринимать. По схеме, которую выводила перед внутренним взором Сары ее нейросеть, поползли значки упрощенной интерпретации, которую вела программа тактического анализа.

Ночная сторона Нювана посветлела, озаренная сотнями полыхающих выхлопных струй, слившихся в единое целое. Первыми взорвались термоядерные бомбы, потом сдетонировал заряд антивещества.

Пространство перед «Леди Мак» наполнилось огнем. Никакой сенсор не мог проникнуть сквозь этот поток энергии.

С тактической точки зрения это было не самое разумное действие. Взрыв уничтожил все подзаряды боевых ос, своих и чужих, в радиусе ста километров, еще большее число их пострадало от электромагнитной волны.

— Повреждения? — спросила Сара.

— Выведены из строя несколько сенсоров, — ответила Болью. — Введены в действие запасные. Сквозь корпус излучение не проникло.

— Лайол!

— А? О… Да. Полетные системы в норме, генераторы действуют. Высота стабильна.

— Запуск с платформ СО! — предупредила Болью. — Сверхмощный! Насыщающая атака!

— Я могу нас вывести отсюда, — предложил Лайол. — Две минуты — и мы на высоте прыжка.

— Нет, — отрезала Сара. — Если мы сдвинемся, то станем мишенью. Сейчас мы будем сидеть очень тихо. Мы не выпускаем снаряды, не излучаем. Если кто-то наведется на нас, расстреливаем из мазеров и подавляем запустившего. Потом меняем наклонение орбиты на три градуса, сохраняя высоту. Понял?

— Понял. — Голос его был пронзительно напряжен.

— Расслабься, Лайол. Все про нас забыли. Мы должны остаться невредимыми, чтобы забрать Джошуа. Вот наше задание, и только. А мне нужно, чтобы ты был спокоен и твоя реакция не пострадала, когда придет время. А оно придет. Если надо, вруби стим-программу.

— Нет. Я в порядке.

Еще один аннигиляционный взрыв стер кусок Вселенной. Из эпицентра разлетались осколки подзарядов.

— Наведение, — сообщила Болью. — Три подзаряда — один кинетический, два ядерных, так мне кажется; совпадение по каталогу шестьдесят процентов. Всего двадцать g, те еще старички.

— Ладно, — проговорила Сара, гордясь втайне своим спокойствием. — Пора надрать им задницы.

Во вспышке света, рожденной вторым аннигиляционным взрывом, распилочные эллинги предстали перед всеми участниками процессии, двигавшейся по территории плавильни, — уходящие за горизонт плоские черные квадраты.

— Вперед! — подгоняла Алкад.

Эриба дал газу. Уверенности у него прибавлялось — снегопад унялся немного, и видимость стала получше. Вдали пламенели плавильни, точно дыхание спящих драконов, смутно различимое сквозь мелькание серых снежинок. Разъезженная дорога вела мимо давно заброшенных углебетонных полей, где стояли рядами выбеленные солнцем каркасы портальных кранов, точно памятники великой стройке, погубленной финансовой реальностью. Словно металлические черви, высовывались из каменистой почвы трубы шириной с автомобиль, их перекрытые ржавеющими решетками жерла испускали тяжелые, странные пары. Среди разлагающихся стальных скелетов бродили старатели новой эры, укрываясь в тени, когда лучи фар приближались к ним.

Заметив, что преследователи отстают, Эриба направил машину на подвесной мостик через следующий канал. На стыке двух сегментов машина подпрыгнула и с грохотом опустилась по другую сторону. Алкад сильно тряхнуло.

— Это шестой эллинг! — торопливо проговорила Вои, выглядывая в окно. — Еще один канал, и все.

— Доберемся! — крикнул Эриба, поглощенный гонкой. Адреналин в крови придавал ему ложную самоуверенность.

— Хорошо, — ответила Алкад. Любые другие слова прозвучали бы грубо.

Снежные тучи над плавильней медленно расходились рваными клочьями, открывая вечернее небо, озаренное плазменным огнем. Выхлопы ракет и взрывные волны сливались в единый сияющий полог, по которому ходили пламенные волны.

Джошуа запрокинул голову, чтобы вглядеться в небеса, и машина тут же подпрыгнула, твердо вознамерившись ему помешать. С того момента, как электромагнитная волна первого взрыва уничтожила электронные схемы в их машине, Дахиби вел ее вручную. Получалось не очень.

Очередной аннигиляционный взрыв осветил облака. Имплантаты сетчатки уберегли Джошуа от слепоты, но ему пришлось долго моргать, чтобы избавиться от сияющих лиловых бликов перед глазами.

— Господи, надеюсь у них там, наверху, все в порядке.

— Сара знает, что делает, — ответил Мелвин. — Кроме того, они взойдут только через двадцать минут, а рвануло почти в зените.

— Ты прав.

— Держись! — крикнул Дахиби.

Машина вылетела на мостик, перепрыгнула щель посередине и с грохотом приземлилась. Задним бампером она приложилась о дорожное ограждение, и мерзкий скрежет засвидетельствовал тот факт, что автомобиль потерял очередной кусок борта, прежде чем Дахиби выровнял машину.

— Она уходит, — спокойно напомнил Мелвин.

— А у тебя, блин, лучше получится? — взорвался Дахиби.

Джошуа не помнил обычно спокойного узловика таким расстроенным. Позади раздалось очередное «хрясь!» — мостик одолела первая из машин посольства.

— Ты давай за ней, — приказал Джошуа. — Хорошо справляешься.

— Куда ее несет, черт? — вслух полюбопытствовал Мелвин.

— А что еще интереснее — почему ей наплевать за этот бродячий цирк у нее на хвосте? — отозвался Джошуа. — Она, похоже, крепко уверена в том, с кем встречается.

— В том… или в чем. — Мелвин присвистнул сквозь зубы. — Как думаешь, не спрятан ли у нее где-то здесь Алхимик? Ты оглянись — тут эскадрилью звездолетов потерять можно.

— Давай не будем себя сами пугать, — ответил Джошуа. — Меня больше волнуют двое одержимых в ее компании.

— С ними разберусь я, — ответил пристав, похлопав по оружию на поясе.

Джошуа вымученно улыбнулся. Ему все труднее становилось связывать воедино безжалостных непобедимых приставов и милую ласковую Иону.

— А что такое Алхимик? — спросил Дик Китон.

Обернувшись к своему спутнику, Джошуа с изумлением ощутил исходящий от него поток любопытства — почти таким он представлял себе эденистское сродство: скорее способность влезть в чужую шкуру, чем передача мыслей.

— Извини. Тебе этого знать не стоит.

Прежнее самодовольное нахальство к Китону до конца не вернулось.

И Джошуа этот обмен репликами почему-то здорово встревожил. Будто впервые из-под маски Китона выглянуло нечто иное. Очень чужое и очень старательно спрятанное.

— Сворачивают! — предупредил Дахиби.

Машина Мзу свернула сузкой колеи между мостиками на более широкую дорогу к четвертому распилочному эллингу. Дахиби вывернул рулевой рычаг до упора, едва вписавшись в поворот.

На протяжении двухсот лет подвергавшиеся коррозии под действием морской воды, птичьего помета, водорослей и — однажды — столкновения с небольшим самолетом, а ремонтировавшиеся кое-как стены и крыша распилочного эллинга номер четыре пребывали в жалком состоянии. И несмотря на это, строение выглядело впечатляюще — даже устрашающе. Джошуа доводилось видывать здания и побольше, но такие, что стоят вот так, на голой пустоши…

— Джошуа, глянь на последнюю машину, — предупредил пристав.

Погоню продолжали пятеро. Четыре здоровых лимузина из посольства Кулу — гладкие черные туши с затемненными стеклами и мощными прожекторными фарами. Пятая машина начинала жизнь как обычный темно-зеленый автомобиль; сейчас она превратилась в чудовище, покрашенное в ярко-алый цвет и усеянное пестрыми наклейками. К переднему бамперу была припаяна стальная решетка, на которой крепились шесть круглых фар. Архаичная эта конструкция, однако, быстро догоняла последнюю посольскую машину — благодаря широким шинам она обладала прекрасной проходимостью.

— Господи Иисусе, они нас взяли в клещи!

— Кажется, самое время уйти непобежденными, — пробормотал Мелвин.

Джошуа глянул вперед. Они уже въехали в тень распилочного эллинга. Машина Мзу тормозила у основания титанической стены.

Искушение было велико. И Джошуа мучительно переживал неведение, не имея возможности связаться с «Леди Мак».

— У нас проблема, — сообщил Дик Китон, водя из стороны в сторону процессорным блоком, словно антенной радара. — На нас фокусируется какой-то скрэмблер. Не знаю, что это, но он мощнее любого ЭМП.

Джошуа запустил программу-диагност в своей нейросети, но та даже не доработала до конца.

— Одержимые! — Интуиция его билась в истерике. — Из машины, скорей! В укрытие!

Дахиби ударил по тормозам. Двери распахнулись прежде, чем машина встала. В пятнадцати метрах впереди виднелся автомобиль Мзу — пустой.

Джошуа выскочил из машины и, сделав несколько шагов, нырнул в ледяную грязь. Рядом с ним рухнул пристав.

Из эллинга плеснула гигантская струя белого пламени и, поглотив крышу автомобиля, запустила внутрь жадные щупальца. Вылетели стекла, и вспыхнула с неестественной яростью обивка салона.

Иона твердо знала, что ей делать. Одно сознание правило двумя телами. Едва над головой прошла первая волна жара, как Иона поднялась на колено. Четыре руки навели на цель четыре ствола. А поскольку приставы находились по обе стороны машины, Иона смогла точно вычислить источник энергистической атаки. В ряду грязных окон в стене эллинга на высоте тридцати метров два были распахнуты.

Она открыла огонь. Первейшей ее задачей было подавить одержимых, настолько измотать, чтобы им в голову не пришло продолжить атаку. У каждого пристава был скорострельный автомат, способный выплевывать в секунду по сотне патронов. Иона поливала стену краткими очередями, поводя стволами из стороны в сторону. Во все стороны сыпались острые обломки стекол, рам, распорок и крепежных балок. А вслед автоматным очередям летели разрывные пули из крупнокалиберных винтовок, взрываясь в пробоинах. Потом Иона начала обрабатывать стену там, где, по ее прикидкам, должна была находиться подвесная дорожка и стояли одержимые.

— Бегом! — рявкнула она обеими глотками. — Внутрь, в укрытие!

Джошуа вскочил и побежал, Мелвин — за ним. За грохотом автоматов не было слышно ничего — ни предупреждающих криков, ни топота ног. Оставалось только бежать наугад.

Воздух над его головой пробила струя белого пламени, едва заметная в полыхании неба, озаренного битвой на орбите. Плавильню омывало сияние вдвое ярче, чем от полуденного солнца, а снежное поле вокруг делало его еще нестерпимее.

Иона заметила струю пламени, устремившуюся в одну пару ее глаз, и навела автомат и винтовку на новую цель. Пули светились в полете густо-синим, точно трассирующие. А потом белое пламя достигло цели, и Иона отключила осязание пристава, избавляясь от боли. Магазин автомата опустел, но она продолжала посылать точно в цель одну разрывную пулю за другой, пока пламя прожигало ее глаза и плотную кожу.

А потом сознание ее перешло целиком в одного из биотехконструктов, в то время как пылающий труп второго падал наземь. Во мгле в пробитой ею дыре в стене эллинга мелькали чьи-то тени. Иона сменила магазин в автомате и подняла оба ствола.

Джошуа как раз подбегал к машине Мзу, когда мимо его виска просвистела одинокая пуля. Он дернулся, рефлекторно закрывая голову руками, и узкая дверь в стене эллинга прямо перед ним рухнула. Ни секунды не колеблясь, Джошуа метнулся внутрь. Иона открыла ему дорогу — значит укрытие там.

Четвертый распилочный эллинг не показался Алкад Мзу надежным убежищем, но ей было уже все равно, где прятаться, — лишь бы спрятаться, ибо погоня не отставала. Машины то и дело заносило на скользкой дороге, но водители фанатично преследовали свою цель. Внутри эллинга она хотя бы сможет сама выбирать себе противника.

Пока Нгонг закрывал дверь, Алкад успела еще заметить вдалеке подпрыгивающие над мостиком уцелевшие полицейские машины с ало-голубыми мигалками. Снег полыхал в отсветах небесной битвы. Нгонг захлопнул дверь и задвинул оба засова.

Алкад застыла, выжидая, пока имплантаты сетчаток приспособятся к сумраку. Это заняло больше времени, чем она ожидала. Нейросеть отключилась вовсе. Баранович находился поблизости.

Они двинулись вперед через лес стальных колонн. Каркас эллинга не ограничивался стенами, которые поддерживал, — на много метров тянулось сплошное переплетение ферм и стоек, сходившихся под разными углами. Даже если внимательно приглядеться, крыши невозможно было увидеть — ее скрывал непроницаемый барьер темных металлических конструкций. На всех трубах и балках конденсировалась вода, и гравитация дразнила капли до тех пор, пока те не падали вниз. Кондиционирование в эллинге давно отключили, и внутри шел постоянный мелкий дождик.

Алкад вывела своих спутников из леса черных колонн. В обширном бассейне посреди эллинга не было железберга. Тихо плескалась вода. По обе стороны бассейна недвижно стояли краны, манипуляторы с мощными ядерными резаками, подвижные смотровые платформы. Эха здесь не было — стальная паутина, заплетавшая стены эллинга, поглощала звук. Сквозь дыры в крыше пробивались лучи света, которые сплетались в причудливую решетку и таяли, не доходя до земли. Крупные чайки, сидевшие на трубах под потолком, то и дело перелетали с места на место в поисках идеальной точки обзора.

— Выше, доктор Мзу, — послышался чей-то голос.

Она подняла голову, прикрыв ладонью глаза от слабого дождика. В сорока метрах над землей, на подвесной дорожке, опершись небрежно о поручень, стоял Баранович — его казачий наряд ярким пятном выделялся в сумраке. За ним, в тени, виднелось еще несколько человек.

— Ладно, — буркнула Алкад. — Я здесь. А где мой транспорт? Как я понимаю, у вас некоторые проблемы на орбите.

— Не умничайте, доктор. Организация не развалится из-за одной стычки между платформами СО.

— Там Лоди, — негромко произнесла Гелаи. — Остальных одержимых тревожат подъезжающие машины.

— Едва ли! — крикнула Алкад ввысь. — Так что наше соглашение остается в силе. Отпустите Лоди, и я отправлюсь с вами.

— Согласно нашей договоренности, доктор, вы должны были прийти одна. Но я человек разумный. Я присмотрю, чтобы вы добрались до Организации. А вот ваш Лоди.

Мальчишку перебросили через перила, и в тот же миг автоматы Ионы начали крушить окна и стены. Вопль его потерялся в грохоте разрывных пуль. Он отчаянно размахивал руками в воздухе, и вспышки разрывов высвечивали его движения, точно стробоскоп. А потом тело его с чудовищным глухим звуком ударилось об углебетон.

— Видите, доктор? Я его отпустил.

Алкад уставилась на тело мальчишки, отчаянно пытаясь не верить собственным глазам. В первый раз, осознала она потрясенно, на ее глазах убили человека.

— Мать Мария, он был всего лишь мальчишка…

Вои за ее спиной всхлипнула.

Баранович расхохотался, и спутники его взялись за руки. В лицо Алкад полетела струя белого огня.

Гелаи и Нгонг разом схватили физика за руки. Белое пламя ударило ее в грудь, точно поток теплой воды. Алкад покачнулась и вскрикнула — скорее от изумления, чем от боли. Пламя погасло, оставив только зуд по коже.

— Отойдите! — гневно крикнул Баранович. — Она наша!

Гелаи злобно ухмыльнулась и подняла руку, точно в жесте приветствия. Дорожка под ногами Барановича с громким треском лопнула, и одержимый с отчаянным воплем вцепился в поручень.

— Бегите! — приказала Гелаи.

Алкад поколебалась мгновение, взглядом ощупывая тело Лоди в поисках признаков жизни. Но расплывшаяся под ним лужа крови была слишком велика. Вместе со своими спутниками Алкад Мзу бросилась под защиту стального леса.

— Я не могу умереть, — в отчаянии шептала она. — Я должна добраться до Алхимика. Должна. Иного пути нет.

Внезапно путь им преградил человек.

— Доктор Мзу, полагаю? — спросил Джошуа. — Вы помните меня?

Она в немом изумлении уставилась на него. За спиной капитана стояли еще трое. Двое, нервно вздрагивая, держали на мушке Гелаи и Нгонга.

— А это еще кто? — недоумевающе спросила Вои. Алкад почти истерически хихикнула.

— Капитан Калверт с Транквиллити.

Джошуа щелкнул каблуками и слегка поклонился.

— В точку, док. Польщен. «Леди Мак» ждет на орбите, чтобы отвезти вас домой. Повелительница Руин чертовски зла на вас за то, что вы смылись, но говорит, что готова вас простить, если ваш гнусный секретик не будет раскрыт никогда.

— Вы работаете на Иону Салдана?

— Именно. Она сейчас должна прибыть почти во плоти и повторить свое предложение. Но сейчас для меня важнее вытащить отсюда вас и ваших друзей. — Он покосился на Гелаи с Нгонгом. — Некоторых. Не знаю, что у вас с этими двумя, но я не намерен…

В затылок ему уперлось нечто твердое, холодное и безошибочно узнаваемое по форме — ствол пистолета.

— Спасибо, капитан Калверт, — торжествующе промурлыкала Моника Фолькс. — А теперь за дело возьмутся профессионалы.

Воздух на борту «Уршеля» был полон влаги и каких-то вонючих примесей. Фильтры системы очистки — те, что еще не вышли из строя, — натужно жужжали перегревшимися от натуги моторами. Осветительные панели ломались бесконечно, актуаторы люков работали в лучшем случае ненадежно, и повсюду порхали пустые обертки от рационов.

Черри Варне ненавидела беспорядок и мусор. На борту звездолета оперативность — это не просто привычка, это условие выживания. Экипаж полностью зависел от оборудования.

Но двое одержимых (ее собратьев-одержимых, попыталась она убедить себя) были родом из конца девятнадцатого — начала двадцатого столетия. Самодовольные ослы, которые то ли не могли, то ли не хотели понять основ корабельного быта. А их так называемого командира, Оскара Кирна, это мало заботило. Он почему-то считал, что неодержанная команда будет за всеми убирать. А никто этим заниматься не собирался.

Черри уже перестала просить и требовать. Ее даже удивило, что они до сих пор живы, хотя заряженные антивеществом боевые осы склоняли баланс в орбитальном сражении на их сторону. Да и неодержанные, ради разнообразия, трудились четко и слаженно — оно и понятно. Одержимым оставалось только ждать. Оскар Кирн занимал себя тем, что изучал схемы на голоэкранах и время от времени бурчал что-то, обращаясь к своему неодержанному помощнику. По сути дела, он тоже ничего не решал — все его советы сводились к тому, чтобы засыпать космоястребов боевыми осами. Понятие оборонительного резерва в его голове явно не укладывалось.

Когда взрывы и энергетические потоки снаружи перешли на ужасающее крещендо, Черри незаметно ускользнула с мостика. В обычном бою переходы, соединяющие четыре капсулы жизнеобеспечения, были бы герметично закрыты. Сейчас же Черри проскользнула в открытый люк, направляясь на ремонтно-служебную палубу капсулы Б. Она вплыла внутрь и заперла потолочный лук на ручной замок.

Потом подтянулась к одной из трех процессорных консолей и нажала на кнопку включения. Очень неудобным было то, что она не могла датавизировать приказы бортовому компьютеру, — приходилось ограничиваться голосовыми командами. Однако в конце концов Черри смогла установить резервную командную цепь, отсекая от нее офицеров в рубке. Медленно подключались нужные ей системы и индикаторы.

Боевые осы и их подзаряды все еще сновали в пространстве над Нюваном, но их стало поменьше. А тотальное глушение радиопередач прекратилось вовсе — над планетой попросту не осталось неповрежденных платформ СО, способных его вести.

Одна из десяти направленных антенн «Уршеля» нацелилась на «Леди Макбет». Черри подтянулась поближе к микрофону.

— Кто-нибудь меня слышит? Сара, Варлоу, слышите меня? Если слышите, отвечайте напрямую сигнальным мазером, с пятимиллиметровой апертурой. Не наводитесь, повторяю, не наводитесьна главную антенну «Уршеля».

— Сигнал принят, — отозвался синтезированный голос. — Кто это, черт?

— Варлоу, это ты?

— Нет. Варлоу с нами нет. Это Сара Митчем, временно исполняющая обязанности старшего помощника. С кем я говорю?

— Сара, прости, не знала про Варлоу. Это Черри Варне, Сара.

— Боже, Черри, что ты делаешь на корабле Организации?

Черри уставилась в пульт, пытаясь обуздать бушующие чувства.

— Я… Мое место здесь, Сара. Я так думаю. Не знаю. Ты просто не поймешь, что такое бездна.

— Ой, блин… Ты одержимая.

— Да. Не по своей воле.

— Я знаю. Что случилось с «Юдатом», Черри? Что с тобой случилось?

— Это Мзу. Она нас убила. Мы ей мешали. А Мейер… к нему у нее были счеты. Берегись ее, Сара, берегись как огня!

— Господи, Черри, нас не слышат?

— О, нет. Не слышат.

— Понятно. И… спасибо.

— Я не закончила. Джошуа внизу, на Нюване, гоняется за Мзу. Это нам известно.

— Да, он внизу. Черри, только не спрашивай, почему — я не могу это обсуждать.

— Понимаю. Это неважно. Мы знаем об Алхимике, и вы знаете, что мы знаем. Но ты передай Джошуа, чтобы он бросал все и бежал подальше от Мзу. Сейчас же. Мы не можем взять ее на борт — мы остались без космопланов. Это значит, что у Организации нет выбора. Мертвая, она присоединится к нам.

— «Уршель» и «Пинзола» поэтому стреляли по земле?

— Да. Но это не все…

Робкий, сбивчивый голос эхом прокатывался по рубке «Леди Макбет», рассылая по нервам Лайола холодные разряды. Он повернулся к Саре, но та была ошарашена не меньше.

— Она это… серьезно? — спросил он, надеясь услышать «нет».

— Я ее знаю, — только и ответила Сара. И неохотно добавила: — Болью, ты можешь подтвердить траекторию железберга?

— Чтобы получить точную траекторию, мне придется задействовать активные сенсоры.

— Давай.

— Для Джошуа мы взойдем над горизонтом через полчаса, — проговорил Лайол. Перед мысленным его взором мелькали альтернативные орбиты, пока он датавизировал бортовому компьютеру приказ рассчитать возможные векторы перехода.

— Ничего не могу поделать, — ответила Сара. — Могу лишь попробовать связаться с ним через комм-сеть Тоналы.

— Сеть? В жопу такую сеть. Ты же знаешь, после таких ЭМП-волн на всей планете не осталось ни одного работающего процессора. Я могу нас уронить. На границе атмосферы мы окажемся над его горизонтом через восемь минут.

— Нет! Если мы сменим орбиту, то станем мишенью.

— В нас некому больше целиться. Черт, ты на сенсоры посмотри. Все боевые осы расстреляны.

— Разделились на подзаряды, ты хочешь сказать.

— Он мой брат!

— Он мой капитан, и мы не можем так рисковать.

— «Леди Мак» справится с любым гребаным подзарядом. Ты бери на себя управление огнем, с маневром я справлюсь.

— Траектория железберга подтверждена, — сообщила Болью. — Варне говорила правду. Он летит прямо им на головы.

— Высота? — спросила Сара. — Расстрелять его нельзя?

— Девяносто километров. Слишком глубоко в ионосфере для боевых ос. При таком давлении они не работают.

— Черт! — простонала Сара.

— Думай головой, Сара! — потребовал Лайол. — Мы должны подняться над его горизонтом.

— Есть наведение, — предупредила Болью. — Два ядерных заряда, головки активного наведения. Нашли наш радар.

Сара почти машинально активировала программу наведения мазерных пушек. В мозгу ее боролись тревога и нерешительность. Приближающиеся подзаряды на диаграмме обвелись ярко-фиолетовыми треугольничками.

— А Джош любого из нас там оставил бы? — спросил Лайол.

— Сука ты! — Вспышка гнева Сары заставила мазеры открыть огонь. Подзаряды лопнули, их термоядерные движки погасли.

— Мы справимся, — проговорила Болью. Невозмутимый синтезированный голос космоника пристыдил Сару.

— Ладно. Я веду огонь. Болью, переходи на активные сенсоры, полный набор. Мне нужно дальнее предупреждение о любых враждебных снарядах. Лайол — опускай нас.

Одержимые молотили в люк ремонтно-служебной палубы. По краям металл уже светился багровым огнем и пузырилась краска.

Черри устало покосилась на круглую крышку.

— Ладно-ладно, — пробурчала она. — Вам же будет легче. Кроме того, что вы знаете-то о братстве?

Когда замок люка наконец проплавился, в дымящееся отверстие влетел Оскар Кирн. Он тоже дымился — от ярости. Но вся его ярость вмиг исчезла, стоило ему увидеть отчаянно рыдающую рядом с пультом фигурку. Душа Черри Варне уже покинула плоть, отправившись в то единственное место, где Оскар Кирн никогда не стал бы ее преследовать.

Монике показалось, что она наконец-то взяла операцию под контроль. С ней в распилочный эллинг ворвались двенадцать оперативников, и эвакуация должна была начаться с минуты на минуту. Ни один процессорный блок, правда, не работал, как и нейросети. Пришлось даже снять шлемы, чтобы видеть, — сенсоры тоже сдохли. Ощущение беззащитности нервировало Монику, но это можно было пережить. Мзу у нее в руках!

Она слегка надавила дулом Калверту в затылок, и звездолетчик покорно отошел. Один из эденистов отобрал у него автомат. Джошуа не протестовал, даже когда его отвели к троим его товарищам, стоявшим с поднятыми руками перед двумя оперативниками, держащими их под прицелом.

— Доктор, не трогайте, пожалуйста, ваш рюкзак, — попросила Моника. — И не пытайтесь датавизировать коды активации.

Алкад пожала плечами и подняла руки.

— Я все равно ничего не могу датавизировать, — ответила она. — Слишком много одержимых.

Моника жестом приказала одному из агентов забрать рюкзак.

— Вы были на Транквиллити, — заметила Алкад. — И на Дорадосах я вас видела, если не ошибаюсь. Какое агентство?

— Королевское разведывательное агентство.

— О! А кое-то из ваших друзей — определенно эденисты. Как странно.

— Мы считаем, что важнее убрать вас с этой планеты, чем поддерживать наши дрязги, доктор, — отозвался Самуэль. — Однако будьте уверены — вам не причинят вреда.

— Само собой, — бесстрастно ответила Мзу. — Если я умру, все мы знаем, с кем я окажусь, верно?

— Именно.

Гелаи подняла голову.

— Они идут, доктор. Моника нахмурилась.

— Кто?

— Одержимые из Организации, — ответила Алкад. — Они прячутся где-то в каркасе эллинга.

Оперативники рассредоточились, выискивая глазами в решетчатом небе признаки движения. Моника подошла к Алкад и взяла ее за локоть.

— Ладно, доктор, с ними мы разберемся, а теперь — идемте.

— Черт! — ругнулся Самуэль. — Полиция приехала.

Моника выглянула в дыру, пробитую в стене эллинга

Машины сторожили двое эденистов.

— С ними мы разберемся.

Самуэль молча нахмурился. Оперативники сомкнули кольцо вокруг Моники и Мзу и начали отступать к пролому в стене.

Джошуа и остальные последовали было за ними.

— А вы куда? — бросила Моника.

— Здесь я не останусь! — возмущенно воскликнул Джошуа.

— Мы не мо… — начал Самуэль.

И тут из путаницы балок в вышине рухнула порткулиса, приколотив к земле двоих оперативников. Валентные генераторы в их бронекостюмах не сработали, и ткань не превратилась при ударе в непроницаемую броню, как должна была. Железные колья решетки пробили костюмы вместе с владельцами, и по углебетону расползлась кровавая лужа.

Четверо оперативников открыли огонь из автоматов, целясь в потолок. Рикошетировали ошалелые пули, вышибая из балок фонтаны искр.

Условный рефлекс заставил Монику обернуться в поисках второго направления атаки. Слева, из темноты, на Мзу летел огромный маятник-секира. Если бы нейросеть Моники не вышла из строя, если бы работала программа быстрого реагирования, она справилась бы — а так усиленные мышцы бросили ее тело вперед, чтобы вывести Мзу из-под удара. Они рухнули на пол вместе, и лезвие краем задело левую ногу Моники. Если бы не бронированный ботинок, ей отсекло бы ступню, однако удар был настолько силен, что раздробил ей кости голени. Шок немного смягчил боль. Со стоном Моника присела, цепляясь за изувеченную ногу. К горлу подступила горечь, и было очень трудно дышать.

Что-то неимоверно тяжелое ударило ее в плечо и снова повалило на пол. Джошуа шлепнулся рядом и ловко откатился. От возмущения Моника на миг забыла о боли — но лишь на миг, ибо через секунду лезвие с тихим свистом рассекло воздух в том месте, где только что находилась ее голова. «Маятник, — машинально подумала Моника, — всегда возвращается».

Один из оперативников бросился к Монике, сжимая в руках квадратный медпакет и матерясь в голос.

— Тоже глючит! Никакого отклика.

Джошуа покосился на пакет, закрывавший его собственную руку. С той минуты, как он влетел в эллинг, ее жгло невыносимо.

— Это вы мне говорите? — пробурчал он. Подскочила Гелаи, присела рядом на корточки. Лицо ее было озабоченным. Она наложила руки на ногу Моники. Моника напряглась, ожидая сильной боли, но то, что произошло дальше, было потрясающим. Она ощутила, как шевелятся под кожей осколки кости, как подрагивает под руками Гелаи ткань штанины — под ее волшебными руками. И все это совершенно безболезненно.

— Кажется, все, — застенчиво проговорила девчонка. — Попробуйте встать.

— О Боже мой, ты…

— А что, профессионалы не поняли? — ядовито бросил Джошуа.

Самуэль увернулся от маятника и опустился на колено рядом с ними, не переставая целиться в потолок.

— Я думал, тебя ранило, — заметил он, когда Моника попыталась встать на левую ногу.

— Ага. Но она меня вылечила.

Эденист быстро оглядел Гелаи.

— О…

— Пора, — бросила Моника.

— Если мы сдвинемся с места, они нам врежут.

— Если останемся — тоже.

— Увидеть бы их, — простонал Самуэль, стряхивая повисшие на ресницах капельки воды. — Цели нет, стрелять вслепую — без толку: слишком много металла.

— Они вон там, — показала пальцем Гелаи. — Трое стоят прямо на другом конце маятника. Они его материализуют.

Самуэль обернулся.

— Где?

— Выше.

— Черт…

Если бы он мог переключить имплантаты сетчатки на тепловой спектр, то сумел бы, наверное, увидеть что-нибудь, кроме этой уродливой путаницы. Но Самуэль все равно выстрелил, целясь приблизительно в то место, которое, как ему показалось, имела в виду Гелаи. Магазин опустел почти за секунду. Самуэль выдернул его, вставил новый, отчетливо представляя себе, как немного их висит у него на поясе. Но когда он поднял глаза, маятник исчез. Над головами мотался туда-сюда кусок толстого кабеля в черной оплетке.

— Я их достал?

— Вы их ранили, — ответила Гелаи. — Они отступают.

— Ранил? Просто здорово…

— Пошли! — бросила Моника. — Прорвемся к машинам. — Она повысила голос. — Огонь на подавление, вольный, вверх. Я хочу, чтобы эти уроды от нас драпали. Вперед!

Восемь автоматов открыли огонь по нависающей над головами решетке ферм и балок, и все разом бросились к выходу.

А высоко над ними, устроившись в гнезде из стальной паутины, Баранович глядел в грязное окно на три остановившиеся у эллинга машины тоналанской полиции. На снегу виднелись длинные тормозные следы. Еще одна полицейская машина гонялась за раллийной машиной двадцать первого века вдоль стены эллинга, завывая сиреной и мигая огнями. Полицейские в темных мундирах подбирались к посольским машинам.

— Ну, добавим огоньку. — И Баранович громко захохотал.

Четверо одержимых взялись за руки, и запущенный ими шар огня приземлился точно на одну из остановившихся полицейских машин.

Реакция оказалась мгновенной и ошеломительной. После того как процессоры в их машинах засбоили, а сами машины сошли с дороги, подвергшись обстрелу корабельными разерами, после того как подозреваемых и след простыл и возникла необходимость выяснять, действительно ли в машинах посольства Кулу сидят вооруженные агенты королевского разведывательного агентства, тоналанская секретная полиция несколько нервничала. И теперь все имеющееся в их отряде оружие было наведено на четвертый распилочный эллинг.

Монике оставалось добежать метров двадцать до выбитой двери, когда на ветхие панели стен обрушился град полых пуль, термоиндукционных импульсов, мазерных лучей и мелких шоковых зарядов. Темноту впереди разорвал ослепительный свет. Моника рухнула на пол, и на нее градом посыпался дымящийся мусор. Несколько тлеющих щепок упали ей на голову и обожгли кожу даже сквозь волосы.

«ЭТО ПОЛИЦИЯ! БРОСИТЬ ОРУЖИЕ! ВЫХОДИТЕ ПО ОДНОМУ, ОТКЛЮЧИВ ПРОЦЕССОРЫ И ИМПЛАНТЫ! ПОВТОРЯТЬ НЕ БУДЕМ!»

— Твою мать… — прошептала Моника.

Она приподняла голову. Здоровый кусок стены просто исчез. Было видно зловещее мерцающее зарево боя на орбите. Его отсветы озаряли перебитые балки с погнутыми концами, с которых капал расплавленный металл. Каркас эллинга угрожающе поскрипывал. От возросшей нагрузки один за другим расходились швы. На глазах у Моники целые уровни конструкций прогибались и начинали рушиться.

— Скорее! — крикнула она. — Сейчас все нам на головы рухнет!

Из темноты вырвалась струя белого пламени. Под ее ударом одна из оперативниц с воплем рухнула на колени, в воздухе распространился запах горящей ткани и обугленной плоти.

В ответ грянули четыре автомата.

— Нет! — вскрикнула Моника.

Этого и добивались одержимые. «Ловушка получилась почти идеальная, — со злостью призналась себе Моника и, упав на живот, закрыла голову руками. — И мы в нее влезли обеими ногами».

Услышав стрельбу, полицейские опять открыли огонь.

Баранович не ожидал, что вмешательство сил закона и порядка окажется настолько впечатляющим — это современное оружие было невероятно мощным. Уже дважды разламывающийся каркас вокруг него прогибался, и ему приходилось хвататься за балки, укрепляя их своей энергистической силой. А это было опасно. Электрошоковые пули ударяли в металл, и хотя одержимый находился довольно далеко от точки попадания, такое напряжение было бы для него смертельным. Достаточно одной шальной пули…

Когда пальба началась по второму кругу, Баранович спрыгнул на ближайшую дорожку и бросился бежать. Хромовые сапоги его превратились на бегу в кроссовки американского образца, с подошвами в два пальца, — он только надеялся, что воображаемая им резина окажется изолятором не хуже настоящей. И он ощущал, как отступают его соратники, потрясенные яростью атаки.

Джошуа поднял голову и увидел, как последние струйки разрядов сбегают вниз по стальным колоннам. Перебитый во многих местах каркас над его головой жалобно поскуливал, готовый в любой миг рухнуть. Включился инстинкт самосохранения: «К чертям эту Мзу, если я останусь здесь — мне конец!» Он встал на четвереньки и хлопнул по плечу Мелвина, который лежал, прикрыв голову руками.

— Шевелитесь оба, скорее!

Он ринулся вперед, стремясь как можно быстрее выбраться из-под каркаса. Позади шлепало по лужам уж очень много ног. Джошуа обернулся на бегу. За ним через распилочный эллинг бежали не только Мелвин, Дахиби и Китон — все оперативники и даже нелепая компания Мзу сорвались с места, словно только Джошуа Калверт мог указать им путь к спасению.

— Иисусе скорбящий!

Только этого не хватало! Втроем с Мел вином и Дахиби они уже представляли собой желанную цель для одержимых, а тут еще Мзу…

В отличие от группы Барановича, организовавшей это свидание на природе, королевского разведывательного агентства и эденистов, имевших неограниченный доступ к банкам данных посольства Кулу, и полиции безопасности, хорошо изучившей свою территорию, Джошуа не вполне представлял себе конструкцию разборочных эллингов.

Даже безумная гонка по территории плавильни не помогла ему осознать в должной мере тот факт, что каждый эллинг строился над каналом, пересекавшим его вдоль. И тем более он не знал, что пересечь канал можно было единственным способом — по мостику, проходившему над меньшими, выходными воротами.

Джошуа увидел в полу перед собой приближающуюся с каждым шагом до ужаса темную и широкую бездну, услыхал плеск воды и только теперь понял, что это такое. С трудом затормозив в метре от края, он едва не полетел вниз и нелепо замахал руками, пытаясь сохранить равновесие. Это ему удалось. Выпрямившись, он обернулся: остальные мчались к нему — все решили, что он знает выход, а задавать вопросы не было времени. За ними на подвесной дорожке собиралась команда Барановича. Во влажном сумраке виднелись их пышные одеяния.

Алкад Мзу бежала, пригнув голову и подволакивая ногу. Гелаи и Нгонг на бегу поддерживали ее за локти. Воздух вокруг них серебрился мелкими подвижными искорками.

Внезапно Баранович захохотал и поднял руку. Джошуа увидел, что прямо в лицо ему несется комок белого пламени.

Дик Китон, усердно работавший локтями, обогнал остальных бегущих. Между ним и застывшим в ужасе Джошуа оставалось всего метра четыре, когда разряд белого огня ударил ему точно между лопатками и рассыпался облаком танцующих смерчиков, мгновенно погашенных дождем. Китона даже не опалило.

— Мимо! — радостно крикнул он, с разбегу налетая на Джошуа и увлекая его за собой.

Не удержавшись на краю, они рухнули в бассейн. И в тот же миг каркас затрясся. Разлетелись во все стороны выломанные балки, с громким лязгом падая на пол. По стене побежала снизу вверх широкая зигзагообразная трещина и остановилась лишь на высоте ста семидесяти метров. На сей раз каркас устоял.

Черная вода в бассейне для железбергов была совершенно ледяной. Погрузившись в нее с головой, Джошуа заорал, пуская пузыри. От холода у него едва не остановилось сердце, и это здорово его напугало. В открытый рот хлынула соленая вода. И — слава тебе, Господи! — снова заработала нейросеть.

Нейронные оверрайды заставили мышцы гортани Джошуа сократиться, не позволяя воде залить легкие. Анализ данных, поступавших из внутреннего уха, определил его положение в пространстве. Капитан перестал беспорядочно барахтаться и, уверенно выгребая, поднялся на поверхность.

Он вынырнул, жадно хватая воздух ртом. Вокруг него с гулким плеском в воду шлепались люди в бронекостюмах, точно двуногие лемминги. Джошуа заметил Мзу — ее невысокую фигурку в безупречном деловом костюме ни с кем нельзя было перепутать.

Китон по-собачьи потряс головой, надувая щеки.

— Черт, холодно!

—Кто ты такой, блин? — осведомился Джошуа. — В тебя попал белый огонь, а тебя не опалило даже.

— Вопрос верный, сэр, только местоимение сюда не подходит, как я ответил когда-то Оскару Уайльду. Бедняга совершенно смешался; язык его был вовсе не таким бойким, как уверяют нас легенды.

Джошуа закашлялся. Холод проникал в кости. Нейросеть делала все, что могла, предохраняя мышцы от судорог, но Джошуа знал — долго она не продержится.

Белое пламя ударило в край бассейна в пяти метрах над ним. Вниз потекли светящиеся струйки лавы.

— Во имя всего святого, зачем ты нас сюда притащил?! — крикнула Моника.

— Я вас не приглашал, блин!

Агентша попыталась схватить его за грудки одной рукой.

— Как нам отсюда выбраться?

— Не знаю!!!

Моника отпустила его. У нее дрожали руки. Над головами снова вспыхнул белый огонь, озарив край бассейна, точно рассвет на орбите.

— Здесь они нас не достанут, — заметил Самуэль. На его вытянутой физиономии отражалось чудовищное напряжение.

— Не достанут? — отозвалась Моника. — Подойдут к краю — и нам хана.

— Мы долго не протянем. Гипотермия нас прикончит.

Моника бросила на Джошуа злобный взгляд.

— Ступеньки кто-нибудь видит?

Дик! — позвал Джошуа. — Твоя нейросеть работает?

— Да.

— Вызови управляющий компьютер эллинга. Найди отсюда выход. Сейчас же!

— Мы в отчаянном положении, — обратился Самуэль к «Хойе». — Вы нам ничем не можете помочь?

— Ничем. Мне жаль. Вы слишком далеко, мы в силах только прикрыть вас огнем.

— Мы отступаем, — сообщил Ниво с горькой яростью. — Это все дьявольское антивещество. Защищаясь, мы отстреляли все боевые осы, но они все же пробиваются. Здешние страны обезумели разом, все платформы СО вступили в бой. «Ферреа» повреждена потоком гамма-лучей, «Синензису» пришлось прыгнуть, чтобы избежать прямого столкновения. Нас осталось двое. Долго мы не продержимся. Желаешь перенестись? Мы можем подождать еще пару секунд.

— Нет. Бегите, предупредите Согласие.

— Но твое положение…

— Неважно. Бегите!

— Половина процессоров в эллинге глючит, — сообщил Дик Китон. — А вторая в режиме ожидания. Он занафталинен.

— Что? — Джошуа с трудом ворочал челюстями. Оставаться на плаву становилось все труднее.

— Занафталинен. Поэтому здесь нет железберга. Малый канал протекает, и его осушили для ремонта.

— Осушили? Покажи план.

Китон датавизировал ему файл, и Джошуа записал его в клетку памяти. Заработали аналитические программы, переваривая информацию. Джошуа нужен был способ выкачать из бассейна воду или спустить лестницу. Но на схеме, вставшей перед его глазами, он нашел нечто иное.

— Иона! — крикнул он. — Иона!

Голос его был жалок и слаб. Он заработал руками, поворачиваясь к Самуэлю.

— Зови ее.

— Кого? — спросил изумленный эденист.

— Иону Салдана, Повелительницу Руин. Вызови ее по сродству.

— Но…

— Зови, или мы все тут сдохнем!

Тяготение в рубке «Леди Мак» начало снижаться от невыносимых восьми g ко всего лишь неприятным трем.

«Стиль пилотирования, — подумала Сара, — у него точно как у Джошуа». За те несколько секунд, на которые ей удалось отвлечься от управления ведением огня, она заметила, что корабль держится почти точно на рассчитанном навигационной программой курсе. Для новичка-мечтателя просто прекрасно.

— «Уршель» набирает скорость, — сообщила Болью. — Семь g, и они набирают высоту. Видимо, идут на прыжок.

— Хорошо, — ответила Сара. — Больше не будут сыпать этими проклятыми боевыми осами на антивеществе.

Все трое бурно радовались, когда «Пинзолу» настигла чья-то ядерная боеголовка. Сдетонировали камеры сдерживания антивещества, и последовал аннигиляционный взрыв такой силы, что половина сенсоров «Леди Мак» вышла из строя — а ведь «Пинзола» находилась от нее в одиннадцати тысячах километров, почти за горизонтом.

За последние одиннадцать минут сражение на орбите почти закончилось. Семь звездолетов оказались подбиты, но больше пятнадцати поднялись на высоту прыжка и скрылись. На низких орбитах не осталось ни одной платформы СО, хотя сновало еще немало боевых ос. Впрочем, все они находились от «Леди Мак» довольно далеко. Это была епархия Сары, и, как заметила Болью, с допотопным нюванским оружием старушка могла справиться. На корпусе осталась пара новых шрамов от кинетических осколков и три «горячих» радиоактивных пятна от пульсаторов, но худшее было уже позади.

— Гравитационное искажение, — сообщила Болью. — Еще один космоястреб смылся.

— Очень разумный корабль, — пробормотала Сара. — Лайол, скоро мы поднимемся над горизонтом для Джошуа?

— Девяносто секунд, замечай.

Она датавизировала приказ системе связи. Вынырнула из ниши главная антенна, нацеливаясь на горизонт.

Иона выглянула из-за стальной колонны, чтобы в очередной раз глянуть на бассейн. Одержимые на подвесной дорожке продолжали поливать его край белым огнем. Это значило, что Джошуа и остальные еще живы.

Сейчас был идеальный момент вступить в бой. Иона держалась в тени с того момента, как ворвалась в эллинг, опережая спецслужбистов. Ситуация менялась так быстро, что исход легко мог определяться тем, у кого их противников останется больше тактических резервов. Она не вполне была уверена, откуда пришло к ней это решение — из файлов по тактике, внедренных в пристава изначальным «я» Ионы или Транквиллити, или же из ее собственных соображений. Так или иначе, а оно оказалось верным.

Из-под прикрытия каркаса она наблюдала, как разворачиваются события, готовая вмешаться в любой момент. А потом примчалась полиция и все испортила. А Джошуа ломанулся прямиком в бассейн.

Что его на это сподвигло, Иона так и не поняла — бассейн был наполнен морской водой при температуре около точки замерзания. И теперь Джошуа оказался в ловушке.

Если бы она смогла прицелиться в дорожку, на которой стояли одержимые, то могла бы сбросить их всех одним выстрелом. Но она не знала, чего стоит пуля крупного калибра по сравнению с такой концентрацией энергистических сил.

— Иона. Иона Салдана!

Сродство передало ей чувство леденящего холода. Она точно представила себе, что значит плескаться в бассейне.

— Агент Самуэль, — откликнулась она.

— У меня есть сообщение.

Он расширил свое сознание, и Иона увидела плавающие в воде головы. Прямо перед ней был Джошуа. Мокрые волосы прилипли ко лбу, он с трудом выдавливал слова.

— Иона-рас-стре-ляй-во-ро-та-вы-ход-но-го-ка-на-ла-на-хер-ско-рей-ско-ро-сдох-нем.

Она уже мчалась к дальнему концу эллинга. Над выходным каналом каркас расступался, образуя прямоугольный проход. Ворота раздвигались в стороны, пропуская куски железберга, но их створки начинались в метре под поверхностью воды, а ниже ее ток перекрывали створы шлюза. Сейчас они были закрыты, покуда шел ремонт канала. Потемневшие от времени литые створки густо заросли плетями лазурно-синих водорослей.

Опустившись на корточки у края бассейна, Иона выстрелила из винтовки. Пытаться пробить сами створки было бесполезно — конечно, они были сделаны не из современных сплетенномолекулярных сплавов, но толщина делала их совершенно неприступными. Разрывные пули ударили в старые углебетонные берега канала, вырывая петли из креплений.

Ворота дрогнули. Вода заструилась сквозь растрескавшийся бетон. Верхние петли почти переломились, и давление медленно отгибало створки вниз, заставляя их края расходиться клином. Из щели фонтаном забила вода, и ее напор еще больше раздвигал створки. Иона стреляла снова и снова, сосредоточив усилия на одной стене и перемалывая ее в мелкую крошку. Одну из петель сорвало.

— Берегись! — предупредил Самуэль. — Они перестали атаковать нас, это значит, что в любой миг…

Иона заметила, как шевельнулись тени под ее ногами, и поняла, что это означает. Тени светлели по мере того, как становился ярче свет. Она перевела ствол на сами ворота и вышибла их энергией отдачи.

Белый пламень поглотил ее.

Створки шлюза разошлись, и вода хлынула в пустое ложе канала.

— Двигайтесь по течению! — датавизировал Джошуа, когда ощутил немеющими ногами движение воды. — Оставайтесь на плаву!

Грохот водопада эхом отзывался в гулком нутре эллинга. Джошуа и его спутников притягивало к стене бассейна. Невидимое течение в глубине гнало их к выходу, туда, где бассейн сужался воронкой, переходя в канал. По мере приближения к шлюзу их волокло все быстрее и быстрее. А потом бассейн остался позади, и их увлекло в канал.

— Джошуа, ответь, прошу тебя! Вызывает Сара, Джошуа, ответь!

Нейросеть подсказала ему, что сигнал передается на блок связи через аппаратуру челнока. Похоже было, что сражение на орбите пережили все.

— Сара, я здесь, — датавизировал он.

Протекая под воротами, вода бешено пенилась, несмотря на то, что уровень ее уже заметно упал. Удержаться на поверхности становилось все труднее, а тем временем Джошуа все ближе подносило к шлюзу. Он попытался сделать пару гребков, чтобы отплыть от стены, где вода бурлила особенно сильно.

— Джошуа, ты в опасности.

Его заволокло под ворота эллинга, и две волны, отразившись от стенок канала, захлестнули его.

— Да ну?

Вода сомкнулась над его макушкой. Нейросеть заставила надпочечники выбросить в кровь безумную дозу адреналина, позволив Джошуа подчинить себе бунтующие мышцы и выплыть на поверхность. На него обрушился свет дня и хлопья твердой, как сталь, пены.

— Джошуа, я серьезно! Организация изменила траекторию одного из железбергов. Он закончит торможение в атмосфере над плавильней. Если им не удастся вывезти Мзу с планеты, они собираются убить ее, чтобы она хоть таким образом присоединилась к Организации. Железберг должен упасть после того, как космоплан поднимется, чтобы, если что-то сорвется, они все равно победили.

Перед Джошуа раскинулся канал — точнее, его высохшее русло, протянувшееся на три километра до плавильни. В нем бушевал белопенный поток, и Джошуа беспомощно болтался в нем, точно пробка. И не он один — мимо него пронесло Вои, так близко, что он почти коснулся ее, но беснующиеся воды выхватили ее из его рук.

— Господи, Сара, космоплан уже должен был взлететь.

— Знаю. Мы проследили за железбергом. Он врежется в поверхность через семь минут.

— Что?! Взорви его, Сара!

Фронт потока ударил по первой строительной плотине, перегородившей канал. Нижние опоры вышибло, и вся конструкция, опиравшаяся на размытые стены, рухнула, перевернулась несколько раз и начала разваливаться, роняя на дно стальные балки.

— Мы не можем, Джошуа. Он уже вошел в стратосферу, боевые осы его не достанут.

Вода докатилась до второй плотины. Эта была попрочнее первой — на ней держались несколько застывших строительных механоидов и хопперов с бетоном. Их вес придавал конструкции устойчивость. Вода бурлила вокруг плотины, обламывая отдельные балки, но сооружение в целом пережило первый удар.

— Не волнуйся, Джошуа, — датавизировал Эшли. — Уже лечу. Пятьдесят секунд — и я у вас. Мы будем в воздухе задолго до того, как железберг врежется. Мне уже видны эллинги.

— Нет, Эшли! Не приближайся! Здесь одержимые, и много. Если они тебя заметят, то собьют космоплан.

— Обозначь их для меня, у меня есть мазер.

— Не могу.

Увидев впереди плотину, он понял, что другого шанса спастись не будет. Резидентный монитор жизненных функций давно тревожил Джошуа. Холод убивал его, мышцы уже пострадали и с трудом выполняли приказы. Надо было выбраться из воды, пока еще остались силы.

— Слушайте все, — датавизировал он, — хватайтесь за плотину, или пусть вас к ней течением прибьет, но хоть так не проплывите мимо! Надо выбираться!

Ржавые трубы приближались очень быстро. Джошуа вытянул руку. Пальцы под медицинским нанопакетом не работали даже под управлением нейросети.

— Мзу! — датавизировал он. — Выплывайте к плотине!

— Поняла.

То, что она еще жива, поддерживало в его груди слабый огонек надежды, хотя толку в ней сейчас не было никакого. Операция не потерпела полного провала, у него еще была цель. И вот это было очень важно.

Дахиби уже выползал на плотину, цепляясь за балки, чтобы не унесло течением. Джошуа зацепился рукой за стык труб и пригнул голову, стараясь не удариться виском. Металл врезался ему в ребра, а он даже не почувствовал боли.

— Ты в порядке? — датавизировал Дахиби.

— Кайфую, блин!

Мимо промелькнула Вои, не успевшая зацепиться за трубу.

Дюйм за дюймом Джошуа выползал на подрагивающее сооружение, пока не добрался до лестницы. Течение ослабело, но вода прибывала очень быстро.

На дальний край плотины вынесло Мзу, датавизировавшую: «Мать Мария, бедные мои ребра!» Рядом с ней оказался Самуэль. Он бережно придерживал физика за плечи.

Джошуа торопливо вскарабкался по лестнице, благодаря Бога за то, что она не слишком крутая. Дахиби следовал за ним. На плотину вынесло еще двоих агентов и Монику. Гелаи и Нгонг плыли через канал, не обращая на холод никакого внимания. Уцепившись за балки плотины, они принялись выталкивать из воды обессилевших уцелевших.

— Мелвин! — датавизировал Джошуа. — Мелвин, где ты?

Ядерщика вынесло к воротам шлюза одним из первых после того, как Иона вышибла створки.

— Мелвин!

На несущей волне его нейросети не было даже шороха.

— Что случилось? — датавизировал Эшли. — Не могу нашарить вас сенсорами.

— Не приближайся! Это приказ, — ответил Джошуа. — Мелвин!

Мимо пронесло тело одного из бойцов королевского разведывательного агентства.

— Мелвин!

— Мне очень жаль, капитан Калверт, — датавизировал Дик Китон. — Он не выплыл.

— А ты где?

— На конце плотины.

Обернувшись, Джошуа увидел распятую на шестах фигуру в тридцати метрах от него. Одну.

Господи Иисусе, нет! Еще один друг обречен на страдания в бездне. На то, чтобы вечно смотреть на мир и молить о свободе.

— Больше никого, — датавизировала Моника. Вместе с ней и Самуэлем из объединенной команды королевского разведывательного агентства и эденистов уцелели восемь человек. Труп Эрибы проплывал мимо в клочьях бурой пены. Из двадцати трех человек, вошедших в четвертый распилочный эллинг, вышли пятнадцать; если посчитать и приставов, соотношение получалось еще более печальным.

— Что теперь? — спросил Дахиби.

— Ползи, — приказал Джошуа. — Мы должны доползти до верха, челнок уже летит.

— Долбаный железберг тоже.

— Гелаи, — прохрипел Джошуа, — где одержимые?

— Идут, — ответила та. — Баранович уже выбрался из эллинга. Он не даст космоплану приземлиться.

— Оружия у меня нет, — датавизировала Моника. — На всех — два автомата. Мы их не удержим.

Она ползла по узкому конвейеру, соединенному с одним из хопперов. От холода ее трясло.

Джошуа одолел еще три ступеньки и вконец обессилел.

— Капитан Калверт, — датавизировала Мзу. — Я никому и никогда не отдам Алхимика. Я хочу, чтобы вы это знали. И спасибо вам за ваши усилия.

Она сдалась. Алкад Мзу сидела, сжавшись в мокрый комочек, на краю плотины. Нгонг крепко обнимал ее за плечи, сосредоточенно закрыв глаза. От одежды физика шел парок. Джошуа оглядел остальных — измученных холодом, сломленных. Если он еще хочет спастись, придется идти на самые крайние меры.

— Сара, — датавизировал он. — Прикрой меня огнем.

— Наши сенсоры не срабатывают, — ответила она. — Не могу получить картинку с достаточным разрешением, тот же эффект, что на Лалонде.

— Гос-споди… Ладно, целься в меня!

— Джошуа!

— Не спорь. Включи прицельный лазер и целься по сигналу моего блока связи. Давай! Эшли, жди команды. Все остальные, шевелитесь, мы должны выползти!

Он одолел еще пару ступенек.

Прицельный лазер «Леди Макбет» пробил рассеивающиеся снежные тучи. Луч зеленого света, пронизанный мглистыми вспышками испаряющихся снежинок, уперся в дорожное полотно в трехстах метрах от канала.

— Попала? — спросила Сара.

— Нет. Веди на северо-восток, двести пятьдесят метров.

Луч скользнул так быстро, что на миг заслонил небо зеленым пологом.

— Восемьдесят на восток, — командовал Джошуа, — и двадцать пять на север.

Имплантам сетчатки пришлось подключить самые мощные фильтры, чтобы справиться с ослепительным зеленым сиянием, облившим плотину.

— Засекай координаты. Зона исключения — сто пятьдесят метров. Переходи на боевой лазер. Спираль до километра. Сара — выжигай!

Луч скользнул в сторону, меняя цвет: желтый, потом оранжевый и, наконец, насыщенно-красный. Мощь его росла. Залетавшие в него снежинки уже не испарялись — они вспыхивали. Там, где луч упирался в землю, углебетон рассыпался мелкой пемзовой галькой, испуская густые клубы бурого дыма. Потом луч изменил направление и, вырезая в земле канаву полуметровой ширины, прочертил дымным пламенем идеальный круг диаметром около трехсот метров. В центре круга находилась плотина. А затем луч набрал скорость, слившись в расширяющийся цилиндр живого алого света. Земля горела на его пути, снежный покров кипел и испарялся, бурлящее облако пара выжигало все вокруг.

Луч пересек угол четвертого распилочного эллинга. По всей высоте стены панели на его пути рассыпались пламенеющими углями, и от туши эллинга отделился тонкий ломтик металла и композита. Потом лазер ударил снова, отсекая еще один ломоть, упавший на землю вслед за первым под дождем осыпающихся искр. А спираль продолжала расширяться.

Четвертый распилочный эллинг умирал страшной смертью. Безжалостный лазерный луч нарезал его на тонкие лепестки, которые падали наземь, ломая друг друга. От страшного жара они становились мягкими еще в воздухе, опускаясь скользким серпантином. Пятая часть конструкции рухнула, и тут каркас эллинга не выдержал. Стены и крыша пьяно покачнулись, скручиваясь и прогибаясь вовнутрь. Атональные корчи озарял кровавый лазерный свет, пока луч продолжал нарезать обрушившиеся сооружения на ленточки из окалины. Пламенеющие обломки падали в бассейн, и вверх взмывали гейзеры пара, заволакивавшие пузырящиеся руины девственно-белым погребальным саваном.

Пережить орбитальный удар не мог никто. Полиция безопасности ринулась к машинам, едва луч ударил в землю, но расширяющаяся спираль огня поглотила и их. Баранович и его товарищи-одержимые скрылись в распилочном эллинге, решив, что столь массивная конструкция станет надежным убежищем. Когда ложность сей посылки выявилась, некоторые нырнули в канал, но кипящая вода поглотила их. Несколько несчастных работников плавильни, выбежавшие посмотреть, что за шум и вспышки в заброшенном эллинге, превратились в облака зернистой пыли.

Лазерный луч погас.

Из центра безжалостно выжженной по его приказу территории Джошуа датавизировал Эшли, что все чисто. Челнок рухнул с затянутых тучами небес, чтобы приземлиться рядом с каналом. Джошуа и его спутники ждали на верхней площадке плотины, ежась под теплым ветром, рожденным лазерным ударом.

— Эвакослужба Хенсона, — объявил Эшли, спуская трап. — Помощь в безнадежных ситуациях. Шевелите задами — у нас осталось две минуты.

Алкад Мзу поднялась в челнок первой, за ней Вои.

— Я не могу взять вас в таком виде, — сказал Джошуа Гелаи и Нгонгу. — Просто не могу, вы знаете.

За спиной бывших гариссанцев стояли Моника и Самуэль, стискивая в руках автоматы.

— Мы знаем, — ответила Гелаи. — А вы знаете, что когда-нибудь окажетесь на нашем месте?

— Прошу, — взмолился Джошуа. — У нас нет времени. Никто из нас не станет подвергать опасности Мзу после всего, через что мы прошли ради ее спасения. Даже я. Они застрелят вас, и я не попытаюсь их остановить.

Гелаи тоскливо кивнула. Кожа ее поблекла и стала молочно-белой, по плечам рассыпались растрепанные песочно-рыжие кудри. Девушка опустилась на колени, раскрыв рот в беззвучном вопле.

Джошуа подхватил ее под мышки и потащил на борт. За его спиной Самуэль так же обошелся со стариком, которого одерживал Нгонг.

— Дик, помоги! — хрюкнул Джошуа, добежав до трапа.

— Простите, капитан, — отозвался Дик Китон, — но сейчас мы должны расстаться. Должен сказать, что это было незабываемо. Не променял бы это приключение ни на что на свете.

— Господи, на нас падает железберг!

— Не волнуйтесь. Я в полной безопасности. И едва ли я могу отправиться с вами теперь, когда вы меня раскрыли.

— Да что же ты такое?

— Уже ближе, капитан, — ухмыльнулся Китон. — Намного ближе к истине. Прощайте, и удачи.

Джошуа бросил последний взгляд на стоявшего позади человека — если тот был человеком — и поволок обмякшую девчонку вверх по трапу.

Когда челнок пошел на взлет, Китон отступил в сторону. Струи компрессоров трепали его засыпанные снегом волосы. Космоплан задрал нос и устремился ввысь, прочь от выжженных развалин. И Китон с серьезным видом помахал рукой ему вслед.

Высоко над западным горизонтом в небе светилась кровавая звезда, разгораясь с каждым мгновением.

Пол в кабине челнока накренился. Джошуа вдавило в кресло — ускорение достигло двух g и продолжало расти.

— Эшли, наше положение?

— Отменное. Добрых двадцать секунд форы, даже спешить не стоит. Я рассказывал, как высаживал десант марсельского ополчения?

— Рассказывал. Подогрей воздух в кабине, будь добр, а то мы все замерзли.

Джошуа подключился к сенсорам челнока. Они поднялись уже на два километра. Внизу виднелось серое, будто шершавое море. А мимо, быстро опускаясь, пролетал железберг.

Выросший в биотехобиталище, зарабатывавший на жизнь межзвездными перелетами, Джошуа Калверт взирал на железберг со священным трепетом. Такая туша просто не могла находиться в свободном полете. Глыба пеностали падала со скоростью чуть больше звуковой, вращаясь с неторопливым изяществом, чтобы не потерять ориентации. За его скругленной кормой тянулась густая струя пара — двухсотметровая совершенно прямая черта, обрывавшаяся там, где сходились вместе вызванные падением железберга турбулентные ударные волны. Ребристое его основание, разогретое трением о воздух, светилось по краям ярко-розовым, а в центре — зловещим бело-желтым огнем.

Тем обреченным, кто пережил орбитальный удар, самым странным в его падении показалась тишина. Это было почти немыслимо — видеть, как опускается на тебя кулак самого Сатаны, и слышать при этом только ленивые крики чаек.

Энергия, выброшенная семьюдесятью пятью тысячами тонн стали при столкновении с поверхностью на скорости в триста метров в секунду, была чудовищна. Взрыв снес с лица планеты оставшиеся распилочные эллинги, превратив их в сотни тысяч увлекаемых взрывом обломков композита. Тепловой удар испепелил их, увенчав черный мальмстрем пыли огненной короной. И в завершение ударная волна расплескала болотистую почву в радиусе нескольких километров подобно небольшому землетрясению, вырвав огромные домны из каркасов плавилен и расшвыряв их по соленым пустошам. Море шарахнулось от эпицентра катастрофы, отступая беспорядочной чередой огромных волн, несколько минут боровшихся с наступающим приливом. Но наконец дрожь земли утихла, и воды вернулись, чтобы стереть последние следы существования плавильни.

— Это просто оргазм какой-то! — воскликнул Квинн.

На голоэкранах в рубке бушевало белое пламя первого аннигиляционного взрыва, полыхнувшего на орбите Нювана. Разрушение в подобных масштабах возбуждало его. Он видел, как несутся над ночной стороной планеты сотни боевых ос.

— Брат Божий помогает нам, Двайер! Это Его сигнал к началу. Ты посмотри, как эти уроды долбятся. На всей планете не останется ни единого ядерного заряда, чтобы сдержать приход Ночи.

— Квинн, другие народы обстреливают Джесуп боевыми осами. Мы здесь как голые, надо прыгать!

— Сколько еще времени?

— Три-четыре минуты.

— Вполне достаточно, — вкрадчиво проговорил Квинн. Он глянул на диаграмму систем связи, чтобы удостовериться, что лазерные коммуникаторы корабля все еще нацелены на Джесуп и три брошенных астероида. — Ради такого случая следовало бы речь толкнуть, но я, блин, невеликий оратор.

Он набрал на клавиатуре код запуска и был вознагражден зрелищем высветившихся на дисплее великолепно-кровавых значков. Палец его скользнул к клавише ввода и торопливо вдавил ее.

Взорвались девяносто семь термоядерных бомб. По большей части стомегатонных.

Выступавшие над фюзеляжем «Дельты горы» сенсоры видели, как заколыхался Джесуп. Квинн поручил своим верным ученикам разместить бомбы на дне биосферной пещеры, где слой камня был тоньше всего. Растрескавшаяся поверхность астероида сбрасывала слои камня, точно чешуйки, и изнутри пробивалась раскаленная плазма. Примененная с убийственной точностью сила разламывала скалу. Биосферная пещера была уничтожена ядерными вулканами мгновенно, и все живое в ней погибло. Ударные волны прокатывались сквозь камень, раздирая его по линиям невидимых трещин и слабинам, вскрытым веками бездумного бурения.

А дальше инициативу перехватила центробежная сила, подвергнувшая уцелевшие участки непереносимым напряжениям. Вращение астероида отрывало и уносило в пространство горы реголита. В вакуум устремлялись ураганы радиоактивного горячего воздуха, образуя вокруг гибнущей станции разреженный вихрь.

Квинн треснул кулаком по клавиатуре.

— В п…! — взвыл он торжествующе. — На хер в п…! И это сделал я. Теперь они поймут, какова Его мощь! И Ночь падет, Двайер. Это так же верно, как то, что говно не тонет.

Сенсоры, нацеленные на троицу брошенных астероидов, демонстрировали подобные же сцены разрушения.

— Но… зачем? Зачем, Квинн?

Декстер Квинн расхохотался.

— Дома, на Земле, нас учили всему, что стоит знать о климате, мы все выучили, до последнего Судного дня, который нас таки кусит за жопу, если мы не будем Терцентралу хорошими покорными механоидами. Не нарушай закона об охране среды, а то утонешь в собственном дерьме, и всякая херня в том же духе. Весь арколог знает, до последнего слова в последнем клипе, от головастых в башнях до пацанья из подвалов. Я про ядерные зимы и гибель динозавров слышал, когда еще ходить не умел. — Он постучал пальцем по голоэкрану. — Вот он, кошмар всея Земли — только ленточкой перевязать. Эти камушки сотрут Нюван в порошок. Упадут на землю или в море — неважно. В атмосферу взлетят гигатонны дерьма. Я не про какой-то там сраный смогишко говорю. Весь небосвод накроется медным тазом. От земли до стратосферы — черная жирная сажа, такая густая, что пять минут ею подышишь, и рак легких обеспечен! Они больше не увидят Солнца, никогда! И когда одержимые захватят весь этот сраный шарик, им это не поможет. Вытянуть Нюван из этой Вселенной они могут, а воздух очистить — силенок не хватит. Это может только Он. Брат Божий явит им свет. — Квинн порывисто обнял Двайера. — Они воззовут к Нему, дабы Он явился освободить их — потому что больше им не останется ничего. Он их единственное спасение. И это я сделал для Него. Я! Я принес Ему целую планету, готовую присоединиться к Его легионам. И теперь, когда я знаю, что это возможно, так же я поступлю со всеми планетами в Конфедерации до последней! Такова моя цель. И начну я с Земли.

Лазерные коммуникаторы ушли под обшивку вместе с сенсорами, и «Дельта горы» исчезла за горизонтом событий. За ее кормой на низких орбитах продолжался бой, участники которого еще не знали о случившейся с ними истинной катастрофе. Четыре колоссальных облака каменных обломков неуклонно расширялись на глазах оцепеневших наблюдателей из уцелевших астероидных поселений. Семьдесят процентов их массы уйдет в космос, но тысячи обломков на протяжении следующих двух дней упадут на планету. Разрушительный потенциал каждого из них в сотни раз превзойдет мощность взрыва при падении железберга. И жители Нювана, чьи электронные устройства были выведены из строя, космические корабли — разбиты, платформы СО — испарены, астроинженерные станции — уничтожены, ничего не могли сделать, чтобы предотвратить их падение. Только молиться.

Как и предсказывал Квинн.

Оглавление