Глава 8

Даймм облаком плыл по тайному покою, где находились его самые большие сокровища, восемь составных частей его спасения. Не хватало всего лишь одного предмета. Ничего, скоро, скоро его слуги принесут ему это недостающее сокровище.

Вновь обрести тело, не бояться почувствовать холод под кожей и превратиться в облако! Лишь только он обретет тело, все в мире изменится. За эти столетия он много постиг и уже не совершит тех ошибок, что раньше. Он всех сметет на своем пути. Его будут называть не Дайммом — Хозяином Тумана, а с дрожью в голосе произносить имя Даймма Разрушителя. Может быть, имеет смысл провозгласить себя Царем, а Сег позволить стать Царицей. Конечно, пока она не надоест ему. А затем найти себе другую красавицу, затем еще одну и еще,.. После стольких столетий бездействия ему есть чем заняться. Получать удовольствия, разбивать армии; города и целые страны ожидали покорения и обращения в рабство великим Дайммом Разрушителем. Да, впереди было много приятных дел.

Конан разглядел впереди скальную гряду — несомненно, место жительства пайлов. Трехпалые следы коргов вели прямо к подножию гигантских камней, оброненных некогда над песчаной пустыней каким-то рассеянным богом.

Конан внимательно оглядел скалы. Да, пайлы выбрали себе удачное жилище. На расстоянии получаса ходьбы земля со всех сторон была ровной и почти голой, если не считать отдельных полузасохших кустов. Даже используя их как прикрытие, только при большом везении человек мог подобраться к гряде незамеченным. Для группы и в три-четыре человека эта задача при свете дня становилась неразрешимой, даже если на страже стоял бы полуслепой часовой.

При свете дня, повторил про себя Конан. Тренированный, осторожный человек мог бы пробраться к скалам под покровом ночи, двигаясь с подветренной стороны, чтобы не потревожить сторожевых тварей. В конце концов, пайлы видят в темноте не лучше людей. Рискованное, конечно, дело, но разве Конан не собирался заделаться лихим грабителем в Шадизаре? Вот и повод попрактиковаться.

Укрывшись в тени большого куста, Конан решил не терять времени даром, ожидая темноты. Растянувшись на земле, он тотчас же уснул.

Утолив голод и вновь приняв человекоподобную форму, Клег вылез из воды и внимательно посмотрел на небо. Несомненно, дождь должен был вскоре прекратиться. Тем лучше. Наутро отряд двинется дальше, к родному озеру.

Сайла ворочалась с боку на бок на своем ложе. Множество мыслей носилось в ее голове. Только бы этому недоумку Райку улыбнулась удача! Только бы заполучить этот талисман Лесного народа. Тогда жизнь повернется к пайлам своей лучше стороной. Затаившись, они дождутся того момента, когда станут грозной силой, и тогда мир вздрогнет от тяжелой поступи людей-ящеров. Но это все в будущем, а пока — оставалось довольствоваться немногим.

Сайла сбросила с себя шелковое покрывало, обнажив чувственное тело. Ей был нужен мужчина. Но не из тех, кого можно было найти в эту ночь в пещерах. Конечно, Райк ведь забрал лучших и сильных с собой. И наверняка лишь для того, чтобы насолить ей, которой не были писаны никакие законы и нормы. Ничего не поделаешь, в пещерах остались в основном женщины, дети и старики. Да еще несколько молодых и здоровых парней, полных сил, но неумелых любовников. А сегодня у нее не было настроения обучать юнца всяким штучкам.

Нет, сегодня ей нужен сильный, страстный, умелый мужчина. И срочно, сейчас.

Плохи дела, подумала Сайла. Может быть, молитва Великому Дракону поможет делу? Не заслужила ли Царица подарка от богов?

Сайла перекатилась на живот и крепко прижала к нему подушку. На богов надейся… — пронеслось в ее голове. Вздохнув, Царица стала прикидывать, за кем из юнцов можно было бы послать служанку.

Конан пробирался к скалам тихо, как подбирается к чуткому оленю опытный охотник. Под черным покрывалом ночи даже его острые глаза видели лишь немногие детали вокруг. К счастью, пайлы сами облегчили его задачу.

Подобравшись поближе к небольшому огоньку, Конан увидел, что это коптящий факел, воткнутый в трещину в скале, освещающий вход в пещеру и расположившегося рядом стражника. Прижавшись к земле, Конан внимательно рассмотрел его.

Часовой был похож на человека, причем абсолютно лысого, одетого в подобие какой-то юбки, поддерживаемой перекрещенными на груди ремнями. Цвет кожи было трудно разобрать в неровном, пляшущем свете факела. Тонкое короткое копье дополняло его снаряжение. Не слишком серьезное оружие для ближнего боя, оно было более чем грозным, будучи пущенным из тяжелого арбалета, лежавшего по соседству. Стражник не подавал никаких признаков тревоги, спокойно стоя прислонившись спиной к каменной стене.

Зияющая дыра входа в пещеру больше пугала Конана, чем одинокий охранник. В памяти киммерийца еще свежи были воспоминания о его недавних приключениях в северных подземельях, полных гигантских червей, летучих мышей-вампиров и прочей мерзости. Под оброй воле Конан ни за что не сунулся бы в пещеру. Но ничего не поделаешь, он пришел сюда, чтобы освободить Хока, а пайлы вряд ли отдадут парня добровольно.

Киммериец, почти не дыша, подобрался к стене и спрятался за каменным выступом, в двух шагах от часового. За это время тот лишь переступил с ноги на ногу, поудобнее оперся о стену, зевнул и дважды сплюнул. Похоже, бдительность не относилась к числу главных добродетелей пайлов.

План Конана был предельно прост. В правой руке он сжал увесистый булыжник размером больше кулака. Левой рукой киммериец перебросил маленький камешек через стражника. Когда тот повернется, чтобы выяснить причину шума, Конан бросится вперед и размозжит эту лысую башку.

Непредвиденное обстоятельство чуть не сорвало все мероприятие: стражник и ухом не повел, когда неподалеку от него раздался звук упавшего камня.

Конан подумал, что, видимо, в скалах, источенных ветрами, то и дело раздаются такие звуки и охрана перестала обращать на них внимание.

Второй камень побольше первого был брошен так, чтобы упасть поближе к часовому.

Результат тот же.

Глухие они, что ли, эти пайлы?

Конан подобрал еще один камень, почти такой же, какой он собирался использовать как оружие. Это булыжник грохнулся на землю чуть не под ноги стражнику,

Постояв еще немного в тишине, Конан выскользнул из-за выступа в скале. Если тот лысый чурбан не слышал падения такого камня, то уж звука шагов ему ни за что не уловить.

За шаг до цели киммериец занес камень, но затем остановился, внимательно прислушиваясь и присматриваясь.

Часовой, теснее прижавшись к стене, крепко спал. Конан помахал свободной рукой перед его лицом. Никакой реакции. Киммериец ухмыльнулся. Еще миг — и беспечный стражник уснет еще крепче. Рука, сжимавшая булыжник, резко опустилась.

Внутрь скалы вел-длинный узкий коридор, освещенный воткнутыми тут и там в стены факелами. Здесь было теплее, чем снаружи. Итак, Конану удалось проникнуть внутрь. Теперь оставалось найти Хока и выбраться с ним наружу.

Нет, решила Сайла, не стоит будить служанку, звать кого-нибудь из юнцов. Игра не стоит свеч. Царица вздохнула, накинула на себя плащ и вышла из спальни. Может быть, прогулка на свежем воздухе успокоит ее. Корги не вернулись, значит, никто не будет шипеть на нее. Отсутствие корг беспокоило старого Равла, но только радовало Царицу. Никчемные, глупые твари.

Она вышла в коридор, и… ее взгляд поймал силуэт человека, крадущегося вдоль стены зала в конце коридора.

Сайла замерла на месте. Главное, чтобы он ее не заметил.

Человек? Внутри пещеры? Откуда?

Сайла хотела было закричать, подняв тревогу, но едва успела зажать себе рот руками. А вдруг это ее неутоленное желание порождает фантомов в ночной тьме? Вполне возможно. Хороша же она будет, переполошив всех вокруг и заставив их ловить порождение собственных грез.

Сайла на цыпочках прошла по коридору и заглянула в зал, ожидая увидеть пустое помещение.

Но он был там. Человек, не замечая ее, продолжал осматривать помещения.

Царица тряхнула головой. Ей в ноздри бил запах человека; ее глаза видели большое мускулистое тело, широкие плечи, сильные руки и ноги; до слуха доносился шорох кожаных сандалий, скользящих по полу. Нет, это не сон.

Но что он здесь делает?

Сайла, затаившись, следила за человеком. В конце концов, какая разница, зачем и как он пробрался сюда. Просто боги услышали ее страстные молитвы. Даже если это всего лишь сон, Сайла решила насладиться им до конца.

Конан почувствовал, как по ногам подуло холодным воздухом. Но ни в одном дверном проеме не появилось никого. Киммериец уже обошел множество помещений, где пайлы крепко спали, уповая на охрану, но Хока ему найти пока не удалось. Оставалось только забираться дальше и дальше в глубь пещеры.

Сайла тихо прокралась в одну из спален и разбудила молодого парня, который, насколько она знала, лучше других соответствовал пословице .

— Царица?

— Тихо! Иди за мной.

Пройдя еще несколько комнат и коридоров, Конан наткнулся наконец на большой зал, в дальнем углу которого стояла клетка.

Свернувшись калачиком на полу, в клетке спал Хок.

Клетка запиралась целой системой засовов и рычагов, до которых было невозможно дотянуться изнутри. Однако открыть их снаружи не составляло труда. Конан протянул руки к ближайшему засову. Лучше не будить мальчишку раньше времени, подумал он. Еще закричит от неожиданности, переполошит всех.

— Стой здесь, — приказала Сайла своему молодому спутнику, сунув ему в руку длинную, толщиной с запястье, дубинку, используемую обычно для того, чтобы сбивать спящих летучих мышей с потолка.

Затем Царица пайлов появилась в дверном проеме зала с клеткой.

— Эй, человек, — окликнула она незнакомца.

При звуке голоса Конан развернулся и выхватил меч.

В неверном свете факелов он разглядел женщину, стоявшую у входа. Она была абсолютно лысой, а ее тело прикрывало нечто напоминающее плащ. Одним легким движением она скинула с себя одеяние и предстала перед взглядом киммерийца обнаженной.

Конан разглядывал ее не без любопытства. Если не считать отсутствия волос на голове, она ничем не отличалась от обычной женщины. Полная грудь, широкие бедра, широко разведенные в приглашающем жесте руки. Она, конечно, из этих людей-ящеров, но от этого она ничуть не менее аппетитна.

Женщина-ящер улыбнулась Конану.

— Пойдем, — сказала она. — У меня для тебя кое-что есть.

Она провела ладонью по животу, по бедрам, затем снова подняла руку до груди.

Конан был не настолько глуп, чтобы по первому же приглашению броситься в объятия чужой женщины в самом логове врага. Но было бы неплохо заставить ее замолчать, подумал он, направляясь к пятящейся к выходу Сайле.

Она была на расстоянии вытянутой руки от киммерийца, когда развернулась и, сверкнув голыми ягодицами, побежала по коридору. Конан непроизвольно дернулся вслед за ней…

В эту секунду мир прорезала красная молния, наполнившая его голову болью. Затем мир погрузился в темноту.

Оглавление