Глава 24

Выскочив из-за угла, Клег, несмотря на всю усталость, присвистнул от удивления. Это еще что? Люди и пайлы, сражающиеся с его собратьями зелкаями?!

Без оружия и даже неодетый, Клег предпочел бы не ввязываться, а переждать бой, но наступавшее ему на пятки чудовище не оставило такой возможности. Предводитель зелкаев отчаянно бросился вперед по коридору, приближаясь к кровавой круговерти.

Сайла бежала вслед за Блэдом.

— Ну давай, — скомандовала она. — Убей же его!

Блэд в сомнении посмотрел на Царицу:

— Кого из них?

— Царя, идиот! Давай же, убей его!

Конан отбил направленное на него копье и сильным ударом распорол живот второму зелкаю. Раненый стражник согнулся пополам, выронив оружие.

Киммериец развернулся на месте. С его вращающегося клинка сорвались капли крови. Киммериец держал клинок, занеся его над левым плечом, поджидая очередного противника, который, к своему несчастью, окажется в досягаемости отточенной стали клинка.

Слева от Конана Таир бился на копьях с третьим стражником, а Чин и Хок теснили четвертого, угрожая ему копьем и кинжалом.

Справа к месту боя бегом приближались пайлы. Первый из них был вооружен одним кинжалом. Зато второй сжимал в руках копье. Третьей бежала уже знакомая Конану женщина-ящер, на ходу кричавшая что-то неразборчивое.

Конан встал поудобнее, чтобы встретить пайлов подобающим образом. Вдруг первый из нападающих, застонав, выронил кинжал, со звоном упавший на каменные плиты пола.

Конан опешил, но лишь на мгновение. Бежавший вслед за первым пайлом воин выдернул из спины упавшего копье и, потрясая оружием в воздухе, закричал:

— Я Царь! Да здравствует новый Царь пайлов!

Киммериец, не дослушав победного крика, бросился вперед и пронзил мечом грудь человека-ящера.

Пайл удивленно заморгал и рухнул на пол. С его лица так и не сошло выражение крайнего удивления и неверия в происшедшее.

Недолгое, однако, царствование, подумал Конан.

— Чтоб тебе Великий Дракон яйца откусил! — простонала женщина-ящер и бросилась на Конана.

Киммериец ненавидел тех, кто поднимает оружие против женщины. Но когда речь зашла о выборе между ее жизнью и его собственной, он решил вопрос в свою пользу.

Однако совершить столь неприятный поступок, как убийство женщины, ему было не суждено. Что-то тяжелое ударило Конана в спину, отправив его в краткий полет по коридору. От такого удара киммериец даже выронил меч.

Ярость Сайлы кипела, как расплавленный котел, когда Царица пайлов с проклятиями бросилась на киммерийца. Но в этот момент из-за угла выскочил человек-рыба и налетел на варвара, сбив его с ног. При этом и сам он упал на пол. Сайла едва успела отскочить в сторону и пропустить мимо себя уже сцепившихся в смертельной схватке мужчин.

Затем она, держа кинжал в руках, стала осторожно подкрадываться к ним. Если Конан одолеет зелкая, она вонзит клинок ему в спину. Если же победа будет на стороне рыбомордого, она поступит с ним точно так же.

А парень-то — не слабак, подумал Клег, сцепившись с Конаном. Наверное, он вдвое сильнее любого, с кем Клегу приходилось иметь дело. Но предводитель зелкаев был втрое сильнее человека и в любом случае был уверен, что победит в поединке.

Однако победа будет нелегкой, понял он. Человек извернулся и сумел сбросить руки Клега со своего горла. Противники покатились по полу и врезались в стену, причем Клег принял на себя всю тяжесть удара. Его руки на миг разжались, и человек сумел вывернуться, вскочить на ноги и встать в стойку, сжав кулаки для удара.

Клег тоже поднялся на ноги и смерил противника взглядом. Человек был явно готов к рукопашной. Даже его более слабые, чем у зелкая, удары наверняка могли свалить противника с ног, придись они в нужную точку. Клег осторожно сделал шаг в сторону…

Вдруг его нога наткнулась на что-то металлическое, лежащее на полу. Бросив взгляд под ноги, Клег обомлел.

Там лежал меч.

Противник был слишком далеко, чтобы достать Клега за то время, пока он нагибался. Миг — и стальной клинок засверкал в его руках.

— Готовься к смерти, — прохрипел предводитель зелкаев.

Он шагнул вперед, занеся меч так, чтобы перерубить противника пополам.

— Обернись, придурок! — раздался женский крик.

Клег не обратил на это внимания. Нет, его, опытного бойца, не проведешь на старом трюке.

Но… в следующий миг он ощутил сзади горячее дыхание, обволакивающее его знакомым запахом. Нет! Он попытался развернуться, но было уже слишком поздно. Мир погрузился в темноту.

Последнее, что ощутил предводитель зелкаев, были смыкающиеся на его теле зубы чудовища.

Сайла успела предупредить зелкая, но тот не обратил внимания на ее крик. В следующий миг чудовище распахнуло жуткую пасть и, словно собака крысу, схватило несчастного, перекусив его пополам. Затрещали кости, брызнула во все стороны кровь.

Царица пайлов застыла в ужасе. Но чудовище не проявило никакого интереса ни к ней, ни к кому больше. Зажав в зубах мертвого зелкая, оно двинулось по залу к деревянной двери.

Конан проследил взглядом путь монстра, и Сайла решила воспользоваться этим шансом. Хотя Райк был мертв, ее ненависть к Конану настолько овладела ее сердцем, что Царица решила довести задуманное до конца во что бы то ни стало.

— Конан! — раздался женский крик.

Стоявший к Сайле спиной киммериец среагировал мгновенно, упав на пол. Женщина-ящер, не удержав равновесия, перелетела через него и, выставив руки вперед, повалилась на стену коридора, а затем на пол. Последнее, что она увидела, — острие обсидианового кинжала, направленное ей прямо в правый глаз. Раздался пронзительный крик — и Царица пайлов рухнула на собственный клинок.

Гнев Даймма граничил с умопомрачением. Еще бы! Он вновь сбился, читая заклинание, — такой шум стоял за дверями.

Не успел Даймм вновь начать чтение древних слов, как дверь комнаты распахнулась, создав волну воздуха, отбросившую чародея к самому потолку.

— Кто посмел!

На пороге стоял Харлог, из пасти которого свесилась нижняя часть тела зелкая.

— Не сейчас, слабоумная скотина! Не сейчас!

Харлог положил изуродованный труп на пол и преданно посмотрел на своего хозяина. От преданной собаки его сейчас отличало только отсутствие виляющего хвоста.

Слова смертоносного проклятия прокатились по комнате, материализовавшись в огненный шар, подобно молнии ударивший в голову чудовищу.

Шкура Харлога почернела и лопнула в нескольких местах. Застонав, монстр повалился на бок, испуская запах горелой плоти.

Даймм с трудом сумел вернуть себя в нужную точку посередине комнаты.

Еще раз, подумал он. Теперь уже точно последний.

Конан посмотрел на женщину-ящера. Она сама, своими руками сразила себя. Черное лезвие вошло ей в голову по самую рукоятку.

Подобрав меч, киммериец направился к своим друзьям. Чин, Хок и Таиркак раз разделались с последними из зелкаев-стражников.

В это же время чудовище проломило дверь и шагнуло в охранявшуюся погибшими зелкаями комнату. Через несколько мгновений тварь была вознаграждена за вторжение вспышкой света и огненным ударом, жар которого Конан почувствовал, даже стоя в стороне. Чудовище вздрогнуло и задымилось. Похоже, оно никогда больше не будет беспокоить кого-либо, подумал Конан.

— Зерно там, — услышал он голос Чин.

— Ну да. Ты разве не видела, что случилось с тварью, сунувшейся за дверь?

— Мы слишком долго шли сюда, чтобы отказываться от цели, — гордо заявил Таир и направился к дверям.

Да уж, подумал Конан, прогулка была — лучше не придумаешь. Вздохнув, он последовал за Таиром вместе с Чин и Хоком.

Хозяину Тумана оставалось произнести лишь несколько слов и тогда уже вновь обрести свое тело.

Ликование уже переполняло его. Осталась последняя строчка. Восемь слов, шесть, четыре…

— Вот оно, — раздался женский крик.

На предпоследнем слове спасительного заклинания Даймм запнулся:

— Да будет ли этому конец!

Он увидел четырех людей, ввалившихся в его святая святых. Единственная женщина направилась к одному из драгоценных талисманов. Как они оказались здесь? Кто они, эти дерзкие пришельцы?

Самый большой из них, черноволосый парень с сильными мышцами, бросился к Даймму с мечом в руках. Одним ударом он рассек бы Хозяина Тумана надвое, если бы тот представлял собой нечто более плотное, чем серое облако.

Обескураженный варвар попробовал нанести еще один удар — с тем же результатом. Не будь Даймм так взбешен, он бы рассмеялся.

Изрядно потратив силы на огненную молнию, поразившую Харлога, Даймм не смог собраться и сотворить что-нибудь подобное с дерзкими возмутителями спокойствия. Единственное, на что у него хватило сил, — это на простое заклинание, парализующее жертву, заставляющее ее застыть на месте. Так и застыли четверо наглецов. Варвар так и не успел опустить занесенный для третьего удара меч. Так он и умрет, невежа, осмелившийся побеспокоить Мастера и даже поднять против него свой жалкий кусок железа. Ничего, подождите только своей очереди. Сейчас главное — довести до конца дело, обрести тело.

Чтобы убедиться в своем одиночестве, Даймм подплыл к выломанной двери и выглянул в коридор. Несколько тел лежали на полу в лужах крови, но, похоже, ни одна живая душа больше не собиралась беспокоить его. Хвала богам! Наконец-то!

Колдун вернулся в нужное ему место и вновь начал читать заклинание.

Словно невидимая сеть окутала Конана, не давая ему шевельнуться. Киммериец попытался напрячь мускулы и сбросить с себя оцепенение безуспешно. Все ясно, колдун наложил на их четверку какое-то заклятие, лишив возможности двигаться.

Хозяин Тумана проплыл перед глазами киммерийца, не обращая на застывшего, как статуя, человека никакого внимания. Затем туманное облако остановилось, и из него полились читаемые нараспев слова незнакомого языка.

Но что мог сделать Конан? Получи он даже свободу, это мало чем поможет ему. Безотказное в других случаях оружие — стальной меч — оказалось бессильным против бесплотного колдуна.

Конан почувствовал холодное дыхание смерти.

Даймм предельно внимательно произнес последние слова заклинания. На этот раз его никто не побеспокоил.

Колдун замолчал и затаил дыхание в ожидании. Он сделал все, что знал и что мог. Сработает? Что-то должно произойти.

Воздух вокруг него закружился, стал закручиваться смерчем. Так, по крайней мере что-то происходит.

Потоки волшебной энергии, которыми в основном и питался Даймм эти пять столетий, тоже закружились, сгущаясь и уплотняясь вокруг него.

Действует!

Заклинание, похоже, начинало действовать само по себе, втягивая в себя энергию воздуха, воды, здания и даже самого колдуна. Это не страшно, подумал Даймм. Только бы снова стать человеком. Тогда он сможет повелевать куда большими энергиями, чем оставаясь в виде облака.

Неожиданно для самого себя Даймм почувствовал, что становится плотнее. В нем стали прорисовываться кости, внутренние органы; все это обрастало мясом, обтягивалось кожей. Да! Наконец-то!

После стольких веков мучений вновь обрести тело!

Конан непрестанно пытался преодолеть сковывавшие его силы. Вдруг он почувствовал, как затекшие руки медленно поползли вниз. Заклятие ослабло. Теперь Конан ощущал его как густую грязь, тонкий ил, а не как крепко спеленавшую его сеть. Он мог двигаться, хотя и медленно.

Перед глазами киммерийца силуэт колдуна становился все темнее и плотнее. При этом неясная фигура медленно, покачиваясь из стороны в сторону, спускалась из-под потолка на пол.

Конан ощутил, что как только сгустившийся из тумана колдун опустится ногами на пол, он обратит свой гнев на непрошеных гостей. Конан еще сильнее напряг свои могучие мышцы и волю, стараясь скинуть с себя остатки заклятия. Все равно двигаться было тяжелее, чем даже под водой.

По мере того как колдун спускался к полу, Конан опускал меч, пока не направил его горизонтально. Нанести удар он ни за что не смог бы, но, может быть, удастся воспользоваться мечом как колющим оружием. Наконец киммериец сумел сделать шаг вперед. Словно чугунные гири повисли на его ногах, словно свинцовые башмаки обули ступни. Пот прошиб его прежде, чем был совершен второй шаг. До колдуна оставалось шагов пять.

Только бы хватило времени.

Да, без сомнения, он становится тем, кем был когда-то. Через несколько мгновений Даймм будет вновь свободен. Он уже придумал, как уничтожит это опостылевшее ему царство. Глубоко под озером бурлила раскаленная лава. Однажды, два века назад, она нашла трещину в скалах. Но в последний момент Даймм магическим заклинанием разъединил две враждебные стихии — огонь и воду. Сделал он это ради собственного спасения. Но в любой момент можно снять заклятие, и тогда два потока сольются в бурлящем котле, уничтожая все живое вокруг струями раскаленного пара. Как только силы колдовства перенесут Даймму прочь из кратера, он снимет заклятие. Именем всех богов Тьмы, он сделает это! Пропади он пропадом, этот замок, остров и весь кратер!

Ноги Даймма уже почти касались пола. Как только это произойдет, предсмертное заклятие старого колдуна потеряет свою силу. Хозяин Тумана, не выдержав, победно рассмеялся.

Конан сделал еще один шаг, держа меч прямо перед собой обеими руками. Он двигался уже чуть быстрее, но все равно медленнее, чем во сне. Еще три шага, вот уже два… но вот колдун уже встал на пол и стал превращаться в…

Даймм почувствовал, как напряглись его мышцы, принимая на себя его вес; ступни плотно встали на прохладный камень пола. Дело сделано! Сейчас уничтожить лично тех, кто осмелился побеспокоить его и даже поднять на него оружие. А затем — пусть расплавленные подземным жаром скалы вырываются наружу, встречаясь с потоками воды.

Колдун медленно повернулся.

— Пришло время смерти, — прошептал он.

Изо всех сил Конан навалился на свой меч. Движение не было быстрым, но за ним стояла вся масса тела киммерийца. Повернувшийся колдун оказался как раз перед острием меча. Клинок вонзился в грудь мага, медленно, но верно пронзил ее насквозь, разорвав сердце, пройдя сквозь позвоночник, и вышел со спины, прорвав ткань плаща.

Заклятие, удерживавшее Конана, исчезло, и он, следуя направлению движения, ринулся вперед, словно камень из пращи. Рукоять меча врезалась в тело колдуна, отбросив его на несколько шагов назад. Изогнувшись, колдун рухнул на пол.

— Не-е-е-е-т!

Издав этот истошный вопль, Даймм последний раз дернулся и затих.

Хозяина Тумана, Великого Мастера не стало.

Оглавление