Эпилог

Полтора месяца спустя

— Нет, нет и нет! Никаких «полцены»! И от свечей своих прикуривайте сами!

— Чадо, побойся Бога! Всё он видит…

— Вы говорите это оборотню?

— Все равны пред ним! И люди, и нелюди, и мужья, и жёны их благоверные! — новый жрец будущего Храма Андорий Лавель выразительно огладил треугл. Настоящий, не липовый.

Алесса возвела очи горе, придумывая достойный ответ. Мужчина с ослиным упрямством утомлял её уже полчаса. Ни одна из сторон отступать не собиралась чисто из спортивного интереса. Лавель ей нравился, в общем-то, несмотря на плутоватые жёлтые глаза и явно пивное брюшко.

За полтора месяца жизнь постепенно входила в колею. Горожане съезжались в уцелевшие дома, несмотря на расу и былые распри. Бездомная конкурентка Феодора, перебравшись в аптеку, стала жилеткой для Марты. В город приехали маги, тоже самые настоящие — деловитые и наглые — которых следовало приютить, накормить и напоить. Всех, а Алессу особенно, постоянно допрашивали, переспрашивали, путали зачем-то. Но самым неприятным было то, что Вилля полностью взяли в оборот, и к знахарке он, бледный и осунувшийся, забегал исключительно за бодрящим настоем.

Девушка открыла рот, намереваясь выдать длинную рифмованную тираду, против которой ни один жрец не устоял бы, да вместо этого растянула губы до ушей. Тренькнул колокольчик над дверью и в аптеку зашёл тот, кого Алесса узнала бы из миллиона, даже будучи слепой и глухой.

— Всё, Леська, маги уезжают! Теперь у вас будет спокойнее! — Вилль потряс головой, разбрызгав накапавшую с козырька воду. — Добрый день, господин Лавель.

— Хвала Триединому! — искренне возрадовался святой жрец. — И тебе день добрый, чадо.

— Хвала Пресветлой! — девушка смиренно сложила ручки на груди, опустив хитрющий взгляд.

— Ох, ересь, ересь… Но! — Лавель торжественно воздел перст. — Истинная дщерь, что мнит себя женой, должна быть верной рабою мужа своего.

Вдоволь похехекав над очумелыми лицами нелюдей, Лавель расплатился, как подобает, пригрозил пальцем обоим и ушёл восвояси. Судя по разудалому посвисту, не иначе, как к Мирону, превращать настойку в наливку.

— Леська, я не понял: ты моя дочь, жена или раба?!

— Боевая подруга! — хмыкнула знахарка. — Ну, наконец-то! Хоть спокойно вздохнём. В лес сходим, оленей погоняем… А, может, мы от них — самцы нынче брыкливые!

Вилль переступил с ноги на ногу. Алессу кольнуло нехорошее подозрение: и в поведении, и во внешнем виде эльфа что-то казалось странным.

— Леська, тут вот какое дело, — Вилль потёр переносицу. — Берен давно вёл переписку со старым товарищем, Рэйвеном Громом. Он сейчас — правая рука капитана Имперской Стражи. И за меня замолвил словечко. Вот так.

Только сейчас Алесса поняла, что именно её смущает. Лёд и Пламя не висели на его поясе, наверняка уже притороченные к седлу. Неделю назад они с Виллем сердечно прощались с Аэшуром и двумя южанами, а теперь…

— Ты уезжаешь сейчас?!

— Да. Я поклялся Берену памятью Рода. И потом, я просто не могу здесь оставаться после всего этого.

— Что ж… — Алесса дёрнула плечом. — Тогда я тебя провожу.

У двери сеней стоял крупный конь буланой масти, и Алесса подумала, что эльфу подошло бы что-то более изящное, воздушное и белоснежное. Лёд и Пламя действительно посверкивали камнями у седла, а на нём самом возлежал Симка, вцепившись когтями в луку. Вид у кота был потерянный. Неужто и впрямь уедут? Сейчас? Сию минуту?!

— Поедем с нами, госпожшша? — Симка заплакал бы, если б умел.

Девушка задумалась. Необходимые вещи с лёгкостью влезут в небольшую котомку, да ещё и кое-какие зелья уместятся. Всё, что нужно в дорогу. Сборы займут от силы десять минут, а, если поторопиться, то уложится и в семь.

Алесса перевела взгляд на Вилля, но тот был увлечён подпругой. Путь-то неблизкий. Молчание затянулось, и парень нехотя оставил коня в покое.

— Да скоро сезон пойдёт! — укоризненно сказала Алесса. — Мать… Мать-и-мачиху собирать надо, ещё чего… Вот так.

— Ну, что ж. Тогда удачи тебе, Алесса из леса! Будешь в столице, заходи. Кстати, за грибами-ягодами пойдёшь, зови Тиэлле. Она такие угодья знает, ммм! — Аватар хитро подмигнул, изящно запрыгнул в седло, попутно устраивая кота между колен. Подъехал к девушке, свесившись, низко поклонился. Перехватив его за шею, Алесса поднялась на цыпочки и чмокнула его в щёку, привычно отведя за ухо прядь волос. Почти, как раньше. Почти по-дружески.

— И тебе удачи, Арвиэль! Желаю стать капитаном Имперской Стражи раньше, чем через сто лет!

Вилль отъехал на три десятка шагов, а знахарка так и продолжала смотреть ему в спину. Можно окликнуть, попросить дождаться… Но это совсем не по-кошачьи.

— Я не прощаюсь! — не оборачиваясь, Вилль помахал рукой и свернул за угол.

Скрипнула дверь, Марта тяжело облокотилась на уцелевшее перильце.

— Дура ты, Леська, ой, дура! — в голосе травницы была неприкрытая злость.

— Сам он дурак, — буркнула Алесса и, оттеснив Марту, побрела в лавку. День в самом разгаре, и толковому знахарю надобно за прилавком стоять да рецепты начитывать. Своим можно и бесплатно…

Оглавление