62

Спустившись по дренажной трубе, Марго оказалась в длинном низком тоннеле, освещенном мерцающими отблесками умирающего огня. На полу виднелись, выдаваясь из стоячей воды, какие-то темные кучи. Земля над головой продолжала сотрясаться, из дренажной трубы сыпались пыль и мусор. Мгновение – и рядом с Марго в лужу плюхнулся Смитбек. За ним – д’Агоста, за д’Агостой – Пендергаст. Последним спрыгнул водолаз.

– Кто вы? – спросил лейтенант. – И что случилось с остальными?

– Я не из спецназа, сэр. Я полицейский из отряда аквалангистов. Моя фамилия Сноу, сэр.

– Ну и ну, – покачал головой д’Агоста. – Тот парень, с которого все и началось. У тебя есть свет, Сноу?

Водолаз запалил очередной осветительный патрон, и тоннель озарился ярким красноватым светом.

– Боже мой! – услышала Марго голос Смитбека. В тот же момент она поняла, что кучи, выступающие из воды, вовсе не мусор, как она думала вначале, а тела подводников в черных гидрокостюмах. Трупы, застывшие в неестественных позах, были изуродованы и обезглавлены. Стены были испещрены бесчисленными следами пуль и черными мазками сажи от взрывов гранат.

– Группа Гамма, – пробормотал Сноу. – Когда мой напарник погиб, я принял бой здесь. Подземные твари преследовали меня, пока я поднимался по дренажной трубе, но на рельсах наверху преследование почему-то прекратили.

– Думаю, потому, что боялись опоздать на бал, – буркнул д’Агоста, оглядывая место побоища.

– Вы, случайно, не видели никого из подводников, сэр? – с надеждой спросил Сноу. – Я прошел по следам, думал, что кто-то из них мог уцелеть… – Он умолк, заметив выражение лица лейтенанта. В тоннеле повисло неловкое молчание.

– Надо двигаться, – наконец сказал Сноу. Он уже сумел овладеть собой. – Рядом с нами сорок фунтов пластита, который вот-вот взорвется.

Марго, шатаясь, побрела в непроглядную тьму. Она знала, что не имеет права сейчас думать о том, что было в Хрустальном павильоне. Если не изгнать эти мысли, она не сможет продолжить путь.

Тоннель сделал пологий, длинный поворот, за которым открылась обширная сводчатая камера. Там уже ждали Сноу и д’Агоста.

Идущий рядом Смитбек вдруг как-то прерывисто задышал. Марго посмотрела вниз: на полу валялись разорванные и обожженные тела по меньшей мере дюжины Морщинников. Под остатками полусгоревшего капюшона она увидела лицо с чудовищно толстой кожей, все покрытое бородавками и узлами.

– Просто поразительно! – пробормотал рядом с ней Пендергаст. – В них, несомненно, присутствуют характерные черты рептилий, однако человеческие признаки остаются доминантными. Ранняя стадия, если можно так выразиться, превращения человеческого существа в Мбвуна. Любопытно, что у некоторых метаморфоза зашла дальше, чем у остальных. Вне всяких сомнений, это свидетельствует о том, что Кавакита не прекращал совершенствовать препарат. Обидно, что мы не располагаем временем для более глубокого изучения.

В просторном зале в конце тоннеля эхо шагов звучало значительно громче. Там, на полу, в тонком слое стоячей воды валялись ещё несколько тел.

– Здесь находился наш сборный пункт, – пояснил Сноу, быстро разбирая сложенное вдоль стены водолазное снаряжение. – Дыхательных аппаратов с избытком хватит на всех, но гидрокостюмов нет. Надо торопиться. Если во время взрыва мы останемся здесь, нам на головы обрушится все это сооружение.

Пендергаст передал Марго воздушные баллоны.

– Доктор Грин, – сказал он, – мы должны быть благодарны вам за наше спасение. Вы оказались совершенно правы в отношении витамина D. И именно вы смогли удержать этих существ в павильоне до самого момента взрыва. Я хочу заверить вас, что вы всегда будете самым желанным участником всех моих новых экскурсий.

Марго как раз натягивала на ноги ласты. Но все же она кивнула:

– Безмерно вам благодарна, но одного раза для меня более чем достаточно.

– Как будем выходить? – спросил Пендергаст, поворачиваясь к Сноу. – Вы проработали стратегию?

– Пришли мы через очистную станцию на Гудзоне, – ответил Сноу, закрепляя на плечах ремни кислородного баллона. – Но вернуться этим путем мы не сможем. Нам придется плыть по северной ветви Вестсайдского обводного до канала на Сто двадцать пятой улице.

– Вы сможете нас туда доставить?

– Думаю, что смогу. – Сноу, согнувшись, извлекал маски из груды снаряжения. – Я тщательно изучил карты. Мы пройдем назад тем же путем до первой восходящей трубы. Только вместо того, чтобы спускаться, двинемся по трубе вверх и выйдем к боковому сливу, ведущему в Обводной. Но плыть придется долго и надо быть очень внимательными. Нам встретятся выпускные шлюзы и сливные затворы. Стоит заблудиться и… – он не закончил фразу.

– Ясно, – кивнул Пендергаст, надевая кислородные баллоны. – Мистер Смитбек, доктор Грин, вам приходилось когда-нибудь пользоваться аквалангами?

– Я брал несколько уроков, когда учился в колледже, – ответил Смитбек, принимая из рук Сноу маску.

– Я только ныряла с дыхательной трубкой на Багамах, – сказала Марго.

– В принципе это то же самое. Мы отрегулируем ваш дыхательный аппарат. Дышите как обычно, оставайтесь спокойной и все будет в порядке.

– Поторопитесь! – резко произнес Сноу, не пытаясь скрыть беспокойства.

Он направился к дальней стене камеры. Следом за ним пошли Смитбек и Пендергаст. Марго заставила себя сдвинуться с места, затянув потуже пряжку кислородного баллона, – и тут же остановилась, уткнувшись в спину Пендергасту.

– Винсент! – позвал Пендергаст.

Марго обернулась. Д’Агоста стоял посреди камеры. Маска, ласты, баллоны с дыхательным аппаратом кучей валялись у его ног.

– Идите без меня, – сказал он.

Агент ФБР вопросительно вскинул брови.

– Не умею плавать, – пояснил лейтенант.

Марго услышала, как выругался себе под нос Сноу. Все стояли молча. Наконец к лейтенанту подошел Смитбек:

– Я помогу вам. Поплывем рядом.

– Я же вам говорил, что вырос в Квинсе и плавать не обучен! – проорал д’Агоста. – Я пойду ко дну, как булыжник.

– Только не с этим пузырем, – ответил Смитбек, поднимая кислородный баллон и прилаживая его на спину полицейского. – Просто держитесь за меня. Если потребуется, я поплыву за двоих. Вы же удержали тогда в подвале голову над водой. Помните? Делайте то же, что и я, и все будет о’кей. – Сунув маску в руки д’Агосты, он подтолкнул его вперед.

В дальнем конце камеры бежала, скрываясь во тьме, подземная река. Сноу, а за ним Пендергаст приладили маски и шагнули в темную жидкость. Опустив маску на глаза и взяв в рот регулятор дыхания, Марго скользнула в воду. Воздух баллонов показался ей просто сладостным после мерзкой атмосферы тоннеля. Позади неё раздался громкий плеск: это поддерживаемый Смитбеком д’Агоста барахтался в теплой зловещего вида жидкости.

Марго изо всех сил плыла по тоннелю, ориентируясь на мигающий свет головного фонаря Сноу. Она ожидала, что вот-вот раздастся взрыв и каменный потолок древнего сооружения обрушится на них. Сноу и Пендергаст остановились. Марго подплыла к ним.

– Теперь туда, вниз, – сказал Сноу, вытащив изо рта регулятор дыхания. – Будьте особенно внимательны, чтобы не оцарапаться, и не дай вам Бог что-нибудь проглотить. Там в конце тоннеля находится старая железная труба, она ведет…

И тут они скорее почувствовали, нежели услышали вибрацию, перешедшую в низкий, ритмичный, постепенно нарастающий гул.

– Что это? – спросил Смитбек, подплывая к ним с д’Агостой на буксире.

– Нет, – прошептал Пендергаст. – Это вода ринулась из Резервуара. По-моему, раньше времени.

Они, как завороженные, неподвижно застыли в вонючей жидкости, а по системе старинных труб прямо на них с гулом неслись миллионы галлонов воды.

– Тридцать секунд до взрывов, – спокойно сказал Пендергаст, взглянув на часы.

Марго ждала, пытаясь успокоить дыхание. Если заряды не взорвутся, через несколько минут они все погибнут.

Но вот тоннель завибрировал. Поверхность воды задрожала. Сверху посыпались осколки кирпича. Сноу затянул маску, оглянулся в последний раз и скрылся под водой. Смитбек нырнул за ним, толкая впереди себя сопротивляющегося д’Агосту. Пендергаст галантно пропустил Марго вперед. Спускаясь в узкую, покрытую толстым слоем ржавчины трубу, она старалась не терять из виду неяркий свет фонаря Сноу. Д’Агоста уже двигался более ровно. Видимо, приспособился дышать через маску.

Тоннель сделался горизонтальным и начал изгибаться. Поворот. Еще один. Марго быстро оглянулась – проверить, плывет ли за ней Пендергаст. В оранжевом вихре ржавчины она разглядела, как он машет рукой, предлагая двигаться быстрее.

Сноу остановился у места соединения двух труб. Старая железная труба заканчивалась и начиналась новая – блестящая, из нержавеющей стали. Внизу, как раз на месте стыка, Марго заметила узкое, уходящее вниз ответвление. Сноу показал пальцем вперед, давая понять, что именно там находится отрезок трубы, ведущий к Вестсайдскому обводному.

И тут позади раздался низкий раскатистый рев. Многократно усиленный водой, он был поистине оглушающим. Марго всем телом ощутила короткий гидравлический удар, за ним – второй. В мерцающем свете фонаря она увидела, как широко распахнул глаза Сноу. Последние заряды взорвались вовремя, навеки запечатав все выходы из Чердака дьявола.

Когда Сноу отчаянно замахал рукой, призывая скорее плыть к восходящей трубе, Марго вдруг почувствовала сильный рывок за ноги. Казалось, течение уносит её назад, в сторону сборного пункта. Потом все исчезло и вода вдруг сделалась какой-то необычайно вязкой. Долю секунды Марго неподвижно висела в этой вязкой воде, а потом из железной трубы со страшной силой вырвался бурлящий поток ржавчины. Труба задрожала. Марго почувствовала, как её швыряет из стороны в сторону, от стенки к стенке. Загубник выскочил изо рта, и она отчаянно замахала руками, стараясь выудить дыхательный аппарат. Еще один толчок – и Марго ощутила, как её засасывает вниз, в трубу под ногами. Она отчаянно пыталась плыть вперед, но какая-то неодолимая сила затягивала её вниз, все глубже и глубже в черную бездну. Течение колотило её о стенки. В тусклом свете фонаря высоко над собой Марго увидела Пендергаста – он протягивал ей тонкую, изящную руку. Последовал новый удар, и металлическая труба, протестующе скрипя, сомкнулась над её головой. Под несмолкаемый аккомпанемент ударов Марго погружалась все глубже и глубже в водную тьму.

Оглавление