Эпилог. Святые

Было холодно, ветрено, но солнце светило вовсю. Мы всем семейством в то субботнее утро отправились на прогулку в парк. За голыми деревьями река Гудзон — наша река, как называла ее Мейв, — казалась бесконечным потоком расплавленного серебра.

Долго искать обвязанный оранжевой лентой колышек не потребовалось. Мы с женой воткнули его в землю на опушке всего лишь три месяца назад.

Я положил на землю молодой дубок, который притащил сюда на плече, выдернул колышек и взглянул на старшего сына. Брайан кивнул и вонзил в землю принесенную им лопату.

Яму копали мы все, по очереди. Шоне и Крисси пришлось помогать, но Трент от помощи решительно отказался. И наконец я поставил деревце в вырытую нами лунку. А затем встал на колени и начал руками сгребать в нее землю. Очень скоро у меня появились помощники. Дети тоже опустились на землю и стали горстями бросать в яму сырую землю.

Когда мы покончили с этим, я постоял немного, молча глядя на деревце. Я вспоминал, как два года назад, летом, мы устроили здесь пикник, затянувшийся до самого вечера. Какой же красивый тогда был закат! Это было еще до рака. Дети гонялись за светлячками, я обнимал Мейв, а небо наливалось синевой и золотом. И как перенесший ампутацию человек чувствует потерянную руку или ногу, так и я, стоя здесь без Мейв, чувствовал ее — фантомную боль в сердце.

— Это мамин подарок нам, — наконец произнесла Крисси, нежно погладив ствол деревца. — Правильно, пап?

— Правильно, Крисси, — и я подхватил дочку и посадил себе на плечи. — Когда все вы были еще маленькими, мама часто приводила вас сюда. И поэтому она была бы очень рада, если бы каждый раз, когда вам захочется подумать или поговорить о ней, вы приходили сюда и вспоминали ее.

Я собрал всю нашу семью вокруг этого деревца. Я ни на миг не забывал о серьге, которую носил теперь в мочке левого уха — и буду отныне носить всегда, куда бы ни повернула мода и сколько бы лет мне ни исполнилось.

— Мама собрала нас всех вместе, — сказал я. — И пока мы вместе, она всегда будет с нами.

Когда мы уходили из парка, я скорее почувствовал, чем услышал, как заплакала Крисси. Я снял дочку с плеч и стал покачивать ее, плачущую, на руках.

— Что ты, милая? — спросил я.

— Малышка Пик скучает по маме Пик, — безутешным голосом ответила она. — Так сильно.

— Я знаю, — ответил я, стараясь одновременно утереть и ее слезы, и свои. Холодный зимний ветер обжигал лицо. — Папа Пик тоже скучает по ней, — сказал я.

Оглавление