Началась травля нашей семьи……

Тут на глазах у старика выступили слезы.

Ему стало трудно говорить, руки затряслись …

Я постарался успокоить его, налил миниралки.

– Помнишь как я «застрелился» на сцене? – старался я отвлечь его.

Это была дурацкая история.

– Обожди. Слушай дальше – перебил меня старик.

Чекисты обыскивали их хату каждый день.

Сначала забрали все золотые вещи, потом все запасы зерна,

потом – все что имело какую-то ценость. Даже ложки и кастрюли.

Во время обысков Ромка прятался на развалинах старой конюшни.

Это были горы битого киррпича. которую сельчане превратили в мусорный отход.

И вот там, среди мусора, он нашел лазейку куда-то

под кирпичные плиты,

Спустившись на двух метровую глубину, он нашел там маленькую комнату.

Может это была кабина какого-то разобранного грузовика,

а может фургон,

но там было уютно. И только палки какие-то торчали из пола.

А травля в селе Ромкиной семьи – набирала обороты.

Чекист который сдал Ромкиного дела, стал сельским оперуполномоченным.

Он получил хату и поселиллся там с молодой женой.

И что-бы забыть историю с моим дедом – он решил уничтожить все наше семя.

Чекист травил нас где мог и как мог.

Отца выгнали с колхоза, мою мать с библиотеки.

На сельских сходках про нас говорили как про отбросы и отщепенцев.

Черег год старухи стали плевать нам вслед а мужики избили отца чуть ли не до полусмерти.



– Иди с села. слышь, а то чекист не даст нам покоя – говорили они лежашему в крови отцу, с выбитыми зубами и вывернутой челюстью.

Первой не выдержала мать.

Она умерла в феврале. И отец захлебываясь слезами нес ее к сельскому кладбищу.

И никто из села даже будет цветов не положил к ее могиле.

Ромка спрятался снова туда, в кабину грузовика, на двухметровую глубину, где так тихо, где нет никаких проблемм,

где никто не травит тебя и не унижает.

Но сидить там целыми днями было невозможно. Нужно было выладить. И травля начиналась снова.

Потом пришла очередь отца.

Он потерял паспорт.

Чекист аж засиял от радости – Що сука, бандеровцам отнес его?

В сибире сдохнешь как дед.

Обещаю.

Отец слабел каждый день, темнел и хирел. Однажды грусно погладил Ромку по голове и лег на печь.



– Умру сегодня.

Ромка начал готовиться снова удрать, в свою глубокую пещеру на развалинах, но

на следующий день случилось нечто невероятное.

Отец проснулся радостный. И счастлливый.

– Ромка. Мне наша мать приснилась. Она сказал что

паспорт я потерял когда закапывал ее. В гробу он лежит. С нею, родимой.

Только просила меня что-бы ничего не трогал в могиле. тодько паспорт забрал.

Отец с Ромкой помчались на кладбице.

К обеду отрыли могилу, отец со скрипом взломал верхнюю часть гроба и открыл ее.

И Ромка закричал от ужаса.

Мама лежала как живая. а на груди у нее свернувшись калачиком лежала гадюка.

И смотрела на Ромку.

Отец сразу же увидел свой паспорт, у ног жены.

Осторожно потянулся к нему рукой, гадюка не пошевелилась.

Потом закрыли крышку гроба. И снова закопали.



– Вот так, Ромка – сказал отец.

И несколько дней молчал после этого.

Жизнь продолжалась.

Травля и не унималась. Но тем не менее через несколько лет Ромка стал старшекласником.

И записался на курсы трактористов.

А по вечерам он ходил в школу, в соседнее село, так как в своем – он с отцом были исгоем.

Все изменил один случай…..

Старик снова начал волноваться. Начал хватать меня за руку и сжимать ее костлявыми пальцами от волнения.

Я хотел успокоить его:

– Давайте я все-таки расскажу как застрелился на сцене?

– Обожди. Слушай. – перебил старик – Именно тогда все и началось.

Однажды на урок истории пришел ветеран войны который расссказывал нам об освобождении родного края.

С этого дня все и началось.

После этого рассказа у Ромки возникло страшное подозрение.

Про которое он не хотел даже думать.

А рассказ был такой.

Во время войны бои у околицы села были страшные, так как село имело стратегическое значение

а сил не хватало что-бы отстоять село – как ни у немцев так и у красноармейцев.

И село переходила из рук в руки.

Самое плохое что

на виду у всех, из болота выглядывал застрявший там танк.

Когда село занимали немцы – они пытаались вытянуть его из трясины, но

не могли.

Затем село занимали наши – и тоже не могли.

Только танк мог помочь закрепиться в селе.

И вскоре битва уже шла не за село а за танк застрявший в трясине.

Но олднажды к фашистам подошел на помошь тягачь,

они все-таки смогли вытащить танк,

двумя буксирами волокли его к дороге, но было поздно –

наши войска уже обходили село с двух сторон.

Немцы успели отволокти танк в старые конюшни.

А потом бросили его в одном из подвалов, развалив старые конюшни напоследок. Смешав их камни вместе с танком.

А к утру мы заняли село. И погнали фашистов дальше.

Ветеран что-то рассказывал дальше но Ромка

уже не слышал,

сидел как вкопанный. И только загадочная уютная кабинка была у него перед глазами. Там, в развалинах старой конюшни, Где он прятался с самого детства,

которую он знал и любил. Которую считал такой

родной, уютной и спокойной.

И теперь ошеломленный Ромка видил то чего он не замечал раньше.

Мучаясь страшным подозрением – не кабинка ли танка стала его тайным убежищем?



Оглавление

Обращение к пользователям