И тогда Ромка потерял покой.

Глава 2. Отчаяние.

В то же день сразу после занятий он помчался на пустырь, в старые развалины. Только теперь он имел с собой аккумулятор и лампы.

Дрожащими от нетерпения руками он открыл проход и спустился в темноту туда где на двухметровой глубине

было его таинственное убежище.

Осветил его и ахнул. То что он считал выпирающими из пола палками – были рычаги.

А банка посредине кабины – была не пролезшим через

ржавчину большой бидон а люфтом орудия.

Ромка щупал руками каждую деталь пытаясь определить чей же этот танк – русский или немецкий, проклиная себя что

не спросил ветерана об этом.

Через несколько дней он нашел проход к мотору танка.

Курсы трактористов не пропали даром. Ромка быстро понял почему

немцы не смогли завести танк – свечи были забиты глиной засохшей как камень.

И он целую неделю по вечерам выбывал грязь из мотора чистя его каждую деталь.

Стараясь забыть за работой все что творилось вокруг него, в селе.

А в это время травля отца набирала новые обороты.

Новым витком этой травли послужил снос старой церкви.

Именно той где когда-то Ромкин дед проводил свою церковную службу.

И установка теперь на этом месте – памятника Ленину.



– Что? Не нравится? – кричал на собрании чекист подмигивая отцу Ромки. – Тянет назад? В прошлое?

Кто голосует что-бы на этом месте стоял памятник Ленину?

И все село послужно поднимало руки.

– Единогласно! – радостно кричал чекист. – Кроме этой суки.

И он смотрел на отца.

Тут старик перестал рассказывать и стал снова плакать.

– Хватит Николай – попросил я его.

– Нет, слушай – всхипывал старик. – Я 50 лет про это молчал. Сеголня впервые тебе расказываю. Слушай.

Беда к Ромке пришлла через пол года.

Когда только что построенный памятник Ленину – кто-то облил красной краской. На черном полированном граните она выглядела как кровь на лице Владимира Ильича застывашая на его губах.

– Вот и показала себя эта тварь – завизжал чекист как только увидел это безобразие.

И начал натравливать все село – на Ромкиного отца. Как на зверя который сожрал колхозного гуся.

Ромкин отец бежал в лес и орал – То не я, люды!

А мужики стреляли ему по ногам из двухстволок. Но раненый отец все-таки дополз до леса.

Истекая кровью и прижимая рану руками что-бы не выдать своими кровавыми следами место где он укрылся в ложбине.

Через два часа приехал грузовик с чекистами и

они прочесали лес.

Ромкин отец лежал без сознания и они взяли его за руки и ноги, поволокли к грузовику.

– А где этот сучонок? – вдруг вспомнил чекист про Ромку.

И тогда у Ромки что-то помутилось в голове. Он был в толпе которая окружала грузовик, Отворчивая лицо он бросился наутек. Но не к своему дому где уже ждали его чекисты. А

к колхозному сараю гле стоял его колхозный трактор.

Тут были канистры с бензином. Схватив два, Ромка помчался через огороды к пустырю, там где под грудами мусора и камней прятался его давний знакомый – танк.

– Спасу тебя татко! – шептали губы Ромки. И слезы текли по щекам.

– Почекай мене.

Вот уже и спасительный лаз, под каменную плиту.

Со скрипом пролезли канистры в кабину.

И вот уже Ромка выливает бензин в бак…. он такой огромный. И 50 литров ушли в него как капля в море.

– Чекай татку – еще раз произнес Ромка. Что-то хищное появилось в его глазах.

– Чекай.

Внезапно грохот заработавшего мотора разорвал тишину пустыря.

Огромная гора мусора задрожала и начала медленно подыматься кверху.

И через мгновение она вдруг стала разваливаться и падать куда-то в сторону. Из громадной ямы показалось огромное стальное чудовище.

Тысячи тонн смерти и стали как будто проснулись и поправляли свою мужскую силу

Танк медленно выполз из мусора.

Стряхивая с себя его остатки как будто желая покрасоваться во всей красоте перед Ромкой

Ромка как будто чувствовал это желание стального танка, с которым он столько лет дружил не зная кто он.

Не выдержал и остановил его. Вылез из люка … и только теперь он смог рассмотреть весь танк.

Огромный, высотой более трех метров, и длинной десять метров, похожий по форме на хищного зверя пригнувшегося для смертельного прыжка на врага.

Странная форма пугала и восторгала одновременно.

И тут Ромка вспомнил где он видел эту форму танка.

Это было давно, в старом фильме про войну. И танк этот назывался тигр.

Сомнений быть не могло.

Это – тигр.

Только теперь это был не вражский танк. А его, Ромкин.

Он смотрел на танк а

перед лицом Ромки все еще стояло окровавленное лицо отца. С безжизненными губами. И смеющееся лицо чекиста.



– Шас увидишь сука – промолвил Ромка и полез обратно в люк танка.

И через мгновение мотор танка взревел во всю свою звериную мощь.

Стращный рев.

Как будто танк хотел сказать Ромке – Правильно, щас он увидит нас.

И танк начал двигаться к селу.

Старик вдруг замолчал. Он больше не плакал а просто молчал. И почему-то безучасно начал смотреть в угол больничной палаты.

Как будто в его памяти всплыло что-то такое что

не должно было всплывать.

– Вам плохо, Николай Григорьевич?

– Ладно – вдруг нехотя, как бы с трудом сказал он.

И продолжил свой рассказ.

Только теперь он говорил тихо и медленно, как будто заставляя себя вспоминать то что он старался забыть десятилетиями.

И рассказ его становился все страшнее.

Оглавление

Обращение к пользователям