V. Самоубийство, которого не было

Воробьев давным-давно забыл об иностранцах, приехавших на «Тускарора». Однако вспомнить о них пришлось. И вспомнить при необычных, даже трагических обстоятельствах.

Рано утром, еще до начала рабочего дня, Воробьеву позвонили домой. Произошло событие, которое нужно было немедленно расследовать. На берегу моря, километрах в трех от города, найдены вещи и бумажник с документами иностранного подданного Томаса Блэквуда. Есть основания подозревать самоубийство.

Когда подошла служебная машина, Воробьев уже ждал у подъезда. Минут через двадцать он был на месте происшествия.

Его встретил милиционер, и они вместе направились к морю. Воробьев внимательно разглядывал вокруг, пытаясь определить, где он находится, чтобы иметь точно представление о всех обстоятельствах происшествия.

Слева от города тянулся песчаный пляж, еще безлюдный в этот ранний час. Заканчивался пляж косой, которая образовывала небольшую мелководную бухту. К бухточки берег спускался узкой лощине, а дальше, справа, начинался отвесный обрыв, под которым в воде и возле нее в хаотическом беспорядке валялись глыбы пористого желтого камня.

Воробьев и его спутник спустились по склону лощине к воде.

– Пришел он сюда вечером, но не раньше десяти часов, – сказал милиционер, указывая на следы, ведущие к морю. – Под вечер шел дождь, в десять перестал.

Промокла земля подсохла, и отпечатки подошв сохранились прекрасно, как на гипсе. Воробьев осмотрел их, измерил и только тогда пошел к вещам самоубийцы.

На берегу, намного выше линии прибоя, лежал серый костюм и коричневые ботинки. Брюки, пиджак, рубашка были бережно, по-магазинном, составленные и притиснени массивным камнем. Ботинки на толстой каучуковой подошве стояли рядом, поблескивая тупыми носами. Все это выглядело очень буднично: аккуратная человек, бережно хранит свои вещи, пошла купаться. Вот сейчас она выйдет из воды, начнет растирать себя полотенцем.

Но морская гладь пустынна. Маленькие волны с легким шуршанием набегают на берег и отступают, сверкая на солнце радугой красок.

– Да, неприятная история, – заметил Воробьев. – И выдумает же человек такое – топиться.

Наклонился, поднял маленький окурок сигареты. Понюхал.

– Марка «Лаки страйк», американские… Что же в карманах?

– Вот, – милиционер, караулил у вещей, протянул фанерную дощечку, на которой лежало имущество самоубийцы: носовой платочек, две монеты – пятнадцать копеек и гривенник, квитанция об уплате за номер в отеле «Центральный», пачка из-под сигарет «Лаки страйк», где осталось две сигареты, бумажник. В бумажнике письма, какие-то бумажки и документ на право трехмесячного проживания в СССР, выданный Томасу Блэквуда.

– Мундштук? – Спросил Воробьев.

– Мундштук нет.

– Хорошо искали?

– Конечно, – с легкой обидой ответил милиционер. – А часы?

– Часов тоже нет.

– Странно, – сказал Воробьев. – Часы он мог, конечно, забыть, а вот мундштук… Ведь сигарету выкурено через мундштук…

Воробьев взял визу, долго рассматривал фотографию на ней. Четкая память быстро восстановила в мозгу картину: порт, теплоход «Тускарора», шестеро иностранцев, которые идут причалом к автомобилю. Один из них – невысокий, широкоплечий, с хорошо заглажена пластической операцией и все же заметным шрамом на шее – смотрел сейчас на Воробьева с фотографии.

– Вот оно что, – в течение сказал Воробьев .- А я его вроде знаю… Ну ладно, что же дальше? …

Наклонился и начал рассматривать песок.

– Да… Здесь он разделся, сложил вещи, остался в одном белье. Черт! Совершенно непонятно. Человек топиться надумала, а перед тем на берегу ждет, пока тело остынет, простудиться боится. Видите, следы вдавилися. Не менее двух минут стоял.

У берега дно заросло темно-зеленой морской травой. Камни, покрытое ней, стало бесформенным и скользким. А верхушки его над водой сохраняли свой естественный цвет яичного желтка с молоком.

На одном из камней, острый зуб которого торчал из воды в полуметре от берега, Воробьев нашел то, что превратило его догадку на уверенность.

– Смотрите! – Воскликнул он и в азарте бросился, не разуваясь, к камню. – На камне кусочки желтой кожи. С такой делают чемоданы. Очевидно, Блэквуд нос чемодан и, поскользнувшись, чиркнул о камень или, опустив чемодан слишком низко, задел им за каменный зуб.

Воробьев собрал драгоценные желтые кусочки кожи, положил в бумажный пакетик. Только после этого он снял туфли и вылил из них воду.

– Вот так зрелище! Входит мужчина в воду в одном белье, с чемоданом, часами на руке и мундштуком в зубах – топиться собрался. Думает, глупее себя нашел. Отправьтесь, товарищи, берегом справа, а я пойду налево. Где-то недалеко ресниц должен выйти из воды.

Воробьев не ошибся. Не успел он пройти и сотни метров вдоль пляжа, как наткнулся на цепочку следов. Размером и формой они были точно такие, как те, в бухточке… И так же, как те, вели в воду, а не из воды. Так по крайней мере подумал неопытный наблюдатель. Но Воробьев сразу установил по сильно вдавленные пятые, что «утопленник» вышел из воды спиной вперед. «Хитрый и предприимчивый», подумал он.

Воробьев пошел по следам, и они рассказали ему все так подробно, будто он сам присутствовал во время путешествия Томаса Блэквуда, который сначала «утонул», а затем снова «родился» из морской пены.

Подойдя к милиционерам, Воробьев приказал вызвать собаку-искателя и попытаться проследить, куда направился «самоубийца» с пляжа, а сам поехал в город…

Номер гостиницы, занятый Блэквуд, со вчерашнего вечера стоял пустой. Дежурная по этажа рассказала, что жилец, взяв с собой кожаный чемоданчик, пошел в десять часов, как только перестал дождь. Одет он был в серый костюм. Блэквуд вообще имел привычку регулярно ходить для моциона часа два-три по улицам. Иногда он брал с собой чемоданчик. Для чего – неизвестно.

Немногим более рассказал Воробьеву и переводчик Дима. Он описал внешность Блэквуда, рассказал о его посещении евангелистов и «слуг седьмого дня». Вспомнил об отказе Блэквуда жить вдвоем в одном номере и слова носильщика о тяжелый чемодан.

– А в этом мы сейчас убедимся, – заметил Воробьев на последнее сообщение Дымы. – Товарищ очередная, отключите, пожалуйста, номер.

Горничная успела утром убрать комнату, и жилье ‘Блэквуда выглядело теперь так же, как и любой номер такого же типа в первом попавшемся отеле – безлико, не отражая привычек, вкусов и наклонностей своего жителя. Высокое окно с шелковой занавеской кремового цвета и плюшевый шторами, кровать, выслано пу-Шистов одеялом, круглый лакированный стол, кресло, мягкие стулья. На вешалке легкий плащ из прорезиненного шелка, костюм, в комоде немного белья. «Ушел без плаща, хотя дождь только перестал и мог начаться снова, – подумал Воробьев, – Не захотел обременять себя лишней вещью».

В углу стоял большой толстопузый Коферы.

– Не помните, сколько чемоданов было в Блэквуда? – Спросил Воробьев в Дымы.

– Кажется, два. Этот и другой – меньше.

– Тот он с собой взял, – добавила дежурная.

Воробьев подошел к Коферы, поднял его одной рукой.

– И он вашему носильщику показался трудным?

Дима и очередная удивленно переглянулись.

– Нашему дяде Васе силы никогда не хватало, – ответил Дима.

Воробьев кивнул.

– Дело ясное.

Около полудня Воробьев мог сказать, что общее представление о событии у него уже есть,

В своем донесении старший оперуполномоченный Воробьев писал:

«… Все произошло, очевидно, так: из отеля Блэквуд вышел около двадцати двух часов и направился к морю. В этот поздний час, после дождя, на берегу не было никого. Место для «самоубийства» Блэквуд присмотрел заранее и теперь шел в темноте уверенно, точно следуя направлению.

На берегу Блэквуд выбросил из мундштука окурок сигареты марки «Лаки страйк», разделся до белья, положил вещи подальше от воды, чтобы их не смыло, когда начнется прибой. Часов не снял, считая, что он ни у кого не вызовет подозрения, ибо теперь у многих есть часы иностранных марок. Мундштук тоже оставил – курильщики, как правило, привыкают к своим мундштуков и трубок и неохотно расстаются с ними. Бумажник положил В карман пиджака. Среди записок, найденных в бумажнике и переведенных на русский язык, оказался «предсмертное письмо» Блэквуда, перевод которого прилагаю. В своей смерти он просит никого не винить, потому что якобы самоубийство его вызвано разочарованием в религиозных идеалах, которое началось у него давно.

Место Блэквуд выбрал очень мелкое. Отойдя от берега метров на пять-шесть, он обогнул косу, прошел еще метров сто вдоль пляжа и вышел на берег спиной вперед, пытаясь тем самым создать видимость, будто следы принадлежат кому из тех, что здесь купались.

Дойдя до пляжной лавочки, сел, вынул из чемодана костюм, оделся и обулся. В задирци плохо остроганных лавочки найдено волоконца шерсти темного цвета, низкого качества, возможно, вырванные из костюма Блэквуда. По отпечаткам на песке удалось установить и образец обуви Блэквуда. Это военные ботинки американской фирмы «Броунз и К °», такие привозили нам во время войны по ленд-лизу. Носы и каблуки их подведены подкосами. Сидя на скамейке, Блэквуд курил с того самого мундштука советские сигареты «Верховина». Потом ушел. Собака-ищейка довел до трамвайной остановки маршрута номер 9. Здесь следует исчез.

В гостинице удалось установить: в Блэквуда были какие дела, которые не терпели свидетелей. Он категорически отказался жить, даже найтись несколько дней в одном номере с кем из своих спутников, хотя на пароходе «Тускарора», что привез их сюда, пассажиры были размещены по трое в одной каюте. Блэквуд заявил, что посторонний человек мешать ему во время молитвы. Однако спутники его единодушно утверждают, что на пароходе не видели, чтобы он молился.

Носильщик отеля гражданин Костюков В.Н. сообщил, что в Блэквуда было два чемодана, причем один из них – очень тяжелое. В номере найден только один полупустой Коферы. Это дает основание предположить, что Блэквуд привез вещи, которые хотел сохранить в тайне даже от своих спутников, и именно поэтому отказался от соседа по номеру. Он опасался, чтобы такой сосед случайно не увидел их в чемодане. Обращаю ваше внимание на нарушение таможенных правил. Мне удалось установить, что багаж Блэквуда был ввезен как дипломатический и поэтому не подлежал таможенному досмотру. Только в отеле его передали настоящему владельцу.

За несколько дней, прожитых в гостинице, Блэквуд сумел вынести частями привезенные вещи и спрятать их в неизвестном месте или передать неизвестным лицам. Что это за вещи, до сих пор неизвестно. На внутренней стене Коферы я нашел масляное пятно величиной с копеечную монету. Химический анализ показал, что это ружейное масло. Но делать на этом основании вывод, что Блэквуд привез оружие, нельзя.

Я опросил руководителей местных сектантских организаций Грошенков и Силаева, которые встречались с Блэквуда. С Грошенков он разговаривал трижды, с Силаев дважды. Беседа велась через переводчика гражданина Бабенко Д.К. и касалась только положения сектантов в нашем городе. Больше ни Грошенков, ни Силаев с Блэквуд не встречались. Других явных знакомств у него не было.

Все вышеизложенное приводит к выводу, что «самоубийство» инсценировано с целью замести следы, ввести в заблуждение органы государственной безопасности. Блэквуд надеется, что его сочтут погибшим и в этой связи не разыскивать… «

Оглавление

Обращение к пользователям