IX. Подземелья костела святой Елижбеты

Высокий, стройный скромно одетый мужчина лет сорока остановился возле костела святой Елижбеты и начал внимательно рассматривать католический храм.

На крюках, у входа в костел, висели тяжелые чугунные ядра. По преданию, ими много лет назад турки обстреливали храм, но ядра «язычников» отскочили от стен обители католического бога.

Мужчина поднял голову, с любопытством разглядывая угловатые башню костела, острый готический шпиль, потом не спеша поднялся на паперть,

Главный вход в костел был закрыт. Мужчина постучал кулаком, подождал несколько минут. Глухой звук замер. Вряд ли его было слышно по ту сторону двери, массивных и больших, как ворота.

Поняв, что отсюда внутрь не пробраться, он пошел вокруг костела, надеясь найти какие другие двери.

И не ошибся. В уютном уголке между двумя статуями он увидел узенькие двери, окрашены под цвет дикого камня стен. Рассматривая их, заметил на перекладине кнопку электрического звонка.

– Ради бога надейся, а электричеством пользуйся, – пробормотал он, нажимая кнопку.

Следствие был такой же, как от стук кулаком в дверь. Мужчина снова нажал кнопку. Полная молчание.

И вдруг настырный посетитель почувствовал: за ним следят. Он не смог бы объяснить, почему возникло это чувство, но не сомневался: откуда сквозь хорошо замаскированный отверстие его с ног до головы осматривают очень бдительны, внимательные глаза, которые не упустят ни одной мелочи, постараются разгадать выражение лица, проникнуть в мысли.

Мужчина подождал с минуту, потом нажал кнопку третий и растерянно затоптался на месте.

Наконец, за дверью послышались неторопливые шаги, звон ключей. Дверь медленно бесшумно отворилась.

На пороге стоял священник. Казалось, он сошел со страниц старинной книги, прославляющей деяния столбов католической церкви. Среднего роста, с круглым румяным лицом, голубыми, чуть навыкате глазами, он представлял собой образец христианской покорности и радушия.

– Я священник этого храма отец Иваньо, – сказал он. – Чем могу быть полезен?

Голос его, мягкий и кроткий, полностью гармонировал с внешностью. Ваня немного наклонил голову, будто говоря, что всего себя отдает в полное распоряжение посетителя.

«Да, – подумал тот. – Ксендз не обратился ко мне с привычным в его лексиконе «сын мой». Значит, сразу догадался, что я не местный житель, а значит, и не католик… Смотри ласково, а за порог не зовет… С ним надо быть настороже. «

Пытаясь придать своему лицу ласкового выражения, посетитель сказал:

– Моя фамилия Грицай. Я – инженер. Хотел бы осмотреть подвал – подземелье под храмом.

– О, прошу, прошу! – Воскликнул Ваня, не двигаясь с места. Дородная фигура его заслонила дверь. – А зачем это?

– Во время войны квартал пострадал от сильного бомбардировки. Надо проверить, не треснул фундамент костела. От этого может зависеть сохранность всего здания.

– Пожалуйста, пожалуйста! – Любезно повторил Ваня, так же плотно загораживая дверь. – У вас, конечно, есть соответствующий документ от властей?

«Да… ксендзу пальца в рот не клади – откусит», подумал Грицай.

– Конечно, вот он.

Достал из кармана бумагу, развернул, отдал Иваньо.

Священник внимательно прочитал, посмотрел на обратную сторону – нет ли чего, проверил печать, подпись, потом вернул документ Грицай и, подкрепив слова любезным жестом, пригласил:

– Пойдемте.

Дверь закрылась, щелкнул американский замок. «Быстро отсюда не выберешься», подумал Грицай.

Долго шли по темному коридору, наконец, оказались в маленькой бедно обставленной комнате. Кроме стола и двух стульев старинной работы, больше никакой мебели здесь не было. В углу лежала куча темного тряпья.

Свет пасмурного дня сочится сквозь узкое стрельчатое окно, не столько рассеивая сумерки в комнате, сколько подчеркивая их.

– Садитесь, пожалуйста, – показал Иваньо на стул и только после того, как сел гость, сел. – Чем я могу вам помочь?

Ваня положил на стол руки. Они были большие, тяжелые. Хищные, длинные пальцы все время вздрагивали и шевелились, как змеи. Грицай подумал, что руки разоблачают истинную натуру Иваньо… И сразу же священник спрятал их под стол.

– Я не хочу вас беспокоить, – вежливо сказал Грицай. – Дайте план подземелья – вот и вся ваша помощь.

Ваня развел руками. По его круглом лице отразилось выражение сожаления.

– В том-то и беда, что плана у меня нет… Но я сам сопутствовать вам, – заискивающе добавил он. – Я прекрасно знаю подземелья, покажу вам все, со мной не заблудитесь.

– Что вы! Что вы! – Запротестовал смущенный и растерянный Грицай. – Я не хочу вас беспокоить, ведь обзор подземелья продлится не день и не два, работа кропотливая …, А, вы просто забыли, план у вас.

Ваня бросил пристальный взгляд на Грицая, но тот смотрел на него искренне, простодушно.

Священник смиренно опустил глаза, лицо его снова стало привычно ласковым.

– Почему вы так думаете? – С елейно улыбкой спросил он.

– Не хотелось причинять вам лишних хлопот. Поэтому я пытался разыскать план в архиве. Мне сообщили, что при эвакуации города фашисты вывезли документацию костела, но потом она вместе с другими трофеями попала в наших войск и была возвращена вам. Я даже видел вашу расписку о ее получении. Среди документов указан и план.

Грицай сказал все это с чрезвычайно любезной улыбкой.

Священник, как ни старался, не мог разгадать, что у него на уме и насколько правдива его рассказ. Ваня понимал, что дальше отпираться бессмысленно.

– Если так, план, конечно, где-то здесь. Посидите немного, я поищу.

– Пожалуйста, если вам не трудно.

– Что вы, такая мелочь!

Грицай остался один. Вокруг царила гнетущая тишина. Во всем огромном храме не было слышно ни звука. Только с улицы изредка доносились резкие автомобильные гудки.

Грицай взглянул на часы – уже тридцать две минуты, как ушел Ваня.

Наконец, он появился, смущенный, добродушный, с ласковой улыбкой.

– Мне так стыдно, я невольно обманул вас. В моем сане это непростительно…

– О, что вы! Пустое, – перебил его Грицай.

– Нет, нет, не утешайте меня. Это непростительно. Я должен был проверить все бумаги, прежде чем уверять, что плана нет. А он валялся на шкафу – заброшенный и забытый, В подземелье теперь никто не бывает.

Ваня протянул свернутый в трубку лист бумаги. Никаких признаков пыли Грицай на нем не заметил.

– Да на шкафу, говорите? – Между прочим спросил он.

– Да, на шкафу, поэтому я и забыл о нем.

«Да ты же им только вчера пользовался, – подумал Грицай, разворачивая на столе план. – Вот и свежие заметки шариковой ручкой «.

Уголком глаза он следил за Иваньо. Священник, не знал о пометки на плане, побледнел.

Но через мгновение на лице Иваньо не осталось и следа от пережитого волнения.

– Значит, так, – задумчиво произнес Грицай, внимательно рассматривая план. – Спуск в подземелье здесь винтовой лестницей. Вот – коридор и отдельные, не соединенные между собой помещения.

– Это бывшие темницы узников, – прощающим тоном объяснил Ваня. – Знаете, средневековье, инквизиция, суровые нравы… В одних камерах еретиков приковывали за локти к стене на долгие годы, у других – держали на цепи с чугунным ошейником.

Грицай напряг все силы, чтобы не выдать волнения ни движением, ни возгласом. Внешне он был совершенно спокоен, а мысли сновали быстрые и тревожные.

Кто-то ищет в подземелье то же, что и он. Это видно из пометок на плане. Кто-то идет впереди… И, возможно, уже достиг цели… «Двенадцать шагов по коридору», сказал ксендз Пшеминський, умирая. Примерно в этом месте на плане чья рука поставила едва заметную точку. «Потом слева», вот крестиком отмечено поворот, «третья камера и …» на плане она обведена толстым кругом. Получается, неизвестный тоже! …

Грицай оторвался от своих мыслей, начал прислушиваться к рассказу Иваньо:

– Говорят, что в подземелье до сих пор появляются призраки невинно замученных, слышать стоны и лязг цепей… Впрочем, – голубые глаза священника стали холодностальни, впились в Грицая с вызовом и даже угрозой, – вы же материалист и не верите в потустороннюю жизнь!

– Конечно, – спокойно ответил Грицай, тоже глядя прямо в глаза Иваньо. – Я материалист и не верю в загробную жизнь.

Священник мягко улыбнулся:

– Верить или не верить – право каждого.

– Совершенно верно… Значит, я могу идти?

– Я провожу вас.

Вышли в тот самый коридор, которым пришли сюда, но вернули не налево, к двери на улицу, а в противоположную сторону.

Коридор был темный, искореженный. Грицай считал повороты, двери, встречавшиеся на пути. Он знал, что эти сведения затем пригодятся.

Коридор упирал, ся в дубовые двери, окованные широкими железными полосами. Толстенный засов с замком-Пудовика прочно запирал их. Выломать такую дверь без специальных инструментов было невозможно.

Ваня вытащил связку ключей и вонзил крупнейший в щель.

Догадка Грицая, что в подземелье недавно кто спускался, подтвердился – замок отключился легко. НЕ заскрипели и петли дверей, Грицай и Ваня открывали их.

В лицо пахнуло затхлым, влажным воздухом. Впереди стояла густая, почти осязаемая тьма. Даже очертания предметов нельзя было распознать в этом сплошном, кромешном мраке.

Отец Иваньо достал из кармана сутаны толстую церковную свечу, серебряную зажигалку и чиркнул колесиком.

– Не надо, у меня есть фонарь. – Грицай получил и включил мощный электрический фонарь с рефлектором.

– Свеча не помешает, – священник все же зажег ее. Яркий белый свет фонаря выхватил из мрака узкие без поручней каменная лестница, нависшие арочные своды, коридор, который терялся в темноте. Век ока-лись бессильными перед камнями подземелья. Все здесь было очень старое, но крепкое – оно не подвергалось воздействию времени. Ничто не изменилось в подземелье с того времени, как по этой лестнице спускались инквизиторы в черных мантиях с капюшонами, которые закрывали лица; палачи в коротких красных камзолах; обессиленные пытками «еретики» – жертвы религиозного фанатизма.

– Прошу вас, – любезным жестом Иваньо предложил Грицай спускаться первым.

Спустившись вниз, Грицай повел лучом вправо, влево. Мрачные крепкие своды, каменные стены, вы заложена белым плитняком пол, изъеденные ржавчиной железные двери с обеих сторон коридора.

Высоко держа над головой свечу, Ваня уверенно спустился вслед за Грицай.

Первую ошибку священник сделал там, наверху, когда отдал Грицай план, даже не взглянув на него, не вытерев пометок шариковой ручкой.

Вторую здесь, в подземелье.

Оказавшись рядом с гостем, священник молча повел его путем, о котором говорил перед смертью ксендз Пшеминський.

Грицай с деланным удивлением посмотрел на Иваньо:

– Позвольте, куда вы меня ведете?

– Как куда? – Смешавшись ответил Ваня вопросом на вопрос.

Рука, державшая свечу, вздрогнула. Качнулись косые тени на низком своде.

– Я должен осмотреть подвал с самого начала, а вы идете в глубь подземелья. Чего?

Но Ваня уже овладел собой, хитруючы, ответил:

– Оттуда ближе к району, который подвергся бомбардировке. Я думал, вы там начнете.

– Нет. Простите, но у меня есть определенная методика, которой я привык следовать.

– Прошу, как вам угодно, – с напускным безразличием согласился батюшка.

«Хитрый, – подумал Грицай. – Хотел проверить, пойду я сразу к третьей камеры. Вероятно, он знает о тайнике Пшеминського и ищет его. Совершенно очевидно, что ищет… «

Грицай взялся за дело.

Метр за метром освещал лучом своего яркого фонаря своды, стены, пол, пристально рассматривал каждую трещину. Когда трещина была шире других, засовывал в нее тонкий стальной щуп, измерял длину перочинным метром, записывал сведения в блокнот. Казалось, он так погрузился в свою работу, что совсем забыл о Иваньо, который сидел на ступеньках и молча наблюдал за ним.

– Господи! – Вдруг дрожащим голосом воскликнул священник.

Из глубины подземелья донесся стон, сначала едва слышный, потом громче. Глухой, невнятный, он пронесся под сводами подземелья и замер.

Рука Грицая рванулась в карман, где лежал пистолет. Но уже в следующее мгновение, поймав на себе острый, пытливый взгляд Иваньо, он вместо того, чтобы сунуть руку в карман, хлопнул себя по боку, воскликнул:

– Что это?

Священник подошел к нему вплотную и испуганно прошептал:

– Души! Души погибших взывают о возмездии. Если бы вы знали, сколько крови невинных пролито здесь! …

– Оставьте! – Без всякого маскировки, вполне искренне рассмеялся Грицай. Трагический тон священника не произвел на него ни малейшего впечатления. – Вы знаете, что я материалист и не верю в загробных басни…

Стон, от которого даже в душе холодело, снова повторился.

Ваня перекрестился, забормотал молитву.

– Ну, ну, – насмешливо похлопал его по плечу Грицай. – Не волнуйтесь. Пойдем посмотрим, кто это подает голос.

Он спокойно направился по коридору, освещая его фонарем.

Ваня следовал за ним. Как только Грицай отвернулся, выражение страха сразу исчезла с священника. Кусая губы, он бросал полные ярости взгляды на широкую спину спутника.

– Где тут, – Грицай шарил лучом фонаря по стене. – Ага, так я и думал! Смотрите.

Луч холодного света уперся в небольшое отверстие в стене. Стон доносился оттуда.

– Своеобразная эоловая арфа, – сказал Грицай. – Здесь в вентиляционной трубе сделано некое устройство, образует звук, похожий на стон, когда наверху подует сильный ветер. Вот и все – никаких мертвых душ… Эти жуткие звуки, вероятно, входили в программу тероризации узников подземелья.

Ваня покачал головой.

– Не знаю, как заключенных, а меня они напугали очень.

– Вот вам одно из преимуществ атеизма, – с откровенной насмешкой сказал Грицай. – Атеисты храбрее.

Они вернулись обратно к входу.

– Может, вы подниметесь наверх, – предложил Грицай. – Что вам здесь сидеть – в темноте и сырости.

– Ничего. Мой долг христианина велит мне не оставлять вас одного в таком мрачном месте.

Грицай понял, что Ваня от него не отстанет. Но открывать священнику настоящую цель своих исканий не хотел.

– Хорошо, тогда я быстро обходить коридор и камеры, а потом, когда будет больше времени, возьмусь за дело как следует.

– Как хотите, – как можно равнодушнее ответил Ваня, тщетно пытаясь скрыть свою радость. – Я с вами.

Осмотрели центральный коридор, запутанные боковые ходы.

Коридор вел в большой зал с высокой ребристой потолком. В центре зала стоял квадратное повышении с гладко обтесанного камня. В углу – вторых, поменьше. За ним – камин.

– Зал судилища, – пояснил Ваня. – В нем допрашивали и судили еретиков. Вот здесь, – показал он на центр зала, – сидели судьи-инквизиторы. В том углу пытали подсудимых.

– Веселое место, – пошутил Грицай.

Внешне небрежно осмотрел Грицай и третью камеру, где, по утверждению ксендза Пшеминського, содержался тайник с документами. Ничего подозрительного не заметил. Камни нигде не сдвинут, потолок тоже цела. Грицай облегченно вздохнул. Теперь он был уверен, что неизвестный, который рассматривал план и сделал на нем пометки, документы еще не нашел. Надо его опередить любой ценой…

Часа через три полковник Грицай сидел у себя с кабинете, дожидаясь лейтенанта Данилко.

В дверь постучали.

– Заходите, – пригласил полковник.

Молодой человек в штатском костюме отрапортовал:

– Лейтенант Данилко по вашему приказанию прибыл.

– Здравствуйте. Садитесь.

Полковник следил, как Данилко уверенно легко перешел кабинет, сел в кресло.

– Вы были ранены в ногу? – Спросил Грицай,

– Так точно, товарищ полковник.

– Зажила рана?

– Так точно. Нога работает даже лучше, чем раньше.

Грицай улыбнулся. Он любил веселых людей и всегда откликался на шутку.

– Знаете, для чего я вас вызвал?

– Нет, товарищ полковник.

– Расскажите немного о себе.

В лейтенанта было простое, на первый взгляд ничем не примечательное лицо. Но если присмотреться лучше, привлекала внимание чистая ровная линия высокого лба, упорно сведенные брови, спокойные серые глаза. «Говорят, сероглазые – замечательные стрелки», подумал Грицай и спросил:

– Стреляйте метко?

– Ничего… Призы брал, – ответил Данилко, немного удивлен вопросом, что не касалось темы разговора,

– Правильно. Военный человек обязательно должен уметь хорошо стрелять… Расскажите…

– Родился я в девятьсот двадцать втором году в селе Борунив, километров восемьдесят отсюда на запад. Отец батрачил, я тоже сначала был батраком у кулаков, затем отправился в город. Работы в городе не нашел, перебивался как мог. Потом, когда Западная Украина стала советской, я поступил на завод. Когда началась война, добровольно пошел в армию. Воевал под Орлом, Сталинградом, освобождал Киев. Раненый во Ровно, был в госпитале, только сегодня вышел.

– Да, – после короткой паузы сказал Грицай. Открыл сейф, достал какую фотографию, положил на стол. – У вас есть знакомые в городе?

– Нет, товарищ полковник.

– Знает кто-то из ваших односельчан, где вы были эти годы, что с вами?

– Никто. Мать умерла давно, отец – перед войной, родственников у меня нет, в деревню ни к кому не писал.

– В форме выходили за ворота госпиталя?

– Нет. мы в пижамах ходили, а сегодня от вас принесли гражданский костюм и приказали прийти сюда в нем.

Отвечая на вопрос, Данилко удивлялся все больше и больше.

– Какие языки знаете?

– Кроме родного украинского, русский, конечно. Польский знаю, немного немецкий.

– Хорошо… Теперь слушайте внимательно… Вы, наверное, видели здешний костел святой Елижбеты?

Данилко кивнул.

– В подземелье под костелом скрыто важный документ – список униатских священников, которые накануне польско-немецкой войны были завербованы гестапо и верно служили ему до разгрома гитлеризма. Сегодня я побывал под костелом, убедился, что список ищут враги – вполне возможно, для того, чтобы передать шпионов новым хозяевам.

– Дайте взвод солдат, и я по камешку выберу весь костел, а тайник найду, – предложил Данилко.

– И это даст материал для провокационной кампании в буржуазной прессе, – в тон ему ответил Грицай. – Поднимут шум на весь мир, что советские войска разрушают храмы, издеваются над чувством верующих А попы-шпионы смекнут, в чем дело, и разбегутся кто куда – ищи тогда звали. Убежит и субъект, который ищет документ.

– Ага, понял, наконец! Надо его поймать, а он выдаст др.

– И опять не так, – улыбнулся полковник. – В нашем деле простейший путь к цели еще далеко не самый верный. Во-первых, совершенно неизвестно, Сын сообщников или нет. А во-вторых, нам нужен прежде список – настоящий, в полном порядке.

– Для чего? – Удивился лейтенант.

– Вы же родом из этих мест и не вам рассказывать, что униатская церковь всегда была самой верной служанкой реакции. Но среди верующих униатов большинство честных, хороших людей, которых просто обманули. Широко опубликован документ о сотрудничестве церковников с фашистами вызовет отзывы во всем мире – ведь украинский-униаты живут и в Северной Америке, и в Южной. Сейчас униатская церковь пытается надеть на себя тогу борца против фашизма. Список, который мы ищем, откроет глаза честным людям.

Зазвонил телефон.

– Я занят, – сказал Грицай, взяв трубку.

Кто отвечал ему прощающим тоном, но настойчиво.

– Примите его сами, – спокойно ответил полковник.

В трубке снова затрещало – кто оправдывался, уговаривал.

– Хорошо, выпишите пропуск, – наконец согласился Грицай. – Какой очень настырный посетитель хочет поговорить только со мной, – пояснил он Данилко. – Придется принять. Выйдите, пожалуйста, в коридор, поверните за угол и побудьте там. Я вас потом позову.

Через минуту-другую новый посетитель постучал в дверь кабинета Грицая.

– Пожалуйста, – пригласил полковник.

Мужчине, который так настойчиво добивался свидания с полковником, было лет шестьдесят.

– Этакого начальника мне и надо, – услышал уже с порога. – А то сидит молодой, у меня сын старший. Я с таким говорить не могу, мне надо серьезного начальника, который может внимательно выслушать и все основательно объяснить.

– Садитесь, – пригласил Грицай.

Дед сел, положил шляпу на небольшой столик для телефонов, приставленный к письменному, медленно расправил длинные седые усы:

– Дело у меня, товарищ полковник, такова, что даже я сам в ней разобраться не могу – то ли правда, или нет. Ничего не пойму.

– Может, вместе разберемся, – едва заметно улыбнулся Грицай.

– Может, и разберемся, – охотно согласился старик. – Говорят, одна голова хорошо, а две – лучше. Только здесь не две, может, целых двадцать нужно, чтобы маху не дать. Хочу сказать вам для начала, попов этих я всю жизнь терпеть не мог. Еще как жениться собирался со старой своей, то так же направления и сказал: «В церковь не пойду, хоть ты что!» И уж как она плакала, и отец мой ругал меня. Что греха таить – пришлось уйти. Что его поделаешь – время такое было, сами знаете. С работы бы выгнали, в полицию упекли. А безработных и без меня хватало. На любое место, только скажи, сразу десять прибежит. Вот и пришлось против своей совести идти. В церковь я таки пошел, а отца Григория – священник был в том селе, где моя старая жила, – ему и говорю: «Неверующий я. Атеист, если по-ученому «. А он и отвечает: «Да обо мне. Деньги плати, а в церкви, что скажу, то и делай «. Правда, под хмельком он тогда был, и все они выпить любят, сколько я их не встречал…

Старый помолчал, вынул из кармана огромный кисет с табаком. Грицай протянул ему коробку «Каз-бека». Тот презрительно сморщился: «Не употребляю», тщательно свернул папиросу и, пуская клубы едкого дыма, продолжал:

– Все они любят выпить, кроме одного – отца Ваня, что рядом со мной живет. Такой тихий поп, просто удивительно. Водки – ни-ни. Отношении женщин – тоже. Все с ребятишками возится, в саду возится, читает. И поговорить с ним приятно: вежливый, яды своей религиозной сеет. Думал: неужели этот поп не такой, как все, неужели польза от него, а вреда нет? Посмотришь, как человек как человек, а домой от него приду, посижу, обдумаю все и не верю. «Ой, говорю себе, Вершили (это меня так зовут – Андрей Вершили), не верь попу, все они одним миром мазаны».

Вершило снова прервал свой рассказ, достал из кармана большую красную платок, вытер вспотевший лоб. Грицай внимательно и добродушно поглядывал на собеседника.

– Так вот, товарищ полковник, вчера я допоздна в своем саду сидел. Повадились мальчишки у меня яблоки воровать. Днем пусть приходят. Я им сам выберу, дам, которое только понравится. Ребенок, она, сами знаете, вкусненькое любит. Когда с разрешения, я не против. А воровать – это не годится, до добра не доведет такое дело, да и дереву вредит. Сижу вот я в садике, в самый темный угол забрался. Сначала дремал, а потом посмотрел вокруг – такая красота. Ночь тиха, звезды ясные-ясные. И вдруг грустно мне стало. Вот, думаю, дед Вершили, жизнь ты прожил, а добра не видел – по чужим людям и по чужим домам шатался. Только теперь счастье наступило, а ты уже старик. Задумался я, вдруг слышу – шум. А надо сказать вам, мой сад и сад Иваньо – рядом. Вдруг, значит, слышу – шум. Что это, думаю, такое? Когда вижу, в доме ксендза открываются задние двери, в садик ведут. Хоть темно, а разобрать можно: вышел из дома человек. «До свидания, – говорит, – Ровно в полночь буду». И крадется через сад, да так тихо, осторожно, видно, чего ему прятаться надо. А батюшка за ним с открытой двери следит. Прошел этот человек совсем близко от меня, дыхание было слышно – трудно так дышит, сопит. Разбирательств я его немного. Ростом невысок, плечи широкие, руки очень длинные. Подкрался к забору, прислушался, затем перепрыгнул через него – только и видели. Утром пошел к соседу своему – Степы. Сверхсрочников он, старшина, десятый год в армии служит. Боевой парень. Я ему все рассказал, а он мне посоветовал, куда пойти. Действительно, думаю, надо пойти. Может, оно вам и без надобности, а все-таки на совести спокойнее. А может, думаю, какой подозрительный.

– Правильно сделали, АндрейЖ… Отчество как вас?

– Иванович.

– …Андрею Ивановичу. Хорошо сделали, что пришли сюда. Спасибо. – Грицай крепко пожал старику руку.

– Значит, правильно я подумал, что он проходимец какой? – Обрадовавшись, спросил Вершили.

– Этого я уже не знаю, Андрей Иванович. Мало кто к ксендзу ходит. Может, человек ребенка окрестить решила, а открыто этого делать не хочет, может, еще какое-то дело – всякое бывает, – улыбнулся Грицай. – Однако разговор наш прошу сохранить в тайне.

– Да разве я не знаю, – кивнул Вершили. – Нет ничего умнее, как язык за зубами держать.

Вершило встал, взял со столика свою шляпу и, попрощавшись, вышел.

Полковник тоже вышел в коридор, позвал Данилко. Молодой офицер стоял у окна, задумчиво глядя в высокое холодное небо.

– Пойдем, – сказал полковник. – Кажется, я только что получил очень важные сведения.

Оглавление

Обращение к пользователям