XIV. Пути судьбы

…Дорога была плохая, немощеной, машину часто подбрасывало на ухабах, и она скрипела всеми суставами. Демьянко не замечал страданий «мерседеса». Сидел, уставившись в одну точку, рассматривал какую грязную пятнышко на лобовом стекле. Думал о сложности человеческой жизни, об испытаниях, выпавших на его долю, о будущем Богданы.

Въехали в пригородный лес. Богдана взглянула на Демьянко, лицо спутника показалось ей постаревшим. Да и сам Демьянко, позже вспоминая эту поездку, говорил, что она была тяжелее фронт, за тяжелые госпитальные недели.

– Сейчас – город, – сказала девушка.

– Сойдем здесь – недалеко контрольный пункт, – ответил Демьянко.

– Почему? – Спросила Богданна, опять забыв о необходимости конспирации.

– У меня ненадежные документы, у нас обоих в карманах взрывчатка.

– Да, да, конечно, – печально сказала девушка.

Подались тем же путем, каким Демьянко выбирался из города – через рощу, поле. Никто не обратил на них внимания – что может бытии естественным, чем парочка, которая возвращается с загородной прогулки в воскресенье.

Быстро падали сумерки. Демьянко взял Богдана под руку – держаться холодно, отстраненно нельзя – пошел рядом, чувствуя тепло девичьего тела.

У девушки тоже не было желания разговаривать. События сегодняшнего дня сделали полный перелом в ее душе.

Молчаливая, замкнутая, Богдана всегда держалась в стороне своих сверстниц, которые не одобряли ее религиозности. Девушка вполне повиновалась матери и священнику. Однако за смирением и сдержанностью крылись пылкость и решительность, которые обязательно должны были когда проявиться. Это время наступило под влиянием чувства, вспыхнувшего в Демьянко, первого юношу, с которым она по-настоящему подружилась. И в сознании девушки, пока неясна для нее самой, началась напряженная борьба.

Счастливо миновав предместье, поднялись по крутой улочке к дому.

– Может, зайдем на минутку в парк? – Попросила Богданна. – Я так люблю это место.

В парке, который тянулся по склону горы, было безлюдно, мрачно и тихо. Теплый воздух наполняли запахи увядших листьев.

Молодой человек и девушка остановились над обрывом. Отсюда был виден весь город. Цепочка огней на улицах менялся, мелькал, суетливо бегали яркие блики автомобильных фар.

– Погас огонек, – сказала Богданна.

– Где?

– Вон там, – показала в темную даль.

– Я не видел.

– Когда огонек горит, мы не обращаем на него внимания. А когда погаснет, вспоминаем, какой он был яркий и веселый.

– Это верно.

– Так и с людьми. О человеке, который ушел туда, – она посмотрела на высокое, черное небо, – мы думаем лучше, чем о живом.

Помолчали.

– Ну хорошо, – Богданна круто повернулась спиной к обрыву. – Пора домой.

Госпожа Михайлина радушно встретила их, начала расспрашивать о впечатлениях от прогулки. Богданна, сославшись на усталость, отказалась от ужина, пошла спать. Демьянко поговорил с хозяйкой и тоже ушел в свою комнату. Полежал немного, а когда все в квартире стихло, встал, зажег лампу, сел к столу: надо было написать шифрованное донесение о событиях дня. Завтра по дороге в костел Демьянко зайдет в маленькую лавочку на Брестской улице, вынет из кармана пачку с последней сигаретой, закурит, пустую пачку бросит в угол и купит новую. Через полчаса выброшена пачка окажется на столе у полковника Грицая. Еще минут через двадцать-тридцать полковник прочитает расшифровано и напечатанное на машинке донесения своего сотрудника.

Тогда, во время первого разговора в Грицая, молодой офицер Данилко немного скептически отнесся к новой работе. «Разве большая хитрость следить за двумя шпионами и в нужный момент арестовать их, – думал он. – Это не фронт … «Но теперь ежедневно приходилось убеждаться, что обстановка, в которую он попал, не легче, а порой даже сложнее фронтовую.

Увлекшись работой, требовавшей исключительного внимания и сосредоточенности, Демьянко не услышал легких шагов по коридору. Спохватился, когда неожиданно открылась дверь. Демьянко схватил пистолет. На пороге стояла Богданна.

Всегда добродушное спокойное лицо Демьянка сейчас было суровое, решительно. Синие глаза потемнели, челюсти сжались так, что на скулах выпятились желваки. Пистолет был нацелен прямо в грудь девушке.

– Вы? – Выдохнул он. Пистолет исчез, напряженная фигура Демьянка обмякла. Сразу поправился: – Ты?

Смущенно смотрел на нее.

Девушка поняла, как может истолковать Демьянко ее ночной приход к нему в комнату. Первым желанием было вернуться и пойти. Но Богданна полюбила слишком горячо, чтобы слепо поддаваться чувству гордости.

Повинуясь истинному душевному порыву, она почти повисла на руках у Демьянка, заплакала горько, взахлеб, как плачут маленькие дети.

Демьянко растерялся, начал успокаивать, гладя ее золотистые волосы:

– Ну что тебе, что? Не надо, перестань.

Она подняла покрасневшее лицо и, пристально глядя на него заплаканными глазами, горячо зашептала:

– Нельзя так! Нельзя со зверями. У нас вся жизнь впереди! … Неужели ты убивать, грабить, как тот – Длинный!

Слушая лихорадочную, путаное язык, Демьянко сначала не понимал, о чем Богданна говорит.

– Сдавайся! – Богданна припала к его груди, просила, умоляла. – Пойдем расскажем, нам простят … Ты же читал приказ об амнистии? Я верю – простят …

Демьянко с радостью подумал, что не ошибся в Богданна. Он не знал, насколько крепко девушка связана с преступниками, но теперь был уверен: она полна решимости вернуться в семью честных людей. И вернется, Демьянко ей поможет.

– Что же ты молчишь?

Юноша спохмурив. Ответ Богданна? … Объяснить, кто он на самом деле, Демьянко не имел права. Обязанность заставлял молчать. А отвечать хитростью на искренний порыв любимой девушки не хотел.

– Я сделаю все, что ты хочешь, – тихо, но откровенно сказал он.

В глазах девушки блеснула радость.

– Тогда пошли! Сейчас же пойдем. Сейчас!

Он покачал головой.

– Нет, Богданна, не сейчас. Немного погоди.

– Чего ждать? Ждать нельзя. Решись!

«… Ну что придумать? – С тоской думал Демьянко. – Как убедить ее? «Вслух ответил:

– Я не хочу терять товарищей. Пусть уйдут, тогда …

Руки Богданна беспомощно повисли, голова наклонилась.

– Только сейчас, – решительно сказала девушка. – Сейчас!

– Подожди.

– Нет!

Повернулась и вышла, ступая, словно во сне.

Демьянко машинально закрыл за ней дверь. Сел на кровать, обхватил голову руками. Сидел долго, выкуривая сигарету за сигаретой. Но найти выход из положения так и не смог …

Протомилась ночь без сна и Богданна. Она твердо решила спасти любимого, хотя бы даже вопреки его воле …

Едва дождавшись утра, Богданна побежала в костел святой Елижбеты к отцу Иваньо. Священник был в костеле и вышел к ней

– Святой отец, – сказала Богданна. – Вы добрый, мудрый, я верю вам, как самой себе … Даже больше … Я прошу у вас совета.

Священник пристально посмотрел на ее осунувшееся лицо, обведенные темными кругами глаза. Пригласил ласково:

– Прошу, дочь моя. Зайдем сюда, в исповедальню.

– Святой отец, – девушка стояла перед Иваньо на коленях, говорила ровным, глухим голосом. Но за внешним спокойствием скрывалось необычайное волнение. – Я пришла сказать, что вас обманывают подлые и жестокие люди. Я имею в виду Довгого, к которому вы дважды посылали меня.

Румяное лицо священника было незыблемым. Круглые голубые глаза ничего не выражали.

– Долгое? – Равнодушно спросил Ваня. – Да, да … Помню, вы уже что-то рассказывали мне о нем.

– Святой отец, он не борец за демократию, как вы думаете. Это бандит, настоящий бандит. Мы видели его с Демьянко.

– Ну … и что же?

– И Демьянко такой! – И тут же опровергла сама себе. – Нет, не такой, он не может быть таким! Я … Я люблю его!

– Истинная любовь возможна только к Богу, – наставительно произнес Ваня.

– Я хочу спасти его, уговорить, чтобы он пошел и покаялся во всем.

Глаза Иваньо чуть сузились.

– А вы знаете, чем не грозит? Его арестуют, сошлют в Сибирь. Вы никогда не увидите любимого человека.

– Нет, не может быть. Ведь обещано полное амнистию тем, кто придет добровольно.

Ваня вынул четки, начал перебирать их длинными пальцами.

– Он согласился? – Вкрадчиво спросил после минутного молчания.

– Нет, отказывается, как я не убеждала.

– Что же вы хотите сделать?

– Я пойду и заявлю на него. Лучше тюрьма, чем такая жизнь. И тюрьма не вечна. Когда его все-таки уволят, мы будем вместе, навсегда. Иначе погибнем, все погибнем.

– Ваши гражданские чувства делают вам честь.

– Благословите меня, святой отец! Прикажите мне идти, не теряя ни минуты. Тогда мне станет легче, легче!

Священник молчал. Голубые глаза его были обращены этаж Богданна на желтую стену исповедальни. Казалось, Ваня читает на ней невидимые письмена.

– Я помогу вам, – негромко сказал он. – Я поговорю с Демьянко и постараюсь убедить его.

– Спасибо, святой отец! Спасибо!

Горячими губами пришлась длинных, хищных, пальцев, Ваня перекрестил ее.

– Идите с богом, дочь моя, и пока не делайте ничего. Все будет, как богу угодно.

Как только Богданна ушла, Ваня направился в отдаленную комнату, где его ждали Павлюк и Демьянко.

Взглянув на священника, Павлюк сразу понял: произошло что-то неладное. Пожав плечом, сорвался с места, быстро спросил:

– Что случилось? Говорите, святой отец. Быстрее!

Не отвечая, священник сел к столу, навалившись на него локтями. В позе Иваньо чувствовались усталость, отчаяние, тоска.

– Ну! – С угрозой сказал Павлюк.

Не поднимая головы, глухим, надтреснутым голосом батюшка пересказал разговор с Богданна. Закончил:

– Сегодня мне удалось убедить ее, но она может пойти завтра, послезавтра …

– Эх, отец, отец, – с горечью сказал Павлюк. – Что вы наделали! Я же говорил, что нельзя полагаться на девчонку.

Ваня вскочил. Казалось, голубые глаза его сейчас выскочат из орбит, румяное лицо густо покраснело, длинные пальцы судорожно скорчились.

– А на кого, на кого я могу положиться!? – В голосе священника неожиданно послышались истерические нотки. – Улица, город, страна – вокруг люди, тысячи людей, и нет! Они не хотят знать бога, они ненавидят нас с вами … и как я ненавижу их! Господи, как ненавижу! Я должен скрывать свои мысли даже здесь, в храме, от таких как я, служителей бога!

Он замолчал: злость и страх не давали ему говорить. Павлюк изумленно смотрел на священника. Он не ожидал такого признания от всегда спокойного, выдержанного Иваньо. Павлюком вдруг стало страшно, грустно, но он притворно бодрым тоном сказал:

– Не впадайте в отчаяние, святой отец. Не так страшен черт, как его малюют … Давайте лучше обсудим, что делать с девчонкой. Вы уверены, что она донесет?

– Уверен, – тяжело кивнул священник. После истерического возбуждения его охватила полная апатия. – Кто-кто, а я хорошо знаю людей, их характеры и не сомневаюсь, что донесет.

– Плохо. Неужели придется ликвидировать? – Размышлял вслух Павлюк.

– Как это «ликвидировать»? – С дрожью в голосе спросил Демьянко.

– Не ставьте глупых вопросов. Вы хорошо понимаете, о чем идет речь, – огрызнулся Павлюк. – Ваше мнение, святой отец?

– Не знаю, – не поднимая головы, ответил Ваня. – Делайте, как знаете.

В комнате снова воцарилось молчание. Павлюк то обдумывал.

– Да, – сказал наконец он. – Хочешь не хочешь, а придется … Вы, Демьянко, должны во что уговорить девчонку поехать завтра с вами …

– У нее рабочий день.

– Ничего! – Скривился Павлюк. – Придумайте что угодно, лишь бы она согласилась поехать к Чертовой скалы. Хорошее место – под скалой река, она спрячет следы. Поняли? – Глаза цвета спитого чая впились в Демьянка.

– Да, – коротко ответил молодой человек.

– Потом вернетесь сюда, – приказал Павлюк. – Вы тоже, святой отец, позаботьтесь, чтобы вас ничто не задержало. Надо действовать как можно быстрее, пора кончать игру.

… Вечером, когда госпожа Михайлина вышла из комнаты, Демьянко сказал:

– Богданна, завтра пранци поедем за город, и ты все поймешь.

Девушка посмотрела с удивлением и надеждой.

– Я не могу, мне надо на работу.

– Ничего, потом скажешь, что была больна.

– И ты сделаешь, как я просила?

– Обо всем узнаешь, Богданна. Все узнаешь завтра …

И вот они снова в кабине «мерседеса». За рулем Торкун. Дорога на Чертову скалу запущена, ездили ней мало, контрольно-пропускного пункта здесь не было. Выехали из города все вместе.

Километрах в десяти от города их обогнал большой черный «лимузин». Демьянко заметил военный номер и плотные шторки на окнах.

– Куда и чего мы едем? – Спросила Богданна.

– Потом все поймешь, – коротко ответил Демьянко.

Перевернулись еще несколькими ничтожными фразами. Почти всю дорогу молчали. Наконец, добрались до скалы.

– Вы, Торкун, останетесь здесь. А мы – на скалу, – сказал Демьянко, когда «мерседес» остановился.

Богданна молча согласилась, взяла из машины большую хозяйственную сумку.

– Мама пирожки положила, – ласково улыбнувшись, объяснила она.

– Оставь здесь, мы сейчас вернемся, – сказал Демьянко.

– Хорошо.

На лесной тропинке под ногами шелестела листва. Осенний воздух вливали бодрость. Богданна еще девочкой приезжала сюда с отцом и матерью. До войны Чертова скала была любимым местом горожан для воскресных прогулок. Теперь скалу посещали редко. Здесь была тишина.

Вышли на просторную, залитую солнцем поляну. Красавиц бук раскинул над ней пышные багровые ветви. По буком – каменистая площадка, обрывалась, падала пропастью. Это и была Чертова скала – мрачное, хаотическое нагромождение валунов. Со дна пропасти доносился шум горной порожистой реки,

– Как приятно, – восторженно сказала Богданна. – Хорошо.

– Да, очень красиво, – как эхо отозвался Демьянко. Остановился, внимательно посмотрел на девушку. – А ты знаешь, что я обещал сделать, когда придем сюда?

– Нет, – с удивлением посмотрела на него. – Откуда мне знать.

– Когда придем сюда … – он говорил каким странным, неживым голосом. – Когда придем сюда, я обещал застрелить тебя и труп бросить в реку.

Богданна отшатнулась от Демьянка.

– Не шути так страшно! …

– Не бойся! Не бойся! – Торопливо успокоил он, увидев, как побледнело лицо девушки. – Я не убить тебя хочу, а спасти. Лишить тебя жизни хотел …

– Кто?

– Отец Иваньо, которого ты так обожуеш. Ты должна понять, сколько бед могла натворить за свою слепоту.

На лице Богданна выражение страха изменился гневом, когда она услышала имя Ваня. В глазах заиграли тусклые фанатичные огоньки.

– Я поняла, все поняла, – брезгливо, с презрением сказала девушка. – Ты и Довгий обманывали святого отца, а теперь возводите напраслину на него, боясь расплаты. Звери! Проклятые звери, не достойны целовать сапоги святого человека. За меня отомстят и тебе, и Довгому.

– Кстати, Довгого уже нет, – вдруг послышался сзади спокойный голос. – Сегодня ночью бандитское логово окружили. Долгого убит в перестрелке.

Богданна обернулась. Перед ней стоял незнакомый пожилой мужчина в легком сером плаще и такого же ко-Леру мягком шляпе.

– Товарищ полковник! Сами приехали? – Радостно воскликнул Демьянко.

– Как видите! Будем знакомы, Грицай, – полковник слегка приподнял шляпу. Богданна машинально про-стащила руку. Поздоровавшись с Демьянко, Грицай заметил:

– Нельзя в один миг потерять веру в том, чему поклонялся всю жизнь. Поэтому я приехал сюда поговорить-рыть с вами, – обратился он к девушке. – Может, вы меня послушаете … Однако сначала надо написать коро-тенька записочку.

Вынул блокнот, карандаш, протянул Богданна,

– Прошу вас … «Люба мама! Не беспокойся за меня, я неожиданно поехала на десять дней в очень важном деле. Вернусь точно в срок. Целую. Твоя Богданна … «Написали?

Потрясенная девушка, все еще ничего не понимая, вернула блокнот Грицай.

– Это нужно для того, чтобы не волновать вашу мать, – пояснил полковник. Вырвал исписанный арку-шик из блокнота и отдал его Демьянко. – Покажите своему «шефу», прежде чем вручите по назначению.

– Будет исполнено, товарищ полковник, – Демьянко взял бумажку, сунул в карман.

– Ну, вот и все … А теперь, Богданна, прогуляемся и поговорим …

Грицай взял девушку под руку, и они скрылись за валуном.

Демьянко с благодарностью посмотрел вслед полковнику. Достал из-под пиджака парабеллум, выстрелил вверх.

Когда пассажиры вышли из машины и скрылись в лесу, Торкун поудобнее примостился в углу сиденья, ожидая их возвращения. Цель поездки совсем его не интересовала.

Ждал долго. Вдруг со стороны скалы раздались выстрелы – один, другой.

Торкун не предоставил им значения. Издалека увидел Демьянка, идущего из леса.

– Поехали, – сказал тот, садясь в машину.

– А девушка? – Спросил озадаченный Торкун.

– Она … ушла.

– Куда?

– Не ваше дело! Поедем!

Торкун ничего не мог понять. И вдруг вспомнил о выстрелах. Почувствовал, как в животе что-то оборвалось, зашевелились волосы.

– Вы! … Вы! … – Торкун не мог произнести страшного слова.

Демьянко сжал его за плечо. Сказал, с холодной яростью чеканя слова:

– Да! Я! И если вы сейчас же не двиньтесь с места, я вас удалю, как собаку!

Решительность Демьянка испугала Торкуна. Плохо сознавая, что делает, нажал на стартер, развернул машину. «Мерседес» рванулся вперед. Старенький мотор ревел, захлебывался, а напивзбожеволилий от ужаса Торкун пытался еще и еще увеличить скорость. То и дело поглядывал через плечо.

Но сколько Торкун не оглядывался, он видел на заднем сиденье только одного Демьянка с сигаретой в крепко сжатых губах …

Их обогнал тот самый черный «лимузин» со спущенными шторками на окнах. Больше всю дорогу они никакой машины не встретили.

Когда предместье было уже совсем близко, Торкун заметил мужчину, который не спеша направлялся навстречу машине. Мужчина поднял руку. Торкун внезапно затормозил:

– Давно вас жду, – недовольно сказал Павлюк, распахивая дверцу, и плюхнулся на сиденье рядом с Демьянко. – В костел нельзя: приехало духовное начальство, и отцу Иваньо сейчас не до нас. Плохо, очень затягивается дело.

После паузы спросил:

– Ну, что? … Впрочем, понятно.

– Прочитайте, – коротко сказал Демьянко, протягивая Павлюком записку Богданна. – Заставил ее написать.

Павлюк прочитал, одобрительно посмотрел на Демьянка.

– Хорошо, лучше не надо. Через десять дней мы будем в Энск … Или в другом надежном месте, – добавил он, решив, что на радостях ляпнул лишнее.

«Энск! Отсюда он намерен бежать в Энск «, отразилось в памяти Демьянка.

Павлюк заметил большую сумку. Раскрыл.

– Ого, пирожки!

Достал один, начал с аппетитом жевать.

– Неплохие, попробуйте.

Демьянко взял пирожок. Торкун почувствовал тошноту.

Павлюк одобрительно поглядывал на Демьянка, думал: «Да, с него будут люди.»

Оглавление

Обращение к пользователям