Глава 2

Солнце припекало. День становился знойным. Илья Муромец стоя наблюдал за Электрой и Пашей, которые гуляли по берегу, потом искупались и легли на одно покрывало лицом вниз. Паша еще раз пытался развинтить замок бус на шее Электры, но замок не поддавался. Тогда он достал мужской маникюрный набор и разрезал нитку. Жемчужины покатились на покрывало. Электра стала собирать бусы. Среди бусинок лежала перламутровая бабочка. Руки невольно нервно затряслись, когда она брала бабочку в руки. Электре показалось, что бабочка не перламутровая, а белая мертвая бабочка, которых здесь недавно было очень много. А, что если — эта царица тех белых бабочек? — подумала она и услышала голос Паши.

— Электра, если Юра и Алла не придут через пять минут, то мы с тобой пойдем в кафе. Я не хочу идти в пансионат на обед. У меня тяжело на душе. Я хочу отдохнуть.

— Хорошо, Паша, идем в кафе. Они не придут сейчас на пляж — это ж понятно.

Недалеко от пляжа находился ЗАГС. Электра посмотрели на вывеску. Они зашли внутрь, прочитали памятки для тех, кто хочет вступить в брак.

— Паша, здесь указаны очень большие сроки от подачи заявления до регистрации брака! Нет, брак нам с тобой не светит!

— Электра, я просто читаю. Ты лучше скажи: из какого ты города, какого рода?

— Нам не быть вместе, так зачем мне исповедоваться до уровня своих предков?

— А почему нет? Я с тобой поеду к тебе домой, зайду к твоим родителям.

— Если только ты со мной поедешь. Слабо в счастье верится. Я не чувствую общности между мной и тобой до такой степени.

Они зашли в маленькое кафе. Паша заказал еду на двоих. Поели.

— Электра, я бы с удовольствием пошел к тебе. Не хочу в пансионат идти! Не хочу!

— А вдруг Алла уже дома? Придем ко мне, а там Алла спит или Юра сидит! — возразила Электра.

— Пойдем к тебе, а ты скажи хозяйке, что произошла замена Аллы на меня.

— Паша, не шути так! Я отвечаю за Аллу перед ее мамой, которая просила меня за подругой последить. Ее парень Вася на север уехал служить, а мы с ней на море поехали отдыхать.

— А куда мне идти прикажешь? Они же там вдвоем спят в нашем номере. Ну, пожалуйста! На пару часов зайдем к тебе, все легче будет ждать их появления.

— Хорошо, на пару часов пойдем ко мне, отдохнем, а потом пойдем на пляж, — согласилась Электра.

Они вышли из кафе, и пришли в маленький домик.

Ивановна крикнула вслед:

— Только до вечера мужчина может быть в домике!

Паша лег на кровать Аллы и уснул.

Электра легла на свою кровать, долго вертела в руках перья павлина, внимательно посмотрела на Пашу, и уснула.

Разбудил их возглас Аллы:

— Спите и врозь! — она покачнулась и села в кресло. — А мне дайте поспать!

Паша поднялся с ее кровати.

Алла легла и отключилась.

Электра с Пашей взяли пляжные сумки, и пошли на пляж.

— Электра, часок позагораем, искупаемся, а затем пойдем вдвоем в пансионат. Мне одному не хочется туда идти, во мне поселился какой-то тормоз.

— Я пойду с тобой, не волнуйся, но пройдем в корпус через центральный вход.

Они прошли через центральную дверь корпуса пансионата, зашли в номер, и замерли: на полу в луже крови лежал Юра, и слегка шевелил пальцами. Голова его была в крови. Бутылка лежала рядом.

— Я вызову скорую помощь, — крикнул Паша и побежал к дежурной корпуса.

Электра вспомнила, что пока они шли в номер, видела кабинет врача. Она позвала врача. Вдвоем они пошли в номер.

По дороге их догнал Паша:

— Скорую помощь вызвал, скоро приедет.

Врач осмотрела голову Юры, и сказала, что с ним все нормально, несмотря на то, что удар был сильный. Потом она увидела разбитую бутылку из-под водки.

— Понятно откуда кровь. Он разбил бутылку, рука поранена, вот и кровь.

— То-то мне идти сюда не хотелось, но на Алле крови не было, — сказал Паша.

— Молодой человек, помогите положить мужчину на диван. Скорая помощь быстро сюда не приедет. Я осмотрю раненного мужчину, перевяжу его. Он жив. Раны на руке не опасны, но крови через них он много потерял. Скорая помощь увезет его на рентген головы. У нас в пансионате есть отдел охраны, сходите за детективом. Его зовут Илья Муромец. Пусть он все в номере осмотрит, — сказала врач, продолжая осмотр раненого.

У ворот пансионата один охранник дежурил, остальные находились в служебном помещении рядом с воротами. Илья Муромец играл в домино с охранниками.

— Илья Муромец, по твою душу пришли. Посмотри, какая серьезная пара тебя спрашивает, — сказал охранник.

— Да, нам нужен детектив Илья Муромец, — подтвердила Электра.

— Я весь внимание! — быстро сказал молодой человек.

— Проблемы в корпусе номер пять. Вам необходимо туда с нами пройти, — перехватил инициативу Паша.

Втроем пошли к пятому корпусу. Паша по дороге ввел Илью Муромца в курс дела.

Илья Муромец, выслушав историю со слов Паши, сделал свои выводы:

— Из вашего рассказа я понял, что в кровавой драке вы оба не участвовали, что у вас на это время есть алиби, и по вашим словам вас видели в ЗАГСЕ, в кафе, и хозяйка дома девушек. Мне надо бы поговорить с Аллой, — сказал Илья Муромец.

— Она спит, — отозвалась Электра.

— Разбудите, приведите ко мне. Меня найдете в пятом корпусе.

Электра вернулась в свой домик, попыталась разбудить Аллу, но она спала очень странно, и ее невозможно было разбудить. Все старания Электры оказались напрасными. Она позвала Ивановну.

Ивановна несколько разволновалась:

— Ребята, понятно, чем Алла занималась всю ночь! Все любят, но и на работу ходят и просыпаются! А с ней проблема другая. Она спит, и не реагируют даже на тряску за плечи. Как она еще до дома дошла? — проворчала хозяйка.

— Пришла и сразу уснула. Врача вызвать? — спросила Электра.

— Скорую помощь вызвать! Не хватало мне смертей в моем доме, а потом никто квартиру у меня не снимет. Телефон на веранде! — крикнула она Паше, — Звони мужик, у нас одна машина скорой помощи на поселок, — продолжала наставлять Ивановна.

Паша второй раз за день пошел вызывать скорую помощь.

Дежурная спросила:

— Мужчина, вы всей Анисовке скорую помощь вызываете? Я ваш голос запомнила.

— Нет, одной паре, которая распалась на две части в разных местах, — ответил по телефону Паша, потом он обратился к Электре, — Электра, Илье Муромцу надо сообщить, что Алла спит и не просыпается.

— Паша, Илья Муромец дал мне свою визитку, возьми ее, и сам позвони.

Паша взял визитку и позвонил Илье Муромцу:

— Илья Муромец, вас беспокоит Паша из пятого корпуса пансионата. Алла не просыпается.

— Да, ребята, ваш приятель тоже крепко спит. Раны ему врач перевязала. Скорая помощь его не взяла, сказали, что нет причины для рентгена. Внешне он цел.

— Илья Муромец, они не отравились? Что могло с ними произойти?

— Хорошая мысль, ее проверяем. Когда приедет врач к вам, пусть потом заедет в пятый корпус, заберет второго человека с отравлением, — ответил он по телефону.

Паша решил внести ясность в ситуацию своей жизни в пансионате:

— Электра, мы вас немного обманули. Понимаешь, нас в номере три человека живет. Мы с Юрой живем в спальне, в которой две кровати стоят отдельно, для вас их сдвинули, а в гостиной живет еще один мужик. Поэтому я и не хотел идти в пансионат, там все места в номере заняты.

— Паша, а где сосед? Он кто? Он где? Он пьет? — Электра стала быстро задавать вопросы.

— Знать бы кто он! Странный тип. Потом еще непонятно откуда взялась бутылка водки, ведь Юра водку не пьет!

— Водку ваш сосед мог принести. Можно отпечатки проверить, но это долго.

В это время появилась врач скорой помощи и задавала вопрос:

— Где больная?

— Спит, — ответила Электра обескуражено.

— Разбудите! — командным голосом сказала врач, нетерпеливо глядя на Аллу.

— Не получается разбудить. С Аллой что-то произошло. Есть вероятность, что этой ночью у нее первый раз в жизни был мужчина, — сказала Электра доверительно.

— Я осмотрю пациентку. Всем выйти за дверь!

Через пять минут врач вышла во двор домика и сказала:

— Ребята, могу сказать: ранений у девушки нет, и у нее мужчины никогда не было. Ваша девушка — девушка. В больницу ее возьмем, она не просыпается.

— Что!? — спросил Паша. — Почему Алла девушка?

— Я ничего не могу добавить. Мужчина, вы с нами поедите.

— А я? — воскликнула Электра.

— А вы ждите подругу здесь.

Машина скорой помощи подъехала к пятому корпусу. На скамейке сидел Илья Муромец.

Врач обратилась к нему:

— Илья Муромец, опять шампанское виновато?

— Так точно! Шампанское они пили.

— Как будем будить?

— Не будем будить никого. Положите девушку на вторую кровать, пусть спит. На первой кровати спит мужчина. К утру проснутся.

— А мне, где спать? — спросил Паша.

— Ты лучше ответь, где шампанское покупал? — спросил Илья Муромец с жесткой интонацией в голосе.

— В местном буфете я купил бутылку шампанского. А что нельзя? — чуть оправдываясь, ответил Паша.

— Буфетчицу уже увезли в милицию, с ней разговор особый. Шампанское местного разлива, в него добавляли снотворное, и всем от такого напитка в пансионате появлялось дело. Платили по таксе.

— Но мы с Электрой тоже пили шампанское! — воскликнул недоуменно Паша.

— Вы немного пили, а спать хотелось? — спросил участливо Илья Муромец.

— Я и сейчас спать хочу, да лечь негде. А почему бутылка водки разбита?

— Ну, ты мужик даешь, ее ты разбил. Стул бросал в комнату с улицы?

— Бросал, точнее я стул на подоконник положил, а он скатился в комнату.

— Вот и разбил бутылку водки, ее сосед у ножки стола оставил.

— А кровь? Откуда столько крови на Юре?

— Юра упал с дивана и поранился о бутылку.

— А почему Алла девушка?

— Ну, ты мужик даешь! Проснется Алла, у нее спросишь, почему она девушка, а сейчас сам ложись спать. Медсестра за вами присмотрит. Ха, почему Алла девушка? Этого у меня еще никто не спрашивал, — и довольный полным разоблачением происшествия Илья Муромец удалился, прихватив с собой бутылку с шампанским. Результат анализа шампанского его поразил до глубины души. В напитке содержалось вещество, которое находилось в скорлупе перламутрового монстра. Он вспомнил, как всю скорлупу засосало по шлангу в вертолет, при этом вся вода слилась назад в море. Похоже, что скорлупу пустили в дело.

Паша лег на диван и уснул. Электра спала у себя в комнате, на руке у нее спала перламутровая бабочка, ей снился сон, словно она белая бабочка и летит через море…

На небе собрались грозовые тучи. Молния осветила пятый корпус, пошел дождь. Запоздалые путники бежали по лужам, влетая в корпус мокрыми.

Наступило третье утро со дня знакомства. За окном светило солнце, оно звало своими лучами на море. Электра проснулась, перевернулась, стала вспоминать события прошедшего дня, собираясь на пляж. Алла пришла с ребятами. Песок после ночного дождя был еще влажный.

— Отравились мы все шампанским, — проговорил Юра с забинтованной рукой, весь помятый, побитый.

— У вас, что ничего с Аллой не было? — спросил Паша, не выдержав неопределенности их отношений.

— Все тебе расскажи, но я Аллу не вскрывал, как шампанское, — с ноткой раздражения ответил Юра, разглядывая Аллу с ног до головы.

— Вы чего там обо мне говорите?! — заволновалась Алла, — у меня все нормально.

— Хорошо, что все целы, невредимы, — подвела итог Электра. — А где ваш сосед по номеру?

— Какой еще сосед? — спросила Алла и посмотрела на Юру.

— Девушки, мы вас обманули, — начал было говорить Юра.

Но его прервал Паша:

— Сосед по номеру — подставная утка, он из шайки буфетчицы. — Сосед заставлял покупать шампанское в буфете по большой цене, после этого в корпусе номер пять, отсутствовала скука, как и в других корпусах пансионата, — объяснил Паша, — здесь все по таксе.

Все четверо замолчали.

Солнце припекало молодые спины.

— Я предлагаю экскурсию по морю. Хотите поехать сегодня? — спросил Паша и прикрыл собой часть спины Электры.

— Когда? — очнулся Юра, поднимая голову от карт.

— После обеда. Девушки, почему молчите? — спросил Паша, поднимаясь с песка.

— Дорого стоит экскурсия? — спросила Алла, опуская края шляпы на лицо.

— Мы заплатим за путешествие, — сказал Юра, собирая колоду карт.

— Хорошо, мы поедем на экскурсию. Где встречаемся? — спросила Электра.

— На причале встретимся, — ответил Паша и уточнил время начала экскурсии.

Белый теплоход качался на волнах. Публика по узкому трапу заходила внутрь судна. Две палубы с местами для пассажиров ждали отдыхающих. На нижней палубе располагался буфет. Основная масса людей села на верхней палубе, над которой была крыша, но не было стен, здесь ветер продувал пассажиров со всех сторон, и можно было смотреть во все четыре стороны. Звучала музыка. Паша и Электра присоединились к публике на верхней палубе. Юра и Алла сели на нижней палубе, закрытой со всех сторон. Они готовы были то ли спать, то ли смотреть друг на друга.

Морские волны плескались с трех сторон теплохода, а с одной стороны виднелся удаляющейся поселок. Вода, ветер, солнце — в ассортименте. Публика после обеда сидела полусонная. Неожиданно все по очереди стали поднимать ноги, послышались крики женщин. Под ногами у Паши пробежала маленькая низкая, длинная собачка — такса. Под ногами у Электры вторая собачка завертелась и выбежала на свободу.

— Ой, — только успела выдохнуть Электра.

— И здесь таксы бегают, — вздохнув, сказал Паша.

Таксы быстро спустились на нижнюю палубу. Послышались крики Аллы и Юру. Видимо они окончательно проснулись. Вся публика оживленно заговорила. На верхней палубе появился человек в цирковой одежде. Он поставил тумбу. Таксы подбежали к нему. Несколько номеров с участием двух такс развеселили пассажиров. Появились два одинаковых мальчика лет десяти. Таксы и мальчики синхронно выполнили номер. Публика ликовала. Теплоход подошел к первой остановке. Некоторые пассажиры остались сидеть.

— Уважаемые пассажиры, предлагаем посетить завод виноградного вина, вы пройдете мимо виноградника, увидите погреб, расположенный под землей. Вино можно купить по льготной цене, — проговорила громко экскурсовод.

Люди прихватили сумки и кошельки. Паша и Электра сошли на берег. Виноградник рос в стороне от экскурсионной дороги. Метров десять публика шла мимо прозрачной изгороди. Заводик — погребок из старого красного кирпича неожиданно возник на глазах людей. Экскурсантам показали, как хранят вино, предложили дегустацию вина. Люди, попробовав вино из пластмассовых стаканчиков, потянулись покупать его в пластиковых бутылках. Те, кто ехал за вином, взяли несколько бутылок в свои крепкие сумки. Остальные взяли по бутылке или совсем ничего не купили.

Паша купил две бутылки вина местного разлива. На ощупь бутылки были слегка прохладные, а число градусов на этикетке не пугало своим числом. Люди заметно повеселели. Паша отнес одну бутылку Юре с Аллой. Электра отказалась от вина, и купила себе бутылку минеральной воды в буфете, да пару пакетиков чипсов: себе и Павлу. Он незаметно выпил всю бутылку прохладного вина. Она выпила бутылку воды.

— Электра, значит так, мы за девушек просто так не платим, ты мне отработаешь билет на эту экскурсию, — резко опьянев, язвительно процедил сквозь зубы Паша.

— Ты много выпил вина, и забыл, что вы с Юрой обещали за нас с Аллой заплатить, — возмутилась Электра с нескрываемым удивлением.

— Еще чего! А шампанское! Ты знаешь, сколько мне та бутылка обошлась!

— Я заплачу вам за поездку на теплоходе! Вышлю деньги почтой, как только вернусь домой!

— Собой, милая моя заплатишь. Сейчас будет пляжная остановка по требованию, мы с тобой на ней выходим, а на обратной дороге нас заберут.

— Ладно, — испуганно согласилась Электра.

На следующей остановке Паша взял свою спортивную сумку и сошел по трапу на берег. За ним спустилась Электра. Они оба оказались на пустом пляже среди прибрежных деревьев. В этот момент жемчужных бус на шее Электры не было. Они горсткой остались лежать на подоконнике, рядом с перьями павлина. Белый теплоход уплыл.

Паша расстелил знакомое пляжное покрывало. Совершенно неожиданно, он стал срывать одежду с Электры.

— Паша, я сама сниму одежду. Я в купальнике, — она недоверчиво от него пыталась отстраниться.

— А я тебя не загорать позвал! Мне твой купальник не нужен! — прокричал пьяный молодой человек.

Паша скинул с себя одежду, представ перед девушкой в одежде нудиста. Она впервые в жизни видела голого мужчину. Ее охватил ужас и паника. А он все пытался сорвать с нее купальник. Электра стала драться со скользким и ставшим противным мужчиной!

— Паша, не надо! Не надо, Паша!! Я прошу тебя!!! — кричала Электра, удерживая на себе купальник, защищая свое тело от наглых рук мужчины.

— Хватит мне твоей девственности на одного. Я не отпущу тебя! Электра, ты моя! А я буду твоим первым мужчиной! Всю жизнь мечтал быть первым! Представляешь, какое это удовольствие! Такого счастья в моей жизни еще не было! — пьяно кричал Паша.

Электра извивалась изо всех сил, пытаясь ударить мужчину кулаками. Он скрутил ей руки, губы закрыл поцелуем, пытаясь всем телом производить незнакомые для нее движения. Это последнее движение, ему долго не удавалось. Она стала его бить освободившейся рукой. Мужчина рассердился, приподнял ее за плечи. Она вывернулась! Мужчина разозлился и отбросил девушку на каменистый пляж. Электра обмякла всем телом, и молчала от нереальности происходящего с закрытыми от обиды и боли глазами.

— Электра, я люблю тебя! Я очень тебя хочу! Очнись любимая!! — кричал трезвеющий мужчина на одиноком, заброшенном пляже.

А в ответ тишина.

Паша оделся. Ему стало скучно и страшно. Он подумал: а если Электра умерла? Посмотрел на тело девушки. Ему захотелось убежать от распростертого на песке тела. Он огляделся: с одной стороны море, с другой стороны степь.

— Паша, мы где? — тихо спросила Электра, приходя в сознание.

— Мы с тобой находимся на диком пляже, а я настоящий дикарь, — с досадой и ненавистью к самому себе, проговорил Паша. Адреналин победил алкоголь в его голове.

— Что со мной? Мы загорали? — пролепетала Электра сквозь туман в голове.

— Да, любимая, мы загорали. У тебя был солнечный удар. Все уже хорошо, — прошептал Паша, не веря своему счастью, что Электра живая.

— Паша ложись рядом, мне нужны твои силы, у меня странная слабость, — проговорила Электра, испытывая полное бессилие, боль и еще более незнакомые чувства к этому мужчине.

Паша лег. Электра обняла его, прислонилась к нему всем своим, но таким чужим телом.

— Паша, я тебя, люблю, — проговорила она, сливаясь с ним всем своим существом, без единой здравой мысли в голове. Она обвилась вокруг него, как настоящая Электра, вокруг крепкого дерева.

Потрясенный мужчина молчал от полной неожиданности. Вино из него выветрилось окончательно. Он нежно поцеловал ее. Полностью придя в себя, от удивления округлил свои большие глаза и воскликнул:

— Электра, я боюсь тебя! Честное слово, боюсь.

В Электре прошел страх, в нее вселился дух сладострастной женщины. Она себя не понимала. И, как вскрытая бутылка шампанского, она не могла погасить все прекрасные искорки новых чувств, заполонивших ее до краев. Чувства стали выплескиваться из недр ее существа. Она хотела этого первого своего мужчину. Она изнемогала от чувств к нему, и чувствовала его каждой проснувшейся клеточкой своего тела.

Недолго Паша сопротивлялся неожиданному счастью после короткого несчастья. Он откликнулся на счастливые пузырьки шампанского в виде первых женских чувств. Он пил первую любовь женщины с нескрываемым восторгом. Сколько продолжалась любовная оргия на покрывале, прикрывающем мелкую гальку дикого пляжа, они не знали, но в какой-то момент остановились оба. Они сели, встали, оделись. Легкий ветер любви, дующий со стороны моря, потрепал спутанные волосы.

Электра подняла голову: над ними покрутился аист, и вскоре исчез, вероятно, полетел к своему гнезду на столбе линии электропередач. На горизонте показался белый теплоход. Влюбленную парочку никто на нем не встречал. Аллы и Юры нигде не было: не было их на верхней палубе, не было их на нижней палубе. Искать парочку никто на теплоходе не собирался.

Электра и Паша вернулись на берег. Паша остановил машину, и отвез Электру домой, а сам уехал в пансионат. Она вымылась под холодными струями воды, и легла спать, но долго не могла уснуть. Ей казалось, что если бы Паша не срезал с ее шеи жемчужные бусы, то драки и любви на диком пляже среди скал никогда бы не произошло. Она попыталась найти бусы, но они словно испарились — их нигде не было. Тогда она потянулась к перьям павлина, но и они от нее отшатнулись. Электре стало душно в комнате, хотя бусы на шею не давили, но она чувствовала их на шее, хотя руками их не находила. Стало жутко. Она поискала глазами перламутровую бабочку. Бабочка сидела на перьях павлина и качала маленькой головкой то ли от ветра, то ли она была живая царица белых бабочек. Бабочка кивнула девушке, и та уснула, точно провалилась в бездну, из которой вылетела бабочкой…

Утро играло солнечными лучами сквозь занавески. Электра проснулась. Аллы на своем месте не было. Паша проснулся, но не обнаружил Юры. Электра с Пашей встретилась на пляже, прикосновения их рук стали более откровенными, они заметили внимательные и осуждающие глаза окружающих отдыхающих. Им вдвоем было хорошо, но совесть подсказывала, что надо бы вспомнить об отсутствующих.

— Электра, я позвоню на мобильный телефон Илье Муромцу, и скажу, что нет Юры и Аллы, что они пропали с теплохода и до сих пор не вернулись.

— Звони, любимый, звони, — ласково проговорила Электра, слегка обнимая родное тело первого мужчины.

Паша набрал номер телефона местного детектива на своем мобильном телефоне:

— Илья Муромец, вас Паша беспокоит, у нас Юра и Алла пропали.

— А, это вас все беспокоит: ‘Почему Алла девушка’?

— Меня.

— Мне экскурсовод звонила, и сказала, что Юра и Алла остались в замке Павлина. Сегодня они приедут.

— Спасибо, — поблагодарил Паша детектива и обратился к Электре: — Электра, они сегодня обязательно приедут, у них экскурсия с продолжением в замке Павлина.

Вот теперь они лежали под солнцем со спокойной совестью.

— Паша, а что будет с нами? — спросила Электра, проводя пальцами по волосам Павла.

— Мы поженимся. Я тебе об этом говорил, — не веря самому себе, ответил Паша.

— А я решила, что ты пошутил, — прижимаясь к Павлу трепетной ланью, пробормотала Электра.

— Мы подадим заявление на регистрацию брака в твоем городе через неделю.

— У меня как раз неделя остается до отъезда. Ой, как хорошо! — воскликнула Электра и вытянулась рядом с Павлом на песке.

— Электра, мы потеряем целую неделю? Нет. Пойдем ко мне в номер.

— Пойдем.

Они встали, собрали с песка вещи, и пошли в сторону пансионата. Паша сходил на обед, принес еду для Электры. Она поела. Они закрыли дверь в номер. Электра вела себя значительно спокойнее: без особой страсти, но и без излишней холодности. С женщинами у Паши дела не очень складывались, а теперь все складывалось не лучше, чем всегда!

Пашу и Электру потревожил стук в дверь.

— Сони, откройте! — послышались знакомые голоса Аллы и Юры.

Паша открыл дверь.

— Чего кричим? — спросил Паша, но увидев парочку, удивленно замолчал.

Перед ним стояли Юра и Алла в новых нарядах, с новым выражением лица.

— Паша, не удивляйся, — сказала Алла, — понимаешь, мы попали в замок Павлина. Он не совсем музейный, в нем живут люди, но раз в неделю к ним пускают экскурсии. Правда, у них суровые законы. Первую ночь нетронутой девушки отдают князю, со странным именем Кон. Юра меня ему и отдал. А я не плачу. Князь Кощей наградил меня деньгами, и мы с Юрой купили новые вещи.

Юра стоял и понуро молчал с отсутствующим взглядом.

— А утром меня отдали Юре под взглядом князя Кощея, а я не плачу, — Алла всхлипнула, — мы выпили по бокалу вина и были очень спокойные, даже не возмущались. Князь Кощей коллекционирует только тех, с кем можно спать первый раз, а он откуда-то узнал, что я девушка. Меня на берегу встречали на ковровой дорожке с цветами. Рядом с дорожкой стояли суровые мужчины, мы не могли убежать, все было подготовлено.

— Все было по таксе, — сказал задумчиво Юра.

Электра вышла из спальной комнаты, и, посмотрев на Аллу, сказала:

— Алла, идем домой, нам надо с тобой отдохнуть, а встретимся с ребятами завтра на пляже.

— Идем домой, — как эхо отозвалась Алла, — я думаю, мужчины возражать не будут. До свидания, мальчики!

Дорогой подруги обменялись последними новостями и впечатлениями, которые обрушились на их головы, а точнее на их молодые тела.

— Алла, что мне делать с Пашей? Я ведь прекрасно помню, что он меня ударил о каменистый пляж так, что я чувств лишилась. Мне он сказал, что со мной случился солнечный удар. Я делаю вид, что ему верю, и изображаю страстную любовь. На самом деле я его боюсь!!! — выдохнула из себя страстную тираду слов Электра.

— Электра, досталось тебе! Продолжай изображать любовь, а я так рассердилась на князя Кощея и Юру! Я готова была их убить, но потом изобразила полную покорность, даже счастье. Там такая охрана! Сама не знаю: мстить или все забыть?

— Алла, говорили нам умные люди, чтобы мы не ездили одни, а мы с тобой поехали за морскими орехами.

— Я таблетки во время выпила, ведь я их в сумке носила с собой по совету старших подруг. Но такая грусть и тоска в душе! Я видела замок Павлина, он с внешней стороны древний, а внутри модный. А Князь Кощей! Бог ты мой! Крутой мужчина.

— Значит, все забыть и не мстить?

— Электра, о чем, ты? Какая месть! У меня такое чувство страха осталось!

На крыльце дома задумчиво сидела Ивановна, но увидев девушек, она обрадовано заговорила:

— Девочки! Вернулись! Я уже жду вас, жду.

— Спасибо, вам за участие, — сказала Электра, — все у нас нормально.

Девушки зашли в домик, прошли в свою комнату.

— Как все изменилось! — воскликнула Алла. — Словно вечность прошла!

— Это точно, — отозвалась Электра, — Паша обещал на мне жениться.

— И ты веришь? Мне никто жениться не обещал…

У ворот загудели автомобили. Послышался голос Ивановны. В комнату к девушкам вошел красивый, вальяжный господин в белом костюме.

— Алла, я за тобой приехал! Не хочу быть больше женским коллекционером! Я хочу жениться на тебе! Сейчас! Вставай! Платье тебе принесут. Нас ждут на регистрации брака!

Двое крупных мужчин в костюмах внесли в комнату огромных пакеты, в которых были: платье, фата, туфли, нижнее белье.

— Извини, что еще и Юре тебя отдал, но иначе бы ты его не забыла, а сейчас ты его забудешь, — сказал спокойно князь Кощей, — мы ждем тебя. Возьми свою подругу, будет твоей свидетельницей.

— Алла, вот счастье-то тебе привалило! — воскликнула Электра, с восхищением взирая на дары князя Кощея.

— Электра, он такой необыкновенный! Вот и результаты, — Алла показала на пакеты. Она пошла в летний душ, но довольно быстро вернулась. — Прохладная водичка! — простучала зубами Алла, приступая к одеванию.

Электра переоделась, и стала помогать одеваться Алле, потом подруги вышли во двор. Ивановна всплеснула руками при виде Аллы в великолепном, свадебном наряде. Ворота открылись настежь. Дверцы в трех машинах открылись. Люди быстро исчезли в машинах. Машины одновременно отъехали от домика. В ЗАГСЕ двери открылись. Журнал регистрации брака раскрылся. Бланк регистрации был заполнен. Все было написано. Осталось князю Кощею и Алле поставить подписи. Они поставили свои подписи на бланке заявления. Получили свидетельство о регистрации брака.

— Можно мне с вами не ехать? Я не могу с вами ехать!!! Мне плохо! — Электра неожиданно для всех возмутилась, и стала оседать на пол.

Электру подхватили под руки, положили в одну из машин, увезли в маленький домик. Девушку высадили из машины на глазах удивленной Ивановны. Машина быстро отъехала от домика, и вскоре присоединилась к остальным машинам, которые ехали в сторону замка Павлина.

Алла ехала в роскошной одежде, в шикарной машине, с импозантным мужчиной. Она была удивлена тому, что с ней произошло, но держала себя в руках и благосклонно отвечала на внимание князя Кощея.

Электра лежала в бедной маленькой комнате, и чувствовала себя всеми покинутой. Слезы стояли в уголках глаз. Она смотрела на маленький телевизор, выданный недавно хозяйкой. На экране юмористы смешили, а она плакала. Девушке было грустно, и болел затылок.

В комнату вошла хозяйка.

— Электра, почему ты плачешь? Подругу твою с таким шиком увезли! Почему с ней не поехала?

— Ой! Сколько всего нового произошло, а у меня голова болит, — сказала Электра и заплакала.

— Да, ты девушка на солнце перегрелась, посмотри на себя в зеркало, как ты загорела. Полежи сегодня, отдохни, завтра все будет нормально. А, где твой парень? Хороший мужик.

— Все они хорошие, когда чужие, — ответила Электра с мудрой болью в голосе.

В этот момент от пера павлина отлетела белая бабочка, она села на ладонь Электры, и превратилась в белую перламутровую бабочку. Девушка ее нежно погладила одним пальцем.

— Электра, я у вас рассыпанные жемчужные бусы нашла, собрала их на тонкую леску, чтобы нитка не рвалась, — и Ивановна протянула ей бусы.

В ворота постучали. Ивановна пошла открывать.

— Ну, легкий ты парень на помине. Твоя — то Электра плачет. Иди, успокой.

— Спасибо, чувствую, что ей плохо.

Паша вошел в комнату.

— Электра, ты чего плачешь? Я люблю тебя! У нас все будет хорошо, — проговорил молодой человек, внимательно рассматривая Электру и разбросанные по комнате вещи Аллы.

— Паша, а любить сейчас будешь, или дашь отдохнуть? — спросила устало Электра.

— Я не злодей. Отдыхай. А, где Алла? — спросил он, все еще оглядывая комнату.

— Замуж вышла за князя Кощея. Ее увезли в замок. Я с ними не поехала.

— Сказка. Правда, что ли? — спросил Паша, садясь на постель Аллы.

— Мне не до шуток, — ответила Электра, надевая на шею жемчужное ожерелье.

— Электра, ты прости меня. Я ведь не пью вино, а тут меня, как подменили. На женщин я раньше не бросался, самому за себя мучительно стыдно.

— Ладно, выжили, будем жить, — ответила Электра, держа в руках три пера павлина, и пряча в них свои зареванные глаза.

— Электра, хочешь я куплю билеты до твоего города на нас двоих.

— Тут ты почти прав. Завтра купим билеты. На билеты у меня деньги еще есть. Сегодня я никуда не пойду. Алла с нами не поедет.

В ворота постучали. Ивановна открыла двери. Перед ней стояла еле живая Алла в разорванном платье невесты.

— Они так шутят! Все было в шутку!! — крикнула Алла, заливаясь слезами.

— Иди, ложись спать. Там одна уже плачет, — проворчала Ивановна.

Алла зашла в комнату. Паша привычно вскочил с ее кровати. Алла легла на постель, и отвернулась к стенке. Она содрогалась от рыданий всем своим существом.

Паша вышел и позвонил Юре:

— Юра, приезжай здесь опять проблемы. Обе девушки рыдают.

— Уже еду. Надо было сразу с тобой ехать, но мне позвонили, и сказали, что Аллу увезли на регистрацию брака с князем Кощеем, вот я с тобой и не поехал.

Паша вернулся в комнату:

— Вас, девушки, нельзя оставлять одних. Мы можем за вас заплатить за неделю в пансионате, будете жить рядом с нами, под нашим присмотром.

— А это возможно? — Алла повернула к нему заплаканное лицо.

— За деньги все возможно. Тут все по таксе.

В комнату вошел Юра.

— Девушки, в нашем корпусе, рядом с нашим номером, освободился номер на двоих. Есть предложение сменить вам место обитания. В пансионате все удобства, в нем кормят, есть свой пляж с топчанами.

— Если без шуток, то мы согласны переехать в пансионат, а здесь все удобства во дворе, — сказала Алла, поднимая заплаканные глаза.

— Алла, ты не понимаешь мужчин! Они говорят серьезно, но обязательно потребуют оплату, — вставила Электра свою мысль, привычно касаясь жемчужин на шее, словно ища у них защиты от предстоящих неприятностей.

— Денег у нас с Электрой только на жизнь в этом домике, еще на общий пляж, и на билеты домой. И на еду немного. Вот и все, — обреченно сказала Алла.

— Мы с вас деньги не просим, — ответил Паша.

— Алла, они возьмут натурой, — съязвила Электра, она уже не удивлялась, что среди жемчужин на шее находилась перламутровая бабочка.

— Не поняла. Какой натурой? — переспросила Алла.

— Они возьмут с нас любовью. Поняла? — уточнила ситуацию Электра.

— Зачем так цинично? — спросил Юра.

— В этом плане мы все уже потеряли, терять нам больше нечего, можно и любовью. Мне с кем? С тобой, Юра? — серьезно спросила Алла.

— Ну, девочки, вы растете. Алла со мной. Электра с Пашей.

— Я не против любви с Юрой, — поставила точку на разговоре Алла.

— А я не знаю, — честно сказала Электра, трогая одной рукой перья павлина, а второй касаясь жемчуга на шее, — не хочется лезть в новые долги.

— Решайте! Машина ждет у ворот. Мы заберем вас и ваши вещи, — предложил решение всех проблем Юра.

Алла встала, взяла свое платье, попросила мужчин подождать во дворе домика.

Электра не двинулась с места:

— Алла, я не поеду в пансионат! Меня уже чуть не убили в оплату за экскурсию.

— Электра, так тебе терять больше нечего. Где гарантия, что князь Кощей до тебя не доберется? Князь Кощей — это не человек, я боюсь его.

— Алла, но долги… Я боюсь долгов.

— Смелей, Электра, без риска богаче не станешь! — сказала Алла, собирая вещи.

Электра с отчаяньем махнула рукой, взяла свою сумку, но опять села на кровать:

— Что хочешь со мной делай, а я — не поеду!

— Как хочешь, ты со мной не поехала, а они меня любили…

— Алла, я не могу! Я не могу успевать за тобой!

Алла махнула рукой и с вещами вышла во двор.

— Где Электра? — спросил Паша у Аллы.

— Она остается в домике без удобств, — сказала Алла и пошла к машине.

Паша зашел в комнату к Электре.

— Электра, в чем дело? Я тебе так противен?

— Уже нет, но я не могу вот так уехать, — сказала девушка, и обхватила рот рукой.

— Пойми, глупышка, там я буду у тебя один, а здесь я тебя от людей князя Кощея не спасу! Они вышли на ваш след, теперь вас в покое не оставят. Думай: я один, или люди князя Кощея?! Где твои вещи? Быстро собирай! Я говорю — быстро!

Электра встала, как под гипнозом забросила вещи в сумку, потом взяла перья павлина, с них скатились две перламутровые бабочки — голубоватая и белая, она их завернула в чистый носовой платок, потом положила во внутренний карман большой сумки с вещами. Паша взял сумку. Они вышли во двор.

Тут включилась хозяйка домика:

— Дамочки, но я вам деньги за оставшуюся неделю не верну! У меня денег нет.

— Это вам за беспокойство, — сказал Паша, и повел Электру к машине.

Оглавление