Глава 3

Автомобиль с двумя молодыми парами подъехал к пятому корпусу пансионата. Все молчали. Юра пошел платить за номер для девушек на неделю. Электра с Аллой зашли в свой номер, где почувствовали себя людьми на порядок выше, говорить им не хотелось. Вскоре чистые волосы украсили головы девушек.

В дверь постучали. Женский приятный голос попросил открыть дверь. В комнату вошла интересная блондинка со знакомым лицом.

— Девушки, я певица Василиса Блиц. Я сегодня приехала в пансионат. Мой номер находится недалеко от вашего номера. Я видела вас в фойе. Вы мне очень понравились. Девушки, вы не могли бы мне немного помочь?

— Чем мы можем вам помочь? — спросила Алла, расчесывая пряди волос.

— Все предельно просто: через три дня у меня концерты в Анисовке, и в соседнем городе Кипарисе, и один концерт состоится в пансионате. Мне нужны две девушки для заднего плана. У вас рост одинаковый. Одежду я вам дам. Стойте за моей спиной, изображайте поющих девушек. Вы петь умеете?

— Умеем. Мы с Аллой пели в школе, и в художественном училище, — ответила Электра Сталь.

— А вы знаете мои песни?

— Думаем, да, — ответила девушка.

— Отлично! Сегодня вечером я вас жду после ужина.

— Мы придем, — естественно последнее слово произнесла Алла.

Василиса Блиц ушла.

Пришли Юра и Паша.

— Устроились? Хорошо. После обеда поедем на лодках кататься, — сказал Паша.

— А нас пригласили петь. У нас сегодня репетиция, — ответила ему Электра.

— Какое еще пение? Вы, в какую историю уже попали? — заволновался он.

— В местную историю. Певица Василиса живет в соседнем номере, — ответила она.

— На работу устроились? На лодках с нами поедете? Здесь волн больших не бывает, — с легким раздражением предложил Юра.

— Не сердись, Юра, репетиция после ужина, — ласково обратилась к нему Алла.

— Ой, ты уже ласковую лисицу играешь! Может, в театре будешь играть?

— Василиса только что вышла, скажите ей нет, — удрученно сказала Алла.

Паша внимательно осмотрел одежду на девушках и сказал:

— Замнем раздражение для ясности. Мы по другому поводу пришли. Электра, я дам тебе немного денег на одежду, ее продают перед входом в столовую. Мы сейчас идем на обед, а ты посмотри для себя что-нибудь интересное. Юра даст деньги Алле. Вот и все. Возьмите деньги, в столовой встретимся. У нас один столик на четверых.

Мужчины вышли.

— Электра, золотой дождь! В жизни у меня никогда ничего подобного не было!! — воскликнула Алла с наигранной веселостью в голосе.

— Алла, у нас тут жизнь, как на вулкане. Пойдем смотреть на себя новые вещи.

Светлая летняя одежда весела и лежала на прилавках. Они выбрали пару модных тряпок, и спокойно вошли в столовую. В конце зала сидели Паша и Юра.

— Девушки, а на вас все мужчины смотрят! Пока вы шли через столовую, они шеи свернули! Садитесь за стол, ставьте в меню птички, как свои пожелания на следующий день, — сказал обходительный Паша.

Юра сидел хмурый и недовольный, истории с Аллой его мало радовали. Ему стало казаться, что и с этих концертов и репетиций ее кто-нибудь увезет. После обеда четверка пошла на берег лимана. На лодочной станции лодки выдавали за деньги, под залог. Взяли друзья две лодки, поплыли один за другим по лиману. Паша и Электра просто разговаривали. Алла и Юра оглушительно молчали.

Ветер дул слабый. Солнце светило за облаками. День царил с переменой облачностью. Такое же настроение царило у людей в лодках. Электра радовалась жизни и очередному приключению.

Алла пыталась улучшить настроение Юры:

— Юра, я этой ночью буду спать в твоем номере, а Паша в нашем. Тебя это немного утешит?

— Алла, я боюсь, что сегодня к тебе набегут мужчины, а я буду ждать своей очереди.

— Кто может добежать до меня быстрее тебя? — пыталась рассмешить его Алла.

Послышался шум моторной лодки. Моторная лодка сделала круг вокруг лодки с Аллой. Лодки сблизились. Сильные мужские руки вытащили Аллу с кормы обычной лодки, и пересадили в моторную лодку. Взревел мотор, моторная лодка быстро исчезла за горизонтом. Паша направил свою лодку к лодке Юры. Все было понятно. Люди князя Кощея нашли Аллу.

Юра был прав: к Алле надо стоять в очередь, которая до него не доходила. Гребцы еще немного покатались на лодках и вернулись на лодочную станцию.

— Электра, я с тобой пойду на репетицию, — предложил взволнованный Паша.

— Зачем мне на репетицию идти одной? Певице Василисе нужны мы обе для декорации за ее спиной. А вдруг люди князя Кощея вернут Аллу до вечера?

Юра молчал и хмурился.

— Нет, Алла не для меня! Я не выдержу ее исчезновений! Я не могу тягаться с князем Кощеем и с его людьми. Они могут ее вернуть, а потом опять заберут! А я кто в этой истории? — безутешно страдал Юра.

— Юра, пойдем, поплаваем! Станет легче, — обратился к нему Паша.

— Идем, друг, идем!

— Я иду с вами, — почти прошептала Электра.

— Хоть ты с нами, — промолвил Юра.

Вода охладила страсти молодости. Три человека растянулись на белых, пластмассовых топчанах. Солнце светило и грело сквозь облака.

— Приеду домой, пойду учиться в автошколу, куплю машину, — проговорил мечтательно Юра.

— Молодец, Юра. Я с тобой пойду учиться, хочу получить водительские права, а то нам все было не до прав, а без прав у нас нет прав. Пока армия. Пока учились. Теперь права у нас будут на первом месте, — завершил мечтания Паша.

— Меня забыли? Я с вами! У моего отца есть машина, я водить ее умею, мне только права получить! — звонко прокричала Электра, поднимая руками к верху волосы.

— Электра, а у тебя есть голос! — воскликнул Паша. — Мы пойдем слушать тебя.

Повеселев, все трое пошли к своему корпусу, к ужину им надо было переодеться.

Вся истерзанная Алла сидела в небольшом кресле. Она не шевелила ни рукой, ни ногой.

— Электра, не спрашивай. Изверги: ни себе, ни людям.

Электра пошла в душ, не в силах сразу говорить с Аллой, а когда чистая и спокойная вышла к подруге, та уже спала. Измученное выражение лица не покидало Аллу во сне. Электра решила, что надо обо всем рассказать детективу Илье Муромцу. Его номер телефона она помнила наизусть.

— Илья Муромец, вас вновь Электра беспокоит, у нас Аллу терзают люди князя Кощея.

— Электра, я иду к вам.

Илья Муромец действительно вскоре пришел. Он посмотрел на Аллу и сказал:

— Я давно слышу про князя Кощея и его проделки, но его не видел. Аллу чем-то вновь опоили. Поставить около нее охрану? Трудный случай доложу я вам.

— Они Аллу забирают, потом возвращают, — тихо проговорила Электра.

— Электра, сообщай сразу о том, когда они ее заберут. Они могут не довозить ее

до своего замка и измотать вконец. Она может уехать домой?

— Мы здесь еще неделю будем жить. У нас сегодня репетиция с певицей Василисой.

— Сегодня они больше не приедут, но завтра вполне могут. Про репетицию похитители узнают завтра, а сегодня мне больше нечего сказать.

Вечером Алла проснулась. Душ ее освежил. Она пришла в себя, и явилась в столовую. Мужчины смотрели на нее удивленно, как на явление с того света. Алла ничего не говорила о том, что с нею происходило за пределами периметра пансионата. Все четверо явились на репетицию. Певице Василисе четверка молодых людей очень понравилась, и она решила использовать их для массовки за своей спиной. Мало того, что девушки были одного роста, так и мужчины были одного роста, к тому же достаточно красивые. Надо было проверить их голоса. Все четверо утверждали, что им репертуар певицы Василисы известен. Их дело — подтягивать припевы. Девушки звучали вообще одним голосом, видимо много раньше пели вместе, мужчины басили вразнобой, но с приятным тембром.

В двери концертного зала пансионата стали просовывать носы отдыхающее люди, и потихоньку заполнять задние ряды. Когда запела Василиса, зал был наполовину заполнен. Выгнать публику было просто невозможно. Народ лез в дверь на репетицию, как на концерт. Люди узнавали Аллу, своих парней из пансионата Пашу и Юру, и аплодировали им до изнеможения. Надо сказать, что в пансионате требование к концертам естественным образом снижено, здесь любая медь идет за золото. Певица была удивлена популярности ребят. После репетиции договорились, кто и в чем будет петь на следующей генеральной репетиции.

Горький опыт с местным шампанским остановил приятелей от принятия спиртного в честь первого успеха. Музыканты, а их было пять человек, довольно переглядывались, новая четверка им понравилась. Спокойно разошлись артисты по своим номерам. Алла пошла было в номер к мужчинам, но Юра ее туда не пустил. Он ее и хотел, и боялся, и любил, и презирал, а сквозь такой набор чувств, любовь его не привлекала. Она вернулась в свой номер, закрыла дверь, и уснула.

Электра посмотрела на подругу, и поняла, что их сегодня не потревожат. Вздохнув, она уснула, и тут же проснулась: она вспомнила, что в сумке лежат две бабочки, царица и царь белых бабочек. В руках появилась нервная дрожь, она достала чемодан, посмотрела в карман, там лежал носовой платок, но бабочек в нем не было! Она невольно стала осматривать комнату, бабочки сидели на перьях павлина, которые стояли у окна. Она помахала им рукой. Они покачали в ответ крыльями. Электра провалилась в сон. Ей снился остров с пальмами, а на пальме висели ее жемчужные бусы, а рядом с ними стоял Паша и усмехался.

Утром музыканты зашли за певицей Василисой, чтобы идти на завтрак в столовую, но ее дверь не открывалась. Они позвали горничную, та открыла дверь. Комната была пуста. Кровать стояла нетронутой, заправленной еще той же горничной накануне. Кто-то вызвал Илью Муромца. Публика толпилась у дверей.

— Прошу всех идти на завтрак в столовую, а я один осмотрю комнату, потом поговорю с каждым, кто видел ее вчера, — четко проговорил Илья Муромец, и его послушали.

Коридор опустел.

Первой мыслью Ильи Муромца была мысль о князе Коне, и его людях. Но князь Кощей без машины не увозит, а посторонние машины на территорию пансионата с вечера и до утра не проезжали, это он знал еще до прихода в номер певицы. Окно было закрыто изнутри, следовательно, певица Василиса Блиц по доброй воле вышла в дверь и закрыла за собой дверь. Мысль, что она могла уйти раньше завтрака, в голову ни приходила. Она явно не спала в номере. Илья Муромец осмотрел комнату, но вещей певицы не обнаружил. Вещей не было! Не было следов певицы Василисы совсем. Не было зубной щетки в комнате! Не было мокрого полотенца! Ничего не было!! Но должен был остаться ее паспорт в администрации корпуса!

Илья Муромец спустился в администрацию пансионата, расположенную на первом этаже пятого корпуса. Паспорт певицы лежал в сейфе, его ему показала сотрудница пансионата, которая оформляла приезжих людей. Она же сказала, что певице номер не меняли. Куда делась знаменитость из охраняемого пансионата с чемоданом на колесиках? На асфальте не было следов от колесиков. Детектив терялся в догадках. Он пошел в сторону пляжа.

У лодочной станции с утра еще никого не было, весь народ был в столовой. Вот где заметил Илья Муромец следы борьбы, следы колесиков на песке! Лодки все стояли на месте, но были видны следы на песке чужой лодки! Да, надо ему поговорить с Аллой, пока она здесь, ведь ее вчера похищали с моторной лодки! Илья Муромец пошел искать Аллу. Четверка, как раз выходила из столовой, но запуганная Алла Ель отказалась давать показания. К ним подошли музыканты из группы певицы Василисы, один из них выполнял функции директора группы. Илья Муромец сказал ему, что пока сказать о Василисе Блиц ему нечего, но если ее увезли люди князя Кощея, то они обычно возвращают тех, кого увозят. Надо ждать.

Алла заметно нервничала, но слова не произнесла. И ее можно было понять. Илья Муромец отпустил людей и побрел на пляж. Людей на пляже после завтрака прибавилось, и следы от колесиков чемодана исчезли. У него ничего больше не было о существовании певицы Василисы, кроме ее паспорта. Он еще раз пошел в администрацию корпуса, но за время его отсутствия паспорт певицы Василисы исчез. Теперь он мог заколачивать с охранниками козла в домино. В голове было пусто. Четверка пошла на пляж. Все попытки ребят вытянуть из Аллы информацию о ее исчезновениях успехом не увенчались. Она не рассказывала. Алла лежала, загорала, купалась и молчала.

Через час, кто-то из тех, кто катался в этот день на лодке, привезли вещи певицы Василисы, которые прибило к берегу. Вызвали Илью Муромца. Он сел в лодку, взял с собой Юру, а Пашу оставил с Аллой. Мужчины поплыли в указанном людьми направлении. Им повезло в том плане, что они нашли раскрытый чемодан светловолосой певицы Василисы. Разбросанные вещи валялись на берегу. Следов людей не было. Вещи собрали и положили в лодку. Юра греб веслами. Илья Муромец осматривал чемодан. В чемодане он обнаружил второе дно, под ним лежало в плоском пакете белое вещество. Он и без экспертизы знал, что белое вещество состоит частично или полностью из скорлупы перламутрового монстра.

На наркотик это вещество не походило, скорее всего, это было то снотворное, которое использовала буфетчица и ее хозяин для усыпления людей ради собственной забавы. Илья Муромец понял, что он взял след, но чей? Певица Василиса в этом деле звено явно проходное. Юра смотрел на находку, и молчал. Он прекрасно понимал, что попал в черную историю, а в такой истории главное — уцелеть самому. Ох, как он теперь понимал Аллу! Злость к ней стала понемногу проходить.

Илья Муромец предположил, что буфетчица снотворное вводила сквозь пробки шприцем в бутылки, значит, оно должно было полностью растворяться. Воды за бортом целое море, но с собой у них не было посуды. Поэтому до поворота они не доплыли и повернули к пансионату, чтобы попробовать вещество на растворимость в лабораторных условиях. Илья Муромец не мог понять, если скорлупа перламутрового монстра в воде не растворялась, а белое вещество в воде растворилось, то это не одно и то же, или в белом веществе часть скорлупы? Он корил себя за то, что не спрятал дома кусочек скорлупы и перламутра от камбалы.

Публика на пляже к прибывшей лодке не подходила. Люди поняли, что дело серьезное, и в свидетели никто не спешил попасть. Паша помог собрать вещи певицы, донести их до комнаты охранников.

Юра Сосна шел с девушками, взяв руку Аллы, он просто сказал:

— Прости, меня Алла, я тебя теперь понимаю.

— Ох, Юра! Мне трудно и горько все вспоминать, боюсь я вспоминать!

— Молодцы, что помирились! Я вас оставлю одних. У меня дела, — сказала Электра, и ушла от них быстрым шагом.

Электра шла, шла и вдруг поняла, что идет к башне на другой конец Анисовки. Смутно в ее голове осталась в памяти драка на паруснике, и странная шутка смотрителя про таксу, за которую дрались якобы на яхте два мужика. Но драка была настоящая, так ей показалось.

У башни на ступеньках сидел смотритель. Электра присела рядом.

— Девушка, ты зачем сюда пришла?

— Я художница. Мне здесь понравился морской пейзаж. Я его на шкатулке нарисую.

— Рисуй, девушка, рисуй. За осмотр моря с крыльца денег не берем.

— А, почему белой яхты не видно? Я хотела нарисовать ее на фоне моря!

— Чего захотела: парусник ей подавай! Уплыл парусник по делам по волнам,

нынче здесь завтра там. Ты бы мне новости рассказала, что в поселке делается, а то со мной здесь и поговорить некому.

— Новости? Украли белокурую певицу из пансионата.

— Что ты говоришь? А здесь тихо. Певицы не поют. А знаешь, ведь ночью я слышал на море пенье! Правда, слышал! Да так звонко женщина пела, что я еще подумал, что ли теплоход идет, а на нем музыку крутят. Но пенье быстро оборвалось. Яхта проплывала в это время. Я видел знакомый парус, и этих мужиков на яхте я хорошо знаю. Они с меня контрибуцию собирают за то, что я на башню пускаю зрителей. А вы подумали, что я им за драку на воде заплатил?

— Да, так и подумали.

— Чушь, они шапка, а нет, они — крыша.

— Ладно, о них мне знать ни к чему, мне бы изгиб волн запомнить, а потом рисовать их целый год, — решила Электра из-за безопасности сменить тему. Что-то подсказывало ей, что Аллу и певицу увезли одни и те же люди.

— Спасибо, я пойду карандашные наброски рисовать, а если не получится, вернусь. Здесь у вас море красивое.

— Приходи, девушка и новости приноси.

Электра достала мобильный телефон и позвонила Илье Муромцу:

— Илья Муромец, я была на башне смотрителя. Он ночью слышал на море женское пенье!

— Электра, ты рискуешь. Одна ходила на башню?

— Да, одна. Юра остался с Аллой. Знаешь, здесь бывает странная белая яхта. Вероятно, певицу Василису на ней увезли, а Аллу увозили к князю Кощею на моторной лодке. Это разные люди или одни, я еще не поняла.

— Электра, беги к поселку в тебе много информации. Слежки за тобой нет?

— Нет! Но я пойду быстрее до людных мест.

— Я иду к тебе навстречу.

Электра встретила Илью Муромца у скамейки под каштаном, где некогда сидела Алла с Юрой. Они сели на скамейку.

— Электра, говори все, что знаешь про яхту у башни.

— Странная яхта, люди с нее собирают дань со смотрителя, и еще с кого-нибудь. Смотритель ночью слышал пенье женщины. Звонко пела. Сейчас яхты у башни нет, это ее место стоянки, она у буйка обычно стоит.

— Вот, оно! Значит, и певицу Василису они взяли на лодку, а потом пересадили на яхту. Этим и объясняется, что вещи ее выбросили из лодки, а дальше следы теряются. Электра, тебе бы со мной работать!

— Скажите тоже.

— Электра, а ты князя Кощея видела? — спросил Илья Муромец.

Сзади Электре кто-то зажал рот.

— Паша, ты откуда здесь? — повернул голову Илья Муромец.

— Ищу свою любовь, а она тут сидит с сыщиком на отдыхе.

— Встретились случайно, вот и сидим, — миролюбиво сказал детектив.

— Так я и поверил. Илья Муромец, ты мне смотри, Электра — моя девушка, я тебе ее не отдам.

У Электры мелькнула мысль: откуда у Паши и Юры есть деньги? На кого они еще работают, кроме работы? Не верила она, что в фирмах много платят.

— Паша, наша встреча абсолютно случайна. Я ходила на рынок, чтобы посмотреть себе новые вещи за твой счет, — сказала она смиренно.

— Ну и нашла? Купила? — недовольно пробасил он.

— Нет, у столовой пансионата выбор тряпок лучше. Давайте разойдемся, Илья Муромец спешит.

— А с тобой сидел и не спешил, — упрекнул Паша.

— До свиданья, Илья Муромец. Идем, Паша, идем, обед прозеваем и продажу тряпок.

— Ладно, поверю на первый раз, — недовольно пробурчал Паша.

Паша и Электра пошли в сторону пансионата.

Илья Муромец подумал, что Электра Сталь умная девушка, и с ней надо будет еще поговорить, но для этого Павла надо будет где-нибудь задержать. А мысли о яхте он получил хорошие, надо посмотреть, на кого яхта зарегистрирована. И он пошел в управление речного пароходства. Владельцем яхты оказался некий Кон Иван Сергеевич. Скорее всего, он и был князем Кощеем. Ясно, что певицу Василису надо искать в замке Павлина, но как туда проникнуть? Или на репетицию он ее отпустит? Тогда почему вещи Василисы выбросили за борт, а она сама была доставлена на яхту? — это Илья Муромец знал из рассказа Электры. А если предложить порошок из чемодана певицы самому князю Кощею? Но ему не поверят. Нужна подстава. Электра бы точно смогла. Есть у нее дар оставаться неуязвимой, такой дар бывает у хороших агентов спецслужб.

Вот оно! Порошок надо предложить смотрителю! Электра могла бы ему передать порошок! Но как быть с Пашей? Он Электру от себя не отпустит. Пашу надо послать с Юрой на лодке, пусть еще берег просмотрят. С Аллой надо будет поговорить, а Электру послать к смотрителю. Илья Муромец решил осуществлять задуманное. Еще у него была мысль в голове, кто бы мог вывести из пансионата певицу, да так, что она шла и молчала? И дежурная ее не видела. Он решил обойти пятый корпус. У окон певицы Василисы остались следы четырех ножек от стула. Ба! А он, увидел, что окна закрыты изнутри и не подумал обойти здание! Вот она разгадка! Или часть разгадки. Так значит, здесь действовало не менее трех человек вместе с певицей Василисой! Один человек вылез с певицей через окно, или ждал ее у окна, он же донес ее вещи до лодки, а второй человек закрыл окно, все поставил на место, убрал и закрыл комнату. Все просто. Или так кажется, что просто.

Остался один вопрос, кто такая певица Василиса? Она поставщик князя Кощея или пленница? Это две большие разницы. Илья Муромец хлопнул себя по голове ладонью, и пошел опять за пятый корпус. Следы под окном сильно напоминали следы Паши. След большой. Паша с Юрой одного роста, но размер ногу них разный, — это Илья Муромец замечал исподволь. Мог ли Паша донести багаж до лодки на руках? Запросто. Юра мог закрыть окно и комнату? Мог. Спали эту ночь они не с девчонками, это он знал хорошо. Еще он знал от Электры, что Паша ее ударил о песок, когда добивался ее любви. А Юра у Аллы был второй после князя Кощея! Это он тоже знал. Не знал он, кто был у Аллы после этих двух. Она молчала или никого не было, а был все тот же князь Кощей. Не знала этого и Электра, а то бы ему точно все выложила. Значит, Алла Электре не доверяет. Интересно?! А еще по слухам они все пятеро хорошо пели, зря он не пошел на первую репетицию. Так, так, так… И все по таксе. Но кто кому в этой истории платит? Так думал Илья Муромец. Но думал — ни он один.

Певица Василиса Блиц, посмотрев в зал столовой, определила, что почти все зрители пансионата ее видели и слышали, значит, она свою жизнь в пансионате отработала. Больше всего она хотела оставить своих музыкантов, и сбежать на неделю, а их бы из пансионата никто не выгнал, поскольку все отработано. То, что под вторым дном чемодана у нее лежал пакет с порошком, она не догадывалась. Но о порошке знал музыкант — директор, это он ей подсунул порошок.

Окна музыкантов выходили на наружную сторону корпуса. Чего хотела певица Василиса? Сбежать и все. Ей все надоели. Она попросила помочь в ее бегстве Пашу и Юру. Паша помог донести ей вещи до причала, потому что уход через охраняемые ворота был бы более заметен. На ее счастье или несчастье на горизонте стояла яхта. Она помахала рукой на фоне фонаря. На яхте спустили шлюпку, и доставили певицу на борт яхты. Паша спокойно вернулся в спящий корпус. Дежурная уже привыкла, что он входит, даже тогда, когда не выходил, и не обратила на него внимание.

Василиса посмотрела на мужчин на яхте и поняла, что дала маху. Доверия они ей не внушали, похоже было, что они ни чем не гнушались. Один тут же сунул нос в ее чемодан, второй потянул к ней руки. Она рассердилась, стала отбиваться, к такому обращению она не привыкла. Чемодан вылетел за борт. Когда яхта проплывала мимо башни, певица запела, чтобы привлечь внимание смотрителя. Он ее услышал, но помогать бескорыстно — это не из его репертуара. Женщина познала прелести жизни без охраны. Один из мужиков по кличке Буек ее взял насильно. Второму по кличке Ледок она на дух была не нужна. Первый понял, что можно выслужиться перед князем Кощеем и взял курс на замок. Даме он приказал молчать о насилие, тогда она останется жива.

Князь Кощей, увидев, что его ребята поймали золотую курочку, не стал их бранить за внеурочный визит. Им оплатили доставку певицы, которую трудно было не узнать. В гардеробе нашлась одежда для певицы. Поговорив с Василисой, князь Кощей попросил ее добровольно остаться на неделю. От нее он потребовал, чтобы пела каждый вечер по три песни без музыкального сопровождения, больше ее пения он не мог выносить.

Василиса попала в знакомую до боли золотую клетку: спальная комната, терраса, маленький дворик с цветами — это все, что она могла видеть. К ней относились предупредительно, но никуда не выпускали. Князь Кощей на близости с ней не настаивал, свою страсть он утолил с Аллой, и был элементарно пуст. Желанья у него отсутствовали, но он не мог отказать себе в удовольствии вновь видеть блистательную певицу на своей территории, тем более что она сама попала в сети яхты. Небольшие усилия его людей, и она у него дома по своей воле. Вечером Василиса в пансионате не появилась.

Наступила теплая ночь. Луна спала за тучами. Стрекотали тихо сверчки. Светились светлячки. Электра согласилась отнести пакет смотрителю утром, а пока она смотрела в окно. В ее голове стояли вопросы Ильи Муромца. Детектив ей все больше нравился. Их души как бы играли на одной волне интересов. Илья Муромец в это время смотрел в окно и мечтал об Электре. Их чувства соединились где-то в ночном небе. Они мечтали. Потом одновременно легли спать и снились друг другу.

Алла Ель лежала с открытыми глазами. Юра Сосна спал рядом с ней. Два ее партнера: князь Кощей и Юра прошли через ее мысли. Потом она с обидой вспомнила, как князь Кощей ее отдал двум охранникам после себя, содрогнулась от ужаса воспоминаний. Третий раз он к ней совсем не прикасался, сразу отдал тем же охранникам, а сам сидел в кресле, пил красное вино из бокала, наблюдал за их действиями. Она брезгливо передернулась. Ее нервы были на пределе, хотелось реветь, рыдать, но она молчала, как затравленный зверь. Она заснула, и слегка стонала во сне.

Певица Василиса Блиц лежала в золотой спальной комнате. Ее никто не тревожил, но ей было страшно, жутко и обидно. Среди золота и роскоши не было простого телевизора, не было радио, не было книг и журналов. Она лежала и смотрела в темную ночь за окном, которое выходило на веранду, а окна веранды выходили в маленький цветник, дальше один большой забор… Василиса грустно вздохнула и вспомнила, что любимую сумку на колесиках она потеряла вместе с вещами, потом она подумала о матросе с яхты и уснула.

Князь Кощей спал один. Два охранника, с которыми он делился Аллой, спали за его дверью, сидя в креслах. Совесть его не мучила, он старел. Женщины ему все меньше были нужны. Алла и так дважды его завела, что было для него уже большой редкостью и радостью. А охранников-то он должен был порадовать? Вот и поделился, как последним куском хлеба, своей последней любовью. Он думал, что Алла будет об этом молчать.

Утро пролилось дождем. В пансионате все сидели по своим номерам, в столовую ходили по переходам между корпусами. Музыканты долбили ракетками по белым шарикам. Стук и крик слышно было далеко по коридорам здания. Музыкант — директор сидел один в номере, он думал о порошке, стоил он не малых денег, хоть и не был наркотиком, в том и была его ценность, а действие на организм человека оказывал вполне определенное, как снотворное. Он уже знал, что выловили чемодан, но как его заполучить? Илья Муромец сам пришел к нему в номер и прямо спросил про порошок. Музыкант — директор вздрогнул.

— Где певица Василиса Блиц? — строго спросил Илья Муромец Нефть у директора — музыканта.

— Этого я не знаю, — боязливо передернулся музыкант.

— У нее был в чемодане порошок белого цвета?

— Был, но это не наркотик, это снотворное, успокоительное средство, не спрессованное в таблетки по просьбе заказчика.

— Откуда порошок, кому предназначался? — продолжил допрос Илья Муромец.

— С фармацевтического завода. Кому предназначался, я не знаю. Я должен был его отнести смотрителю башни. Дальнейший путь порошка мне не известен.

— Порошок я вам отдам, вы его отнесете смотрителю, а мы посмотрим, куда он дальше пойдет. Согласны?

— У меня нет выбора. А насчет певицы Василисы, ее надо неделю подождать, если не появиться, тогда искать. С ней такое уже было, сбегала она ото всех.

— Вот порошок. Действуйте, как договорились.

Илья Муромец, закрыв дверь, почувствовал чувство легкости, что не надо в это дело Электру втягивать. Она ему была дорога.

Дождь прекратился. Люди стали выходить из корпусов. Четверка из корпуса направилась к танцевальной веранде. Илья Муромец, увидев их шествие, подошел к ним поближе.

— Электра, я не хочу ехать в твой город, — сказал Паша Шубин.

— Кто бы в этом сомневался, — отозвалась Электра, огорченная его словами.

— И правильно, мы с Электрой одни уедем к себе домой, — сказала без эмоций Алла.

— Разъедимся по своим домам и дело с концом, — промолвил безразличным голосом Юра.

— Мужчины, а где певица Василиса, это вы ей помогли бежать? — спросила Электра, изображая заинтересованность в чужой судьбе.

— Ну, ты следопыт, от тебя ничего не скроешь! Да, это мы помогли донести вещи до причала. Яхта ждала на горизонте. За Василисой с яхты выслали шлюпка, — ответил Паша.

— А почему нашли ее вещи? — спросила Алла.

— Вот этого я не знаю, — честно ответил Паша.

— Интересно, где она сейчас находится? — спросила Алла, ни к кому не обращаясь.

— Алла, она там, где ты была. Ты здесь, значит она — там, — сказал Юра с раздражением в голосе.

— Что? Она у князя Кощея? — выпалила ревниво Алла.

— И ты к нему хочешь? — спросил Паша с язвительной интонацией в голосе.

— Хочу! Вот хочу и все! Да, я хочу к нему, но он меня не хочет, а теперь у него еще эта певица Василиса! — раскричалась Алла.

— Алла, мы тебя можем отвезти в замок Павлина на белом теплоходе, он туда через день ходит, — сказал ей Юра, с издевательскими нотками в голосе.

— Сама уеду! — крикнула Алла полная ревности к неожиданной сопернице.

— Вот до чего дошла любовь! Женщина к мужику собралась ехать, а у него другая! — завопил Юра.

— Не язви! Не трави душу! Денег нет, а то бы поехала, — крикнула Алла.

— Алла, так мы тебе наскребем на дорожку, — сказал Юра, — мы и до теплохода тебя проводим, а хозяйкой станешь, авось про нас не забудешь.

— О, редиски! Вот издеваются! — Алла вздрогнула и ушла с террасы.

— Электра, а ты куда хочешь? Ты хочешь пойти к Илье Муромцу в сторожку в домино поиграть? — спросил Паша.

— А почему бы и нет! Илья Муромец надо мной не издевался, как вы! Паша ко мне больше не подходи! Считаю, что я отработала пансионат, — сказала Электра и пошла, догонять Аллу.

Илья Муромец всех четверых выслушал и незаметно покинул свой наблюдательный пункт в кустах. Мысль, о причастности Павла и Юры к побегу певицы, полностью подтвердилась. Он понял, что певица вернется, пусть не сразу, но вернется. Белая яхта в этих местах была только у князя Кощея. Илья Муромец пошел докладывать о событиях директору пансионата, у каждого свой в жизни начальник. Директор должен знать все, но его почти никто не знал и не видел.

Оглавление