Мэл Одом. Неестественный отбор

Глава 1

От короткого приглушенного стука, прозвучавшего в большом викторианском доме Кэмпбеллов, Ива Розенберг вздрогнула и подняла глаза от древнего текста, лежавшего у нее на коленях. Оглядела гостиную. «Дома чужих людей и звуки, в них живущие…»

Ей сразу стало не по себе, потому что Кэмпбеллы — люди хорошие. Они не виноваты, если их дом издает странные звуки, от которых у нее по спине мурашки бегут. И они не виноваты, что ее жизнь так повернулась, что каждая тень вызывает подозрения.

Она машинально потянулась не к радиотелефону, а к стоящему у ног школьному ранцу. Ей пришлось на опыте узнать, что деревянный кол в портфеле лучше помогает против стучащих в ночи тварей, чем звонок по номеру 911.

В Саннидейле, городе, стоящем над Адовой Пастью, которая почти любой кошмарной твари давала возможность стать реальностью, полиция часто не могла помочь — или просто не помогала.

Большое венецианское окно в противоположной стене выходило на сад и теплицу Кэмпбеллов. И этот сад сейчас, как и всегда, был похож на джунгли. Бледно-желтые и белые люминесцирующие луноцветы величиной с ладонь Ивы отражали яркий свет ущербной луны.

А что это там зашевелилось? Ива всматривалась в окно сквозь собственное отражение, окрашенное сиянием настольной лампы, стоящей рядом с диваном.

А если там что-то шевелится, я это увижу?

А оно меня видит?

Цветы и деревья трепетали на слабом ветерке. И это движение было вполне естественным.

Со вздохом облегчения Ива разжала руку, схватившую кол.

Успокойся. Ты устала и давно уже не бывала в этом доме. И сама себя перепугала, потому что у тебя есть подруга, занятая действительно необычной работой.

Большая гостиная была уставлена мебелью сороковых годов, которую Ива помнила с прошлых времен, когда работала у Кэмпбеллов няней. Даже музыкальный центр и телевизор были оформлены в барочном стиле того времени. Рассказ о джунглях Амазонии, который передавали по каналу «Дискавери», Ива уже видела, но включила телевизор, чтобы не было так одиноко.

Для порядка она поднялась в детскую посмотреть на ребенка. Тусклый ночник освещал спокойное личико спящего младенца. Теду Кэмпбеллу было восемь месяцев от роду, у него были вьющиеся светлые волосы и большие зеленые глаза. Сейчас они были закрыты — он мирно спал, прижав к губам крошечный кулачок.

Так и просится на фотографию.

Ива снова спустилась в гостиную и вернулась к своей книге. Она была открыта на странице с изображением средневековых орудий пытки с подробными пояснениями. «Не совсем то, что называется легкое чтение на сон грядущий», — подумала Ива, отпивая глоток из баночки с диет-со дои. И чуть не поперхнулась, услышав, как повторился тот же приглушенный звук. На этот раз он точно шел сверху, а не снаружи.

«Не паникуй, — сказала она себе. — Это кошка, или ветка, или еще что-нибудь».

И ее мозг тут же зацепился за «еще что-нибудь». И чем дольше она думала, тем больше становилось это «что-нибудь».

Создания зла умеют расти… если им хватает добычи.

Она отложила книгу и встала, напряженно вслушиваясь. Потом щелкнула переключателем системы внутренней связи, вызвав детскую. Связь была настроена на автоматическое включение, как только ребенок издаст какой-нибудь звук. Тед весь вечер спал. Она ничего не слышала.

Отключив интерком и понимая, что она слишком заведена и не успокоится, пока не услышит чей-нибудь голос, она поднялась наверх и посмотрела на ребенка. Спит.

Опять спустившись вниз, она взяла трубку радиотелефона и позвонила Баффи.

«Давай, давай, будь дома. Сегодня все вампирчики сидят по своим могилкам, правда ведь?»

Ива бегала по комнате и ждала.

— Алло?

— Здравствуйте, миссис Саммерс! — Ива узнала голос. — Это Ива. Баффи можно попросить?

— К сожалению, ее нет дома.

Не может этого быть! Ладно, глубокий вдох… спокойно.

— А когда она будет? — Она не сказала.

По голосу матери Баффи Ива могла понять, что Баффи пошла по своим истребительским делам, о которых мать знала, но иногда не хотела произносить это вслух.

«Будто Баффи обязательно нарвется на чересчур быстрого вампира и не вернется домой. Или вернется с очень плохой кожей, огромными зубами и резко переменившимся вкусом в отношении напитков».

Ива чувствовала себя виноватой, что этой ночью не пошла с Баффи. Но ей было известно, что та часто ходит на вампиров в одиночку.

— Ива, у тебя ничего не случилось?

— Нет-нет, все в порядке. — Меньше всего ей хотелось, чтобы мать Баффи всполошилась и сказала дочери, что у Ивы что-то случилось. Ничего хорошего не будет, если Баффи, усталая после закалывания последних клыкастых, прибежит в дом Кэмпбеллов только потому, что Иве что-то померещилось. — Я просто хотела ее спросить… когда она хочет, чтобы я с ней позанималась, как она просила…

Это было вполне правдоподобно. Баффи приходилось иногда трудно в учебе из-за внеклассных занятий.

— Я ей скажу, что ты звонила.

— Да нет, не стоит. Спасибо, миссис Саммерс, я лучше завтра у нее спрошу.

Если завтра это еще будет актуально. Ива попрощалась и повесила трубку. Ей все еще было жутко, и она пока не могла сесть и успокоиться. «Ксандр сказал бы, что по мне паучки бегают».

Она посмотрела на часы на видеомагнитофоне. Было 21.28. Кэмпбеллов не будет дома еще полтора часа. Все самые страшные фильмы про маньяков, на которые ее водил Ксандр, лезли в голову сами по себе.

Она решила позвонить Озу. С ним всегда становилось спокойнее. Такой уж он был парень, хотя и бывал временами вервольфом. Сегодня вечером он репетирует с оркестром, но с ней — она знала — он обязательно поговорит.

Пока она набирала номер, стук раздался еще раз.

Баффи Саммерс уверенным шагом шла вперед, постоянно оглядывая обступивший ее темный лес. Чувства у Истребителя острее, чем у обычного человека, но невнимание — всегда невнимание. В ее работе невнимание могло означать смерть. Она шла тихо, очень тихо, как никогда не умел ходить ее спутник.

Руперт Джайлс был библиотекарем и Куратором Баффи. Хотя его специально обучали, чтобы он мог обучить ее, врожденных свойств Истребителя у него не было. Вот опять он наступил на ветку, и она хрустнула так, что могла бы поднять мертвеца.

«Не мертвеца, так нежить», — подумала Баффи, глянув назад, чтобы лишний раз убедиться, что на них не напали.

— Извини, — шепнул он. — Ходить в темноте — занятие дьявольски…

— Ага, — перебила его Баффи. — И вы увидите, насколько оно дьявольское, если не будете топать чуть тише, следопыт.

— А! — Джайлс почувствовал себя лучше, несмотря на их сегодняшнее задание. — Я вижу, ты готовишься к уроку американской литературы. Но я не знал, что романы Фенимора Купера про Нэтти Бампо включены в программу.

— Сверх программы, Джайлс. — Мне пришлось научиться жить сверх программы. — А последнюю контрольную по литературе я завалила.

Баффи была одета для ночной работы — черные леггинсы, ботинки, вязаная кофта поверх черного топа. В рюкзаке — необходимое для обхода снаряжение.

— Я думал, ты к ней готовилась.

— Так и было, — сказала Баффи, — но на той же неделе, если помните, вампирские рок-фанаты завалились из Теннесси в Саннидейл следом за концертами памяти Элвиса.

Напряженная выдалась неделя.

— Да, верно.

В тени ближайшего дерева были видны только синяя рубашка Джайлса и золотая оправа его очков.

— Они убили троих, пока я их не нашла. — Баффи нырнула под нижние ветки дуба, идя по найденному следу. — Знаете ли, трудно сочетать работу Истребителя с усердной учебой.

— Выходит, что это я отрываю тебя от учебы. «Джайлс тоже устал», — поняла Баффи.

— Ладно, я ничего такого не говорила. Дополнительная работа, которую я делаю, помогает мне исправить оценки.

Медленно, правда.

— Дай мне знать, если я могу помочь. У Джеймса Фенимора Купера истории очень воодушевляющие.

«Воодушевляющие?» — подумала Баффи с улыбкой, продолжая идти по следу. Когда они выходили из-под деревьев, след в свете луны был видим даже невооруженным глазом обычного человека.

— Спасибо, Джайлс, но пока что мы отлично справляемся вдвоем с Клиффом.

Джайлс наступил на ветку.

— С Клиффом?

— Догадайтесь, Джайлс. Учебник Клиффа. Я читаю книгу, читаю учебник, пишу работу. Дополнительные занятия.

— Понимаю. Ты последнее время была очень занята.

— Я всегда занята, Джайлс. Просто последнее время чуть больше.

«Он не заметил, потому что работает Куратором куда дольше, чем я — Истребителем».

Ее привлекло движение слева, но она не замедлила шаг. Эта ночь полна охотников, и она — только один из них.

Только лучше приспособленный к выживанию…

— Тебе удалось что-нибудь узнать о том, почему вампиров так привлекает этот парк? — спросил Джайлс.

Он подошел к ней поближе, чтобы услышать ответ.

— Нет, и еще я не знаю, как быть с Корди и Ивой и весенним праздником, намеченным на эти выходные.

По сравнению с этим убивать вампиров куда проще и не так опасно.

Слева снова что-то шевельнулось. Близко к земле, и не маленькое. Баффи следила за этим движением, но продолжала идти. Иногда для удачной охоты охотнику следует притвориться дичью.

Этому меня учил Джайлс. Или Ангел?

— Я не знал, что мы озабочены еще чем-то, кроме присутствия вампиров.

— Неужто? Как же вы это пропустили? Корди организует праздник, а Ива протестует против продажи парка под строительство. Столкновение интересов.

Колоссальный конфликт. Вы разве не заметили напряжения?

— Нет, — честно сознался Джайлс.

— Обе зовут меня на помощь, а я не знаю, что мне делать.

— А что ты хочешь делать?

— Я бы хотела попасть на весенний праздник, — ответила Баффи. — Но если Ива добьется своего, праздника, скорее всего, не будет. А торчать все каникулы здесь, в Визерли-парке, тыкая вампиров кольями, — это в список моих желаний не входит даже последней строкой.

— Да, я тебя понимаю.

Почти все внимание Баффи было направлено на движение слева. Там, в деревьях, и не один. Кажется, становится интересно. Несмотря на чуть колотящий ее страх, она испытывала радостнре нетерпение. Сунув руку в рюкзак, она схватила древко арбалетной стрелы. Давайте, ребятки…

И пошла вперед, чуть помедленней. Теперь она ощущала на себе пристальные взгляды даже без помощи обостренных чувств Истребителя. В темноте сверкнули алые глаза. Баффи схватила Джайлса за куртку и отпихнула в сторону, как раз когда первый вампир прыгнул.

— Она увернулась и покатилась по земле, едва уйдя от броска второго вампира. Его зловонное дыхание ударило в нос, когти прошелестели по ее волосам. Вскочив на ноги, Баффи приложила к плечу арбалет и выпустила стрелу.

Стрела пролетела двенадцать футов и пробила мертвое сердце, вампира. Он закинул голову назад и угрожающе завопил, но было уже поздно — от него остался только пепел.

Но у Баффи не было времени праздновать победу. Из-за деревьев вылетели остальные вампиры. Баффи схватила Джайлса за рукав и толкнула вперед.

— Бегом! — приказала она.

Шайка вампиров с воем бросилась следом.

— Здравствуйте, можно попросить Оза?

Ива крепко вцепилась в трубку и напряженно прислушивалась, не повторится ли стук.

На том конце провода кто-то с кем-то переговаривался, кто-то подбирал что-то на гитаре, слышался рокот барабанов, и все это на фоне музыки. Этот оркестр всегда репетировал в непринужденной обстановке.

Ива снова проверила интерком связи с детской и ничего не услышала.

По крайней мере, Тед пока еще не проснулся.

— Привет! — раздался в трубке голос Оза.

— Как там у вас репетиция? — спросила Ива. Господи, одно только слово, один звук его голоса — и я на все это буду смотреть совсем по-другому.

Услышав голос Оза по телефону, Ива почти успокоилась. И почувствовала, что звонить ему из-за того, что где-то что-то два раза стукнуло, — несколько глуповато.

— Нормально, — сказал Оз, как всегда не склонный к эпитетам. — Так что случилось?

Он всегда знает, когда надо послушать. Ива заходила по комнате. Почему оно теперь не стучит? Чтобы я могла ему сказать: «Вот что меня напугало».

— Кажется, я слегка нервничаю.

— А что такое? Ты же мне говорила, что уже бывала у Кэмпбеллов беби-ситтером.

— Конечно. Пару лет назад, когда Бобби был маленьким.

Старшего ребенка Кэмпбеллов сегодня оставили ночевать в детском саду.

— А с Тедом все совсем по-другому?

Ива улыбнулась. У Оза отличная память. Она знала, что большинство ребят пропускает мимо ушей все, что говорит девушка. Ксандр, хотя обычно все помнил, не всегда слушал так внимательно, как Оз.

— Да нет. На самом деле мне только раз пришлось его переодеть. А так он весь вечер спит.

— Ты воспользовалась случаем поговорить с мистером Кэмпбеллом?

— Нет.

На самом деле Ива воспрянула духом, когда ее позвали посидеть с ребенком Кэмпбеллов из-за болезни постоянной няни. Она и в самом деле хотела воспользоваться шансом пролоббировать мистера Кзмпбелла против предлагаемой перепланировки Визерли-парка.

Корди так и сделала бы, будь у нее возможность.

— Он очень спешил, — объяснила она.

— Не опускай руки, может, еще получится, — ободрил ее Оз.

— Не буду. Для меня и для других ребят с Визерли-парком связано много воспоминаний. И я не хочу, чтобы его выкорчевывали. Даже ради новой площадки для увеселений. Ее можно построить где угодно, а Визерли-парк у нас один.

На том конце провода кто-то окликнул Оза.

— Сейчас, минутку, — ответил он.

— Вы куда-нибудь собираетесь? — спросила Ива, надеясь, что Оз ответит нет.

— Думали заглотнуть где-нибудь по пицце, потом вернуться и еще пару часов поработать, — ответил он. — Если только тебе не нужно что-нибудь.

— Да нет. — Стук не повторялся. Ива все так же ходила по комнате. Я не стану его просить, разве что буду точно уверена, что здесь творится что-то странное. Она глянула на интерком, что-то ее беспокоило, но что именно, она понять не могла, и это ее злило. — Я думаю… я думаю, что просто хотела услышать твой голос.

И это тоже правда.

— Твой мне всегда приятно слышать, — ответил Оз. Ива улыбнулась, и вдруг страх, который стучался у нее внутри, стал далеким-далеким. Так случалось всегда после разговора с Озом.

— Ладно, иди и ешь пиццу, а потом мы еще поговорим.

— Ты точно не хочешь, чтобы я приехал?

— Абсолютно.

Ива попрощалась и отключила трубку. Она стояла у окна, глядя в сад. Луна еле-еле разгоняла темноту.

Баффи там, в темноте, и делает свою работу. Самое большее, что я могу, — спокойно сидеть с ребенком и потом попытаться пролоббировать наше дело.

Она обхватила себя руками, ощутив внезапный холод, хотя» на ней был мохнатый свитер.

Она вернулась к дивану и снова попыталась читать. Не получилось. Ее знаменитое умение сосредоточиваться ей отказало.

Страх — главная причина дислексии.

И снова ее внимание вернулось и интеркому. Что-то ее тревожило. Она щелкнула кнопкой, установив связь с детской.

И ничего не услышала.

Отключив канал, она попыталась взять себя в руки. И, отпивая очередной глоток диет-соды, она вдруг поняла, что ее тревожит. Она снова щелкнула интеркомом.

Не слышно ничего. А это не очень приятно… Не слышно, как сопит младенец Тед. На том конце — ни одного звука. Холодный шар страха подкатил к горлу, и она, схватив трубку телефона, побежала к лестнице на второй этаж.

Она уже представляла разбитое окно возле кроватки ребенка. Что, если это стучали створки окна, бьющегося о стену? Господи, только не это!

Ива быстро набрала номер Оза. Когда она добежала до лестницы, послышался гудок. Но не успела она подняться и на пол-этажа, как всюду в доме погас свет и Иву охватила тьма.

Глава 2

Баффи перезарядила арбалет на ходу. Вот это и называется искусность! Обернувшись через плечо, она увидела, что за ней гонятся не менее шести вампиров. Не гонятся — догоняют…

— Куда? — спросил задыхавшийся Джайлс.

Сделав рывок в сторону, Баффи глянула вперед и увидела поляну, занятую желтыми чудовищами землеройными машинами. Там были бульдозеры, канавокопатели и другая техника, предназначенная для взрывания, копания и перетаскивания земли.

— Попробуем укрыться там, — сказал Джайлс и побежал к ближайшему бульдозеру.

«Мне не надо было его брать сюда, — упрекнула себя Баффи. — Я же знала, что в лесу полно этих типов».

Вчера они с Ксандром зашли в таверну Вилли и узнали о сборе вампиров в лесу.

Джайлс нырнул под бульдозер и крикнул:

— Баффи, давай сюда!

— Можете сделать мне одолжение? — спросила Баффи. — Посидите там минутку и не мешайте.

Она не хотела его обидеть — они оба знали, что такие вещи она умеет делать лучше. Именно поэтому он был Куратором, или Смотрителем, а она — Истребителем. Истребители истребляют, а смотрители смотрят.

Не сбиваясь с шага, Баффи подбросила себя в воздух. Сделав полное сальто, она приземлилась на капот бульдозера и посмотрела туда, откуда они пришли.

Передовой вампир был до своей смерти и возврата старой женщиной. Седые волосы развевались у него за спиной, сверкали желтые клыки, и серебристые пузырьки жадной слюны блестели на губах.

Баффи навела арбалет и пронзила его сердце стрелой. Вампир замер и рассыпался дождем пепла, а бегущие сзади двое вампиров проскочили через него без остановки.

Бросив арбалет, Баффи достала из рюкзака пару деревянных кольев. Крутанув их в руках, она приготовилась встретить двух молодых вампиров, прыгнувших на бульдозер.

Один из них приземлился перед ней, а второй упал на крышу кабины над сиденьем водителя.

— Колья? — спросил тот, что был впереди.

— А что? — сказала Баффи. — Я уже пронзила несколько сердец стрелами, так что попробуем теперь что-нибудь другое.

Она сделала ложный выпад, потом нырнула влево, заставляя стоящего перед ней вампира сменить позицию.

Он бросился на нее, выставив когти и метя ей в лицо. Баффи уклонилась от удара, встав у него за спиной. Обостренные чувства Истребителя подсказали ей, что второй вампир собирается прыгнуть на нее, и она обернулась.

Локтем ударив по руке первого вампира, она бросила его навстречу тому, что был в прыжке. Они столкнулись с глухим стуком, как два футболиста на поле. Раньше, чем они успели расцепиться, она проткнула колом того, которого сбила.

Он рассыпался в пепел у ее ног.

— Ух ты! — выдохнул второй вампир, пятясь назад и пытаясь опять вспрыгнуть на крышу.

Баффи бросилась на него и схватила свободной рукой за ворот рубашки. Они свалились на землю. От удара у Баффи на миг помутнело в глазах, но она быстро пришла в себя. Она уже замахнулась колом на противника, когда заметила, что еще один вампир пытается вытащить Джайлса из-под бульдозера.

Библиотекарь отбивался руками и ногами, но его удары на державшую его тварь не действовали. Вампир ухмылялся, обнажая большие собачьи клыки.

— Джайлс! — окликнула его Баффи. Он обернулся, и она бросила ему кол.

Джайлс ухватил кол и замахнулся на вампира. Тот зашипел и отскочил.

— Спасибо, — сказал Куратор через плечо. — Я сейчас вернусь.

Он ухватил кол поудобнее и погнался за вампиром.

Внимание Баффи снова переключилась на того вампира, что был перед ней.

— Осталась без зубочистки? — издевательски сказал он, вставая, и пошел к ней.

Баффи, выставив вперед руки, нанесла ему прямой удар в лоб, отчего его голова запрокинулась назад. Баффи отступила в сторону, одновременно нанеся вампиру боковой удар в челюсть. Раздался громкий хруст провалившихся клыков.

— Зубы надо чистить между охотами, — сказала Баффи.

Вампир прижал руку к пасти опустился на землю и завыл.

— Ты мне жубы шломала! Жубы шломала!

Справа к Баффи метнулась тень. Не медля, Баффи подпрыгнула вверх, перевернулась в воздухе и двумя ногами ударила в спину нового вампира.

При жизни этот вампир был девушкой ненамного старше Баффи. Он взвыл от ярости, вытянул вперед свою когтистую лапу и бросился к Баффи.

Баффи снова уклонилась, уже зная, что будет делать. На земле рядом с бульдозером лежало несколько толстых жердей и она подхватила одну из них.

Подняв обломок с зазубренным краем, она ткнула им в нападавшую на нее вампиршу.

На месте, где стоял враг, осталась только горстка пепла.

Вторым обломком Баффи выбила зубы другому вампиру, а потом ударила его в сердце, и он взорвался облаком пепла.

Глянув в сторону Джайлса, Баффи увидела, что библиотекарь сумел проткнуть напавшего на него вампира. Она улыбнулась ему, подбежала к рюкзаку и вынула оттуда еще два кола. Чего стоит Истребитель, который не прихватывает с собой запасное снаряжение?

Вампиры обратились в бегство, пытаясь скрыться в лесу.

— Отлично, — сказал Джайлс. — Это было очень интересно.

Баффи бросила ему кол.

— О нет, мы еще не закончили. И она пустилась в погоню.

В наступившей темноте Ива споткнулась и схватилась за перила. Телефон все гудел и гудел ей в ухо. Наверное, Оз с оркестром уже пошли за пиццей и у телефона никого нет. Она отключила трубку. Оза нет, Баффи нет. Ксандр! Ксандр должен быть! Она набрала номер Ксандра на подсвеченных кнопках телефона. Снова прижав трубку к уху, она пошла вверх по лестнице. Тед там, наверху! Надеюсь.

У Ивы сердце разрывалось при мысли об одиноко и беззащитно лежащем у себя в комнате ребенке. На верхней площадке она нащупала свободной рукой висящий на крючке аккумуляторный фонарь.

Телефон щелкнул.

— Привет, с вами говорит автоответчик Ксандра, — сказал голос Ксандра. — Сейчас Ксандра нет дома. После сигнала назовите свое имя и оставьте номер телефона.

Ива, не дожидаясь сигнала, отключила трубку. Нажала выключатель фонарика, и световой конус расплескался по потолку. Она подкрутила его, направив на детскую. Дверь была закрыта, такой она ее и оставляла.

Спокойно^ Ива, спокойно…

В конце коридора было окно, выходящее на соседние дома. В них горел свет.

«Не нравится мне это, — подумала Ива. — Почему света нет только в нашем доме?» Она огляделась в поисках оружия и тут сообразила, что обе руки у нее заняты. Телефон и фонарь. Она стала красться по гладкому деревянному полу.

У двери она прислушалась, но ничего не услышала. Подумав, что Ксандр может быть у Корделии, она снова набрала номер.

— Алло? — ответила Корделия. — Ваш номер на определителе мне незнаком, так что, если это телефонное хулиганство, я вас выслежу и..

— Корделия! — шепнула Ива. — Это я.

Ей было очень неприятно, что она вынуждена просить Корделию о помощи.

— А, узнаю, — сказала Корделия, явно не узнавая. — Только которая «я» — Смит или Джонс? Я иногда вас путаю.

Ива дрожащей рукой потянулась к двери, ужасаясь воображаемым картинам, встававшим перед ее глазами.

Ну, Ксандр Гаррис, и влетит же тебе за все те фильмы, на которые ты меня водил!

— Корделия, это Ива.

— Ива? Ты говоришь так, будто у тебя насморк.

— Я говорю шепотом, потому что не хочу, чтобы меня слышали.

Ива взялась за ручку двери. Ручка повернулась легко. Это хорошо. А может быть, плохо.

— Если ты не хочешь, чтобы тебя слышали, зачем вообще звонить?

— Здесь, в доме, со мной кто-то есть.

Ива толкнула дверь и заглянула в щелку. Кроватка была едва видна. Окно на том конце комнаты закрыто и цело. Ей стало чуть лучше.

— Кто-то с клыками и злобный?

— Не знаю. Я в доме Кэмпбеллов, сижу с ребенком.

— Няня?

В устах Корделии это звучало как «прокаженная».

— В порядке одолжения.

— А нет ли в комиссии по перепланировке парка человека с фамилией Кэмпбелл? — подозрительно спросила Корделия.

Иву удивила ее осведомленность. Обычно Корделия интересовалась только модами и прическами. И еще — главенством в комитете по подготовке весеннего праздника.

— Да, но…

В голосе Корделии зазвучало отвращение:

— И ты пошла, чтобы поговорить о проектах?

— Нет! Они меня просили посидеть с ребенком. А поговорить я собиралась потом…

— Ива, от тебя я такого не ожидала! Поверить не могу…

— Корделия, заткнись и послушай. — Ива, судорожно вздохнув, вошла в комнату. Ничего не шелохнулось. Господи, пусть окажется, что ребенок спит! Она пошла к кроватке крадучись, колени подгибались. — Я сейчас здесь, и тут что-то происходит. Мне кажется, что кто-то лезет на крышу.

— Кошка, наверное, — сказала Корделия. — У них есть кошка?

— Нет. И свет отключился.

— Перебои с энергией сейчас сплошь и рядом. «Брось ты это, — сказала себе Ива. — От Корди толку не будет».

— Я позвонила узнать, не у тебя ли Ксандр.

— Нет, он в магазине со своим новым приятелем, Ханчем. Они там комиксы раскрашивают или что-то в этом роде. — Судя по голосу, Корделия начинала выходить из себя. — И мне не нравится, как ты себя ведешь. Ты и твои нытики из Гринписа — вы действительно можете сорвать нам весенний праздник. Если «Галливэн индастриз» это все надоест, нас из парка выгонят. Позволь тебе напомнить также, что большинство учеников разделяет мою точку зрения, и это будет куда как не клево.

— Это не перебои с энергией, — сказала Ива. — Отключился только один этот дом. Во всех остальных свет горит.

— Значит, отключился автомат, или сгорел предохранитель. Какая разница? Ты в темноте, так ведь? Я считаю, что это весьма символично.

— Меня волнует то, что находится в этой темноте вместе со мной.

Ива остановилась рядом с кроваткой.

— Это твое воображение, — ответила Корделия. — И оно таится всюду. Ты вымоталась. Тебе надо развеяться. И стоит отложить протесты против «Галливэн индастриз» до конца праздника

— Он будет в пятницу, — автоматически заметила Ива. — Голосование по перепланировке — в четверг. В пятницу уже будет поздно делать что бы то ни было.

— Как хочешь. Послушай, мне действительно некогда. Еще столько вопросов надо решить и столько народу обзвонить. Об этом празднике будут говорить потом многие годы.

— Не смей вешать трубку! — прошипела Ива, направляя свет фонаря на ребенка.

— Что? — переспросила Корделия, не веря своим ушам.

Фонарь бросил луч на детскую кроватку, скользнув по белой краске. Младенец под одеяльцем казался очень маленьким. Он все так же спал на животе, выставив попку. И кулачок во рту.

— Что ты сказала? — прошипела Корделия в ответ. Ива с шумом выпустила из груди воздух — она и сама не знала, что задержала дыхание. И сама не могла поверить; что так рявкнула на Корделию.

— Послушай, — шепнула она в телефон. — Ты меня прости, но этот шум и те страшные фильмы, на которые Ксандр меня водил… Кажется, я чуть перешагнула черту.

— Перешагнула черту? Ты с карты спрыгнула! — отрезала Корделия.

Ива чуть разозлилась, и это было даже хорошо после такого испуга. К счастью, с ребенком все в порядке, но так и непонятно, почему погас свет. Ива обвела фонарем комнату, проверяя, не случилось ли чего-нибудь.

— Слушай, я же извинилась. Я…

— Ива!

У Ивы побежали мурашки при звуке этого хриплого холодного голоса, отдавшегося в комнате эхом.

— Извинения не принимаются, — говорила Корделия в другое ухо. — То, что я хожу с Баффи и с вашей компанией и протыкаю кольями вампиров, еще не значит, что мы из одного социального слоя. Вы…

Ива повернулась к кроватке. Луч фонаря упал на Теда.

Он сидел, и круглая голова была слишком большой для его тела. Он был похож на незаконченное изваяние, с мягкими закруглениями по краям — как у всех младенцев. И одет был в ночную рубашку с Микки-Маусом. Но зеленые глаза горели, как расплавленный нефрит, и оттуда глядело концентрированное зло.

— Ива, — повторил Тед, пуская молочную струйку по подбородку. — Нам надо поговорить.

Глава 3

“Опа! Я, кажется, чуть не заскочила в офсайд!”

Баффи слишком поздно заметила засаду, чтобы остановиться, и два преследуемых ею вампира бросились на нее с двух сторон, рыча от ярости.

Она сделала еще один шаг и врубила тормоза, проехав ботинками по мягкой земле.

Вампиры, не успев остановиться, столкнулись и повалились на землю. Оба они были молоды — вряд ли старше Баффи — и одеты в форму частной школы, а значит, тот, кто сделал их вампирами, охотился возле этой школы.

Она всадила в одного из них кол. Он тут же обернулся кучкой пепла, и его вопль замер в воздухе. Второй вампир, с тощим землистым лицом, истыканным угрями, пытался встать.

Баффи шагнула вперед и ударом в грудь с размаху снова бросила его на землю. Подбежавший в эту минуту Джайлс поднял кол.

— Не надо! — взмолился вампир. — Не убивайте меня! Я же еще никого не кусал! Я только вышел из могилы — это моя первая ночь!

Джайлс, хрипло дыша, остановился.

Баффи подошла к вампиру, который пытался подняться. Слегка стукнула его ногой по макушке, и голова вампира откинулась назад.

— Лежать! Я хочу знать, что вы тут делали. Ты «Драгнет» когда-нибудь видел?

Вампир поднял на нее налитые кровью глаза.

— Это какое-то шоу из Вегаса? Я никогда такого не смотрю.

— «Драгнет», — повторила Баффи. — Вроде игры в вопросы и ответы. Сейчас будешь в нее играть. Я спрашиваю, ты отвечаешь.

— А иначе ты будешь бить меня по голове?

— А иначе я тебя приколю, как бабочку в биологическом кабинете, — пообещала Баффи.

Маленький вампир нервно сглотнул:

— О’кей.

Все это время Баффи продолжала оглядывать окружающую темноту. Она вовсе не надеялась, что уже разобралась со всеми вампирами в ближайших окрестностях.

— Что ты здесь делал?

— Я был с Брендоном, которого ты проткнула. Он мне сказал, что тут сегодня будет серьезное дело.

— Что значит — серьезное?

— Не знаю. Я только что выполз из могилы. Все это мне в новинку. — Вампир посмотрел на Баффи, на Джайлса, будто ища сочувствия. — Понимаешь, можно смотреть кино или там что еще, но к настоящей вампирской жизни это не подготовит.

— Серьезное, — напомнила Баффи.

— Вроде как должна была быть работа для всей группы. Мне казалось, что они что-то ищут. И, судя по словам Брендона, работа напряженная.

Баффи попробовала потянуть за другую ниточку:

— Он говорил что-нибудь про «Галливэн индаст-риз»?

— А кто это такие? Ладно, к следующей теме.

— Весенний праздник старшеклассников Санни-дейла?

Вампир ухмыльнулся:

— Звучит классно. А когда он будет?

Баффи глянула на него так, что ухмылка исчезла.

— Да, вам, наверное, не нужны там незваные гости? Баффи улыбнулась недоброй улыбкой:

— Незваный гость-вампир? Почему? Вполне. Еще пару кольев, и это будет интереснее корриды.

— Вычеркиваю из своего списка.

— Прекрасно. Так чего они искали?

— Я же тебе сказал: не знаю, — недовольным голосом ответил вампир.

— Это какое-то лицо? — заговорил Джайлс. — Или это что-то лежащее в земле?

Вампир задумался.

— Здесь мне придется строить догадки.

— Догадки принимаются по половинной цене, — ответила Баффи.

Вампир кивнул:

— Некоторые прихватили с собой лопаты. Баффи поглядела на Джайлса:

— Поиски клада?

.— Вообще-то, — сказал Куратор, — здесь неподалеку, как я слышал, есть археологические раскопки.

— Об этом даже по местному телевидению говорили, — отозвалась Баффи.

— На том месте, где «Галливэн индастриз» собирается строить луна-парк. Там была индейская рыбачья деревня, — сказал Джайлс. — В раскопках принимали участие преподаватели и студенты университета. Баффи снова переключила внимание на вампира:

— Они выкапывали какие-нибудь вещи?

— Я не видел. Но мы только недавно прибыли. Может, пропустили.

— Это, должно быть, немного дальше, — предположил Джайлс.

— А как найти, знаете? — спросила Баффи.

— Как Следопыт? — предположил Джайлс. Баффи шумно вздохнула и закатила глаза к небу.

Джайлс покашлял и сказал:

— В газетах есть карта. Я уверен, что раскопки четко обозначены, а если нет, то весьма заметны. Университет возбудил судебное дело против «Галливэн» за то, что они стали здесь копаться, не дав археологам закончить раскопки.

— Значит, проверим эти раскопки, — сказала Баффи.

— Блеск, — произнес вампир, медленно вставая с земли. — Значит, все довольны? Я свободен?

Баффи повернулась слишком быстро, чтобы он мог среагировать, и вонзила острие кола в его сердце. Вампир раскрыл рот, но крикнуть не успел и рассыпался пеплом.

— С ним все, — сказала Баффи, чувствуя лишь очень слабое сожаление. Когда-то этот вампир был человеком. Может быть, хорошим, а может быть, и нет, но сейчас он человеком не был. В этом все дело. — А нам пора. В какой стороне ведутся эти раскопки?

Ива попыталась что-то сказать — и не смогла. Младенец Тед смотрел на нее в упор невозможными глазами, в которых горел расплавленный нефрит.

— Ива, почему ты не защищала наш лес усерднее? — прохрипел он.

Ей удалось сделать два шага назад. Не лучшие первые слова для младенца. Ребенок подпрыгнул в кроватке, состроив гримасу, и схватился за перила.

— Нет! Тебе не удастся так легко улизнуть! И он погрозил крошечным кулачком.

Дверь за спиной Ивы внезапно хлопнула, будто в тесной детской выстрелила пушка. У Ивы задрожали руки, мысли лихорадочно заметались, она чуть не выронила фонарь. Ей удалось овладеть собой и произнести:

— Где ребенок?

— Ива, — прохрипело существо. — Ты веришь в наше дело!

— Какое дело? — спросила она. — Не понимаю, о чем вы говорите.

Она навела фонарь на существо в детской кроватке. Существо, чудовище, тварь — но это точно не был младенец.

— Ты боролась против этого преступника — Гектора Галливэна, — сказало существо. В его голосе, несмотря на хрипоту, слышались нотки детского плача. — Ты должна сражаться за наш лес. Он не должен пасть под безжалостными топорами, под натиском огнедышащих мерзких бестий на гусеницах, которые уже сейчас спят в нашем лесу. Ты должна помочь нам вернуть Камень, чтобы мы заняли подобающее нам место.

— Галливэн? — повторила Ива. «Камень?» — подумала она.

— Галливэн? — спросил голос Корделии в телефоне. — Ты сказала «Галливэн»?

Внезапно вспомнив, что трубка все еще у нее в руке, Ива поднесла ее к уху. — Корделия?

— Что там у тебя творится? — спросила Корделия.

— Это ребенок, — шепнула Ива. — То есть это не может быть ребенок, но оно выглядит, как ребенок. Что бы это ни было, Корделия, мне нужна помощь. Найди Ксандра. Баффи нет дома, и до Оза я не могу дозвониться.

— Мы думали, что ты веришь в наше дело, Ива, — обратилось к ней существо из кроватки. — У тебя есть сила. Она тебя привязывает к миру природы, как мало кого из людей.

Ива все пятилась, стараясь делать маленькие шаги, чтобы существо не заметило. Маленький шажок, тише едешь — дальше будешь… Маленький шажок, тише едешь — дальше будешь…

— Ива! — предупредила Корделия. — Если это розыгрыш…

— Я этим не занимаюсь, если ты помнишь. Я всю жизнь была серьезной девочкой. — Ива не отводила фонарь от глаз существа, надеясь, что яркий свет помешает ему видеть. — Это я, Ива. И я говорю правду. А правда в том, что какой-то монстр вселился в тело Теда.

— Тяжелый вздох, — саркастически произнесла Корделия. — Давай адрес.

«Отчаяние. Это единственная причина, почему я не вешаю трубку», — подумала Ива, и ей пришлось три раза повторить адрес, пока она не смогла произнести его правильно.

— Не уходи, Ива, — молящим голосом произнесло существо. — Многие пострадают, если ты откажешься действовать. Ибо Камень должен быть возвращен.

— Кто пострадает? — спросила Ива. «Может быть, только я», — мелькнула у нее мысль.

Ей хотелось бы сейчас иметь третью руку, чтобы взяться за дверь.

«Телефон, фонарь, телефон, фонарь — без чего можно обойтись?»

— Все, кто встанет против нас, — ответило существо, возбужденно приплясывая у перил кроватки. — И если не удастся остановить преступника Галливэна, нам, созданиям тени, придется плохо.

— О чем ты говоришь? — спросила Ива. Существо снова погрозило кулачком.

И вдруг трубка телефона выплюнула сноп фиолетовых искр.

«Не углядела за ребенком и разбила телефон. Да, это не мой звездный час».

Ива бросила бесполезную трубку и схватилась за ручку двери. Ручка не поддалась.

— Ты должна нам помочь, Ива, — сказало существо. — Твоя работа ради спасения леса не ускользнула от внимания твоего рода — и нашего.

— Какая работа? — спросила Ива, пытаясь понять, о чем идет речь. — Пикеты протеста в Визерли-парке?

Пока что их было только два, и оба достаточно жалкие. Но они привлекли внимание местных журналистов, которые решили осветить митинг протеста, организуемый Ивой в среду.

— Ты бьешься на стороне созданий тени, — сказало существо. — Мы хотели выразить тебе признательность за твои усилия.

— Захватив ребенка, которого я взялась понянчить? — спросила Ива. — Поверьте мне, это не лучшая идея. Вполне можно было просто послать открытку.

— Мы думали, что можем помочь.

Ива набрала побольше воздуху и чуть осмелела, потому что стала думать не о себе, а о ребенке.

— Что вы сделали с Тедом?

— То, что было необходимо, — ответило существо, не спуская с нее глаз.

«Звучит не слишком утешительно. Сменим курс».

— Откуда вы знали, что я здесь?

— Мы не знали. Это просто удача. Удача для тебя и для нас. В тебе есть особая сила Ива, сила ведьмы. Мы научим тебя использовать ее.

— Ближе к делу. Я хочу, чтобы ты освободил Теда. По лицу существа пробежала тень.

— Я не могу этого сделать. Кэмпбелл должен понять, что ошибся, поддерживая Гектора Галливэна. Наш лес не должен быть поруган.

Ива лихорадочно думала. Насколько легче было бы с Баффи! У Баффи никогда не было проблем — даже если она не знала, что делать.

Дверь по ту сторону кроватки вела в небольшую ванную. Ива уже заходила туда, когда переодевала ребенка. «По крайней мере, я надеюсь, что это был ребенок». Она стала пробираться в сторону ванной.

— Ты должна быть с нами, Ива. Мы дадим тебе силу, и ты обратишь ее против проклятых механических зверей, терзающих наш лес. — Существо повернуло свою детскую головку вслед за ней. — Ты куда?

Ива метнулась вперед в тот самый момент, когда существо подняло ручку. Аромат в ванной подтвердил, что она все правильно помнила. В составе сухих духов, лежавших в соломенной корзинке под умывальником, были листья восковницы.

— Ива! — завопило существо.

Ива лихорадочным движением высыпала сухие духи себе на ладонь. В тусклом лунном свете, пробивающемся сквозь маленькое окошко, она стала перебирать травы. С тех пор как она начала изучать колдовство, она узнала гораздо больше, чем мечтали ее учителя.

— Ива! — Перила детской кроватки яростно тряслись. — Что ты там делаешь, Ива?

Отделив листья восковницы от прочих трав, Ива положила их в ладонь. «Даст бог, этого хватит», — подумала она и вернулась к существу в кроватке Теда.

— Мне… мне надо было кое-что взять. Существо сморщило нос и чихнуло — совершенно детским чихом, чуть громче, чем чихнула бы кошка.

— Что? — спросило оно капризно. И в глазах его сияла совершенно детская невинность.

Ива потерла листья в пальцах и резким движением высыпала их на младенца.

— Листья восковницы, — сказала она. — И если ты знаешь науку ведовства, то тебе известно, что их применяют ведьмы для избавления от одержимости демоном.

Раскрошенные листья медленно опустились на существо, и оно зарычало от боли.

— Я никакой не демон! — крикнуло оно. — Не какой-нибудь похититель тел или убийца разума! Я из леса, я — создание тени!

На месте прикосновений листьев по-детски мягкая кожа существа постепенно покрывалась волдырями.

Ива отшатнулась, когда существо выбросило к ней ручки.

— Мерзкая ведьма! — зарычало оно. — Тебе нельзя было доверять!

Ива смотрела, как загипнотизированная, а раскрошенные листья все шипели на детской кожице. Они плавились и сползали вниз к ножкам ребенка. Существо закинуло голову и завыло снова, а под розовой кожей показалась оливковая. Два больших волдыря на спине вдруг лопнули, выпустив пару перепончатых крыльев, влажно блеснувших в лунном свете.

Черты лица младенца свело гримасой боли и ярости. Изменились ручки и ножки — они стали тоньше и длиннее, на них показались острые кривые когти, полоснувшие простыни. С яростным криком существо потянулось под кроватку и достало маленький и острый как бритва топор. Потом подпрыгнуло в воздух, колотя перепончатыми крыльями, и устремилось прямо к Иве.

«Вот это, — подумала Ива, — действительно плохо».

Глава 4

Баффи присела в тени на вершине холма, откуда виднелось место раскопок. Оно было огорожено проволокой, на которой висели красные флажки с эмблемой местного университета. Высились горы земли, и даже воздух пах ею.

Ужас. Копаться в огромной муравьиной куче — это достойное завершение вечера.

— Да, они хорошо поработали, — заметил Джайлс.

Баффи кивнула. Она стала оглядывать лес и вывернутую землю в поисках других вампиров, которые еще могли рыскать здесь. Одновременно она выгребла из карманов ветки, наломанные по дороге, бросила их на землю и стала обстругивать ножом. Мысленно она постоянно возвращалась к конфликту между Ивой и Корделией.

— Вы были правы насчет весеннего праздника. — Да?

— Да. Насчет этих споров между Ивой и Корделией по поводу весеннего праздника. — Баффи продолжала обстругивать веточки, добавила третью к тем двум, которые уже заострила, и потянулась за четвертой. — Веселиться согласны все, но Ива всерьез переживает по поводу утраты Визерли-парка. Она здесь выросла. Для нее он многое значит. И еще тут замешаны вопросы охраны окружающей среды.

— С тех пор как она стала ведьмой, у нее изменился подход к жизни, он стал более консервативным. Если «Галливэн индастриз» построит свой луна-парк, появится примерно четыреста новых рабочих мест. Там можно будет подрабатывать летом.

Вот это и есть положительный момент. Насколько я помню, «Галливэн индастриз» упоминала в прессе об этом преимуществе.

— И еще о том, что создание луна-парка будет стимулировать местный бизнес, — напомнила Баффи.

— Да, это тоже был один из доводов Галливэна. — Джайлс посмотрел на Баффи взглядом Куратора, который иногда ее раздражал. — Так ты поддерживаешь свою подругу или этот… э-э… пикник?

— Не так все просто, — сказала Баффи. «Но очень скоро вопрос действительно встанет или — или». — Корди возглавляет оргкомитет этого весеннего праздника.

— Да, — ответил Джайлс. — Но, я думаю, ты согласишься, что даже в лучшие времена твои отношения с Корделией Чейз были совсем непростыми.

Баффи потянулась за очередной веткой. После драки с вампирами наваливалась усталость и ныли ушибы. К счастью, благодаря усиленным восстановительным способностям Истребительницы наутро это будет едва ли заметно. Джайлс же будет еще несколько дней морщиться и охать.

— Нет, — согласилась Баффи. — Если придется выбирать между ними, я выберу Иву.

— Только пока еще такой необходимости нет.

— Именно так мне и хочется думать. И еще есть Ксандр.

— Ах да, Ксандр. Какова же его позиция?

— Ксандр — друг Ивы, и очень давний, — ответила Баффи. — Но сейчас у них любовь с Корделией, Так что сами видите.

— Он будет разрываться между ними.

— Скорее он окажется на стороне Корделии.

— Оставив бедняжку Иву разбираться во всем одну.

— Ага. И это ослабляет то радостное чувство, которое мне полагалось бы испытывать при мысли о празднике.

— Понимаю. Но это не говорит мне о том, что ты чувствуешь.

— Замешательство, — признала Баффи. — Истребительство — это куда проще. Найти вампира, ткнуть его колом и идти дальше.

— Хотя Истребительство — это не все, нем ты должна заниматься.

— Нет. То, что я делаю сегодня, — очистка места для праздника. Если он будет. Я же вам говорила, я делала обход траурных залов и вдруг увидела, как один из погибших накануне вот на этом месте рабочих встает из гроба.

Тогда-то она и позвала Джайлса.

— Я вспоминаю, что читал об этой смерти в газетах. Кажется, рабочий был убит током.

— Так сказали в новостях, — согласилась Баффи. — Может быть, так оно и выглядело. Но патологоанатом не обратил внимания на обширную кровопотерю. Мы-то уже знали, как они тут действуют, так что не удивительно. В общем, этот тип встал из гроба, и мы поболтали малость.

— Только вначале они бывают не очень общительны, — вспомнил Джайлс.

— И приветливы, как официантки кафетерия, когда вдруг нагрянет санинспекция. — Баффи собрала готовые колья. — Он мало что мог сказать, но я поняла, что у нас будут проблемы. И стала интересоваться, замешан ли тут Талливэн.

— Ты его подозреваешь? — спросил Джайлс.

— Галливэн получил разрешение от мэра, и это один из его рабочих ночью был похищен. Тогда я еще не знала про раскопки.

— Да, но эти два момента могут быть не связаны.

— Опять они.

Баффи показала на три тени, вышедшие с опушки и направляющиеся к раскопкам. Пастозно-белая в свете луны кожа и угрюмые вампирские лица. У двоих были лопаты, у третьего — кирка.

— Интересно, — произнес Джайлс, понизив голос.

— Опасно, — возразила Баффи. — Если вампиры будут шнырять здесь в ночь праздника, у них будет шанс на богатую добычу. Я этого допустить не могу.

Она стала крадучись спускаться по склону, оставаясь в тени деревьев.

Джайлс последовал за ней.

— С вампирами я разберусь, — сказала Баффи. — Проблема в том, как разобраться с Ивой и Корделией. По сравнению с этим судье, который разнимает дерущихся футболистов, просто делать нечего.

И она двинулась дальше, снова став Истребитель-ницей, подбирающейся к добыче.

Корделия Чейз нажала на педаль и проскочила светофор, только что вспыхнувший красным. Посмотрела на себя в зеркало заднего вида. Она была высокой, с внешностью, за которую, как говорится, и умереть не жалко. У нее была хорошая наследственность, и при этом она всегда оставалась естественной и непринужденной.

Корделия одела светло-вишневую водолазку, тесную мини-юбку и высокие черные ботинки. Мощные цвета. По дороге к двери она даже успела прихватить три пары серег. Выбрать нужную пару во время езды с такой скоростью, будто опаздываешь под флаг на автогонках, — задача трудная, но не невозможная. Выглядеть отлично никогда не было для Корделии невыполнимой задачей. И никогда не будет.

Она резко вывернула руль, одновременно набирая номер на сотовом телефоне, и еле ушла от столкновения с машиной, на которой было написано: «Доставка пиццы». Потом поглядела в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что ей не померещилось. Чуть не врезалась. Она вздрогнула.

Телефон в доме Кэмпбеллов по-прежнему не отвечал. Она набрала другой номер.

— Магазин комиксов «Не от мира сего», — раздался жизнерадостный голос. — Если вы покидаете Солнечную систему, мы готовы помочь вам упаковаться.

— Ксандр Гаррис сейчас у вас? — спросила Корделия.

— Ксандр? Был минуту назад. А, вот он. Сейчас. Трубку со стуком положили на стол. Заскрипев шинами, машина Корделии свернула направо. Почему это Баффи нет? Ее никогда нет, когда она нужна. Машина опять с ревом повернула, Корделия еще ждала ответа, когда почувствовала знакомый противный хруст. Со страхом и не желая в это верить, она уставилась на руль, медленно разжимая пальцы. При виде сломанного ногтя она чуть не заплакала.

— Привет! — произнес Ксандр.

— Что ты там делаешь? — сурово спросила Корделия.

— Болтаюсь тут у Хатча, — несколько угрюмо ответил Ксандр. — Ты ведь была занята на заседании оргкомитета, помнишь?

Хатч работал в «Не от мира сего», и Ксандр последнее время с ним сблизился на базе общих интересов. Интересы такого рода были и всегда будут Корделии чужды.

А Хатч даже слегка ужасал ее. Она никогда не видела, чтобы человек так много ел и при этом ни грамма не прибавлял в весе. И еще желчный и ядовитый юмор, как у Ксандра, когда человеку глубоко плевать, задевают ли кого-нибудь его замечания.

— Я помню, что ты не очень рвался помогать. Корделия горестно смотрела на сломанный ноготь.

Если Ива не попала в беду — в настоящую беду, — она еще долго сидеть не сможет, это Корделия ей обещает.

— Рваться-то я рвался, — ответил Ксандр. — До тех самых пор, когда ответы на мои предложения сменились с «я так не думаю» на «это просто глупость». Если я правильно помню, я тогда ушел, и ты очень расстроилась.

— Зато если бы ты остался, то на этот призыв о помощи мог бы откликнуться ты, а не я.

— Кто позвал на помощь? — Тон Ксандра неожиданно стал серьезным. Эту его особенность — быстрое умение переходить от беспечности к делу — мало кто знал. Конечно, Корделию раздражало, что не она управляет этими изменениями. — Баффи?

— Ива, — ответила Корделия. — Она сейчас сидит с ребенком Кэмпбеллов. Она позвонила мне и сказала, что ребенок превратился чудовище.

— Она не сказала в какое?

— У нее не было времени. Связь оборвалась.

— А с Ивой что?

Корделия услышала в голосе Ксандра волнение, и это задело ее. Да, конечно, у Ксандра с Ивой дружба с пеленок, но когда-нибудь должен же он забыть об этом? Или хотя бы немного скрывать при общении с Корделией. В конце концов, ее чувства тоже надо щадить.

— Не знаю. Я сейчас туда еду, — ответила она как можно более сдержанно. — Я тебе позвонила на всякий случай — просто чтобы ты знал.

— Уже еду, — пообещал Ксандр и сказал в сторону: — Слушай, Хатч, подбросишь меня тут кое-куда? Плачу за бензин. — И снова в телефон: — Я выезжаю, Корди. Будь там поосторожнее, пока я не приеду.

— Если бы я сочла нужным быть осторожной, я бы осталась дома. А так я ноготь сломала!

Корделия отключила трубку и бросила ее на сиденье рядом с собой.

Ива пригнулась, закрыла голову руками и с размаху бросила фонарь в чудовище, которое выглядело младенцем несмотря на все перемены. Она промахнулась, и оно, к счастью, тоже.

Ива вскочила и бросилась к двери. Схватилась за ручку: оказалось, что дверь, хотя и с усилием, но открывается. Она успела выскочить из комнаты под громкое жужжание осиных крыльев над головой.

— И-ива! — завопило существо у нее за спиной с досадой и злобой в голосе.

Что-то ударило в дверь, и Ива подняла глаза. Лезвие топора, не больше, чем ее ладонь, высунулось из пробитой трещины.

«Это он всерьез!» — поняла Ива. Она побежала вниз по винтовой лестнице, громко стуча каблуками.

Дверь детской у нее за спиной вылетела, ударившись в стену. Подняв глаза, Ива увидела, что крылатая тварь гонится за ней.

Она полетела вниз по лестнице, только придерживаясь за перила, чтобы не упасть. Дыхание вырывалось из груди хриплыми всхлипами, хотя Ива пыталась уговорить себя сохранять спокойствие. «Спокойствие? Оно мало совместимо с попыткой установить новый олимпийский рекорд». Она пробежала через гостиную, через коридор и устремилась к двери. Дернула дверь на себя, но та не поддалась. Ива метнулась в кухню.

Позади нее раздавалось тяжелое жужжание перепончатых крыльев.

Ива влетела в кухню и едва не растянулась на натертом полу. Ухватившись одной рукой за стену, она сумела удержаться на ногах, обогнула резким зигзагом кухонный стол и шкаф. Висящие над столом кастрюли и сковородки плоскими поверхностями отражали свет улицы и блестели, как маленькие луны.

Ива отбросила в сторону тяжелые шторы, закрывавшие стеклянную дверь, ведущую во внутренний двор, схватила пальцами щеколду…

Глава 5

Дверь не открылась. Тяжело дыша от страха и не зная, куда бежать, Ива оглядела кухню. Ее глаза остановились на висящих кастрюлях и сковородках. Она пошла к ним боком, оставляя за спиной кафельный кухонный стол.

Крылатая тварь держалась в нескольких футах от нее, вися в воздухе, как шмель. Кухню заполняло жужжание крыльев.

Подстегнутая адреналином и гневом, Ива бросилась вперед. Обеими руками она схватилась за ручку большой сковородки и, понимая, что теперь все зависит от скорости, наотмашь ударила этой сковородкой крылатого противника.

Существо сильнее захлопало блестящими крыльями и дернулось вверх. Сковородка просвистела всего в дюйме от него.

Ива не удержалась, завертелась и разбила сковородкой кафель стола. Осколки брызнули на стену. Ива обернулась, но в этот момент волосы упали ей на глаза.

— Ты будешь с нами, Ива. Когда настанет время.

Существо пухлой детской ручкой полезло в сумку, висевшую у него на поясе. Воздух заполнили искрящиеся частицы, напоминавшие облако радиоактивной пыли.

«Прах еси и во прах воротишься?» — успела подумать Ива. Не очень жизнерадостная мысль. Она попыталась отстраниться от пыли, но ей это не удалось. Попыталась задержать дыхание, но и это не получилось. Ей пришлось вдохнуть клубящуюся вокруг головы пыль. На секунду Иве показалось, что паркетный пол бросился ей навстречу, — и больше она уже ничего не воспринимала. Последняя мысль была о Теде. Где настоящий ребенок?

Баффи подкралась к краю котлована и заглянулавниз. Там три вампира копались в мягкой черной земле.

— Кто-нибудь знает, как должна выглядеть эта штука? — сказал вампир, одетый в теннисный костюм. В реальной жизни он наверняка был биржевым маклером или страховым агентом.

— Слышь, деда! — позвал вампир помоложе в одежде для скейтборда. — Папа хочет знать, что мы ищем.

— Если бы мы сами это знали, — сказал третий вампир, наступая на лопату и загоняя ее в землю, — это бы уже знали все. И этой штуки тут бы уже не было.

В прошлой жизни это был старик, одетый в шорты, высокие белые носки и мягкую рыбацкую шляпу.

— Ну да, — буркнул молодой вампир. — Мы бы потом у них ее забрали.

— Ты всегда так отвечаешь, — отозвался папа-вампир. — Просто забрать.

— Слушай, па, знаешь что? Мы сейчас вроде мертвые, но когда мы с дедом притаскивали добычу, я что-то не помню, чтобы ты отказывался. Они же тоже не добровольно отдавали кровь? Я думаю, когда они брыкались и орали, это был отказ. — Тут он засмеялся, как маньяк, потому что из земли раздался треск. — Эй, я тут скелет нашел!

Он выдернул находку из мягкой земли и осмотрел. Явно не найдя ничего заслуживающего внимания, он бросил скелет в сторону и снова стал копать.

Папа-вампир не обратил внимания на слова сына.

— Вот о чем надо бы подумать. Если мы копаем там, где надо, почему здесь не копают все остальные?

Тут обернулся дедушка-вампир:

— Вот в том-то и беда вашего поколения. Вы только и знаете, что сидеть и скулить, как вам трудно. Твой сын хотя бы готов пойти и подраться за то, чего хочет, а тебе бы все ныть и выяснять у психоаналитика, что же тебе на самом деле нужно.

«Посмертное продолжение житейских проблем, — подумала Баффи. — И семейная психотерапия уже не поможет».

Понимая, что лучше не будет и что она ничего от них больше не узнает, Баффи выпрямилась, держа в обеих руках по колу.

Все три вампира повернулись к ней.

— Мне очень неприятно вмешиваться в ваш семейный разговор, но надо свести кое-какие счеты.

Пожилой вампир и его сын нервно попятились. Старый с отвращением скривился:

— Это она и есть?

— Ага, деда, — сказал младший. — Это Истребительница.

Старый вампир покачал головой:

— Что-то она бледно выглядит.

— Мыться надо, тогда и ты будешь побледнее, — ответила Баффи и легко спрыгнула в яму высотой около семи футов.

Старый вампир бросился на нее первым. Он поднял кирку и замахнулся, метя Баффи в череп. Но когда кирка достигла цели, Баффи там уже не было. Она уже стояла за спиной старика и вгоняла кол прямо ему в спину.

— Наглые сопляки, — сказал старый вампир. — Никакого уважения к старшим.

Он снова поднял кирку, но разлетелся в пыль раньше, чем смог замахнуться.

— Уважаем, но не таких, что пылят из-за каждой мелочи, — ответила Баффи и обернулась, чтобы встретить оставшихся вампиров.

Теннисист метнул в нее лопату, и на долю секунды лезвие мелькнуло в лунном свете.

Баффи шагнула в сторону и поймала лопату на лету. Потом метнула ее обратно, целя вампиру в грудь. Лопата перебила грудину и прорезала сердце.

Скейтбордист налетел на нее, вопя и завывая, его когти и клыки метили в нее со всех сторон. Баффи, фехтуя кольями, отбила атаку и обрушила на череп вампира серию ударов, от которых он пошатнулся. Тогда Баффи в повороте нанесла ему удар ногой в голову, и он отлетел спиной к стене котлована. Раньше, чем он успел что-либо сообразить, она вогнала кол ему в грудь.

— Ну-ну… здесь все как надо? — спросил Джайлс.

— Да. — Баффи оглядела три кучки пыли и снова посмотрела на яму. — Вы работали когда-нибудь на раскопках, Джайлс?

Он слез к ней в яму по стене. — Несколько раз. В школе и потом еще недолго. Вызывался добровольцем, чтобы получить возможность посмотреть мир. Это оказалось очень интересно, так что…

— Так что скажите мне, если видите здесь что-то интересное для вампиров.

Баффи вынула фонарь из кармана брюк и включила его. В галогеновом свете заплясали резкие тени и стали видны ямы, выкопанные в черной земле.

— Ну-ну, — сказал Джайлс, наклоняясь, — они, кажется, устроили тут полный и окончательный беспорядок.

— Никогда не думала, что археология имеет свою колонку в журнале «Домоводство», — ответила Баффи.

Она зевнула, чувствуя, что у нее слипаются глаза. Интересно, не было ли тут пикника в прошлые выходные? Может быть. Она стояла за спиной Джайлса, зная, что он полностью поглощен своим делом.

Для Баффи все, что он перебирал в пальцах, было просто черепками, наконечниками стрел, бусинами, какими-то вырезанными из кости инструментами. Ничто не вызвало особого интереса, и она сомневалась, что вампиры заинтересовались именно этим. Так чего же они тут копались? Таких загадок она терпеть не могла, они означали трудности в работе.

— Интересное место, — рассеянно заметил Джайлс. Его проворные пальцы выбирали из земли все новые и новые предметы. Он очищал их, осматривал и клал обратно. — Но кажется, ничего необычного здесь не найти.

— Да, но вампиры все время здесь роются. И вопрос вопросов сегодня — зачем?

— Очевидно, это единственное заметное отличие этого места раскопок от любого другого.

Джайлс сменил место, и Баффи последовала за ним с фонарем.

Ее внимание привлек хруст гравия.

— Мы не одни, — шепнула она и погасила фонарь. Джайлс уже погрузился в изучение только что найденного предмета, но тут оторвался от него.

— Еще вампиры? — шепнул он.

Баффи подпрыгнула, подтянулась за край ямы и выглянула.

— Хуже. — Как?

Баффи смотрела, как к месту раскопок идут четверо мужчин в форме. Пистолеты они вытащили заранее и шли медленно.

— Охранники «Галливэн индастриз». — Она поглядела на Джайлса. — Убить их мы не можем, а допустить, чтобы нас поймали, — тоже.

Он не ответил, поглощенный предметом, который держал в руках.

— Джайлс, — шепнула Баффи, присев рядом с ним. — Поправьте меня, если я ошибаюсь, но мне кажется, наступил момент, когда вы должны мне сказать, что нам пора отсюда выбираться.

— Что? — переспросил он, поднимая на нее глаза и возвращаясь к реальности. — Да, нам надо отсюда выбираться.

— Какие есть предложения?

Баффи уже слышала голоса охранников почти над головой.

Джайлс встал, нырнув в сторону от луча фонаря, осветившего край ямы.

— Когда будет шанс, надо бежать. Очень быстро.

Баффи уставилась на него, не веря своим ушам.

— И это все, чему вас научили в школе Кураторов? Джайлс подтолкнул ногой лежащую на земле лопату.

— Полагаю, мы могли бы прокопать отсюда туннель, — сказал он и слегка улыбнулся.

— Это если бы с нами был зайчик Багз Банни, — ответила Баффи.

Шаги стали ближе, и еще несколько лучей осветили яму.

«Они в любую секунду будут над нами, — поняла Истребительница, — а мой Куратор играет в игрушки».

— На самом деле, — шепнул Джайлс, — я думаю, что и старина Багз нам бы не помог.

— Чего? — уставилась на него Баффи.

— Ну, — пояснил Джайлс, — он же всегда сворачивал при Альбукерке не в ту сторону.

Глава 6

Медленно подходя к дому Кэмпбеллов, Корделия ощущала, что от страха волосы на голове встают дыбом. Дом она нашла достаточно легко, машину поставила у тротуара, не выключая мотора — на случай, если придется уезжать в спешке.

Она взяла себя в руки. Все путем. Если Ива это может выдержать, то она тем более. Только Ива ведь не выдержала? Потому и позвонила.

Корделия взялась за ручку входной двери, но дверь была заперта.

Путь в обход перекрывала изгородь. Сказав себе под нос несколько неприятных вещей о вампирах вообще и добавив еще несколько об Иве в частности, Корделия полезла через изгородь.

Охранника на воротах она миновала с минимальным беспокойством, сказав, что она приехала на вечеринку, а точного адреса не помнит, только узнает машину, которая принадлежит хозяину. Охранник даже взял на себя труд проверить ее рассказ — очевидно, он знал всех, у кого регулярно бывают вечеринки. Парня этого он вызвал по интеркому, и, держа в руках ее права, спросил, знает ли он Корделию Чейз.

Парень явно не понял и переспросил: «Корделия — как?» Он явно не слышал этого имени. Поэтому Корделия своим самым теплым голосом, который так любил слышать по телефону Ксандр, напомнила, что они встречались в «Бронзе»,’и уточнила, будет ли ему приятно увидеть ее снова.

Ворота мгновенно открылись.

Но если теперь ее поймают при перелезании через изгородь, да еще с колом в руке, что тогда…

— Эй, что тут творится?

Сидя на заборе верхом, Корделия глянула вниз и увидела Ксандра. Худой, темноволосый и, как всегда, готовый в любой момент отпустить язвительное замечание.

Рядом с ним стоял Хатч. Корделия попыталась припомнить его фамилию и не смогла. Кажется, что-то на букву У. Он был повыше Ксандра и пошире в плечах. Рыжие волосы торчали прядями, серьги и два колечка над левой бровью поблескивали в свете луны. Одет он был в брюки цвета хаки и зеленый пуловер.

— Я опаздываю на «Оклахома Лэнд Ран», — сказала Корделия. — Там меня должен встретить Том Круз.

— Кажется, я тебя застукал не вовремя. А где Ива? — Наверное, внутри. Передняя дверь заперта.

Ксандр кивнул, поднял щеколду на воротах и отворил их.

— Зато ворота открыты.

Корделия знала, что, не будь он так встревожен из-за Ивы, он бы над ней посмеялся. Недолго, правда, потому что она смогла бы его остановить.

— Сними меня.

Ксандр протянул руки и помог ей спуститься во двор Кэмпбеллов.

— Так что случилось? — спросил Хатч. Его толос звучал ровно. «Голос прирожденного певца», — подумала Корделия.

— Не знаю, — ответила она, направляясь мимо цветов и кустов к внутреннему дворику. — Как это вы так быстро добрались?

— Хатч. Он же согласился меня подвезти, помнишь? — Ксандр ткнул большим пальцем через плечо в сторону своего друга. — В его семье много поколений контрабандистов. Для него быстро ездить — что для тебя ходить по магазинам.

— К тому же, — добавил Хатч, — дорога от нашего магазина куда короче, чем та, которой ты ехала.

— Знай я, что вы так быстро доедете, — сказала Корделия, — я бы осталась дома и ждала бы от вас звонка.

Ксандр не обратил никакого внимания на эти слова.

Она поняла, что он почувствовал фальшь в ее голосе и в том суровом виде, который она на себя напустила. Что ж, девушка должна быть суровой, чтобы удержаться на вершине или около нее. А Корделия всегда примеряла на себя корону.

— Здесь кто-то помешан на растениях, — шепотом проворчал Ксандр, когда они пробирались среди цветов, кустов и лиан.

— Ничего особенного я в этих цветах не вижу, — сказал Хатч.

— Кроме неумеренности, — ответил Ксандр, остановился у изгороди дворика и почти бесшумно перепрыгнул через нее.

— Кто-нибудь мне объяснит, почему мы двигаемся так тихо? — спросил Хатч, помогая Карделии перелезть через изгородь и при этом приподнимая ее без малейшего напряжения.

— Ива решила, что в дом лезут грабители.

— А почему она не позвала охранников? — спросил Хатч.

Корделия посмотрела на Ксандра, который умудрился пожать плечами, прижавшись к стеклянной двери дома.

— Боялась ложной тревоги? — предположила Корделия.

— Может быть, — согласился Хатч. Он глянул на кол в руках Корделии. — Зачем тебе эта палка?

Корделия посмотрела на кол. Ах ты черт!

— Я ее нашла.

— А я думал, это семейная реликвия.

— Я была одна, возможно, пришлось бы защищаться. Почему-то лучевого ружья я тут не увидела.

«На это ты уже ничего не скажешь». Корделия посмотрела на Ксандра, который вглядывался внутрь через стекло двери.

— Ива лежит на полу!

Отбросив осторожность, он встал прямо перед дверью и рванул ручку, но та не поддалась.

— Дай-ка я, — сказал Хатч.

Ксандр отступил в сторону, Хатч взялся за ручку, напрягся — и ручка вместе с замком вылетели из двери.

— Ух ты! — сказала Корделия. — Напомни мне, чтобы я никогда не обменивалась с тобой рукопожатием.

Хатч отбросил ручку с замком в сторону.

— Всегда был неслабым.

Ксандр надавил на дверь, и она со звоном отлетела, открывая вход. Корделия вошла в комнату вслед за ним, прикрывая ему спину. Ксандр нагнулся к Иве и приподнял ее за плечи.

Глядя на них, Корделия ощутила легкий, но неприятный укол ревности. Иногда она не понимала, что она вообще нашла в Ксандре, но в другие минуты ревновала его к Иве и сожалела, что они настолько хорошо знают друг друга. Она спрашивала себя, будут ли они с Ксандром так близки хоть когда-нибудь, если не считать обычной близости между парнем и девушкой. Конечно, ей эта близость нравилась, потому что иначе ее бы здесь не было.

— Что с ней? — спросила Корделия, оглядывая помещение и крепко сжимая в руке кол, но ничего не видя.

«Конечно, не всегда можно увидеть, как приходит зло, правда?»

От этой мысли по спине пробежал холодок.

— Она приходит в себя, — сказал Ксандр. Нотка облегчения в его голосе снова вызвала у Корделии раздражение и одновременно радость от того, что с Ивой ничего страшного не случилось. Моргая Ива уставилась на них.

— Ребенок, — сказала она. — Я должна найти ребенка!

Она попыталась подняться на ноги, но не смогла.

— Погоди, — приказал Ксандр. — Я посмотрю, что с ребенком. Где он?

— Это существо его забрало, Ксандр. Я должна была за ним смотреть, и я дала его украсть! Это я во всем виновата!

— Готовьтесь действовать, — посоветовала Баф» фи. — И быстро. — Она зачерпнула пригоршню земли. — Когда начнется, бегите к машине. Я догоню.

Куратор неохотно кивнул:

— Значит, по твоему сигналу.

Шаги приблизились к котловану. С края посыпались земля и камешки.

— Вперед! — сказала Баффи.

Джайлс бросился бежать к другой стороне котлована.

Баффи выпрямилась и бросила пригоршню земли в лицо охранника. Земля попала ему в глаза.

— На помощь! — заорал он. — Сюда, ко мне!

Он дважды выстрелил. К счастью, пули попали только в оструганные ветки.

Подпрыгнув, Баффи подтянулась за край ямы и вылезла. Выбросив ногу в сторону, она повалила охранника на землю, выхватила у него револьвер, открыла барабан и вынула патроны. Потом отбросила оружие в сторону.

Один готов, осталось трое, которые уже бежали к ней. Лучи их фонарей плясали на кучах земли, слишком быстро пролетая мимо Баффи, чтобы ее зафиксировать. Раздались выстрелы.

— Стой! — крикнул один из них. — Стой, стрелять буду!

Стрелять? С каких это пор наемным охранникам разрешается стрелять? И это предупреждение разве не должно звучать раньше первого выстрела?

Баффи пригнула голову и побежала, еле успевая уворачиваться от пуль, которые впивались в землю возле ее ног. Она бежала к деревьям, в сторону, противоположную той, куда скрылся Джайлс.

Один из этих ребят, должно быть, был классным легкоатлетом, потому что он догонял ее сбоку, резко сокращая дистанцию.

— Я его взял! — крикнул он.

Луч его фонаря на миг ударил в лицо Баффи, ослепив ее. Тут же на ее плечо упала тяжелая рука.

Он не успел потянуть — Баффи ухватила его за большой палец и дернула. Что-то хрустнуло, но вряд ли она сломала ему палец. Он завопил и отпустил ее, но продолжал гнаться за ней вместе с остальными.

Баффи бежала ровно, как это делают Истребители, и начала закладывать долгий поворот к тому месту, где стояла машина Джайлса. Если на дороге не попадутся вампиры и если она не опередит Джайлса на пути к машине, они успеют уйти.

Ива глядела на пустую кроватку, где раньше лежал Тед. «По крайней мере, я надеюсь, что это был Тед. Я его кормила. Очень хочется думать, что это был Тед».

Единственное, что осталось в кроватке, — это кожа, слезшая с этой твари от соприкосновения с листьями восковницы. Ксандр посветил фонариком на пастообразную лужицу, оставшуюся на крахмально-белой простыне. Вынув из кармана авторучку, он пошевелил эту массу, которая сползла с конца ручки и шлепнулась обратно на простыню.

— Ну и мерзость, — сказал Ксандр.

— Это, — дрожащим голосом произнесла Ива, — может быть, все, что осталось от Теда. Глаза ее были мокры от слез.

— Ну-ну! — мягко сказал Ксандр. — Даже и не думай такого!

— У меня ощущение полной беспомощности, — жалобно сказала Ива, уставясь на пус’тую кроватку. — Я же должна была за ним смотреть.

— Не знаю, будет ли тебе от этого лучше, Ива, — сказал ей Ксандр, — но вряд ли любая другая няня была бы к этому готова. В руководстве для нянек нет главы «Что делать, если ребенок превращается в чудовище».

— И все-таки что мне теперь делать? — спросила Ива.

Она с трудом сдерживала слезы. Ксандр обнял ее за плечи.

— Мы сделаем все, что сможем, — шепнул он ей на ухо. — Не меньше. Это я тебе обещаю.

Баффи устремилась из лесу к маленькой машине Джайлса. Куратор уже сидел за рулем и рассматривал какой-то предмет, держа его в руках.

Она, не снижая темпа, открыла дверцу и плюхнулась на сиденье.

— Поехали, — выдохнула она. — Один из тех ребят — победитель будущих Олимпиад.

— Разумеется, — ответил Джайлс, сунул свою вещицу в карман и повернул ключ зажигания. Мотор старательно заскрежетал, делая честную попытку завестись.

Оглянувшись назад, Баффи увидела, как из леса вылетел тот охранник, что гнался за ней по пятам. Он два раза выстрелил, вторая пуля задела машину Джайлса.

— Стой, стрелять буду! — крикнул он.

— Очень достойно с его стороны нас предупредить, — заметил Джайлс, нажимая на газ.

Мотор завелся. Впереди плотной стеной стоял лес. Оставалось только сдать назад и проехать мимо охранника. Джайлс замялся в нерешительности, глядя в заднее стекло. Охранник бежал прямо к ним.

Своей ногой Баффи быстро прижала ногу Джайлса, лежавшую на педали газа. Машина затряслась, плюясь гравием из-под колес.

— Езжайте! — приказала Баффи. — Он успеет, поверьте мне!

Джайлс легко справился с управлением. На лице охранника мелькнуло удивление, потом он резко нырнул в сторону, исчезнув в густой листве, а машина пронеслась мимо в грохоте и клубах выхлопных газов.

— Баффи все еще нет, но я говорил с ее мамой. Ива взглянула на Ксандра:

— Ты ей рассказал, что происходит? Ксандр покачал головой:

— Не вижу в этом смысла. В жизни Баффи происходит много странного, и я не думаю, что ее матери надо знать все.

— С Кэмпбеллами удалось связаться? — спросила Корделия, входя в комнату в сопровождении Хатча.

— Нет, — ответила Ива, все так же подавленная своим бессилием.

Страх заклубился в животе холодным комом, будто она выпила целую банку газировки одним глотком. Минуту ей казалось, что ее сейчас стошнит. Она смотрела на список телефонов, которые оставили ей Кэмп-беллы перед уходом. Шесть номеров, в том числе телефон в машине, и ни один не отвечает.

Ксандр сел рядом с ней и обнял ее за плечи.

— Они объявятся.

— Мы не нашли никаких следов этого крылатого существа, — объявила Корделия.

— Но все двери заперты, — возразила Ива. Заметив ревнивый взгляд Корделии, она отодвинулась от Ксандра. — Оно не могло выбраться. Оно должно быть здесь! Мы должны его найти и заставить рассказать, куда оно спрятало Теда!

— Ив, — мягко сказал Ксандр, — мы искали. Корделия искала, Хатч искал, я искал. — Он сжал кулак и посмотрел ей в глаза так же пристально, как она в его. — Его просто здесь нет.

Молчание, наступившее после этой фразы, казалось тяжелым и тягучим.

В дверь постучали, и Хатч впустил двух охранников с эмблемами охраны строительства на плечах.

— Это вы вызывали по поводу пропавшего ребенка? — спросил тот, что был постарше.

— Да, — ответил Ксандр. — Вы можете помочь? Охранник кивнул и выслушал описание Теда.

— Опять оно, — со страхом и нежеланием верить своим же словам сказал охранник помоложе. — Галливэн за это нас выгонит к чертям.

— Что опять? — спросил Хатч.

— Ничего, — сказал тот, что постарше, похлопывая по плечу своего напарника и направляя его к двери. — Ребята, вы оставайтесь тут и предоставьте действовать нам. Если мы что-нибудь найдем, вы будете знать.

Ксандр посмотрел на Иву:

— Они сказали «опять».

Она кивнула, ничего не поняв. Тут зазвонил телефон, и Иве показалось, что сердце выпрыгнуло у нее из груди.

Глава 7

— Отлично развлеклись, Джайлс. Надо будет еще когда-нибудь повторить. — Куратор не ответил, и Баффи посмотрела на него повнимательнее. Они всего несколько минут назад уехали из парка, и сейчас машина стояла у тротуара возле дома Баффи. — Может быть, в следующий раз вы хоть из вежливости заметите, что я все еще дышу?

Все внимание Джайлса было поглощено предметами, которые он держал в руках. Хотя слова Баффи до него не дошли, зато дошло наступившее вслед за ними молчание. Он поднял глаза:

— Прошу меня простить. Наверное, я отвлекся больше, чем следовало.

— Ничего страшного. — Баффи посмотрела на предметы, которые держал Джайлс, и узнала те, с которыми он возился в парке. — Вы это взяли с места раскопок?

— Да, должен это признать, — смущенно ответил Джайлс.

— Вы нарушили целостность места раскопок, — сказала Баффи наполовину серьезно. — Когда вы мне читали лекцию о раскопках, в которых вы принимали участие, вы говорили, что целостность археологических раскопок должна соблюдаться неприка-сательно.

— Неукоснительно. Но сейчас я был вынужден сделать это в силу обстоятельств.

Баффи сложила руки на груди:

— Это отступничество от убеждений.

— Баффи, — сказал он несколько утомленным голосом. — Эти предметы не индейского происхождения. На самом деле, если я прав, они из России.

— И какая разница? Джайлс чуть скривился:

— Русские были очень заинтересованы в торговле мехами с Северной Америкой в период, когда эта страна заселялась. Так что от такой находки вряд ли должно захватывать дух. Но в ней есть нечто аномальное. А поскольку на раскопки заявились вампиры, моей первой мыслью было изъять предмет, не. соответствующий обстановке.

Джайлс включил свет и показал упомянутую находку. Тонкая трубка была покрыта черными пятнами коррозии. На крышечках с обеих сторон вырезаны буквы странных очертаний.

— Мне пришлось отскрести ржавчину, чтобы добраться до букв. Это кириллица. Алфавит, которым пользуются…

— Русские, — перебила Баффи. — Поняла. Сколько здесь шатается вампиров из России?

— Ни одного, о ком я знал бы. Хотя нельзя сказать, что факт находки этой трубки именно здесь, не заслуживает изучения. Трубка серебряная, судя по черным пятнам коррозии. Такой цвет обусловлен долгим воздействием соленой воды, и я нахожу, что…

— Джайлс! — перебила его Баффи и стала загибать пальцы. — Контрольная. Стирка. Весенний праздник. Ссора Корделии с Ивой. Сон. Я хорошо к вам отношусь и рада, что вы нашли что-то, что так заинтересовало вас, но меня это интересует гораздо меньше. Загадки истории в моем списке интересов верхние строки не занимают.

Джайлс с сожалением сунул трубку в карман пиджака:

— Я понял. До завтра.

Баффи вышла из машины и поднялась на террасу. Джайлс подождал у тротуара, пока она открывала дверь. «Очень мило с его стороны», — подумала Баффи, ощущая неловкость, что так его оборвала. Надо было еще послушать, дать ему понаслаждаться: моментом. Надо было, можно было, хотелось бы. Ладно, Джайлс поймет.

Она пошла на кухню, думая, чем бы перекусить. Шоколад — это было бы отлично. Может, остался кусок кекса, который вчера принесла мама.

В кухне горел свет. Заинтересованная Баффи сбросила рюкзак на диван и вошла. Мать сидела у кухонного стола с только что налитой чашкой кофе.

— Мам, что случилось?

«Будто я не знаю, что ничего хорошего». — Ива звонила. У нее там что-то стряслось.

Баффи подбежала к тротуару у дома Кэмпбеллов и замедлила шаг. Она нервничала, а тут еще пришлось пробираться мимо охранников. На террасе толпились Ива, Корделия, Ксандр, Оз и Хатч.

— Спасибо, Баффи, что пришла, — сказала Ива. Щеки у нее блестели, а глаза покраснели, будто она плакала.

— Ладно, — сказала Баффи, — ты же знала, что я появлюсь. Жаль, что я раньше не смогла. Мама сказала, что теперь вы ждете родителей.

Она села рядом с Ивой. Ива всегда была для нее надежным источником спокойной силы, и невыносимо было видеть ее такой подавленной.

— Так когда полиция будет здесь?

— Я не знаю, — ответил Ксандр. — Мы рассказали обо всем охранникам, и они сказали, что сами этим займутся.

— Похищение, особенно похищение ребенка, — сказал Оз, сидевший по другую. сторону от Ивы, — это дело не только полиции. ФБР тоже должно вмешаться. По новым законам о защите детей — автоматически должно. И здешние охранники упомянули, что это не первое похищение в этом районе.

— Не первое? — Баффи ощутила замешательство и еще больший испуг. — Я ничего такого в новостях не слыхала.

Оз кивнул:

— И никто не слыхал. Странновато, тебе не кажется?

— Кто-то что-то скрывает, — сказал Ксандр. — Родители не будут молчать о похищении ребенка, если на них кто-то сильно не надавит.

Баффи молча согласилась, и ей стало еще неприятнее, что Ива оказалась замешанной во что-то столь серьезное.

Кто может похищать младенцев? И зачем? И почему об этом никто ни слова не говорит?

На подъездной дорожке дома Кэмпбеллов остановился длинный черный «седан». Все напряглись.

Из автомобиля вышел человек с фигурой и габаритами профессионального футболиста, в черном костюме, и, несмотря на поздний час, черных очках в пол-лица.

С другой стороны вышел другой такой же, только чуть поменьше, и в таких же черных очках. Оба они застегнули пиджаки, но по оттопыренной ткани Баффи поняла, что у них под пиджаками пистолеты. Секретная служба? Мафия? Военные? Двигались они четко и быстро.

Водитель подошел к задней дверце и открыл ее. Осмотревшись, он помог выйти мужчине и женщине, которые направились к двери дома под его охраной.

— Пусть вернут моего ребенка, Брайс! — рыдала женщина, повиснув на плече у мужчины. — Пусть вернут моего ребенка!

У нее было несколько лишних фунтов веса, но по-прежнему хорошая фигура, и женщина знала, как эту фигуру подчеркнуть. Мужчина был одет в тройку, на лице — очки в проволочной оправе, и это вместе с аккуратно зачесанными назад с лысеющего лба волосами выдавало в нем управленца высшего звена.

Он подошел к Иве, поддерживая жену. Лицо его прорезали серые беспокойные морщины.

— Все в порядке, Ива, ты можешь идти, — сказал он мягко и протянул ей конверт.

Ива, Оз и Баффи поднялись на ноги.

— Я могу идти? — повторила Ива. — Мне не надо остаться и ответить на вопросы полиции?

— Взаимодействие с местными властями мы возьмем на себя, — сказал охранник повыше. — Вы здесь уже ничем помочь не можете. Разве что назвать людей, которые это сделали.

— Лицо, которое это сделало, — вырвалось у Ивы. «А вот это может вызвать несколько интересных вопросов», — подумала Баффи.

Миссис Кэмпбелл оттолкнулась от мужа и, шатаясь, подошла к Иве.

— Ты его видела? — спросила она. — Ты видела то существо, что забрало моего ребенка?

Но Ива не успела ответить, поскольку мистер Кэмпбелл отвел от нее жену. Женщина попыталась вырваться, но он ей что-то шепнул, и она затихла.

Кэмпбелл повернулся к Иве:

— Доктор прописал ей легкое успокоительное. На нее это подействовало сильнее, чем мы думали.

И он увел жену в дом. Охранники встали на крыльце стеной. — Пора идти, — сказал тот, что повыше. Намек был очень понятен.

Баффи бережно свела Иву с крыльца и передоверила ее подошедшему Озу.

— Я отвезу ее домой, — вызвался Оз. — И прослежу, чтобы она поела.

— Разумеется, — кивнула Баффи.

Она оглянулась на большой дом, недоумевающая и заинтригованная.

Ксандр шел в ногу с Баффи, держа за талию Корделию. Хатч подошел сзади.

— Давайте проверим, правильно ли я понял. Иву просят посидеть с ребенком. Она видит, как ребенок превращается в монстра. Монстр исчезает. Мама с папой приезжают домой куда позже, чем полагалось бы любящим родителям, которым сообщили, что сына украли. С ними еще Матт и Джефф — зловещего вида ребята, ревностно охраняющие семью Кэмпбеллов. Они не вызывают полицию. Не вызывают ФБР. Так это было, если коротко?

— Да.

— Я могу сформулировать это еще короче, — сказала Корделия. — Очень странное дело. — Она улыбнулась. — Но, к нашему счастью, это уже не наша проблема.

Баффи неохотно кивнула, но ее мысли метались. Она знала только одно: она не может этого так оставить. Ива, если бы могла, тоже бы так не оставила. Чтобы это понять, Баффи было достаточно только взглянуть на нее.

Корделия многозначительно посмотрела на Баффи.

— Перевожу: это и не твоя проблема. Перехожу к более веселым делам: что ты решила надеть в пятницу вечером?

Ива бросила на Корделию недоверчивый взгляд, но, как ей было свойственно, ничем свое потрясение не выдала.

«Бог с ней, — сказала себе Баффи. — Это же Корделия. Она живет в своем собственном мире».

— Кстати, — сказала она вслух, — я хотела об этом с тобой поговорить.

«Может быть, не повредит чуть выпустить из нее воздух. Только чуть».

— Только не говоря мне, что ты связалась с этими древолюбами, — отозвалась Корделия. — Зеленый — это не тот цвет, на который женщине с твоим цветом волос и глаз стоит тратить время.

— Послушай, — сказала Баффи, — здесь есть еще одна проблема. В Визерли-парке собираются вампиры, и они что-то ищут. Если устроить праздник, пока все это варится, гостинцы оттуда понесут в гробах.

Тед улыбнулся Иве, болтая крошечными ботиночками, пока она втирала ему в кожу лосьон. Запах младенца, чистый и свежий, заставил ее улыбнуться в ответ. Он был такой мягкий и беззащитный.

Она подняла его, снова одевая, разговаривая с ним речитативом, который детки так любят. Он булькнул и так рассмеялся, что у него увлажнились глазки.

И сразу, без предупреждения, поднял маленький кулачок и разорвал себе щеку, открывая ту тварь, что была внутри.

— Ива, — сказала эта тварь. — Мы с тобой еще не закончили!

Ива вскрикнула…

И проснулась у себя в темной спальне. Сердце колотилось, и под теплыми одеялами ее пробирал холод.

Медленно, боясь, что на нее сейчас что-то прыгнет, она подняла голову с подушки и оглядела комнату. Часы на радио возле кровати показывали 2.17. Она закрыла глаза и снова попыталась уснуть. Но понимала, что это ей не удастся. Усталая до предела, она встала с кровати и вышла в коридор, направляясь по знакомому пути в ванную — промочить пересохшее горло.

Сердце все еще колотилось, когда она включила в ванной свет и налила воды в одноразовый стакан из пачки на полке, потом посмотрела в зеркало над умывальником.

Младенец Тед стоял там на двух ногах — чего он в реальной жизни еще не умел.

Ведовство… только без поверхности воды, в которую обычно надо всматриваться.

Ива попыталась рассмотреть открывшуюся перед ней картину.

Тед был сильно окутан туманом, но у Ивы создалось отчетливое впечатление, что вокруг него много растений. Он сунул в рот пальцы правой руки и стал их сосать. Потом помахал ручкой, повернулся и ушел, скрывшись среди кустов и тумана.

Стряхнув с себя транс, овладевший ею, пока она смотрела в зеркало, Ива вернулась к себе в комнату и сделала единственную вещь, которая могла помочь, когда обстоятельства оборачивались жутью. Она позвонила Баффи.

На следующее утро Баффи шла по коридорам Саннидейлской школы как зомби. Только что кончился первый урок, а она еще не проснулась. Сегодня ночью — точнее, уже утром — она три часа проговорила по телефону с Ивой, пытаясь успокоить подругу.

Подавив зевок, Истребительница вошла в школьную библиотеку, прошла через всю комнату и села в кресло напротив стола. Она крепко прижимала к себе книги, стараясь унять начинающуюся дрожь.

— Ты ужасно выглядишь, — сказал Джайлс.

— Спасибо за комплимент, — ответила Баффи, потом заметила круги под глазами Джайлса и молча ему посочувствовала. Ей, Истребительнице, регулярно приходилось встречать физическую опасность лицом к лицу, но она знала, что Куратор тоже часто выматывается до предела. — Вам этой ночью удалось поспать?

— Совсем немного. Предпринятое мною исследование потребовало много времени. Но эти ночные часы оказались проведенными с очень большой пользой, хотя и не до конца плодотворными.

— Вы нашли то, что так интересует вампиров в парке? — Баффи воспряла духом.

— Нет, но я установил, что найденная мною трубка определенно русского происхождения. — Джайлс потянулся назад и открыл ящик стола. Вынув пластиковый пакет с серебряным цилиндром, он положил его на стол. — Это весьма интересно.

— Но совершенно не имеет отношения к вампирам.

Куратор криво усмехнулся:

— К сожалению, нет. Но очень подстегивает воображение.

— Только не воображение вашей покорной слуги. У нас, кстати, тут еще одна странность.

И Баффи кратко изложила происшедшее в доме Кэмпбеллов. Захваченный рассказом Джайлс отложил серебряный цилиндрик. Когда Баффи подходила к концу, в библиотеку вошли Ива и Оз.

— Родители попросили вас не обращаться к соответствующим властям? — спросил Джайлс, когда она закончила. — Это неправильно. Они могут подвергнуть ребенка еще большей опасности. — Он повернулся к Иве. — Ты можешь описать это существо?

Ива описала его очень подробно, во время рассказа ее затрясло, и Оз обнял ее за плечи.

— Ты уверена, что никогда ничего подобного не видела? — спросил Джайлс. — Ты ведь просмотрела в этой библиотеке множество книг.

Ива покачала головой:

— Поверьте мне, я точно знаю, что раньше такого не видела. И узнала бы, если бы увидела снова.

— Будем надеяться, что ты его больше не увидишь, — сказал ей Оз.

— Ты сказала, что оно тебя знало? — продолжал выяснять Джайлс.

— Оно назвало меня по имени и сказало мне, что я защищаю парк хорошо, но недостаточно.

— Парк? — переспросил Джайлс, взглянув на Баффи. — Ты мне этого не говорила.

— Потому что сама об этом не знала, — ответила Баффи.

За время работы с Куратором она научилась давать детальные описания даже того, что видела мельком. — Я это забыла во всей этой суматохе, — призналась Ива. — На самом деле оно говорило о защите леса, а не парка.

— Баффи мне сказала, что оно изменило форму.

Ива кивнула:

— Когда я бросила на него листья восковницы. Восковница — это трава, которой пользуются ведьмы, чтобы… — …освободить кого-нибудь из-под чужой власти, — закончил Джайлс. — Может быть, найденный мною цилиндр имеет к этому отношение. Скажи мне, ты знакома с легендой о подменыше?

Глава 8

— Один из наиболее распространенных мифов о феях и эльфах, — сказала Ива, поднимая глаза на Куратора. — Вы думаете, что Тед был подменышем?

Феи? Подменыш?

— Стоп, — сказала Баффи. — Тайм-аут. — Она посмотрела на Джайлса, на Иву. — Что-то я не соображу. Вампиры — знаю. Зомби, мумии, целое войско потусторонних мерзостей — тоже знаю. А про подменыша — первый раз слышу. Это как в тот раз, когда Ксандр вступил в стаю гиен?

— Нет, — ответил Джайлс. — То была одержимость демоном, а не подмена. Разница очень существенная. Что тебе известно о феях?

— Мелкие такие создания, — сказала Баффи, вспоминая детские годы. — Крылья. Прячутся, устраивают каверзы. Кажется, почти всегда носят зеленое. — Хотя в этом я не уверена. — Имеют какое-то отношение к башмачкам и зубам? — Это уж точно.

Джайлс вздохнул:

— Тебе приходилось в детстве читать волшебные

сказки о феях?

— У нас были другие развлечения: «Смарф», «Ску-би-Дуу», «Утиные истории».

— Достаточно. Поверь мне на слово, что за столетия в литературе были описаны десятки фей.

— Опять собираетесь читать лекции на тему «Каждому ребенку — библиотечный абонемент»?

— Откажу себе в этом простом удовольствии. Как бы то ни было, во всех рассказах о феях говорится, что они делятся на два основных вида.

— Добрые и злые, — сказала Баффи, вскидывая голову. — Как видите, я быстро обучаюсь.

— Потому что, когда ты становишься Истребителем, тебе ничего больше различать не надо, — заметил Ксандр, входя в библиотеку. — О чем мы тут говорим?

— Джайлс говорит, что я прошлой ночью видела эльфа, — сказала Ива.

— Ты очень легко согласилась с этим, — сказала Баффи. Быть может, потому, что ее этот ответ слишком обеспокоил.

Ива повернулась к ней:

— Ты ежедневно — точнее, еженощно — протыкаешь вампиров и пытаешься уговорить меня не верить в фей?

— Ты права, — согласилась Баффи, признавая ограниченность своих воззрений. — Я просто не хочу, чтобы все стало еще хуже.

— Куда уж хуже, — тихо сказала Ива. — Тед пропал. Баффи понимающе кивнула.

«Хотела бы я, Ива, чтобы ты поняла, что твоей вины тут нет».

— А что, — сказал Ксандр в наступившем молчании, — я всегда любил эту историю про башмачника и эльфов.

— Эльфы, — произнес Джайлс, не упуская возможности возобновить разговор, — некоторыми специалистами рассматриваются как синоним фей. Равно как и пикси и брауни. Мифы и легенды о маленьком народе ходят с тех пор, как люди стали друг с другом общаться словами. Исследователи дохристианских культур считают, что эльфы, или феи, появились как объяснение природных процессов и сил. Кельты в числе прочих народов считали, что эльфы, или феи, — это духи мертвых, вышедшие из могил. Скандинавская мифология утверждала, что в эльфов, темных и светлых, превращаются черви.

— В эльфов добрых и злых, — сказала Баффи, желая подчеркнуть, что она свой предмет знает.

— Именно так. Как тебе, Баффи, известно по собственному опыту, есть силы, постоянно действующие на стороне света или на стороне тьмы. Хотя нельзя сказать, что поборники света не подвержены порче или что поборники тьмы не имеют надежды на исправление. В постхристианской мифологии есть легенда, рассказывающая о появлении фей. Якобы, когда Ева купала своих детей, к ней явился Господь. Не желая показывать ему грязных детей, она спрятала их в лесу. На вопрос, все ли ее дети здесь, Ева ответила утвердительно. И тогда Господь покарал ее за ложь и за то, что спрятала своих детей, и сказал ей, что те, кого она спрятала, будут навеки сокрыты от глаз людей.

— Вот это и надо рассказывать детям, когда пора мыться, — заметил Ксандр. — Куда лучше, чем про картошку в ушах.

— Сядь, — сказала ему Баффи, показав на ближайший стул.

Ксандр сел.

— Есть и другие истории, — подхватила Ива. — Считается, что феи и эльфы — это некрещеные дети, падшие ангелы или друиды, не пожелавшие отказаться от языческих верований.

— Совершенно верно, — согласился Джайлс. — Наука дала и такое объяснение: когда кельты вторглись в Северную Европу, им пришлось сражаться с народами очень маленького роста.

— Пикты? — спросил Оз. — Они были маленькие и жили примерно в те времена.

— Очень возможно! — просиял Джайлс, услышав, что кто-то еще, кроме Ивы, знает то, что интересует его. — Как бы там ни было, историки позволяют себе предполагать, что легенды об эльфах, а также о великанах связаны с такими событиями. Традиционно считается, что эльфов ранит железо. В это время у кельтов было железное оружие, которого еще не было у низкорослой расы.

— Интересно, — сказала Баффи с сомнением в голосе, — и чем это все нам поможет?

— Крылья, — сказала Ива. — У эльфов и фей есть крылья. Ночная тварь тоже была крылатой. Она еще покрыла меня какой-то пылью. Я помню, как она сунула руку в кожаный мешочек на боку и бросила пыль мне в лицо.

— Еще одна деталь повторяется почти во всех легендах об эльфах, — подхватил Джайлс. — У них есть пыль, которая усыпляет смертных. Но больше всего нам подходит легенда о подменыше.

— Это когда человеческого ребенка подменяли детенышем эльфа? — спросил Оз.

— Да, — удовлетворенно ответил Джайлс. — Один из главных и лучших фокусов эльфов — подмена человеческих детей своими. Эти подменыши выглядели точно так же, как человеческие дети. Только считалось, что у них зверский аппетит, злобный Характер и какой-нибудь дефект. Ты заметила какие-либо изменения у ребенка, с которым сидела в тот вечер?

Ива покачала головой:

— Нет. Прекрасный ребенок, чистый и гладенький. С ним совсем не было хлопот… — Голос ее дрогнул, и она сказала: — Простите. Я как-то…

— Мы понимаем, Ив, — утешила ее Баффи.

— Это еще не всё, — сказала Ива Джайлсу. — Баффи уже знает, потому что я ей вчера звонила. У меня было видение… — Или сон, — вставила Баффи. — Или сон, — согласилась Ива. — Только мне не кажется, что это был сон.

— Расскажи, что ты видела, — попросил Джайлс. Ива рассказала про Теда среди растений.

— Я думаю, это было видение. Мне никогда не приходилось гадать по отражениям, но я знаю, как это бывает.

— Я не знаю, — сказал Ксандр.

— Это искусство, которое приписывается ведьмам, — пояснила Ива. — Обученная ведьма, глядя в чашу с водой, в хрустальный шар или в любую другую отражающую поверхность, может увидеть иные места или иные времена. Прошлые и будущие.

— Но ты же не обученная ведьма, — заметил Ксандр.

— Она умеет, — сказал Оз. — Мы все это видели. «Верно, — подумала Баффи. — Ее уменье не раз спасало нам всем жизнь. И мы не знаем, на что она еще способна».

— Предположим, что это было видение, — сказал Джайлс. — Тогда ты должна задать себе вопрос, почему оно тебе явилось. Ты же не стремилась вызвать его.

Ива покачала головой.

— Итак, пока отложим это в сторону, согласны? — Джайлс наклонился и поднял со стола серебряный цилиндр. — Мы с Баффи прошлой ночью путем наблюдения установили, что несколько вампиров активно что-то искали в Визерли-парке или его окрестностях. В процессе нашего обследования мне удалось случайно найти вот это.

Он показал на цилиндр.

— Вы взяли это с раскопок? — спросил Ксандр.

— Оно было не на своем месте, — ответил Джайлс, несколько ощетинившись.

— Но люди, работающие на раскопках, могли бы с вами не согласиться.

Ксандр улыбнулся с чуть насмешливым видом — дескать, а кто это теперь поступил не так, как надо?

— Как оказывается, информация, содержащаяся в этом цилиндре, может в данный момент оказаться нам полезной.

Джайлс осторожно подцепил один из концов цилиндра, постучал по другому и вытряхнул из цилиндра туго скрученные исписанные листы.

— Что это? — Баффи наклонилась вперед.

— Это дневник, — ответил Джайлс, — написанный на пергаменте. Точнее говоря, на выделанной овечьей коже. — Он осторожно положил листы на стол и развернул их, придерживая рукой. — Почти все это написано по-русски. Вы легко можете узнать кириллицу.

— Конечно, — с непроницаемым лицом согласилась Баффи. — Вы знаете русский язык?

— Недостаточно, чтобы это прочесть, — признался Джайлс. — Но я понял, что здесь написано. И связался с людьми, которые нам помогут. Сегодня вечером я буду знать больше.

— Тогда отложим это до вечера, — предложил

Ксандр.

— Общий смысл — разговор-предупреждение. Мне удалось даже понять, что это предупреждение о надвигающемся невероятном ужасе.

— Вы можете сказать конкретнее, о чем идет речь? — спросил Оз.

— К сожалению, нет. Надеюсь, что люди, к которым я обратился, смогут. Уверен только, что в тексте все названо. Правда, я узнал одно слово. Домовой.

— Что это такое? — спросила Баффи. Джайлс отпил чаю из чашки.

— Это русские эльфы.

Ксандр беспокойно заерзал на стуле:

— Внимание, люди! К нам приближается гестапо! Баффи повернулась к двери и увидела входящего

директора Снайдера.

«Именно тот незваный гость, который нам больше всего сейчас нужен!»

— Мистер Джайлс, — елейным голосом произнес директор, — и некоторые из моих любимых учеников. — В его улыбке не было и намека на естественность. — Не знаю, дошли ли до вас эти слухи, но, кажется, сегодня ночью в Визерли-парке произошли беспорядки.

— Когда? — вырвалось у Баффи прежде, чем она смогла остановиться.

«Неужели те охранники, которых мы видели?» Баффи надеялась, что они из-за нее не пострадали.

— Не знал, что у вас такой интерес к текущим событиям, мисс Саммерс. Отвечаю на ваш вопрос: мне сообщили, что несколько наших учеников участвовали в актах вандализма в котловане в Визерли-парке вскоре после полуночи.

«Не мы». Баффи незаметно испустила вздох облегчения.

— В результате этого, — продолжал Снайдер, — мистер Галливэн усилил охрану.

«Лучше не придумаешь, — мрачно заметила про себя Баффи. — Новая закуска для вампиров».

— Кроме того, — продолжал свою речь директор, — нашей школе ни при каких обстоятельствах не будет дано разрешение на проведение весеннего праздника, который, быть может, многие из вас с таким нетерпением ждали. — Он широко улыбнулся. — Примите мои соболезнования. Через несколько минут я объявлю об этом всем.

— Почему они решили, что это были ребята из нашей школы? — спросил Ксандр.

— Мистер Гаррис, — ответил Снайдер, — охранники «Галливэн индастриз» поймали учеников, которые ломали бульдозеры, и установили их личность. Нет сомнений в том, из какой они школы. — Он перевел взгляд на Иву. — Я думаю, это ваши соратники, мисс Розенберг. Возможно, те же самые ученики, которые организовывали вместе с вами протест в парке и ради парка на прошлой неделе. И если я узнаю, что вы имеете какое-либо отношение к этому нападению на «Галливэн индастриз», я прослежу, чтобы против вас тоже было выдвинуто обвинение.

Когда Снайдер резко повернулся на каблуках и вышел, Баффи медленно выдохнула. Теперь хотя бы не придется беспокоиться, что вампиры нападут на участников праздника. Ксандр посмотрел на Иву:

— Значит, мирная демонстрация? «Кто-то должен попытаться защитить парк»?

Ива открыла рот, чтобы ответить, но ее прервал Оз:

— Ладно, с этим потом. Спасать парк, не спасать парк — это перестает быть важным, если идет подпольная война вампиров с эльфами за этот лес. Так?

— Он говорит по делу, — согласилась Баффи. «И почему проблемы не возникают по одной?»

— Подпольная война? — отозвался Ксандр. — Звучит, как в фильме Копполы. Что-нибудь вроде «Эльф-крестный». «Дай нам поцеловать твое кольцо, Крестный!»

Он явно начал разрабатывать тему.

— Может быть, — предложил Джайлс, — обсудим то, что мы уже знаем?

— Что такое домовой? — спросила Баффи. — Вы сказали, что это вроде русского эльфа.

— Те, кто в них верил, считали их полезными духами в доме, — сказал Куратор. — Они следили за домом и защищали его. Обычно жили за печкой, иногда под крыльцом, а их жены — в погребе. — Вот вам и равенство, — заметил Ксандр. — Считалось, что домовые, выходят ночью, — продолжал Джайлс. — Предполагалось, что чем более волосат домовой, тем больше удачи он приносит дому. Если семья переселялась в новый дом, ей полагалось зажигать печь в новом доме головнями из старой печи. — Чтобы перенести домового в новый дом? — спросил Оз.

— Именно так.

— И как все это связано с исчезновениями детей? — спросила Ива.

Джайлс покачал головой:

— Не имею ни малейшего понятия. Но нельзя упускать из виду соседство этих событий и того, что вампиры тщательно обыскивали место раскопок. То, что выглядит взаимосвязанным, часто таковым и является, хотя подчас и не должно таковым быть.

— Так что мы в результате имеем? — невинно спросил Ксандр. — Кажется, свободный вечер в пятницу?

— Мы имеем два основных пути, — подытожил Джайлс. — Я предприму все усилия, чтобы раскрыть смысл этой таинственной записки и любой информации, которая в ней может оказаться. Ива и Баффи могли бы, наверное, попытаться обнаружить другие случаи похищения детей сотрудников «Галливэн индастриз». Загадочное замечание охранника склоняет нас к подобному поиску. Хотя я не могу вспомнить никаких упоминаний в местных средствах массовой информации.

— Может быть, Галливэн их приглушил, — предположил Оз. — Судя по разговору этих ребят, приказы они получают от него. Ведь о Теде тоже ничего не было сказано, а мы следили за новостями.

— Если это так, — сказал Джайлс, — и здесь замешан Галливэн, что-нибудь узнать будет достачно трудно.

— Галливэн скрывает исчезновение младенцев? — улыбнулся Ксандр, вспыхнув темными глазами. — Ну, вот это заговор!

— Да, и кстати, — заметил Джайлс, — вам необходимо помнить, что если здесь действительно существует заговор молчания, то есть люди, чья работа состоит в том, чтобы никому не дать обнаружить соответствующую информацию. Так что будьте осторожны.

Баффи это сильно взволновало.

— Но если они скрывают факты, что кто-то похищает детей служащих «Галливэн индастриз», то зачем?

Ей было больно думать об опасности, в которую попали дети.

— Вот это и есть вопрос, — согласился Джайлс. Ответов не нашлось ни у кого.

Глава 9

— Уходим от мясного дня в школьном кафетерии? Баффи подняла глаза на подсевшего к ним Ксандра.

— Типа того, — ответила Баффи.

На самом деле она хотела побыть наедине с Ивой. Лучшая подруга никак не могла оправиться после потери Теда.

— У нас складчина, — сказала Ива. — Каждый должен был что-то принести.

Она показала на сделанные ею сандвичи с курятиной и на миску фруктов и овощей, которые нарезала Баффи.

— Ну, — сказал Ксандр, падая на стул, — я это предвидел. И потому приготовился. — Он достал из кармана батончик «Спикере» и пакет «Кукурузных орешков». — Так что можем начать.

— «Кукурузные орешки»? — с сомнением спросила Баффи.

Ксандр пожал плечами:

— Я думал было взять «Скиттлз» как представителей фруктовой группы, но остановился на орешках как более сбалансированных.

— Сбалансированных? — отозвалась Ива. — Каким образом эта продукция хоть чем-то напоминает сбалансированную еду?

Ксандр поднял «Спикере»:

— В его составе есть арахис, иначе говоря, белки, тянучка с нугой, известная также как молочный продукт, и еще что-то — не знаю точно что — относится к зерновой группе. «Кукурузные орешки» играют роль овощей.

— Дай-ка мне посмотреть на пакет, — скептически попросила Баффи.

Ксандр подвинул пакет. Баффи изучила надпись.

— К овощам, по-твоему, относится это растительное масло, на котором все поджарено.

— В названии есть слово «кукуруза», — возразил Ксандр. — Так что кто знает? Я вам говорю, в рекламе должна быть правда. — Он глянул на сандвичи и фрукты. — О’кей, короче, я свою долю внес. Принимают меня или нет?

Ива протянула ему половину сандвича:

— Принимают.

Баффи подсунула ему миску:

— Принимают.

— Ну и отлично, — ответил Ксандр, разрывая пакет орешков. — Кому первую горсть?

— Только не мне, — сказала Баффи. — Как Корделия восприняла объявление насчет весеннего праздника?

— Помнишь, как реагировали гости в ток-шоу «Я изменила тебе с твоим лучшим другом»?

— Помню, — тихо сказала Ива.

— Так еще куда хуже, — заверил ее Ксандр.

Баффи выглянула в коридор и увидела, как ученики стаскивают со стены один из транспарантов, посвященных весеннему празднику, которыми была увешана вся школа. Директор Снайдер стоял рядом и наблюдал с довольной улыбкой на лице.

— Хоть кому-то от этого радость.

— Ну, я не думаю, что Корделия совсем отказалась от этой идеи, — сказал Ксандр. — Запрет весеннего праздника, кажется, резко повысил его популярность. Она даже организовала оркестр.

— Я думала, она хочет позвать Оза с его оркестром. Группа «Динго съели моего ребенка» играла иногда в «Бронзе».

— Она решила, что может возникнуть конфликт интересов… — Ксандр бросил взгляд на Иву.

— Это смешно, — ответила Ива. — Я ничего не имею против весеннего праздника. Я протестую лишь против намерения Галливэна превратить парк в Город развлечений.

— Ты не мне говори, — возразил Ксандр. — Ты это Корди объясни.

— Похоже на совет отгрызть себе ногу, если попадешь в капкан, — заметила Баффи.

— Я бы предпочла капкан, — призналась Ива. — И отгрызание ноги.

Она взяла себе сандвич.

Баффи поглядела на подругу с сочувствием. Так много у нее последнее время идет наперекосяк. «По сравнению с этим выследить всех вампиров, что собираются в парке, — просто пикник», — подумала Баффи.

— Корделия еще меньше обрадуется, если сегодня мы опять устроим в парке демонстрацию протеста, — сказала Ива. — После того, что было ночью, она наверняка попадет в газеты и на телевидение.

— А ты слышала, кого поймали? — спросила Баффи.

— Ланса Торранса и Келли Карузерса, — ответила Ива.

— Ту пару, что готова была голосовать за подрывные действия с применением оружия? — спросил Ксандр.

— «Не думаю, что они были хоть на одном митинге, — сказала Ива. — Но полиции они сказали, что участвовали в демонстрации протеста на той неделе.

— Это они нашли повод для своих действий, — поняла Баффи.

— То есть повод что-нибудь расколотить, — уточнил Ксандр. — Помнишь, что они устроили в прошлом году в кабинете химии? Если бы не вся та чертовщина, которая тогда творилась вокруг, их бы исключили на всю жизнь.

— Знаешь, Баффи, я думаю сегодня зайти к Кэмп-беллам, — сказала Ива. — Узнать, нет ли новостей. Или могу ли я что-нибудь сделать. Я надеялась, что ты пойдешь со мной.

— Обязательно.

Баффи не хотела, чтобы Ива встречалась с родителями ребенка одна.

— Это все еще продолжается.

Баффи и Ива вышли на улицу из ворот, закрывающих вход в комплекс Уингспред. Уроки наконец закончились, и подруги шли к Кэмпбеллам. — Что?

— Мои видения с Тедом, — тихо сказала Ива. — Сегодня их было с полдюжины. В окнах. В зеркале.

В металлических поверхностях лаборатории. Даже в пламени бунзеновской горелки. — Может, просто воспоминания. Ива покачала головой:

— Не просто воспоминания. От воспоминаний ощущение другое. Будто слышишь любимую песню, которую давно не слышала. А это, скорее, напоминает римейк поп-мотивчика восьмидесятых. Казалось бы, одно и то же, но совсем по-разному.

— И что это такое, по-твоему?

Баффи заметила выстроившиеся у ворот автомобили, которые тщательно проверяли охранники.

— Не знаю. Может быть, я как-то связана с этим ребенком. Из-за чувства вины. А пугает меня другое: не феи ли с эльфами наводят эти видения?

— Потому что ты та, которая должна помочь им найти крайний камень?

— Краеугольный камень, — поправила Ива.

— Так ты думаешь, в этом дело?

— Может быть.

Баффи поглядела на Иву — она выглядела уставшей.

— Может быть. Но ты не волнуйся, Ив. Мы докопаемся до сути, какова бы она ни была.

— Я не могу не думать о Теде, — сказала Ива. — Как ему сейчас страшно! Заботятся ли о нем, кормят ли? Или он где-нибудь один, заброшенный… если еще вообще жив.

— Старайся мыслить позитивно. Просто помни, что сейчас он не с нами, но мы изо всех сил пытаемся вернуть его. Может быть, даже в ближайшее время получим ответы на некоторые вопросы. Особенно если застанем миссис Кэмпбелл одну. Прошлой ночью мне показалось, что ей хочется с кем-нибудь поговорить.

Ива прошла вперед и остановилась возле охранника.

— Привет, — сказал он, блеснув зеркальными очками. — Мне надо знать, к кому вы идете.

— Мистер и миссис Брайс Кэмпбелл. — Ива нервно порылась в сумочке в поисках какого-нибудь документа. — Могу показать водительские права.

— Это не нужно, — ответил охранник. — Боюсь, мне придется попросить вас удалиться.

— Почему? — спросила Баффи. — Какие-то проблемы?

— Никаких, — ответил охранник. — Просто Кэмпбеллы здесь больше не живут.

— Они переехали? — спросила Ива.

— Сегодня утром, — сказал охранник. — Когда я заступил, грузовик уже вывозил их последние вещи.

— А вы не знаете, куда они переехали? — спросила Баффи.

«Зачем им было съезжать? И куда? Они получили ребенка обратно и никому не сказали?»

— Нет. Но если бы и знал, не имел бы права говорить.

— А почему они переехали, вы знаете?

— Нет, — ответил охранник. — Их перевезла «Галливэн индастриз». Больше я ничего не знаю.

— «Галливэн индастриз»?

— Именно. Наверное, как-то связано с делами корпорации. С первого числа этого месяца Галливэн уже четвертую семью перевозит.

Баффи поглядела на Иву:

— В школьную библиотеку?

— Я с тобой.

— Первое число этого месяца — день, когда «Галливэн индастриз» обнародовала планы на район Визерли-парка.

Баффи сидела в библиотеке за спиной Ивы и глядела, как подруга просматривает на экране газетные новости. Они занимались этим меньше часа, но благодаря умениям Ивы уже обнаружили много информации о фирме «Галливэн индастриз». Странно, что Джайлса не было, но, вероятно, он был погружен в разгадку собственных тайн.

— Так что мы можем предположить, что первое похищение ребенка произошло после этого.

— Можем предположить, потому что нам^так хочется, — предостерегла Ива, — но нет ничего конкретного.

Ни одна из просмотренных газет ничего не говорила ни о каком похищении, даже те, что не были связаны с «Галливэн индастриз».

— Фирма «Галливэн индастриз» появилась в Саннидейле уже почти год назад, — сказала Ива, глядя в свои записи. — Это дочерняя фирма одной компании из Хьюстона в Техасе. Специализируется в управлении недвижимостью и коммерческом строительстве.

Пещерную полутьму библиотеки заполнила тишина, нарушаемая только жужжанием компьютера на столе перед Ивой и Баффи.

— А частным жильем они занимаются? — спросила Баффи.

Ива покачала головой:

— Деловые справочники — очень скучное чтение. Я уже почти все просмотрела, но ничего такого не нашла. Зато отправила на свой домашний компьютер все эти файлы и дома просмотрю еще раз.

— Кто-то продал сотрудникам «Галливэн индастриз» дома в комплексе Уингспред, — сказала Баффи. — Я сегодня поработаю с телефоном. Притворюсь сотрудником «Галливэн индастриз», который прибыл сюда в деловой горячке.

— Это значит, что сегодня на демонстрации протеста в Визерли-парке тебя не будет.

— Ну, Ива, мне не успеть и то, и другое. Почти все агенты по недвижимости закрывают конторы в пять или в шесть. По-твоему, что я должна делать?

— Конечно, звонить агентам, — согласилась Ива. — Спасать парк или спасать детей — даже вопроса нет о выборе. Дай мне знать, если что-нибудь выяснишь.

Ива ушла в Визерли-парк, а Баффи бегала по кухне своего дома, звоня агентам. Прежде всего она позвонила в офис управляющего Уингспреда, представилась как потенциальная покупательница и спросила, какие агенты по недвижимости занимаются продажей домов в комплексе. К счастью, их оказалось всего четыре.

Второй из них, кому она позвонила, — фирма «Пирс пропертиз», оказался как раз тем, кого она искала.

— Да, мы заключили контракты на продажу домов в Уингспреде за последний год с восемью другими сотрудниками «Галливэн индастриз», — сообщил жизнерадостный женский голос. — И все были очень довольны своей покупкой.

Баффи все бегала по кухне, отметив про себя, как легко работать частным сыщиком, если человек, от которого ты ждешь информации, отчаянно пытается тебе что-то продать.

— Мой… мой муж в фирме работает недавно, так что мы пока толком никого не знаем. И он так занят своей новой работой и всеми этими… обязанностями, что никак не выберет время познакомить меня с коллегами. — «Кажется, это правдоподобно? Так, теперь добавим интереса». — У него такая высокая зарплата, что он нервничает и старается всегда быть на месте. Знаете, как это бывает.

— «Галливэн индастриз» — щедрая компания, — согласилась женщина.

— Он мне сказал, чтобы я выбрала дом, — сказала Баффи, продолжая играть роль очаровательной дурочки. — Да-да, денег теперь столько, что он прямо так и говорит: выбери дом. И еще он мне сказал, что некоторые их сотрудники покупают дома в Уингс-преде.

— Вряд ли вы сможете найти что-то лучше Уингспреда. Охраняемый комплекс. Очень тщательно охраняемый. Двадцать четыре часа в сутки.

— А что, разве там неспокойно?

— Я ничего такого не слышала.

— Это хорошо, потому что у нас двое малышей, — сказала Баффи. — «Двое? Одного, что ли, не хватило бы?» Она понятия не имела, почему у нее вырвалось «двое».

— Ой, в самом деле? — умилилась женщина. — И как же зовут ваших милых крошек?

Чуть не застигнутая врасплох, Баффи обвела взглядом полки.

— Джинджер, — сказала она, прочитав слово на пакете имбиря, — и маленький Джой.

Это слово спрыгнуло с флакона жидкости для мытья посуды.

— Судя по голосу, вы ими очень гордитесь.

— Так и есть. Они для меня… ну, вы понимаете.

— Я могу показать вам несколько домов в Уингспреде, — предложила женщина-агент.

— Это будет хорошо, но до этого я хотела бы поговорить с кем-нибудь из женщин, кто уже купил там дом. Знаете, просто чтобы, так сказать, руками пощупать. У вас же есть что-нибудь вроде списка довольных клиентов?

Говоря эти слова, Баффи почувствовала, что для окончательного перевоплощения ей не хватает только покрутить пальцами собственные волосы.

— Конечно, есть. И есть даже разрешение сообщать их имена. Это в рамках соглашения, которое заключается между Уингспредом, вновь прибывшими и компаниями по недвижимости. От вас нам тоже потребуется такое разрешение, когда вы купите дом.

— С этим проблем не будет, — сказала Баффи. — Так вы мне дадите их имена?

И женщина сообщила их вместе с номерами телефонов.

— А по мне, Ланс и Келли отлично придумали! На этого Галливэна с его командой надо сбросить атомную бомбу, пока они не начали! Этот парк наш и был нашим раньше, чем они сюда пришли!

Ива пробивалась сквозь группу ребят, столпившихся вокруг карусели, которую она выбрала в качестве центрального места действия в Визерли-парке. Уже сгущалась тьма, и кое-кто из учеников зажег фонарики, другие принесли электрические лампы. Почти все толпились возле трибуны.

— Извините, прошу прощения, разрешите…

Ива вспрыгнула на карусель, где стоял Крейг Джеффрис, и пошатнулась, когда карусель дернулась.

Крейг был видным парнем: футболист, а иногда и хулиган. Ива не помнила, чтобы он прежде приходил на какой-нибудь митинг протеста против продажи парка. Крейг был высок и широк в плечах, с коротко стриженными светлыми волосами, окрашенными в сапфирово-синий цвет у концов. Одет он был в серую футболку с надписью КОТС и камуфляжные брюки.

— Знаешь, что тебе нужно? — спросил Крейг. — Хорошая звуковая система. Чтобы тут у всех уши по-вылетали.

— Ну, нет, — ответила Ива. — Это было бы не нужно. — «Совсем не нужно!» Она понизила голос, понимая, что рискует устроить сцену: — И знаешь что, Крейг? Я хочу создать здесь… позитивную атмосферу, чтобы сделать что-нибудь… хорошее. — «Не так уж трудно это понять, правда?» — Мне не надо вести их на штурм замка Франкенштейна.

Крейг ухмыльнулся и показал на машину местного телевидения, подъезжающую к краю парка:

— Слегка помахать факелами, потрясти вилами — и люди пойдут за тобой, Розенберг. Они в тебя поверят.

— Мне не надо, чтобы они верили в меня, — поправила его Ива. — Пусть верят в парк.

— Люди верят в личности, а не в движения. Как солдаты верят в командиров, — сказал Крейг.

— Привет, Крейг! — сказал Оз, запрыгивая на карусель. — Похоже, ты наслушался вербовщиков в армию или еще раз посмотрел «Маленьких солдат».

— В таком движении, как это, в борьбе с разрушителями из корпораций сосунков не надо! — огрызнулся Крейг.

— Извини, — сказала Ива, — но у нас тут движение за спасение парка, а не призывы к бою.

— Мы вышли за эти пределы, — провозгласил Крейг, — когда сегодня ночью два наших воина стали, жертвами врага.

— Телевидение, — шепнул Оз Иве.

Ива посмотрела в сторону улицы и увидела, как из фургона выгружается бригада новостей. Она узнала Дж. Т. Рокетта, одного из разъездных корреспондентов, часто ведущего программу новостей, — у него были завитые темные волосы, эспаньолка и ослепительная улыбка. На нем был темно-синий костюм, и он раздавал указания оператору и группе звукозаписи.

— Я еще вернусь, и тогда договорим, — сказала Ива, и Оз повел ее через толпу.

— Почему Крейг всегда видится мне в обличий коммандос? — спросила она. — Такого, из спецотряда, с ножом в зубах.

Оз покачал головой:

— Не забывай, это же Крейг. У него в зубах будет не нож, а динамитная шашка.

Это Ива могла себе представить.

— Только с зажженным фитилем. Оз улыбнулся, подхватывая мысль:

— С двух концов.

— Ты с этим народом не миндальничай, Розенберг, — сказал футболист суровым голосом. — Нельзя, чтобы они сюда приперлись и давили свободных граждан, вставших за свои права. И такого не будет, если мы выступим единым фронтом.

Из толпы раздались крики и свист, но Ива надеялась, что это из-за телевидения. Все могло быть испорчено, и Ива не знала, что делать. Если вообще можно было сделать хоть что-нибудь.

Она сошла с карусели, направляясь к Дж. Т. Рокетту. Девушка, с которой разговаривал репортер, показала ему на Иву, и репортер повернулся.

Волна негодующих криков взметнулась в толпе и стала нарастать. Ива увидела, как из лимузина, припарковавшегося за фургоном телевидения, выходит Гектор Галливэн. В сиянии света от роскошного автомобиля он выглядел высоким и импозантным.

«Вот уж точно ничего хорошего», — подумала Ива.

Глава10

— Слушай, мам, — сказала Баффи, шаря в холодильнике. Она увидела яблоко еще вполне приличного, хотя и не очень аппетитного вида и присвоила его. — Я, наверное, сегодня поздно приду. Так что ты меня не жди, ладно?

— Ты мне не говорила, что у тебя на сегодня планы. Мать сидела у обеденного стола, разложив вокруг портфели.

— Не то чтобы планы…

Она показала рукой на свою ветровку, на стоящий у ее ног рюкзак, откуда высовывалась пара острых кольев.

Мать явно не обрадовалась.

— С тобой кто-нибудь будет?

— Ага.

«Демоны, вампиры — такого сорта публика…»

— Будь осторожна.

— Вернусь, как только смогу.

Баффи повернулась и вышла, не желая затягивать разговор ни на миг. Они обе знали, что каждое такое прощание может быть последним, что они могут больше не увидеть друг друга, но подавать вид, что они это знают, не стоило. Слишком сильным было бы эмоциональное истощение.

«Я бы от всей души хотела, чтобы наши с мамой разногласия касались самых обычных тем: длина платья, мальчики, поведение, школьные оценки…»

Баффи ощутила дуновение холодного ветра за спиной и повернулась, автоматически вскинув руки.

— Куда-нибудь собираешься?

В темноте двора перед ней стоял Ангел. Поверх обычной темной одежды на нем был легкий пыльник. Баффи пожала плечами:

— На обычную работу.

Каждый раз в его присутствии будто электричество повисало в воздухе.

— Это имеет отношение к тому, что происходит в Визерли-парке?

— Может быть. А что ты знаешь о Визерли-парке?

— Не много. Слышал разговоры. Я не очень общаюсь с теми, кто обычно такое устраивает.

Это Баффи знала. Путь Ангела увел его от обычных целей вампиров Саннидейла.

— Так что же ты слышал?

— Что ты прошлой ночью заколола с десяток вампиров. Ты и еще один человек, насколько я понял, Джайлс. — Он пожал плечами. — Я думал появиться и посмотреть, что будет сегодня. Кажется, ты выступаешь против сильно превосходящего противника.

— Это часть моей работы, — сказала Баффи. — Один на поколение, помнишь? Самый одинокий из всех.

— Не сегодня, — ответил Ангел. — Сегодня я прикрою тебе спину.

От этой мысли Баффи стало лучше, чем ей самой хотелось бы. «Иметь и все же не иметь… Ужасно».

— Поначалу это все будет очень скучно…

— Только не в такой компании.

Баффи улыбнулась на этот комплимент, но в то же время ей стало больно. Того, что у них было, уже никогда не будет.

— Договорились, — сказала она, переходя на быстрый шаг. — Я тебе по дороге растолкую, что к чему.

Ива смотрела, как Гектор Галливэн идет через толпу. Школьники немедленно расступались, и Галливэн шел среди четырех охранников, не подпускавших к нему никого.

Он тоже был одет в темный костюм. Волосы гладко зачесаны назад, черные сверху и серые на висках, квадратная челюсть.

— Привет, Дж. Т.! — произнес Галливэн, протягивая руку, которую репортер тут же пожал.

— Здравствуйте, мистер Галливэн, — ответил Рокетт. — Неожиданный сюрприз.

— Последнее время много было неожиданного, — ответил промышленник, переключая внимание на Иву.

Она почувствовала, будто плавится под электрической силой его взгляда. Оз тут же встал рядом и незаметно взял ее за руку. От одного его прикосновения к ней вернулась уверенность в себе.

Школьники с фонарями и лампами быстро обступили их. Иву, Оза, Рокетта и Галливэна окружили охранники — крупные мужчины с военной стрижкой, образовав остров среди толпы.

Рокетт отчаянно махал своему оператору.

— Мы понятия не имели, что вы будете сегодня здесь, — сказал репортер. — Теперь мы сможем более объективно осветить события.

— На самом деле, — ответил Галливэн, не отрывая глаз от Ивы, — я здесь не для публичного обсуждения текущих проблем.

Это удивило Иву — она думала, что он появился, чтобы нарушить ее планы. Она поняла, что частично он это уже сделал. Мысль о том, что он будет манипулировать ее шоу, придала ей решительности, и она выпрямилась.

— Может быть, вы нам сообщите, зачем вы приехали? — спросил Рокетт.

Один из охранников якобы случайно встал между Галливэном и Рокеттом, и репортер неохотно отступил.

— Нет, — ответил Галливэн. — Я приехал не затем, чтобы делать публичные заявления. — Он кивнул Иве. — Как мне сказали, это и есть мисс Розенберг.

Ива кивнула в ответ. Еще никогда никто не произносил так ее имя.

— Если у вас есть свободная минутка, я бы хотел с вами поговорить. — Галливэн не отводил от нее темных глаз. — Может быть, мы сядем в мою машину?

— Нет, — быстро ответил Оз.

— Я бы предпочла этого не делать, — сказала Ива. «Так ведь лучше, чем простое нет?» Но она ни в коем случае не собиралась никуда отправляться с этим человеком.

Галливэн понизил голос:

— Даже если мы обсудим то, что вы видели в доме Кэмпбеллов?

Баффи позвонила в дверь и стала ждать на крыльце. Дом был похож на все прочие дома комплекса Уингспред, если не считать пятен увядающей травы и мертвых цветов на клумбах.

Ангел стоял рядом с Баффи. По дороге она рассказала ему о парке и о том существе, с которым столкнулась Ива. У него не было ответов, но Баффи было приятно, что они разговаривают, как в прежние времена.

Она уже собралась позвонить еще раз, когда дверь открылась. На пороге стояла женщина в халате и шлепанцах. «Вид у нее, как у смертельно больной», — подумала Баффи, пытаясь скрыть свое потрясение.

— Это вы мне звонили? Насчет покупки дома в этом районе?

Баффи кивнула:

— Если мы не вовремя, то можем зайти…

— Да нет, — ответила женщина тусклым голосом. Ей было около тридцати, но выглядела она лет на десять старше. — Для меня теперь любое время одинаково.

Она махнула им рукой, приглашая войти.

Баффи пошла за ней, но Ангел застрял у двери. Ему, вампиру, чтобы войти в чужой дом, нужно было особое приглашение. И он беспомощно стоял на крыльце, ожидая его. Баффи замялась, не зная, что делать.

— Вы идете или нет? — спросила женщина. Баффи увидела, как Ангела отпустило напряжение, и он шагнул внутрь.

— Он иногда бывает застенчив, — сказала Баффи, беря его за руку.

— Необычная вещь, — заметила женщина. — Гектор Галливэн вообще-то нанимает народ напористый. Меня зовут Мэгги Чейпин.

Она провела их в гостиную, заваленную коробками и одеждой. Освободив половину дивана, женщина жестом пригласила их сесть.

— Вы еще не разобрались после переезда? — спросила Баффи. — В агентстве мне сказали, что вы купили дом уже месяца три тому назад.

— Так и есть. — Мэгги села в старомодное кресло-качалку и поджала ноги. — Сейчас Филипп съезжает. А я остаюсь, пока судья не прикажет мне убираться. Или пока шериф не придет и не выбросит меня на улицу.

— Прошу прощения, — сказала Баффи. Она оглядела дом, отмечая полный беспорядок, царивший всюду, несмотря на роскошный вид. Большие окна, массивный камин, белые ковры. И полно ящиков. Все как тогда, когда ее отец уезжал от них.

— Не за что. Вы меня не так поняли. Я бы не хотела расходиться, но я не так верю Галливэну, как верит мой муж.

— Верит ему — в чем? — спросил Ангел спокойным к сильным голосом.

У Мэгги покраснели глаза и пресекся голос.

— Насчет… насчет Кори.

— Вашего сына? — спросила Баффи.

В ответ на ее острый взгляд женщина кивнула.

— Но я не говорила вам о сыне.

— В агентстве сказали, — объяснила Баффи. — Ведь у нас тоже двое детей.

Она постаралась не заметить взгляда, которым посмотрел на нее Ангел. Какой прокол! Она же не сообщила ему их легенду!

— Знаю. Когда вы сказали, что у вас дети, я решила, что должна все рассказать. Ведь люди Галливэна не сообщили вам о других похищенных детях?

Ива шла рядом с Галливэном по пешеходной дорожке, пересекавшей Визерли-парк. Оз шел за ней по пятам достаточно близко, чтобы принять участие в разговоре — если захочет. Пока что говорила Ива.

Охранники Галливэна напряженно вглядывались во тьму, готовые отразить любую опасность. Ива не сомневалась, что у них под пиджаками оружие. Интересно, есть ли там что-нибудь эффективное против вампиров? Помня рассказы Баффи, она поглядывала по сторонам.

Рокетт с оператором попытались следовать за ними, но охранники Галливэна отрезали им путь. Крейга и его бесстрашных борцов за свободу тоже отговорили от этой затеи.

— Тот охранник в доме у Кэмпбеллов подумал, кажется, что у меня разыгралось воображение, — сказала Ива. — Но я знаю, что я…

— Они реальны, — перебил ее Галливэн. — Или, можно сказать, оно реально. Потому что я не слышал, чтобы кто-то видел одновременно больше одного. Разве что вы их видели.

«Он мне верит! Он в это верит!»

— Нет.

Промышленник замялся в сомнении, и это сбило Иву с толку, потому что он относился к тому типу людей, которые не сомневаются никогда.

— Что вы знаете про фонарь? — спросил он.

— Фонарь? — Ива покачала головой. — Ни о каком фонаре я ничего не знаю.

— Понятно. И вы говорите, что видели одно из этих созданий. — В голосе Галливэна слышалось облегчение. — Может быть, тогда можно будет все это придержать.

— Что придержать? — спросил Оз. Галливэн смерил его взглядом:

— Как что? Всю эту плохую рекламу, конечно. Оз состроил кислую гримасу.

— Вы знаете, что это за существо? — спросила Ива. — Нет.

— Хотя уже имели с ним дело? — спросил Оз.

— Нет, — ответил Галливэн. — Никогда такого не видел.

— А дети были украдены? — задала вопрос Ива. И у нее по телу пробежал холодок — она ясно поняла, что Тедом здесь дело не ограничивается.

— Похоже на то.

— Почему же вы не обратились в полицию? — спросил Оз.

— Вы слышали, что она видела, — ответил Галливэн. — Какой толк в этом случае может быть от полиции?

Ива и Оз промолчали. Какой толк вообще от полиции в Саннидейле?

— Пока речь идет о штрафах за превышение скорости, ловле местных молодых хулиганов и бродяг, они наверняка на высоте, — сказал Галливэн. — Но это не те люди, на которых я готов положиться. По мне, лучше полагаться на моих ребят.

— А что случилось с детьми? — спросила Ива, отчаянно стараясь не дать уйти от темы. Перед глазами стоял образ малыша Теда.

— Не знаю. Мои люди это расследуют. Потому-то я и хотел с вами поговорить.

— Со мной?

Галливэн остановился посреди дорожки. Его поза напомнила Иве человека в пистолетной перестрелке из старого фильма.

— Вы — единственное связующее звено, если есть связь между исчезновением детей и прямым противодействием строительству парка развлечений, которое я веду.

Ива не могла поверить своим ушам. „

— Вы считаете, что я могу быть в этом замешана? — Не знаю, — ответил Галливэн. — Это я и хотел у вас спросить.

Ива была вне себя от ярости. Она не могла поверить, что Галливэн мог про нее такое подумать! Ярость и бессильная злость пришла на смену неуверенности.

— Я к этому не имею никакого отношения!

— Ребенок исчез, пока вы там были. Миссис Кэмпбелл сказала мне, что сама клала ребенка в постель.

— Если это был он, — сказала Ива. — Когда я увидела это… это существо, оно только выглядело, как Тед.

Лицо Галливэна недоуменно скривилось.

— О чем это вы говорите?

— О твари, которая заняла место Теда, — ответила Ива. — Она была его копией, пока не стала меня обвинять в том, что я недостаточно сильно стараюсь вас остановить.

На лице Галливэна отразилось сомнение.

— Зачем ей меня останавливать?

— Не знаю.

— А почему она выбрала вас своим эмиссаром? «Потому что я ведьма». Вслух же она произнесла:

— Не знаю.

— Вы хорошо рассмотрели это существо? — Да.

— И что это такое?

— Единственное, что я знаю наверное, — ответила Ива, — это создание зла.

— Значит, я сражаюсь с каким-то злом, — сказал Галливэн. — Разве это не значит, что я на стороне добра?

Эта мысль заставила Иву задуматься. Добро и зло давно уже стали двумя полюсами ее жизни. Она понимала, что мир не делится легко или ровно на два лагеря, но иногда бывало почти так.

— На самом деле, — неторопливо и задумчиво произнес Оз, — это напоминает мне старую пословицу о выборе из двух зол. Я не думаю, мистер Галливэн, что вы в этом деле абсолютно безупречны. Сколько детей уже пропало?

Иву наполнила гордость за Оза, нашедшего такой аргумент.

Лицо Галливэна затвердело.

— Это не подлежит оглашению.

— И кому на руку такая секретность? Семьи лишились детей. Они явно зависят от вашей помощи, а вы куда более заинтересованы в разбивке площадки под ваш луна-парк.

— У всех свои приоритеты, — ответил Галливэн. Видя, что Оз вот-вот утратит свое фирменное спокойствие, Ива вмешалась:

— О чем вы хотели со мной говорить?

— Я думал, что у нас есть шанс прийти к какому-нибудь соглашению, — улыбнулся Галливэн. — Эта площадь как нельзя лучше подходит для луна-парка, спроектированного моими инженерами. Нет другого места в Саннидейле, так хорошо расположенного относительно города и дорог. Но я мог бы купить землю в другом месте и создать там фантастический открытый парк, который заменит вот этот. Я хочу финансировать новый парк там, а город аттракционов построить здесь.

— То есть вы просто нас покупаете? — спросила Ива.

Галливэн развел руками, на его лице застыла улыбка победителя.

— Бизнес есть бизнес.

— Этот парк, — сказала Ива, — для нас не бизнес. Это наша память, наша гордость и одно из немногих по-настоящему красивых мест в Саннидейле.

«Это если не считать вампиров».

— А я мог бы найти для вас другой по-настоящему хороший парк, — предложил промышленник.

— Нет, — отказалась Ива. — Мы останемся здесь и будем объяснять людям, что они теряют.

Галливэн кивнул своим охранникам:

— Кажется, мы закончили. — Он снова обратился к Иве: — Мне жаль, что мы не договорились, мисс Розенберг, поскольку остановить себя я не дам. Ни вам с вашими стараниями, ни этому существу, как вы его называете. Я начну с людей, которых моя служба охраны поймала прошлой ночью. И если я смогу, я выдвину против вас обвинение в подстрекательстве их к незаконным действиям.

Страх когтями впился Иве в спину, заколол кожу. Она заставила себя выдержать взгляд Галливэна, и только то, что рядом стоял Оз, придавало ей силы.

Галливэн повернулся и пошел прочь, эскортируемый своей охраной.

— Что будет с детьми? — спросила Ива, устремляясь за ним.

— Мы их найдем, — ответил Галливэн. — И тот, кто их взял, заплатит за свои действия.

— Вам следовало бы подумать о том, — сказал Оз, ускоряя шаг, чтобы не отстать от Галливэна, — что кто-то таким образом пытается вас о чем-то предупредить.

Если вы не прислушаетесь, тот, кто взял детей, может прийти и за вами.

Галливэн остановился и посмотрел на них в упор:

— Это следует понимать как угрозу?

— Нет, — ответил Оз. — Просто напоминание, что вам надо прикрыть спину.

— За эту работу я плачу другим. И защищен куда лучше, чем вы.

Если вы не прислушаетесь, тот, кто взял детей, может прийти и за вами.

Галливэн остановился и посмотрел на них в упор:

— Это следует понимать как угрозу?

— Нет, — ответил Оз. — Просто напоминание, что вам надо прикрыть спину.

— За эту работу я плачу другим. И защищен куда лучше, чем вы.

Глава 11

— Служба безопасности Гектора Галливэна держит похищения в секрете, — сказала Мэгги Чейпин.

Баффи слушала, воспринимая факты, о которых раньше только догадывалась.

— И сколько детей?

— Шестеро, насколько я знаю, — ответила Мэгги. — Мы потеряли Кори. Я слышала, Кэмпбеллы этой ночью потеряли своего сына Теда. У Инглендов пропали оба ребенка. У Молтонов пропала дочь, и у Диксо-нов тоже.

— У Инглендов пропали двое? — спросила Баффи.

— Мальчики-близнецы, — ответила Мэгги.

— Какого возраста?

— Десять месяцев или одиннадцать — точно не помню.

— Но меньше года? — спросил Ангел, чуть сжав руку Баффи.

Мэгги кивнула. Глаза ее наполнились слезами, голос стал хрипловат.

— Все такие. Совсем маленькие.

«Может быть, это зацепка, — подумала Баффи. — По легендам об эльфах, которые обсуждали между собой Ива и Джайлс, злые феи часто подменивали именно грудных детей. Почему? У них власть только над грудными?»

— Это ужасно! — сказала Баффи, изображая встревоженную мать. Без особого труда, поскольку это действительно было ужасно.

— Вы очень молодо выглядите, чтобы иметь детей любого возраста. Сколько вашим?

Мэгги встала со стула, подошла к каминной полке и сняла фотографию.

— Четыре и два, — ответила Баффи. — Они у нас приемные.

Теперь, когда Мэгги так им открылась, врать стало очень неприятно.

— Может быть, вам ничего не грозит. Я не слышала, чтобы пропадали дети старше года. — Мэгги протянула Баффи фотографию в рамке. — Это Кори.

Баффи рассматривала портрет, пытаясь себе представить, каково это — быть вдруг лишенной возможности видеть эту детскую улыбку ежедневно.

— Очень симпатичный. — Она отдала фотографию. — Я очень вам сочувствую.

Мэгги тоже вгляделась в фотографию.

— Он жив. Мать такие вещи чувствует.

Баффи кивнула, будто соглашаясь и отгоняя мысль о том, через что она заставила пройти собственную мать.

— И что предпринял Галливэн?

— Он сказал, что пустил по их следу армию частных сыщиков. Наверное, так он и сделал. С тремя из них я сама говорила. Он считает, что детей похитили ради шантажа. Как вы знаете, его компания очень богата.

— Но этому не все родители верят? — спросила Баффи.

— Я лично не верю, — ответила Мэгги. — Может быть, я одна такая. А Филипп — он как все, кого нанял Галливэн.

— То есть верит в Галливэна и считает, что работа слишком хороша для того, чтобы ею рисковать.

— Да. У этих семей ничего нет, кроме работы. И прошло всего только две недели, как пропал первый ребенок.

Две недели? Это как раз когда тяжелая техника стала копаться возле Визерли-парка! Баффи неловко поежилась.

— А когда исчез Кори?

— Восемь дней назад, — упавшим голосом ответила Мэгги.

— Вы обращались в полицию? Мэгги кивнула:

— В тот же вечер. У меня началась истерика, и я позвонила туда, пока Филипп звонил Галливэну. Мы уже тогда знали, что пропал еще один ребенок, а может быть, два. Галливэн сказал Филиппу, что сам этим займется, и попросил мужа присмотреть, чтобы я не обращалась в полицию.

— Но вы обратились, — сказал Ангел, — потому что только это имело смысл.

Его поддержка такого решения была очевидна, и Баффи знала, что это придаст женщине уверенности. Ангел умел обращаться с людьми.

— Да. Филипп пытался меня отговорить до самого их приезда. Я встретила полицейских во дворе. Вряд ли я произвела на них хорошее впечатление — я плакала, вопила и орала на Филиппа. Он им сказал, что я перебрала на вечеринке для сотрудников.

— А вы там пили? — спросил Ангел.

— Нет. Но в этот день Галливэн устраивал у себя на вилле вечеринку для сотрудников в Саннидейле. Я туда не ходила, но Филипп им сказал», что ходила.

— Значит, когда Кори похитили, вы были с ним, или у вас была няня?

— Нет, я была здесь.

Баффи наклонилась ближе, рискуя сломать установленный контакт:

— Значит, вы видели то существо, которое забрало Кори?

По удивленному лицу Мэгги потекли слезы.

— Откуда вы знаете про это?

— Я была с вами не до конца честной, — призналась Баффи, испытывая облегчение от того, что можно сказать часть правды. — Моя подруга была в доме Кэмпбеллов в тот вечер, когда похитили их сына.

— Она видела… это?

— Да.

— А что вы видели? — вкрадчиво спросил Ангел. Мэгги посмотрела на него в замешательстве и недоверчиво:

— А почему я должна вам рассказывать?

Ангел остановил свой взгляд на обезумевшей от горя матери. Баффи знала силу этих темных глаз. Никто не умел смотреть так, как он.

— Потому что, — ответил он ей, — я знаю, что такое потеря. И боль. И я хочу облегчить вам вашу. — Он помолчал, давая ей почувствовать искренность его слов. — Мы пытаемся разузнать, что случилось с детьми. И если мы это сделаем, мы попытаемся их вернуть.

— Вы думаете, что сможете?

От прозвучавшей в этом голосе надежды у Баффи кольнуло в сердце и к горлу поднялся ком.

Ангел помолчал в нерешительности.

— Не знаю, — честно сказал он. — Мы постараемся. Мэгги попыталась заговорить, не смогла, попыталась снова:

— Это была какая-то маленькая… страховидная тварь. Никак по-другому я ее не могу назвать. Сперва я подумала, что это Кори.

— Но оно изменилось, правда? — спросил Ангел.

— Да, изменилось. Превратилось во что-то очень злобное. С крыльями, клыками и такими когтями, как у зверя.

— Оно с вами говорило? — спросила Баффи, подаваясь вперед.

— Да. Наверное, из-за этого Филипп и решил, что я сошла с ума. Но оно говорило. Оно велело мне сказать Галливэну, чтобы он остановил работы в лесу. Что лес под их защитой.

— И что дальше было с этим существом? — спросила Баффи.

— Оно улетело. Я пошла звать Филиппа, и это было только за минуту перед тем, как я позвонила в полицию. Им я тоже сказала. Вот тогда они и поверили в слова Филиппа, что я пьяна. Филипп, как всегда, со стрессом и волнением справился лучше меня. Он был абсолютно спокоен.

— От этого полиция еще недоверчивее отнеслась к вашему рассказу, — заметил Ангел.

Баффи очень сочувствовала этой женщине, удивляясь, как она может так долго держаться.

«Наверное, иначе нельзя, если тебе надо быть здесь и ждать, что ребенок вернется. Наверное, это и помогает моей маме жить, несмотря ни на что».

Мэгги кивнула:

— Филипп им сказал, что Кори у няни, которую предоставила нам фирма «Галливэн индастриз», чтобы мы могли пойти на вечеринку. Они позвонили по указанному номеру, и там ответили, что ребенок на месте.

— Но его там не было? — спросила Баффи.

— Нет, но полиция дальше копать не стала. — Она взглянула на них обоих. — Вы в самом деле думаете, что сможете помочь?

Глаза ее неотрывно смотрели на Ангела.

— Да, — ответил он. — Нам приходилось иметь дело с такими вещами. — Он наклонился и взял ее за руку. — И мы верим вам, Мэгги.

Баффи шла по длинной темной улице, ведущей прочь от Уингспреда, обуреваемая противоречивыми чувствами. Впереди лежала ее длинная и тонкая тень от ртутных фонарей, и Баффи слегка пробирало холодом. Она обхватила себя руками.

— Ты как? — спросил Ангел.

— Не очень, — честно ответила она.

— Это был трудный разговор.

Баффи оглянулась на силуэт в окне над увядшими клумбами.

— Ага.

— А куда теперь?

— В Визерли-парк, — ответила Баффи. — Пока Джайлс или Ива не найдут для нас еще чего-нибудь, ответ будем искать здесь. — Она прибавила шагу, будто лишняя трата энергии могла помочь избавиться от замешательства и чужой боли. — И если мы не найдем ответа прямо сейчас, хотя бы развлечемся охотой на вампиров.

— Три чизбургера, двойную порцию картошки, шоколадную болтушку и два вот таких яблочных рулета. — Хатч обернулся и посмотрел на Ксандра. — А тебе чего, Ксандр? Я плачу.

Ксандр в сомнении покачал головой:

— Ты уверен, что можешь себе это позволить?

— Сегодня могу, — ответил Хатч и пошелестел деньгами. — В магазине выдалась пара удачных недель. Пришел один тип и продал свою коллекцию «Икс-мена», потому что собирается жениться. Я тебе скажу, жены с комиксами не уживаются. Ты себе представить не можешь, сколько я видел ребят, перед свадьбой сдающих барахло.

Ксандр представил себе мини-кошмар жизни в одном доме с Корделией.

«И сколько же мне придется всего выбросить для ее удовольствия? И коллекции… — Он оборвал мысль, пока она не зашла слишком далеко. — Моя жизнь не будет ни для кого балластом».

— Чизбургер и шоколадную смесь, — сказал он. Хатч покачал головой:

— Не понимаю, как ты еще от истощения не помер. Эй, друг, — обратился он к человеку за конторкой, — где можно раздобыть такую шляпу, как у тебя? Стильная штука.

Клерк попытался ответить взглядом в упор, но Хатч только заржал громовым смехом. Получив заказ, он расплатился и взял поднос.

— А я не понимаю, куда ты все это деваешь, — сказал Ксандр, беря стаканы шоколадной болтушки. Ему было неприятно, что Хатч издевается над клерком. Парень не виноват: на этой работе требуют одеваться так по-идиотски.

Они нашли себе местечко за столиком между пластиковыми пальмами в зеленых кадках. Какой-то умный человек догадался побрызгать пальмы сосновым освежителем воздуха, создавая интересный контраст ожиданий.

— Еще пару гавайских венков на головы, и мы уже дома, правда? — спросил Хатч, сам охотно рассмеявшись своей шутке.

Они с удовольствием принялись за еду. Хатч доел первый чизбургер, когда Ксандр еще не успел откусить и двух кусков.

— Ты после еды пальцы пересчитываешь? — спросил Ксандр, шутя только наполовину.

Хатч ухмыльнулся, потом оглядел толпу идущих мимо людей.

— Вот тебе тяжелый случай принятия желаемого за действительное. — Он кивнул в сторону девицы, на два размера большей, чем натянутые на нее блестящие брюки.

У Ксандра и Хатча было одинаковое, несколько зловредное чувство юмора, поначалу объединившее их, но Ксандр не доходил в нем до чистого злорадства. Он ничего не ответил.

Толпа вертелась водоворотом среди магазинов и забегаловок, создавая непрерывный гул. Бегуны на ходу профессионально проверяли свой пульс, подростки кучковались стаями, делясь своими мечтами. У Ксандра всегда было чувство, что в этом месте мечты сталкивались с кошмарами. Добро и зло, успех и поражение — все это было здесь, и не было этикеток, явно отличающих одно от другого.

Еще несколько минут прошло в разговорах о комиксах, о теории заговоров и снова о комиксах, о шуточных подарках, недавно виденных ими в магазине.

Внимание Ксандра рассеивалось между Хатчем, едой, телевизором над стойкой. Хатч, все время что-то громко говоривший, тем не менее успел съесть свои чизбургеры с картошкой и запил дополнительной большой порцией шоколадной болтушки, пока Ксандр еще не покончил со своим. Ксандр доедал картошку, когда уже опустела тарелка с яблочными рулетами.

— Эй! — вдруг сказал Хатч. — А это не Ива? Ксандр проследил за его жестом и посмотрел на телевизор над стойкой. Местное телевидение вело прямую передачу из Визерли-парка.

— Это Ива.

Репортаж был краток. В нем говорилось о ведущей роли Ивы в протесте против попыток «Галливэн индастриз» построить парк развлечений в Саннидейле.

— Знаешь, — сказал Хатч, — а эта Ива — классная телка. Я это приметил в ту ночь, когда мы приехали ей на помощь.

Ксандр ощутил пробежавший по спине холодок.

— Я бы тебя просил об Иве так не говорить.

— А что? Зацепил за живое?

— Она — мой друг, — сказал Ксандр с незнакомой резкостью в голосе: — Понятно? Хатч пожал плечами:

— О’кей. Я ничего не имел в виду ни в каком смысле. «Это тоже не то, что я хотел бы слышать». Ксандр постарался снова сосредоточиться на еде. Оператор теперь показывал охранников Галливэна, ведущих двоих учеников старшей школы Саннидейла, пойманных, когда они ломали бульдозеры. Затем показали Галливэна после разговора с Ивой. Репортеры пытались угадать, о чем они могли договориться.

— Ты думаешь, Ива не спасует перед этим типом? — спросил Хатч, когда репортаж окончился.

— Это вряд ли, — покачал головой Ксандр.

— Знаешь, не уверен, — сказал Хатч. — По-моему, она не из той породы, что прут на рожон.

— Не из той, — согласился Ксандр. — Но она не отступит. Ты просто ее не знаешь. Она из тех, кто умеет верить, и, если она во что-то или в кого-то верит, она будет держаться дольше, чем все, кого я знаю.

— Может быть, — с сомнением сказал Хатч. — Но могу спорить, что Галливэн не собирается тихо убраться. — Он помолчал. — А почему ты не с ней?

— Ты видел Корделию? Хатч кивнул:

— Она не одобряет усилий Ивы по спасению парка?

— Корделия более современна, — объяснил Ксандр. Но все равно он чувствовал свою вину. Не должна была Корделия ставить его перед выбором между ней и Ивой. Ива никогда так не делала. Корделия опасается, что протесты Ивы угробят весенний праздник. А ей это очень не безразлично.

— Приятно знать, что у Корделии есть свои приоритеты, — ответил Хатч.

— Слушай, а пояснее?

— Я только хотел сказать, что у Ивы более твердые моральные основы.

— Ищешь моральные основы? — спросил Ксандр. — Так это почва не для всех. Ты сам на ней не очень твердо держишься. Только пару минут назад я слышал довольно противный комментарий насчет той девицы в блестящих штанах.

— Я никогда не считал себя безупречным.

— А я никогда не слышал от тебя теплого слова о парке.

— Я тоже здесь вырос, — тихо сказал Хатч.

— Я не знал.

— Ты много чего обо мне не знаешь, Ксандр, — Хатч на минуту затих, и его глаза снова забегали по меню над стойкой. — После протестов Галливэн может еще сильнее вцепиться в эту землю.

— Почему?

Хатч посмотрел на него твердым и непроницаемым взглядом:

— Ива привлекла большое внимание к разработке этой земли. Обычно земли, отведенные под парки и другую общественную собственность, отлично защищены. Но законы или соглашения, которые изначально защищали этот кусок земли, кажется, во всех этих дискуссиях не принимаются во внимание.

— Не самая приятная мысль, — сказал Ксандр.

— Какая есть. Значит, надо поинтересоваться, какие грязные сделки смог провернуть Галливэн, чтобы вообще утвердить свои планы. — Хатч сделал паузу. — И насколько далеко он готов зайти, чтобы их воплотить. По крайней мере, похищения всех этих детей он прикрыл.

— Слушай, чего это ты вдруг стал Диком Трейси?

— Просто я подумал, что неплохо было бы узнать побольше о бизнесе Галливэна.

— Знаешь, я от этой мысли типа занервничал, — сознался Ксандр.

Хатч усмехнулся, отстукивая пальцами по столу какой-то мотив:

— Я тоже. Заводит, правда?

— Определенно. Так что у тебя на уме?

Хатч развалился на стуле, едва помещаясь в нем.

— Один из завсегдатаев нашего магазина комиксов работает охранником в торговых рядах. Его компанию наняли для какой-то сменной работы в парке.

— Я думал, там работают только люди Галливэна. — Не всегда. Они охраняют только руководство и некоторые специальные объекты. И этот парень мне говорил, что в связи с протестами «Галливэн индастриз» подумывает еще усилить охрану, а для него это означает повышение.

— Ему что, выдадут табличку побольше?

— Он надеется на лицензию на ношение оружия.

— Вот это приятная мысль!

— Ага, — ответил Хатч таким голосом, что Ксандр понял, насколько не ага. — Этот парень нагружается знаешь какими комиксами? «Си форс», «Фулл Авто» и «Пеналайзер». И только ждет случая, чтобы проявить свою силу. Ладно, я думаю, неплохо бы проверить, что же Галливэн на самом деле прячет.

— А как? — спросил Ксандр, обрадованный намеком на незаконность и опасность, прозвучавшим в словах Хатча.

Будто по волшебству, Хатч раскрыл ладонь, где лежала связка ключей:

— Пока этот друг копался в ящиках со старыми выпусками, которые я предложил ему приобрести на особых условиях, я увел у него ключи. У охранной фирмы, где он работает, есть офис недалеко отсюда. Галливэн, я думаю, настолько сдвинулся на контроле, что наверняка привязал свои компьютеры к сети охранной фирмы. Раз все охранники бросились охранять строительство, в офисе вряд ли кто будет. Главный начальник руководит всеми действиями из собственного автомобиля с компьютером и сотовым телефоном. А дома никого нет.

«Кто-то хорошо все обдумал», — решил Ксандр.

— Так что ты собираешься сделать?

— Зайти в офис и посмотреть на их компьютерную систему. В компьютерах я понимаю. — Хатч зажал ключи в кулаке. — Ты со мной или нет?

Ксандр на секунду задумался. Это его возбуждало, так же как походы с Баффи. И кроме того, он типа будет шпионить за корпоративным Голиафом, против которого борется Ива, и, может быть, найдет ключевую информацию, которая им всем так нужна.

— С тобой.

— Мы будем как Батч и Санданс, — сказал с улыбкой Хатч.

— Лучше бы найти аналогию с более удачным концом, — предложил Ксандр. — Не надо, чтобы нас сглазили раньше, чем мы закончим эту маленькую кампанию.

— Пинки и Брейн? — спросил Хатч, вставая из-за стола.

— Нет.

Ксандр пошел за своим другом к выходу из кафе.

— Йоги и Бу-бу?

— А где у нас их корзинка для пикников? Хатч ухмыльнулся.

Глава12

— Удачно прошло, — сказала Ива, испуская вздох облегчения, когда митинг протеста закончился. Она оглянулась на Оза, ожидая подтверждения, но его не последовало. — Ты так не думаешь?

Он посмотрел на нее:

— Что именно? Насчет «объединимся и спасем Визерли-парк» или насчет того, что не надо поджигать строительное оборудование, потому что это нехорошо?

Ива состроила гримасу:

— Ладно, может, не все прошло так хорошо, как могло бы.

Они с Озом шли через темную автостоянку. Мозаичные тени, лежавшие на мостовой, были похожи на капканы, готовые в любую минуту сработать.

Участники митинга только что разошлись. Большинство среди них составляли школьники, но на этот раз были и родители.

— Как ты думаешь, почему сегодня пришло столько родителей? — спросила Ива.

Оз открыл пассажирскую дверцу своего фургона.

— Испугались, что будут заняты все телефоны полицейского участка и они не смогут приехать вовремя с деньгами и внести залог, чтобы их деток не сунули в камеру с настоящими преступниками.

— Ты шутишь?

— Нет, — ответил Оз. — По крайней мере, я слышал, как родители Дженни Уитмен говорили именно это.

— Дженни ничего бы не натворила. Ива села в машину.

Оз закрыл за ней дверцу и заглянул в окно.

— Как я помню, это Дженни предложила принести бутылки с коктейлем Молотова.

— Ух ты!

— Я думал, ты это слышала.

Оз обошел машину и сел за руль.

— Наверное, пропустила. Оз включил зажигание.

— Ты в этот момент была занята укрощением Крейга.

— Да, правда.

Крейг принес чертежи различных узлов землеройных машин, которые скачал из Интернета. Он окрасил на них все уязвимые места, где можно перерезать гидравлические шланги и тем вывести машины из строя. И раздавал он эти чертежи, как свечки на Хеллоуине.

— Но я ведь не делала ничего неправильного? — спросила Ива вслух. Ее сознание собственной правоты разъедали неуверенность и чувство опасности.

Оз покачал головой:

— Нет, Ив, я думаю, если ты делаешь то, во что веришь, то ты не можешь быть не права. Пока не переступишь черту. Этого ты не сделала.

Ива прикусила губу:

— Но из-за меня другие ее переступили.

— Такие люди всегда есть и будут. Ты за них не отвечаешь. Достаточно отвечать за собственные действия.

— Даже если они побуждают других переступать черту?

«И где провести черту собственной ответственности?»

— Ланс и Келли только и ищут черту, которую можно переступить.

— Крейг — нет.

— Крейг ищет первую боевую награду.

Внезапно, без предупреждения, в мозг Ивы хлынуло видение. На дороге перед ними стоял Тед, одетый в рубашечку с Микки-Маусом.

— Стой!

Оз ударил по тормозам. Заскрипела резина, машину занесло в сторону. Оз посмотрел на Иву с тревогой:

— Что случилось?

Ива заморгала глазами. Изображение Теда расплылось и растаяло.

— Я снова видела Теда. — Где?

— Там, на дороге, — показала она.

И, резко открыв дверь, выскочила раньше, чем Оз успел ее остановить.

«Что это значит? Почему эти видения?» Там, где она видела ребенка, была только шероховатая мостовая.

— Как ты? — спросил Оз.

Ива дрожала, чувствуя, как подгибаются колени.

— Кажется, ничего. Но начинаю думать, не схожу ли я с ума.

— Если тебе приходится об этом думать, — мягко заметил ей Оз, — то вряд ли тебе грозит такая опасность.

— Это ты шутишь, да?

Он пожал плечами и улыбнулся ей одной стороной лица.

— Кажется, не получилось? — Он нежно коснулся ее лица. — С тобой все будет хорошо, Ива. Я не позволю, чтобы было иначе.

— Я должна найти Теда, — сказала она, пытаясь передать голосом, насколько сильно это желание.

— Я знаю, — ответил он. — Знаю, что ты должна. Ты найдешь его. Я тебе помогу.

Он осторожно повел ее к машине.

Они были на дороге одни, и, когда над головой раздался шелестящий звук, ничто другое не отвлекало их внимания.

Ива подняла глаза и увидела три крылатых силуэта на нависших кривых ветвях. Даже не успев ясно разглядеть, она поняла, что это. Схватив Оза за рукав, она потащила его к машине.

— Бежим! — крикнула она. — Быстро!

У нее за спиной раздался шум крыльев, и эльфы бросились с деревьев вниз.

— Эй, Баффи!

Притаившаяся во тьме между деревьями Баффи услышала этот небрежный тон, и голос показался ей знакомым. Она выглянула из-за дерева.

Вышедший на поляну парень был одет в школьный пиджак Саннидейлской старшей школы и брюки цвета хаки. Волосы у него были сбриты почти до черепа, лишь сзади торчал один клок. Он выглядел молодо, но пустые глаза уже запали.

— Верно ведь? — спросил он, медленно подходя. — Баффи Саммерс. Ты мне всегда нравилась. Только тогда, в школе, как-то не удавалось подклеиться.

— Тогда, в школе? — повторила Баффи. Ей было очень неловко встретить его здесь. Поднявшись, она спрятала за спину отточенный кол. — В школе ты был вчера, Гэри. Это было так давно?

Ангел подошел справа, прикрывая ей спину. Они сегодня уже нашли и закололи трех вампиров.

У Гэри в руке была лопата, поэтому он хлопнул себя по груди другой рукой.

— Ты меня помнишь?

— Второй урок, — сказала Баффи. — Ты строил из себя клоуна. Трудно было тебя не заметить.

Он расхохотался, будто Баффи сказала что-то

смешное.

— Я народу говорил, что было бы весело с тобой познакомиться.

Баффи стояла и ждала.

— Ничего особо веселого я сейчас не вижу.

— Может, ты еще не расколола шутку.

В свете луны он казался изможденным и восковым.

— Какую шутку?

— Тук-тук.

— Кто там? — спросила Баффи, подпуская его ближе.

— Двейн.

— Двейн — как? Гэри ухмыльнулся:

— Двейн — кровавый мешок. Я голоден! Он бешено расхохотался.

— Ты, что ли, вампир? — спросила Баффи, и все сочувствие к этому парню куда-то улетучилось.

— А меня это не грызет, — ответил он. — Других грызет. — Он оскалил клыки. — При каждом удобном случае.

Раньше, чем Баффи успела двинуться, сучья затрещали у нее над головой. Она шагнула в сторону, поглядела вверх и обнаружила там двух висящих вниз головой вампиров. Они упали на нее ракетами. Сверкнули удлиненные клыки.

Баффи прыгнула назад и сделала сальто, чтобы увеличить дистанцию. Один из вампиров пролетел мимо, но другой рухнул на нее, придавив к земле.

Этот был постарше и потяжелее, похожий на водителя-дальнобойщика. По крайней мере, на нем была водительская кепка и от него пахло соляркой, а не только могилой. Он зарычал, и лицо его стало чем-то средним между человеческим лицом и мордой дикого зверя. Зубы клацнули всего в дюйме от шеи Баффи.

Она перекатилась и попыталась высвободиться. Со всей силы ударила вампира в лицо и убрала голову, когда он снова клацнул зубами. Холодная рука вцепилась ей в горло, перекрывая дыхание. Придавленная его весом, она еле могла отбиваться.

— Ты же сама на это напрашивалась, поэтому и пришла сюда, — сказал вампир-дальнобойщик.

Высвободив руку, в которой не было кола, Баффи ткнула его пальцами в глаза.

Он завопил от боли и дернулся назад, зажимая глаза рукой.

Воспользовавшись этим, Баффи отпихнула его в сторону и вскочила на ноги. На нее бросился второй вампир, отрезая Гэри.

Этот оказался слишком самоуверенным. Баффи пошла на него, подняв перед собой кол. Дерево воткнулось вампиру под грудину, и Баффи повернула его вверх, к сердцу. Вампир обратился в пепел и рассыпался.

Дальнобойщик с воем поднялся на колени, сверкая глазами сквозь расставленные пальцы.

— Хватай ее! Хватай!

Гэри стремительно метнулся к ней. Лицо его исказилось, он занес лопату и с размаху обрушил ее вниз, целясь Баффи в лицо.

Немедленно среагировав и зная, что Ангел занят с другими вампирами в деревьях за поляной, Баффи ногой ударила по черенку лопаты рядом со штыком. Дерево с громким треском разломилось, и штык лопаты полетел по дуге.

В полном удивлении Гэри поглядел на сломанный черенок:

— Вау! Ну кто мог знать?

— Я. И, правду тебе сказать, твоя комедия мне сильно надоела.

Баффи схватилась за черенок, резким движением вырвала его из рук Гэри и вогнала обломанный конец ему в грудь.

Он схватился за торчащий из груди черенок, уставился на него и произнес:

— Вот это решающий ход.

И больше уже ничего не сказал, потому что рассыпался в пыль.

Дальнобойщик пытался подняться на ноги. Баффи в повороте нанесла ему удар пяткой в лицо и снова сшибла наземь. Он покатился, рыча и царапая когтями землю.

Баффи ударила снова, но промахнулась. Она не успела восстановить равновесие, как вампир вскочил на ноги и нанес удар ей. Она полетела назад и приземлилась так, что хрустнули кости. Когда она поднялась, вампир уже летел к ней, расставив руки и вопя что-то вроде боевого клича повстанца.

Успев стать в стойку, Баффи схватила его за лацканы и остановила бросок ударом ноги в живот, отчего он согнулся пополам. В этот момент она быстро три раза подряд ударила его коленом в лицо.

Он отшатнулся назад, Баффи одной рукой подтолкнула его к дереву, а другой выхватила из рюкзака кол. Приставив острие кола к груди, Баффи заглянула в глаза мертвеца:

— Ну, и как тебе теперь, мерзавец? Когда кол приставлен к твоему сердцу?

Ответом ей был мрачный и унылый взгляд. Баффи услышала, что звуки борьбы в кустах прекратились.

— Ангел? — позвала она.

— Я здесь. — Ангел вышел из кустов, отряхивая листву с одежды. — Положил еще двоих.

— Предатель! — прошипел дальнобойщик в лицо Ангела.

— Он тебе зачем-то нужен живым? — холодно спросил Ангел.

— Я думаю, он знает, чего они тут все ищут, — ответила Баффи и заглянула в глаза вампира. — Это так?

— Может быть.

— И ты нам это расскажешь, — пообещала Баффи.

— А тогда вы меня отпустите?

— Хм, дай-ка подумать… нет.

Этот ответ вампира-дальнобойщика не удивил.

— Тогда мне незачем рассказывать.

Баффи наморщила брови, будто пытаясь принять решение.

— Быть заколотым прямо в сердце или изжариться на рассвете? Заколотый — или изжаренный. — Она покачала головой. — Не знаю, как лучше выразиться. — Ты этого не сделаешь. — Еще как сделаю, — солгала Баффи.

Ангел вытащил из кармана маленький металлический термос.

— Святая вода, — спокойно объяснил он. — Интересно, насколько быстро сгорят у тебя пальцы на ногах. — Он угрожающе наклонил термос. — И если ты обо мне слышал, ты знаешь, что я это сделаю.

По лицу вампира было ясно, что он сдался.

— Ходит слух, что в этом лесу живут какие-то эльфы или гномы. И из-за раскопок они вылезли наружу. Мы и не знали, что они на самом деле существуют.

— И при чем тут вампиры? — спросила Баффи.

— Есть легенда, что, если вампир найдет жилище гномов, они выполнят одно его желание.

— Никогда такого не слышал, — сказал Ангел. Вампир-дальнобойщик пожал плечами:

— Ты ведь нездешний, мальчик? По крайней мере, ты родом не отсюда.

— Не отсюда.

Недоверие в голосе Ангела не исчезло.

— Тут эту историю рассказывают уже сто пятьдесят лет, — сказал вампир. — И я ее знаю, потому что прожил каждый из этих годов. И надеюсь прожить еще малость!

Он вдруг резко вывернулся, быстро вскочил и пустился бежать.

Вампир уже почти скрылся в кустах, когда Баффи занесла в развороте кол и швырнула его вперед. Кол перевернулся и острием угодил вампиру между лопаток. Вампир рассыпался пылью уже в прыжке в кусты.

— Они сюда сбежались из-за суеверия, — сказал

Ангел.

— Ты думаешь, это и все? — спросила Баффи. — Ладно, брось, — ответил Ангел. — Ты же не можешь верить в эти байки.

Баффи поглядела в его лицо, измененное тенями деревьев. Ей трудно было отогнать мысль о том, как он красив.

— Многие думают, что вампиры — это миф. И зомби. И вервольфы. И призраки. А если кто-нибудь несколько лет назад рассказал бы мне об Истребителе, я бы тоже не поверила. Все мы живем в сумеречной зоне суеверий и мифов. Может быть, они ошибаются, но зато мы знаем, что их сюда привело.

— Сегодня ночью мы закололи восьмерых вампиров, — сказал Ангел. — Но ты знаешь, что видели мы на пару десятков больше. И трудно будет истребить их всех до весеннего праздника. — Он поглядел на лес, из которого пришел. — Двое из этих ребят — это убитые пару дней назад охранники.

— Об этом Галливэн тоже не сообщил.

— Удивительно! — иронически произнес Ангел.

— Не слишком, — согласилась Баффи. — А Гэри ещё вчера был школьником, а сегодня ночью уже вампир. Все это заходит слишком далеко.

Она подобрала рюкзак и закинула за плечо.

— Есть только один способ убрать их отсюда, — сказал Ангел.

— Найти способ избавиться от эльфов, — отозвалась Баффи. — Я знаю. Джайлс над этим размышляет, а Ива к ним ближе, чем все думают.

Вдруг лес прорезал пронзительный вопль. Баффи автоматически засекла направление, резко обернулась. И тут она поняла, что узнала голос.

— Это Ива!

Ангел кивнул и понесся на крик с неимоверной скоростью, которую позволяла развить сила вампира. Баффи не отставала — мощь Истребителя и подгонявшая ее тревога придали ей ту же скорость. Они продирались сквозь ночной черный лес, обламывая ветви и обрывая кусты.

Бога ради, бога ради, только бы не слишком поздно…

Попасть в здание, где находился офис «Бакстер секьюрити», было относительно нетрудно. Ксандр следовал за Хатчем, удивляясь, какой легкой походкой идет этот массивный парень.

Фирма «Бакстер секьюрити» располагалась на третьем этаже. Ковры на полу протерлись, объявления тоже не свидетельствовали о процветании.

«Даже не знаю, то ли это потому, что у охранников в Саннидейле такая плохая репутация, то ли потому, что эта отрасль в упадке. При том кошмаре, который тут все время происходит, их выживает не больше, чем «красных рубашек» в «звездном флоте»».

Хатч остановился в полутемном коридоре перед дверью с номером 310. На стекле двери были написаны часы работы, название фирмы и два телефонных номера.

Ксандр заглянул через стекло и увидел простой письменный стол и телефон глева от него. Справа стояло с полдюжины стульев. В задней стене виднелась покрашенная под бронзу дверь с табличкой.

Ксандр протянул руку и попробовал открыть стеклянную дверь, но она оказалась запертой.

— Спокойней, — сказал Хатч. — Нам не надо, чтобы сработала сигнализация.

Ксандр кивнул и отступил. В закусочной идея проникнуть в офис «Бакстер секьюрити», чтобы выйти на главные компьютеры «Галливэн индастриз», казалась очень классной. Теперь, перед дверью, понимая, что им может влететь по первое число, Ксандр видел все это иначе.

«В каталажке вряд ли ты встретишь цвет человечества».

— Может, это и не такая уж хорошая мысль? — сказал Ксандр, стараясь говорить небрежно.

— Заскулил? — поддразнил его Хатч. Он встал перед дверью на колени, полез в карман пиджака и достал оттуда баллончик аэрозоля.

— И не думаю, — ответил Ксандр. «Но до этого совсем недалеко. Мне все яснее, насколько это была дурацкая идея». — Поскольку она заперта, ты собираешься просто написать на ней ругательство?

— Сейчас войдем, — сказал Хатч.

Он приделал к баллончику пластиковую соломинку, вставил ее в замочную скважину и нажал на головку распылителя. Банка загудела, как взлетающий «боинг».

Ксандр нервно оглянулся, понимая, что кто-нибудь немедленно бросится смотреть, что случилось. Но никто не пришел, а Хатч в следующую секунду распахнул дверь.

— Идешь? — спросил он.

— Иду. — Ксандр неохотно шагнул вперед, озираясь по сторонам. — Что было в баллоне?

— Графит. От него сувальды дешевых замков сами проскальзывают.

— И откуда ты узнал?

Ксандр вошел в комнату, несколько осмелев, поскольку начинало казаться, что они выберутся незамеченными.

— Последний выпуск «Арахникида». Ты разве не следишь?

— История о парне с восемью руками и без всякой социальной жизни не входит в мое обязательное чтение, — признался Ксандр.

Хатч вошел и закрыл за собой дверь.

— Компьютер, — сказал Ксандр, показывая на стол секретаря.

Хатч покачал головой:

— Они его здесь держать не станут. Тот парень, что приходит за комиксами, говорит, что его босс — из сильно важных. Компьютер будет там.

Он подошел к задней двери офиса и со скрежетом выдернул замок.

— Я полагаю, у тебя были причины не пользоваться графитом для этой двери, — сказал Ксандр.

«Хатч слишком увлекся», — подумал он.

— Само собой, — ответил Хатч. — Что за радость вломиться в помещение и не дать знать, что ты тут был?

— Честно говоря, не знаю.

— Поверь мне, — сказал Хатч, — это совсем не тот кайф. — Он толкнул дверь и вошел. — Слушай, этот тип по-настоящему свихнутый.

Ксандр оглядел помещение и увидел, что стены увешаны фотографиями мест преступлений. На них были изображены полицейские машины из разных городов и даже штатов. Сборная солянка фотографий правоохранительных органов в действии.

«Может быть, это производит впечатление на клиентов, — подумал Ксандр. — Или этот тип из тех, кто любит смотреть полицейские фильмы».

Хатч сел за стол в кресло с высокой спинкой, театрально хрустнул пальцами и для пробы постучал по клавишам.

— О’кей, Брейник, посмотрим, что у нас тут. Ксандр уставился на экран. Он видел, какие чудеса может творить Ива с компьютером, но это казалось игрой по сравнению с искусством, которым владел Хатч. Ксандр впервые как следует рассмотрел его руки.

— Слушай, у тебя указательные пальцы длиннее средних!

Хатч сложил пальцы пистолетом, «застрелил» Ксандра и продул «стволы».

— Чтобы не тыкала, бабуля. Ты хочешь сказать, что

я урод?

— Только не я, — покачал головой Ксандр.

— А то я не люблю, когда мне на это указывают. — Хатч полез в карман и достал пакетик «М&М». — Хочешь?

Ксандр поднял руки, сдаваясь:

— Пас. Я еще после нашего обеда не отошел. Он стал смотреть, как работает Хатч.

— Отлично! — с триумфом провозгласил тот. — У этого типа коммутируемая связь с «Галливэн индастриз». Сейчас я проберусь мимо их заборов и программ защиты, и тогда все посмотрим.

Ксандр глядел на экран и старался не показывать, что он на грани нервного срыва.

«Если там сработает сигнал тревоги, мы его здесь не услышим». Эта мысль не радовала.

Глава 13

— Руперт! — сказал глубокий голос в телефоне. — Приятно, что ты объявился.

— Привет, Десмонд, — ответил Джайлс, вытирая руки о фартук. Потом снял фартук, положил его на кухонный стол и выключил газовую плиту. Он жил один в своей холостяцкой квартире, которую снимал недалеко от школы. За годы обучения и работы Куратором он привык к тому, что время еды может внезапно быть отложено надолго.

— Хотя, конечно, ты звонил по делу.

— Если честно, то да. — Джайлс стал ходить по тесной гостиной. — Ты посмотрел документ, который я тебе послал по факсу?

— Конечно, друг мой, иначе я не стал бы беспокоить тебя так поздно.

— Там, где ты сейчас, еще позже. Или раньше — как посмотреть.

— Да, и мои старые кости ноют сильнее, чем обычно.

— Думаю, они еще много лет будут ныть не без удовольствия, — ответил Джайлс.

Десмонд Третски прожил уже больше девяноста лет и не давал повода думать, что на этом остановится.

— Спасибо тебе за доброе слово, действительно, зимние годы меня щадят. Записка очень интересная. Просто чудо. У тебя было время самому ее прочесть?

— Только чтобы понять суть. Обстановка была напряженной.

— В нашей профессии она практически не бывает другой. Приходится все время ходить по краю, и только обостренные чувства не дают потерять равновесие.

— Как и в профессии Истребителя.

— Дорогой мой Руперт, всегда ты преувеличиваешь значение тех, кого мы предназначены учить.

Джайлс не стал глотать предложенную наживку. Они с Десмондом, близкие друзья во всех других отношениях, полностью расходились в оценке роли Истребителей.

— Она очень хороша в своем деле, ты это знаешь.

— Да, и я надеюсь, ты хорошо ее обучишь за время, которое тебе отведено.

Раздосадованный Джайлс, понимая, что Десмонд нарочно напоминает ему о том, как кратко бывает сотрудничество Куратора с Истребительницей, ничего не ответил, только почесал шею. Он знал, что Десмонд никак не может смириться с тем, что его собственная Истребительница, с которой он провел несколько лет, погибла, не успев применить полученные от Десмонда знания.

— Это исследование оказалось очень интересным, — сказал Джайлс, надеясь направить разговор в более конструктивное русло.

— Как ты знаешь, феи и эльфы нашей группе уже известны.

— Да, я это отлично знаю.

— У тебя самого есть опыт общения с ними? — Нет.

Опыт у Джайлса был богатый и разнообразный, и не всегда такой, который прощали его наставники. Знакомство с каким-либо объектом порождало и определенный бунт. Ему случалось вызывать собственных демонов и самому с ними справляться.

— Большинство из них, как ты еще узнаешь, — сказал Десмонд, — весьма коварны. Они лгут, они крадут. Некоторые их представители откровенно склонны к человекоубийству.

— И это как раз те, с которыми мы столкнулись.

— Да. Хотя на самом деле эта группа не должна тебя заботить.

— Мы еще не решили, насколько они для нас интересны, — ответил Джайлс. — Хотя именно они захватили одного человека из окружения Баффи.

— Я бы посоветовал вам уйти в сторону, — сказал Десмонд. — Это очень плохие твари, мой друг, и они могут довести вас до трагедии.

— Я понимаю, — сказал Джайлс, раздраженный тем, что Десмонд все ходит вокруг да около. — Я прислушаюсь к твоему совету.

— Это будет очень разумно. Но ты ведь хочешь поговорить о конкретных эльфах, не так ли?

— Именно так.

— Записки, найденные тобой, принадлежат русскому охотнику, который держал меховую факторию на северо-западе Соединенных Штатов. Он был первым, кто нашел этот фонарь и узнал его историю.

— Какой фонарь? — спросил Джайлс.

— Кое-где в повествовании даются только намеки, поскольку сам повествователь всего не знал. Он, видишь ли, жил среди индейцев, покупая у них меха и продавая русским меховщикам. Он и сам ставил капканы в этих местах и иногда со своими людьми доходил до Сан-Франциско, еще в те времена, когда леса Севера считались непроходимыми. Дмитрий — так звали автора записки — прибыл в Сан-Франциско всего через несколько лет после начала золотой лихорадки на Саттерз-Милл.

Джайлс делал отдельные пометки карандашом, чтобы ничего не забыть.

— В Сан-Франциско, — говорил Десмонд, — Дмитрий увидел висящий на таверне фонарь. Сначала он не знал, что это, но, осмотрев, понял, что эта вещь русского происхождения.

— По конструкции? — спросил Джайлс.

— По надписи, — ответил Десмонд. — Она была сделана русскими буквами. Владельцу таверны фонарь показался хорошим украшением, и он заказал несколько копий. Когда Дмитрий прочитал надпись на одном из фонарей, ему захотелось найти оригинал. И здесь мы должны заглянуть в глубь времен.

Несмотря на страх, которые ей внушали летающие вокруг эльфы, Ива не опустила голову. Сердце бешено стучало в груди.

— Ложись! — завопил сбоку Оз.

Он на бегу сдергивал с себя куртку. Быстрым движением он взметнул ее вверх, поймав полуторафутового эльфа, уже замахнувшегося на Иву каменным топором.

Куртка хлестнула по летающей твари, сбив ее наземь. Тоненький голосок пищал проклятия, ручки и ножки пытались порвать ткань.

Воздух возле Ивы наполнился миниатюрными стрелами. Прикрыв голову руками, она бежала дальше. Оз мчался рядом, сбивая на ходу летящие в него тоненькие стрелы.

— Ива-а! — взвыло сзади одно из летающих созданий.

Она не обернулась, только посмотрела на Оза — тут ли он. До фургона было всего несколько футов, когда Ива увидела, как стрела вонзилась ему в шею и задрожала. В тот же миг Оз споткнулся о бросившегося ему под ноги эльфа.

— Оз!

Ива остановилась и повернулась к нему. Эльфы закружились над ней пчелиным роем. Луна заблестела на серебристых остриях их стрел. Ива схватила Оза за руки, ощутив, как он трясется и вздрагивает.

— Оз!

— Беги! — приказал он слабеющим голосом. — Прочь отсюда!

Он попытался встать, но тут же снова упал.

Ива отчаянно тянула его за руку.

«Я тебя не брошу, Оз. Ты меня не бросил бы никогда, и я не брошу тебя ни за что».

Он поднял глаза и хотел выдернуть руку, но оказался слишком слаб. Потом его глаза закатились, и он совсем обмяк.

Ива не могла понять, дышит ли он. Она выкрикивала его имя, тянула его за руки, но еле-еле могла тащить по мостовой. Эльфы окружили ее, и воздух заполнился жужжанием бьющих крыльев.

— Ты должна пойти с нами, — произнес эльф прямо перед ее лицом.

— Нет! Оставьте меня!

Она не допускала мысли бросить Оза и тянула его изо всех сил, но сдвинула всего на несколько дюймов.

— Разве ты не хочешь спасти детей? — искушал ее эльф.

— Вы мне не дадите этого сделать! — со злостью огрызнулась Ива.

«Оз, Оз, ради бога, не умирай! Очнись, Оз!»

— Ты не уйдешь, Ива. Ты спасешь лес. Ты спасешь нас. Эльф сунул руку в сумку и метнул Иве в лицо горсть светящейся пыли.

Ива стала отбиваться, задерживая дыхание. Но пыль коснулась глаз и впиталась в кожу, она усыпила ее чувства и затопила разум. Ива видела, как надвигается на нее мостовая, но удара не почувствовала.

— Оригинал фонаря был изготовлен в России, — говорил Десмонд. — Я узнал об этом от коллеги из моего круга, который смог изучить переведенную им историю. Одна знатная дворянская семья была вынуждена покинуть Санкт-Петербург под угрозой смерти, попав в опалу за участие в попытке восстания.

— Похоже на подпись в комиксе, — сухо сказал Джайлс.

— Именно, — согласился Десмонд. — Об этой семье ходили слухи, что она была богата и влиятельна благодаря эльфу, который ей благоволил. Легенда гласит, что один из родоначальников семьи в давние времена помог королю эльфов по имени Эланорал уничтожить своего соперника и заслужил таким образом вечную благодарность монарха. Используя свою силу, Эланорал обеспечил этому человеку и его наследникам богатство и власть. Есть поверье, что, если бы глава семьи послушался Эланорала, семья могла бы воцариться в России. Однако у него не хватило терпения. Он хотел власти для себя, а не для своих будущих наследников. Он поддался честолюбию, попытался организовать переворот и был приговорен к смерти. Даже с помощью эльфов ему едва удалось спастись. Царские солдаты преследовали его до самого побережья, где он сел на корабль, идущий в западные колонии.

— В Калифорнию?

— На самом деле, — сказал Десмонд, — легенда гласит, что корабль шел на Аляску. Тамошние русские колонии процветали благодаря меховой торговле в Ситке и в других местах. Бежавший взял с собой на корабль весь народ Эланорала под предлогом спасения. Он заставил короля связать свой народ магическим заклятием и заключил в фонарь, чтобы перевезти на корабле.

— В тот самый фонарь, который нашел Дмитрий на вывеске таверны в Сан-Франциско?

— Да. К несчастью, корабль, как часто бывало в те дни, не дошел до места назначения. Он затонул где-то у побережья Калифорнии в сильную бурю. Фонарь был одним из немногих уцелевших предметов, которые выбросило на берег невдалеке от города пару лет назад. Он очень понравился владельцу таверны, и тот, как я уже говорил, заказал несколько копий. Дмитрий был уверен, что это фонарь из легенды.

— Но почему фонарь так его заинтересовал? — спросил Джайлс.

— Считалось, что у него есть особая сила, — ответил Десмонд. — Предполагалось, что он отводит болезни и смерть и дает огромную власть. То есть все, чего искали люди в те времена.

— Как и в наши, если на то пошло, — сказал Джайлс. У него появлялось по-настоящему нехорошее предчувствие насчет этого фонаря. — Так что же было там внутри?

— Легенды не говорят. Может быть, какая-то карманная вселенная другого мира. Может быть, вообще ничего. Что бы это ни было, но оно довело до оезумия запертого внутри короля и его подданных.

— До безумия?

У Джайлса засосало под ложечкой.

Баффи вырвалась на неровную опушку на два шага впереди Ангела. Они не старались двигаться тихо,„но вокруг них вибрировала тишина. Крик Ивы смолк секунду назад. Обернувшись влево, Баффи заметила фургон Оза, стоящий посреди дороги. Она бросилась к нему.

Над Озом висело в воздухе нечто подобное скоплению мыльных пузырей. Он сам лежал на земле, раскинув руки и ноги.

— Оз! — заорала Баффи.

Она побежала к нему, дико оглядываясь на ходу. Ивы нигде не было видно.

Поблескивающие мыльные пузыри метнулись врассыпную и отрастили щупальца, которые потянулись к Баффи. Когда они приблизились, она увидела очертания крыльев и отблеск оружия, которое держали эльфы. Выкрикнув предупреждение Ангелу, она стала в защитную стойку.

Передовой эльф держал миниатюрный и неимоверно острый меч, направленный на Баффи.

Она поднырнула под удар и точным движением ноги сбила врага. Эльф отлетел назад, бешено хлопая крыльями. Баффи тем же движением продолжила атаку, ударами рук и ног сбив еще двух налетевших эльфов.

Ангел был всего в паре шагов от нее. Он удачно дрался с эльфами не только руками, но и длинными полами куртки. Эльфы визжали пронзительными голосами, хлопая крыльями и пытаясь маневрировать.

Баффи поняла, что легче бить по всей массе эльфов, чем пытаться сбивать их по одному. В группах они двигались плохо и мешали друг другу. Она добралась до Оза и стала его охранять, беспомощно поглядывая на торчащую из его шеи стрелу.

Другая стрела пропорола воздух и прошла через волосы Баффи, чуть не зацепив лицо. Баффи шагнула вперед и ударила ногой, сбив стрелка на землю. Он завопил от боли, несколько раз стукнулся о мостовую и, наконец, снова взлетел.

Баффи вспоминала, что сегодня утром говорили об эльфах Ива и Джайлс, пытаясь найти их слабые места. Джайлс говорил «железо». Отлично, но у нее железа с собой нет. Она продолжала драться, отгоняя эльфов от Оза.

Один из них сунул руку в сумку на боку, подлетел к Баффи поближе и бросил в нее горсть сверкающей пыли. Баффи шагнула назад, ушла от облачка, сделав заднее сальто и сбив при этом ногами еще двух эльфов. Одновременно она сделала глубокий вдох, запасаясь кислородом. Ангела она предупреждать не стала — он все равно не дышал.

Эльфы отлетели подальше, держась теперь более осторожно, и перегруппировались, рассыпавшись свободнее. Еще с десяток их отпрянули от Ангела. Без потерь — все сбитые эльфы снова были в воздухе.

В Баффи полетели четыре стрелы. Она уклонилась, отпрыгнув к деревьям. Сделав еще одно сальто, она встала на ноги уже под прикрытием ветвей. Поглядев на землю, она подобрала с полдюжины гладких камней подходящего размера. Держа их в левой руке, она вышла из-под деревьев и послала камни, как метательные звезды. Ее снаряды поражали эльфов с неимоверной точностью и с такой силой, что они отлетали назад. Один из них выкрикнул приказ об отступлении, и они всей массой бросились прочь.

Баффи метнулась в погоню, отчаянно стараясь не отстать. Ивы она так и не видела, но знала, что Ива была с Озом. Он бы ее не оставил.

Но даже всей ее быстроты не хватило, чтобы держаться с эльфами наравне. Через пару секунд они скрылись. Баффи повернулась и увидела рядом Ангела.

— Они сбежали, — сказала она.

— Далеко они не ушли, — ответил Ангел. — Мы их найдем и тогда найдем Иву.

Баффи кивнула и пошла обратно к дороге. Наклонившись к Озу, она осторожно его перевернула. Оз заморгал и посмотрел на нее.

— Ива? — хрипло произнес он с полными тревоги глазами.

Баффи замялась, не желая сообщать плохие новости.

— Они ее взяли, — мягко сказал Ангел, опуская руку Озу на плечо. — Но мы ее выручим.

Оз слабо кивнул:

— Она сказала, что увидела того малыша, Теда. Вот почему мы остановились.

— Все будет хорошо, — пообещала Баффи. — Позвоним Джайлсу и Ксандру и пойдем ее искать. Нам нужен телефон.

Она помогла Озу встать.

Глава14

— Эльфы обезумели, — сказал Джайлс, подчеркивая это слово у себя в блокноте. — То есть лишились рассудка?

— То есть лишились его начисто, как утверждает Дмитрий, — ответил Десмонд. — Ему удалось найти настоящий фонарь, украсть его и сбежать. Очевидно, владелец таверны не соглашался его продать.

— И как Дмитрий оказался здесь, в Саннидейле?

— Он был знаком с индейским племенем, которое местные археологи только начинают изучать. Дмитрий останавливался у индейцев во время прежних торговых путешествий и пользовался их гостеприимством. С их помощью он разгадал загадку фонаря и сумел снять заклинание, которое держало эльфов взаперти.

— Он их освободил?

— Только некоторых, — ответил Десмонд, — но эти освобожденные тут же бросились на поиски местных сверхъестественных существ, чтобы те помогли им освободить оставшихся. Что примечательно, они позвали именно вампиров, потому что людям уже не доверяли. Взамен эльфы взяли вампиров под защиту.

Если взятого под защиту вампира убивали, эльфы собирали его прах и воскрешали с помощью магии. К несчастью, как все существа, которые вдруг получили чудесный дар…

— Вампиры стали жадными, — перебил Джайлс.

— Как и освобожденные эльфы. Они напали на индейскую деревню и попытались отбить фонарь со своими собратьями. В битве с индейцами вампиры победы не одержали, но нападение вызвало интерес вождя к фонарю, который они защищали по настоянию Дмитрия. За то, что погибли его люди и еще некоторых из них пришлось заколоть, когда они вернулись в виде вампиров, вождь отобрал у Дмитрия фонарь. Здесь наши записи кончаются, и вполне возможно, что именно этот фонарь оказался на месте раскопок.

— Что случилось с Дмитрием? — спросил Джайлс.

— Его сочли виновником нападения вампиров на племя, — ответил Десмонд, — и изгнали из лагеря. Обнаружив существование эльфов внутри фонаря, вождь заключил сделку с королем Эланоралом. В обмен на освобождение его народа от заклятия фонаря король эльфов согласился защищать индейцев и лес, не давая врагам его разорять.

— Но индейцы погибли.

— В конце концов да, — согласился Десмонд. — Хотя предварительные раскопки, проведенные местными археологами, показали, что племя изначально стало жертвой междоусобицы, а прикончила их эпидемия, пришедшая суровой зимой.

Джайлс открыл в блокноте ту страницу, где был записан рассказ Ивы о похищении эльфами младенца Кэмпбеллов.

— А что такое Камень, или Краеугольный Камень? — А, Камень, — произнес Десмонд. — Вот тут начинается самое интересное.

Ксандра ошеломила легкость, с которой Хатч прорезал защиту компьютеров «Галливэн индастриз». Он заглянул другу через плечо, прислушиваясь к рваным ритмам, которые Хатч отбарабанивал на клавиатуре.

Мелькали названия, числа, видеокадры. Перерывы от сайта к сайту становились все длиннее — защитные программы отбивались. С каждым новым вводом Ксандр все больше и больше нервничал.

— Что ты ищешь? — спросил он почти шепотом. Пальцы Хатча не замедлили свой танец ни на миг.

— Так, что-нибудь.

— Ты действуешь, как человек, который знает, чего ищет.

Хатч ухмыльнулся:

— А что бы ты искал?

— Может быть, список имен похищенных детей, — пожал плечами Ксандр. — Подробности действий охраны Галливэна, пытавшейся их вернуть.

— Список я взял первым делом, — сказал Хатч. — Вон он на той дискете. А в файлы охраны я только что проник. Сейчас ломаю шифр.

Ксандр продолжал смотреть на экран. То и дело глаз выхватывал из мешанины то слово, то целую фразу. У Ксандра заговорило шестое чувство, всегда предупреждавшее его, когда что-то рядом было не так. Не настолько сильное, чтобы включить реакцию «дерись или беги», как при появлении вампира, но достаточно сильное, чтобы его не игнорировать.

— Они прочесывали лес, — прервал его мысли Хатгч. — Я сейчас вытаскиваю топографические и геологи: чес-кие карты, а также аэрофотосъемку леса и парка.

— Люди Галливэна искали там детей?

— Ага, — ответил Хатч. — Пропавших детей — и еще кое-что.

— Что еще?

— Пещеры. Туннели. Места древних городов и культур.

— Вроде индейской деревни?

— Ага. — Вдруг на лице Хатча выразилась тревога. — Фонарь! Они ищут фонарь!

— Какой фонарь? — не понял Ксандр.

Хатч на секунду заколебался, потом покачал головой:

— Не знаю. Тут просто говорится о фонаре.

— Зачем Галливэну интересоваться такими вещами?

— Тут не сказано. Спроси у него самого.

— Сейчас, разбежался. Экран вдруг почернел.

— Так, это оператор меня засек. — Хатч застучал по клавишам еще быстрее. — Сейчас он ищет, где я.

— Тогда рвем когти, — предложил Ксандр. — Нам уже есть над чем подумать.

— Ну нет, — ответил Хатч. — Мне осталось совсем немного. Место указано здесь. Я это точно знаю.

— Какое еще место? — нервно дернулся Ксандр. — Если компьютерная защита Галливэна нас засекла, пора уматывать.

— Оно здесь! — Хатч стучал по клавишам с почти нечеловеческой скоростью. Экран вдруг прояснился, показав атлас карт. Хатч широко улыбнулся. — Вот оно! Нашел!

— Что нашел?

— То, что искал, Ксандр.

— Может быть, я не так понял, — сказал Ксандр, отворачиваясь от двери, — но я думал, что мы в одной связке, Хатч.

— Так и есть, — ответил Хатч. — Здесь кое-какие детали больше в связке, чем другие. — Он нажал кнопку на дисководе, вытащил дискету, положил ее на ладонь и сунул в карман рубашки. — А теперь валим.

Он прошел мимо Ксандра, направляясь к двери.

Заметив папку, которую выделил Хатч на жестком диске, Ксандр вставил другую дискету и эту папку скопировал. На это ушли секунды. Ксандр вытащил дискету и побежал за Хатчем как раз в тот момент, когда темноту коридора прорезал луч карманного фонаря.

«Дружище Хатч, кажется, твой интерес ко всему этому зашел куда дальше, чем заводит простое любопытство. Пора понять, в чем тут дело».

Ксандр на ходу сунул дискету в карман штанов и быстро догнал Хатча. В коридоре раздался треск уоки-токи.

Хатч выглянул из-за двери. Ксандр сделал то же самое и увидел двух охранников, которые двигались по направлению к ним и светили фонарями на стены коридора. Он не успел шевельнуться, как луч фонаря пригвоздил его к двери.

— Вон там! — заорал один из охранников.

— Эй, вы! — заревел другой. — Стоять! «Вот тебе и план», — подумал Ксандр.

Он бросился по коридору, пригнувшись ниже луча фонаря. Хатч летел впереди, удирая изо всех сил.

— Давай! — заорал он, выбивая дверь и вылетая на лестницу.

Ксандр мчался за ним по пятам, но Хатч все равно оказался внизу первым. Ксандр отлетел от стенки на площадке и полетел по лестнице вниз.

Каждый вдох жег горло огнем. Хатч был фунтов на пятьдесят тяжелее, но Ксандр все равно отставал. За ними вопили сирены тревоги, наполняя лестничную клетку эхом.

На первом этаже Хатч вылетел обратно в ту же пожарную дверь и оказался в перекрестье еще нескольких фонарей охраны. Он закрыл собой проем, и Ксандра не было видно. Другая лестница вела вниз, в подвал. Ксандр остался у двери и чуть не окликнул Хатча, но удержался.

«Господи, как я дал ему себя в это втянуть? Нельзя, чтобы меня поймали!»

Вопреки растущей тревоге Ксандр заставил себя стоять тихо, слушая приближающийся топот охранников. Ему хотелось позвать Хатча, но он этого не сделал. «Мало будет толку, если схватят нас обоих». И он неохотно отступил от двери, но не мог заставить себя не следить за тем, что происходило снаружи.

Хатч остановился, когда услышал приказ охранников. Потом метнулся влево, охранники последовали за ним, отрезая ему путь к двери. Он бросился вправо, прочь от двери, и шагнул в тень, где его не было видно.

Охранники немедленно стали светить туда фонарями, но свет попадал лишь на пол и на стены. Хатч исчез.

Ксандр не мог поверить своим глазам. Он оглядывал стены, но Хатча нигде не было. На миг он застыл, слушая переговоры охранников по рации. Потом пожарная дверь захлопнулась, и Ксандр нырнул в подземный гараж.

Его он прочесал, петляя между автомобилями. Сквозь закрытую дверь пробивался луч света. Ксандр подошел к входной двери с другой стороны, небрежно махнув рукой дежурному.

На улице он повернул налево и побежал. В нужном месте он увидел машину Хатча, и на глазах у Ксандра она завелась и поехала прочь.

Оглянувшись, Ксандр заметил магазинчик и забежал внутрь как раз в тот момент, когда из здания вышел охранник.

Из магазина Ксандр позвонил Баффи, но мать ответила, что ее нет дома. У Джайлса трубку снял автоответчик. Сообщение Ксандр оставлять не стал.

Он позвонил Корделии и поймал ее на выходе из дома.

— Привет, Корди, это Ксандр.

— Где тебя носит? — спросила она. — Только что звонила Баффи. Иву схватили эльфы. Я сейчас еду в парк.

От этих слов Ксандра будто огрели кувалдой. Он поглядел на полки чипсов, орешков и конфет и сделал жалкую попытку сказать себе, что все в порядке.

— Меня надо подвезти, — проговорил он в трубку. — Я тут застрял. — Он вытащил из кармана дискету. — И надо заехать к Иве и взять ее переносной компьютер. У меня тут, я думаю, один из кусков мозаики.

И вдруг неожиданное и необъяснимое исчезновение Хатча легло в мозаику еще одним куском.

«Деформированные пальцы, невероятный аппетит и злобный юмор. Это оно».

— А вот и Джайлс, — показал пальцем Оз. Баффи глянула на ту сторону улицы и увидела машину Куратора, припаркованную возле телефона-автомата у семейной круглосуточной бакалейной лавочки в нескольких кварталах от Визерли-парка. Здесь они назначили встречу, чтобы выработать план перед возвращением в парк.

Вывернув руль, Оз срезал путь на парковку, едва не зацепив «мерседес», которому явно в этом районе было не место. Оз нажал на тормоза, и машина, качнувшись, остановилась.

Баффи задержалась при выходе из машины ровно настолько, насколько нужно было, чтобы забрать оружие, выбранное ею на эту ночь.

Джайлс заметил ее и сразу подошел. Под мышкой у него был потрепанный кожаный саквояж, лицо — суровое.

— Привет, Баффи. Ксандр и Корделия уже с нами. Боюсь, что дело может быть серьезнее, чем я предполагал даже тогда, когда мы обсуждали его по телефону.

Баффи закинула брезентовый рюкзак на плечо и посмотрела на выходящих из тени Корделию и Ксандра.

— О’кей, — сказала она, — тогда расскажите мне, насколько оно серьезно. По десятибалльной шкале. Единица — это надеть такое же парадное платье, как у десятка других девчонок, а десятка — грозящая пластическая операция, после которой можешь в «Сумеречной зоне» сниматься без грима.

— Мне перевели документ, который мы нашли на раскопках, и дали его толкование, — сказал Джайлс. — Мы имеем дело с эльфами.

— Джайлс, у них крылья, злобность и оружие размером с микромашинку, — ответила Баффи. — Тут и Тимми поймет, Лесси не надо будет даже гавкать ему в ухо.

— Это довольно интересный вид эльфов. — Джайлс ни на йоту не утратил своей английской невозмутимости. — Русские домовые. О том, что мне удалось найти, мы можем поговорить по дороге в парк. Поедем в фургоне Оза.

Ива проснулась от головной боли, которая пульсировала в висках, заставляя все тело покрываться холодным липким потом. Ива осторожно открыла глаза, услышав рядом топот каких-то быстрых лапок.

Она поняла, что лежит на земле. На холодной, неровной и твердой. Медленно разлепив глаза, она поглядела вверх. Высоко вверху под сводом пещеры висели летучие мыши. Некоторые из них раскрывали пасти и смотрели на нее жадными глазами.

«Вот место, где мне никак не хотелось бы быть».

Сделав усилие, она заставила себя сохранять спокойствие. Изнутри ее била дрожь, но Ива не шевелилась, чтобы не привлекать внимание похитителей.

Оглядевшись вокруг — не поворачивая головы, только скашивая глаза до предела, — она заметила примерно с десяток эльфов, порхавших по пещере. Насколько велика эта пещера, она не могла оценить, но понимала, что очень просторна. Почти вся она была естественной, но кое-где явно поработали инструментами. Маленькая дверь в стене слева вела в соседнюю пещеру.

Эльфы перелетали в темноте, зажигая свечи, стоявшие в углублениях стен. Пещеру заполнило мягкое золотое сияние. Бормотание эльфов создавало звуковой фон по всему пространству. От зажженных свечей плыл тяжелый аромат растительных благовоний.

Жужжание раздалось над головой Ивы, и она крепко закрыла глаза, пытаясь дышать точно так же, как дышала до того.

— Глупо, Ива, — сказал странный далекий голос. — Мы знаем, когда ты спишь, и знаем, когда ты бодрствуешь. — Холодные и острые когти коснулись ее щеки. — Ты должна встать. Мы ждем, когда ты присоединишься к нам.

— Значит, легенд с этим фонарем не меньше, чем с волшебной лампой Аладдина, — сказал Ксандр. — Потри магический фонарь, загадай желание, измени свою жизнь!

— Совершенно верно, — кивнул Джайлс. — И в этом должна быть доля правды. Если в такой форме заключается власть, ее многие захотят подобрать.

— В том числе вампиры, — тихо заметил Ангел с заднего сиденья. — Они тоже знают о силе фонаря. Потому-то они и здесь.

— Именно так, — согласился Куратор. — Но эльфы холодны и злы, и у них на эту ночь есть собственная повестка дня.

«И Ива у них в руках», — подумала Баффи, глядя, как Оз выворачивает фургон на боковую дорогу, где эльфы похитили Иву. Она смотрела в темноту с опаской.

Холодные когти с удивительной силой сомкнулись под подбородком Ивы. Эльф рывком поднял ее на ноги, и она вскрикнула от боли. Остальные подлетели и выстроились в воздухе.

— Следуй за мной, — скомандовал эльф и полетел чуть впереди.

— Где Оз? — спросила она, не трогаясь с места.

— Не испытывай мое терпение, Ива, — пригрозил эльф. — Иди за мной. Король Эланорал хочет тебя видеть: ты сослужишь нам великую службу. — Он посмотрел на Иву пронзительным взглядом. — Яне вижу в этом необходимости, но король есть король.

Он сделал жест рукой.

Один из эльфов у нее за спиной ткнул ее в ногу копьем.

Ива вскрикнула и схватилась за ногу. Маленькая ранка жгла огнем — наверное, копье было чем-то смазано. Ива неохотно пошла за эльфом по пещере, заполненной мягким светом и ароматом благовонных свечей, прислушиваясь к звуку собственных шагов.

— И что эти эльфы собираются сделать с Ивой? — спросила Баффи. — Она засветилась у них на локаторе, когда протестовала против деятельности «Галливэн индастриз». Она на их стороне.

— Да. Я уверен, что именно это вначале привлекло к ней их внимание, но теперь вряд ли сможет ее обезопасить. — Джайлс заколебался, не зная, говорить ли дальше. — Известно, что эти эльфы умеют распознавать других существ, связанных с потусторонним миром. Когда-то они охотились на вампиров.

— А почему перестали? — спросил Ангел.

— Потому что вампиры нечисты, — объяснил Куратор. — Они тронуты злом и мертвы.

— Уже мертвы? — спросил Оз. — Вы говорите, уже мертвы?

— Я думаю, эльфы собираются принести Иву в жертву, — сказал Джайлс, — чтобы вернуть силу тому предмету, который они называют Краеугольный Камень.

Ива пригнулась и прошла в дверь, опершись рукой о холодную каменную стену. Она оказалась в овальной комнате, похожей на закругленный наконечник стрелы.

— Войди, ведьма, — приказал суровый голос, — чтобы я рассмотрел тебя получше.

Ива медленно шла, направляемая копьями стражников. Сердце в груди колотилось, шея покрылась гусиной кожей.

В другом конце комнаты, где сходился наконечник стрелы, она увидела высохшего эльфа. Он сидел на резном деревянном троне, вставленном между разинутыми челюстями вырезанного из камня черепа с пустыми глазами. В их орбиты были вставлены пылающие оранжевым огнем угли, и огненные взгляды черепа освещали сидящего эльфа. Если бы он выпрямился, то был бы не выше двух футов — такой же крохотный, как его подданные.

— Подойди ближе, — велел сморщенный эльф. — Я хочу взглянуть на чудесное существо, которое, по словам Каммеуса, вернет нам власть.

«Чудесное существо? Но это же хорошо, разве нет?» Меньше всего Иве хотелось подходить ближе, но она почувствовала, что не может этого не сделать. Ноги сами пошли вперед. Приблизившись, она получше разглядела старого эльфа.

Он был похож на мешок с палками, и на сморщенном скелете обвисла трупного цвета сероватая кожа. Узловатая кость выступала над близко посаженными черными глазами. Лицо тонкое и острое, как клинок. Пальцы скрюченные настолько, что не смыкались на рукоятке скипетра из кости и нефрита. На узкой голове криво сидела тщательно сложенная корона из прутиков.

— На колени, дитя, — приказал он металлическим и скрипучим голосом. — Знай, что я — Эланорал, король созданий тени, и повинуйся мне.

Ива устояла на дрожащих ногах.

— Где дети?

Гнев исказил морщинистое лицо, зрачки сузились щелками,

— Ты смеешь обращаться ко мне столь надменно?

— Я хочу знать, что дети целы и невредимы.

С огромным трудом Иве удалось не выдать дрожи в голосе и не отвести глаз.

Один из окружавших их эльфов нервно шагнул вперед. Ива заметила, что он даже и не пытался глядеть в глаза королю.

— Ваше величество, она не признает вашей власти. Ее привели сюда, чтобы она сыграла роль, которая предстоит ей в возрождении Камня.

— Взять ее! — прорычал Эланорал. — Связать и приготовить для ритуала. И да вернется к нам Камень!

Ива попыталась бежать, но бежать было некуда. Ее гут же окружили вооруженные эльфы.

Глава 15

— Впервые упоминание о Камне появляется в записках Дмитрия, — продолжал Джайлс. — разобрав его текст, мы поняли, что Краеугольный Камень играет огромную роль в истории короля Эланорала. Как вы знаете по нашему краткому исследованию о домовых, они — духи очага, хранители и защитники дома.

Баффи изнывала от вынужденного бездействия, готовая броситься в бой. Но она понимала, что если владеешь информацией, то стоишь большего и в бою.

— Изначально Камень домовых содержит все эльфийские архивы и записи, — сказал Куратор. — Они дают силу, как воображаемую, так и реальную. Легенды утверждают, хотя это никогда не проверялось, что владение Камнем позволяет семье эльфов достичь вершин власти. Высшей точки, если хотите. Камень был создан для каждого из двенадцати королей и отдан этим королям создателем эльфов.

— Кто бы это мог быть? — спросил Ангел. Джайлс пожал плечами:

— Никто не знает. Как вы слышали, есть много легенд о происхождении эльфов. Выберите любую — в ней, возможно, правды будет не меньше, чем в других. Как бы там ни было, все найденные мной источники сходятся на том, что создать эльфов было непросто.

— Так как же они появились? — спросил Оз.

— Были выкованы в безлунные ночи, — сказал Джайлс, — и оживлены ведьминой кровью.

Ведьминой кровью. Кровью ведьмы. Баффи переглянулась с Ангелом.

— Почему именно ведьмы? — спросил Оз, и Баффи увидела страх в его глазах — он цеплялся за мысль, что Джайлс может ошибиться.

— В Европе, наверное, использовали друидов, — ответил Куратор. — Но требования одни и те же. Это должна быть кровь человека, который привязан к природе так же, как и эльфы, и поэтому сможет защитить их от железного оружия. Я понятия не имею, так ли это, но эльфы, очевидно, не сомневаются.

— Вы говорили о человеческой жертве. — Лицо Оза побелело как полотно.

— В нашей истории были цивилизации, где на человеческих жертвах строились целые религии, — ответил Джайлс.

— Тогда нельзя терять времени, — сказала Баффи, доставая из рюкзака оружие. — Я захватила все, в чем есть железо. Вот этот шест, например.

Она без труда крутанула шестифутовый шест — мелькнули окованные концы.

— Но лес очень большой, — произнесла Корделия. — И наверняка нашпигован вампирами.

— Я не собираюсь сидеть сложа руки, когда жизнь Ивы на волоске, — твердо сказала Баффи.

— Может, я что-то добавлю, — сказал Ксандр.

Он быстро ввел их в курс своих похождений в офисе «Бакстер секьюрити». Открыв ноутбук Корделии, он вставил туда дискету.

Баффи наклонилась к экрану, вглядываясь в карту.

— Почему бы это могло заинтересовать Хатча? — спросила она.

— Не знаю, но заинтересовало, — ответил Ксандр. — Он это искал.

— А почему он не искал этого раньше? — спросила Корделия.

Ксандр пожал плечами:

— Может, это его заинтересовало, лишь когда он узнал о похищении детей. А может, это и не важно.

— Возможно, кто-то еще разыскивает эльфов, — вставил Джайлс. — Есть несколько местных легенд, где о них говорится. Судя по твоим словам, возможно, Хатч тоже сопоставил одно с другим — как мы после рассказа Ивы.

— Значит, он тоже ищет лампу Аладдина, — заключил Оз.

— Да. Как, очевидно, и Гектор Галливэн, судя по рассказу Ксандра.

При этой мысли Джайлсу стало не по себе.

— Он стал искать эльфов до того, как начал строить луна-парк или после? — подумал вслух Ангел.

— Интересная дилемма, не правда ли? — спросил Джайлс, и в его глазах появилась знакомая Баффи отстраненность. Он провел пальцем по карте. — Если предположить, что здесь обозначено местоположение пещер, находящихся под лесом, то можно заключить, что именно туда отвели Иву.

— В какую из пещер? — спросила Корделия.

— Они все соединены, — ответил Джайлс, глядя на карту.

— Если все так просто, — спросил Оз, — тогда почему Галливэн их не нашел?

— На этот вопрос у меня нет ответа, — сознался Джайлс. — Найти вход в пещеры может быть труднее, чем кажется.

— Сверхъестественные силы эльфов, — сказал Ксандр. — Эти эльфы — народ решительный?

— Кое-кто из них, — ответил Джайлс.

— Тогда, — сказала Баффи, перехватывая шест, — пойдем посмотрим, что тут правда, а что нет.

Баффи всмотрелась в раскопанную яму, откуда они с Джайлсом сбежали пару дней назад, и с облегчением увидела, что вампиров там нет. Остальные рассыпались вокруг.

— Я проверил по бюллетеню археологической группы университета, — сказал Джайлс. — О находке фонаря не сообщалось.

Баффи покрутила головой, осматривая опушку, готовая уловить малейшее движение или звук.

— Его может уже и не быть вовсе, — предупредил Ксандр. — Если он платиновый, так его могли перековать еще много лет назад.

— У нас нет выбора, кроме как верить, что он еще существует. — Джайлс спрыгнул в яму и со щелчком разложил саперную лопатку. — Он эльфийского происхождения. Даже эльфам пришлось бы попотеть, чтобы его уничтожить. Согласно тому, что мне удалось прочесть, он имеет власть над Эланоралом и его кланом. Пока он существует, их можно загнать обратно в фонарь, если зажечь фитиль. А уничтожить они его не могут, пока у них нет Камня, направляющего их усилия.

Джайлс окинул взглядом землю, потом отошел к стене и с размаху всадил в нее штык лопаты.

— Может быть, если мы его найдем, он даст нам преимущество.

— Мы не можем надеяться только на фонарь, — сказала Баффи.

— Совершенно верно, — ответил Джайлс, продолжая копать и сбрасывая ко’мья себе под ноги.

Он вытащил из саквояжа большой фонарь и включил его. На землю упал луч света. Джайлс стал искать на земле, нашел три наконечника стрелы и сломанный нож.

— Я считал с сайта археологов предполагаемый план деревни и нашел, где должен был стоять вигвам вождя. Если повезет, остатки фонаря мы найдем здесь.

— Если они тут есть, — сказал Ангел, оглядывая яму сверху.

Судя по его голосу, он не очень в это верил.

— Конечно. Поэтому мы временно разделим наши силы. — Джайлс снова взял лопату и всадил ее глубоко в землю. — Баффи, Ангел и Оз пойдут в то место, которое отмечено на карте Галливэна. Мы с Ксандром и Корделией останемся здесь и поищем фонарь. Съемки показали, что раскопки подошли уже очень близко к вигваму вождя.

— Только не я, — покачал головой Ксандр. — Ива где-то там, и я пойду ее выручать.

Джайлс твердо посмотрел на него.

— Ты хочешь ее найти или ее выручить? — спросил он спокойным голосом.

— Почему я?

— Потому что мне нужна помощь, — сказал Джайлс. — Надо перекопать и пересмотреть всю эту землю, и мне нужна пара сильных рук. Это будет непросто. — Он продолжал копать, отбрасывая землю у своих ног. — Баффи и Ангел лучше всех подходят для организации спасательной операции внутри пещер. Оза я не могу просить остаться. А ты?

Ксандр глянул на Оза и покачал головой:

— Нет. — Он протянул Озу руку. — Верни ее, друг.

— Верну, — сказал спокойно Оз, кивнув головой. Ксандр спрыгнул в яму и стал помогать Куратору.

— Давайте я покопаю. А вы смотрите — вы ведь лучше знаете, на что эта штука должна быть похожа.

— А, что будет с моими ногтями после этого копания? — спросила Корделия.

— Да-да, — ответил Джайлс. — У меня в саквояже есть рабочие рукавицы, которые тебе подойдут. И еще там есть металлоискатель. У него на конце проволочный круг. И еще пара уоки-токи, чтобы мы не теряли связь.

Корделия неохотно спустилась в яму и открыла сумку Джайлса.

— Оглядывайтесь почаще, — сказала Баффи. — Не забывайте про вампиров.

— Вы тоже поосторожнее, — посоветовал Куратор, когда Корделия бросила Озу уоки-токи. — Эти эльфы могут оказаться весьма воинственными. Мы придем на помощь, как только сможем.

Баффи повернулась и повела Ангела и Оза в глубь леса. Шест она несла сбоку, прижав к себе, чтобы он не цеплялся за кусты и деревья.

Ива споткнулась и упала — один из эльфов подставил ей подножку. Она едва не ударилась головой о каменный пол. Еле сохраняя самообладание, терзаемая догадками о том, что сталось с Озом, с Тедом, с другими детьми, она оглядела новую пещеру, в которую ее притащили.

Огромные свечи, сделанные из воска и других природных веществ, отбрасывали на стены мечущиеся тени. У стены сидел король эльфов.

Из трещины посреди пола доносилось бульканье воды. Ива решила, что это подземный источник.

Вдоль стен выстроились десятки эльфов. Они глядели на Иву, ожидая чего-то. До ее ушей донесся жалобный детский плач.

Она вгляделась и увидела слева маленькую пещерку, где на ложах из сухой травы спали дети. Не спала только одна девочка возраста Теда. Наконец, она перевернулась и тоже заснула. Ива оттолкнулась от пола и встала, не в силах совладать с собой при виде этих беспомощных созданий.

Подлетевшие эльфы преградили ей путь.

— Нет, — сказал король Эланорал. — Не приближайся к ним.

— Я хочу убедиться в том, что они невредимы.

— Они спят. Ничего больше. Мы тоже не лишены сострадания.

— Это дети, — возразила Ива. — Их надо вернуть родителям.

— Они здесь, чтобы помочь нам бороться против людей, которые хотят уничтожить наш лес.

— Галливэну все равно, что будет с этими детьми, — сказала Ива. — Разве вы не понимаете?

— Это дети баронов двора Галливэна, — ответил король. — И мы отлично знаем, что родители очень беспокоятся о них.

— Только их родители, — возразила Ива. — У Галливэна детей нет. Ему все равно, что с ними будет.

— Пусть так, — согласился король. — Но когда мы воссоздадим. Камень, он нам будет не страшен. У нас будет источник такой силы, которой до сих пор даже не видели.

Ива безмолвно ахнула. Он говорил об Адовой Пасти! Именно существование Адовой Пасти привлекало сюда вампиров и другую нечисть.

— Теперь, через много лет, мы понимаем, что нас сюда привело. Эта сила направила нас к тебе, потому что именно ты связана с ней.

«Из-за Баффи?» — подумала Ива. Ведь это Баффи сдерживала созданий, привлеченных и освобожденных Адовой Пастью.

— Когда мы зачерпнем из этого источника, мы станем непобедимы.

Ива не знала, правда ли это, но была уверена, что даже такая попытка не принесет ничего хорошего. Король эльфов махнул скипетром:

— Приготовьте ее.

Эльфы бросились выполнять приказ, легко преодолев сопротивление Ивы.

Сверху послышался шорох крыльев.

Баффи тут же обернулась, подняв шест окованным концом вверх. Филин расправил крылья, поплыл над самыми верхушками деревьев и исчез.

— Как ты? — тихо спросил Ангел.

— Не так чтобы совсем сошла с ума, но близко к тому, — призналась Баффи. — Ива нужна им.

— Мы успеем до нее добраться. — Ангел коснулся ее плеча, ободряя.

— Я то же самое сказала Озу, — ответила Баффи гихо, чтобы Оз не услышал. Он шел за ними, напряженно вглядываясь в карту с дискеты Ксандра, которую дал им Джайлс. Они распечатали ее в фургоне на лэптопе Ивы с переносным принтером. — Но сама не уверена.

— Верить или нет — вопрос собственного выбора, — заметил Ангел.

— Верить — это трудно.

Легкая улыбка тронула губы Ангела.

— Будь это легко, оно бы многого не стоило.

— Кажется, мы почти пришли, — окликнул их Оз. — Надо поворачивать.

— Ты уверен? — спросила Баффи.

— Вполне.

Он показал картой на отдельно стоящую группу деревьев.

Баффи посмотрела на Ангела, который вглядывался в темноту:

— Наших друзей не видно?

Вампир вгляделся и прислушался, потом покачал головой:

— Все чисто.

Баффи кивнула Озу, перехватывая копье. Имея за спиной вервольфа и вампира, она найдет Иву или расплатится с теми, кто будет виновен… Не смей даже думать! — рявкнула она на себя.

— Веди, Оз. Мы за тобой.

Оз зашагал вперед, скользя между деревьями. Баффи посмотрела на его резкие движения и подумала, далеко ли до полнолуния.

Через несколько минут Оз привел их в тупик, окруженный земляными стенами. Это была небольшая канава четырех футов глубины, заросшая по краям деревьями и кустами.

— Но здесь ничего нет, — сказал Ангел и огляделся.

— Есть, — возразил Оз. Он встал на колени у правой стены и приложил ладонь к земле. — Она там.

Ангел взял карту, которую рассматривал Оз. После небольшой паузы он произнес:

— Может быть.

И, отведя руку назад, ударил по стене. Кусок покрытой травой земли ввалился внутрь. Края узкого входа озаряло пламя свечей.

Оз сунул голову в дырку и глубоко вдохнул.

— Это здесь.

— Пусти меня вперед, Оз, — сказала Баффи. — И сообщи Джайлсу. Скажи ему, где мы и что именно нашли.

— Сейчас. — Оз шагнул назад.

Это была одна из тех вещей, которые Баффи в нем более всего ценила. Почти любой парень на его месте стал бы строить из себя супермена, а Оз с готовностью признавал за ней ее способности.

Сжав шест, Баффи присела и пролезла в дыру. И, потеряв равновесие, заскользила вниз.

Ксандр еще раз ткнул лопатой в землю, только вместо тупого стука штыка о мягкую глину раздался металлический звон. Он еще раз для пробы постучал лопатой, и она отозвалась так же.

Джайлс оторвался от кучи земли, где копался вместе с Корделией.

— Осторожнее!

— Осторожнее? — переспросил Ксандр. — Вы это о штуке, которая продержалась тут пару сотен лет, провалялась неизвестно сколько на дне морском и под землей уцелела? И вы думаете, что я могу повредить ее лопатой?

— Вполне возможно, — ответил Джайлс. Ксандр вытащил лопату.

Джайлс стал ощупывать землю.

— Похоже, она очень большая, эта штука.

— Больше всего, что нам попадалось, — согласился Ксандр.

От усилий он покрылся испариной. За последние двадцать минут они повыворачивали из земли наконечники стрел, посуду, ржавые железные противни и консервные банки в ассортименте — эти, как объяснил Джайлс, остались с тридцатых—сороковых годов, когда здесь было много отдыхающих.

Аккуратно обкопав неизвестный предмет, Джайлс вынул его из грунта. Земля была чуть влажной и слипалась. Держа в руках находку, Куратор осторожно очищал ее от налипшей земли. Шиферно-серый металл, не тронутый ржавчиной, отразил свет фонаря в руках Корделии.

Долгую секунду спустя умелые руки Джайлса сняли остатки земли и открыли взгляду причудливой формы фонарь. Он был сделан в виде вставшего на задние лапы медведя. Свет должен был исходить из глаз и рычащей пасти.

«Вряд ли он давал много света, — подумал Ксандр, — но в России тех времен вполне мог быть как теперешняя лавовая лампа».

— Это оно? — спросила Корделия.

— Да, — ответил Джайлс. — Я так думаю. — Он сковырнул еще пару щепоток земли. — А вот и надпись, которую сделал Дмитрий.

— Очень красиво, — сказала Корделия. — Если собираетесь коллекционировать безделушки.

В яму сверху скользнула тень. Ксандр оборонительным жестом поднял лопа у. Ей нельзя было заколоть вампира, но отбить его на время — можно.

Только это был не вампир.

— Хатч, — сказал Ксандр Джайлсу Корделия его и так узнала. По бокам у Хатча стояли еще двое парней.

— Привет, Ксандр! — сказал Хатч. — Не-возража-ешь, если я посмотрю этот фонарь?

— Ну, — ответил Ксандр, — вообще-то возражаю. Мы его нашли. И, я думаю, оставим у себч.

Хатч перестал улыбаться.

— Не могу тебе этого позволить, друг. Он нам нужен.

— Кому — нам? — спросил Джайлс.

— Нам. — Хатч показал на себя и своих приятелей. — И еще нескольким, которых мы с собой привели.

Ксандр встал на цыпочки и выглянул из ямы. Он увидел на заднем плане несколько теней, приближавшихся к ним.

— Хатч — это не совсем то, что вам кажется, — сказал Ксандр через плечо. — Я тоже не сразу догадался. Но сегодня, когда он исчез там, в офисе, понял. Каждый раз, когда мы куда-нибудь ходили, этот друг ел за целый полк. И у него прожилка злого юмора в милю шириной. Даже мне иногда не по себе становилось. И еще посмотрите на его деформированные пальцы. Складывается в картинку?

— Ты думаешь, он подменыш? — спросил Джайлс.

— Ага. И наверняка заодно с королем Улан-Дурилом.

— Это нет, — ответил Хатч. — Мы от Эланорала откололись лет сто назад. Эланорал придерживался старых обычаев, и продолжал прятаться, и страшно боялся, что кто-нибудь найдет фонарь и сможет нас снова туда засадить. А мы решили жить среди вас, людей, заменяя детей с многообещающим будущим и строя фундамент нашей власти. Похищения детей, которые устроил Галливэн, поставили наши действия под угрозу.

В темноте его глаза блеснули серебром.

— Чем это вам угрожает?

— Действия Эланорала привлекли к нам внимание, — объяснил Хатч.

Подменыш лгал, и Ксандр это понял.

— Нет, — медленно произнес он. — Не в этом дело. Ты не знал, где находится Эланорал, но мог легко узнать еще много лет назад. И вряд ли он мог вас, ребята, выдать или вообще знал, чем вы занимаетесь. Если бы вы хотели его найти, вы сейчас были бы там, а не здесь. Так ведь?

Хатч ответил каменным взглядом. — Дело в фонаре, Джайлс, — сказал Ксандр Куратору. — Им нужен фонарь. Они его боятся.

— Хватит этих игр! — зарычал один из подменышей.

Он изменил форму, превратившись в тощее пугало с остроконечными ушами и полной пастью острых зубов, и прыгнул на Ксандра.

Сжав лопату двумя руками, Ксандр с размаху ударил его в лицо и сбил на землю.

Зарычав от ярости, подменыш вскочил на ноги и снова бросился на Ксандра.

И тут же рассыпался, полыхнув светом, озарившим ночь. Рядом с его прахом стояла Корделия, держа в руках полицейскую дубинку с окованным концом, полученную от Баффи.

— Железо. Ты помнишь?

— Ага.

Ксандр нырнул в сторону, уходя от прыжка еще одного подменыша, который менял свою форму на лету. Подменыш сделал полное сальто и приземлился на широкие когтистые лапы. Но Ксандр уже держал в руках тяжелый железный меч, выбранный им из арсенала Баффи. Он выдернул оружие из кожаных ножен и рубанул подменыша.

Тут же черные зловещие линии прорезали тело эльфа, он упал на землю и застыл бескостной грудой. Через секунду от него осталась только блестящая черная лужа, которая быстро впиталась в землю.

— Идиоты! — заорал Хатч. — Вы все уже покойники!

Ксандр стал в стойку и сжал меч обеими руками.

— Давай сюда своих мерзавцев!

Тут же из леса поспешили новые подменыши.

— Может быть, — предположил Джайлс, выхватывая из своей сумки окованную железом дубинку, — ты несколько переусердствовал с этим вызовом.

Цепь подменышей еще не успела дойти до края ямы, как вокруг нее появились другие тени. Один взгляд на искаженные лица и клыки сказал Ксандру, кто они такие. Подменышей перехватили вампиры.

Безумная ярость бросила вампиров и подменышей в бой не на жизнь, а на смерть. Очевидно, что вампиры не могли укусить эльфов, но это не мешало им рвать врагов на части.

По выкрикиваемым проклятиям Ксандр понял, что это давняя война, или же кто-то из вампиров решил тоже воспользоваться фонарем эльфов.

Надо было пользоваться моментом. Ксандр толкнул Джайлса и Корделию:

— Пошли! А то скоро зрителей будут раздавать на закуску.

Они вылезли с другой стороны ямы и побежали туда, куда ушла Баффи и остальные, надеясь, что погоня за ними отложится и они успеют добраться до нужного места.

Глава 16

Баффи пригнулась, уходя от каменных ножей, брошенных ей в лицо эльфами. Она взметнула шест, автоматически сдержав руку, чтобы не зацепить стен туннеля, в который попала. Окованным концом она стукнула одного эльфа в лицо, и он ударился о стену. Нож, выпущенный оглушенным эльфом, еще не успел упасть на пол, а Баффи уже свалила второго эльфа коротким поворотом шеста.

Шагнув назад, она смотрела, как их тела обвивают черные линии. И вот уже черный вихор впитался в землю, где только что лежали два тела.

«Это биоразрушающее оружие», — сказала про себя Баффи.

Ангел спрыгнул в туннель у нее за спиной, бегло глянув туда, где только что были эльфы.

— Там, откуда пришли эти двое, их должно быть очень много, — сказал он.

На левой руке у него был железный щит величиной чуть побольше сковородки на одну порцию пиццы. В другой он держал железную дубинку.

За ними последовал Оз, отложив уоки-токи.

— Джайлс сказал, что они нашли фонарь и идут сюда, но у них другая проблема.

Следуя за Баффи в глубь туннеля, он рассказал о вампирах и подменышах.

Эльфы прижали Иву к земле. Эланорал, сидя на своем возвышении, взмахнул рукой. Из земли посреди пещеры высунулись древесные корни и охватили руки и ноги Ивы, как шероховатые змеи.

— Не надо! — взмолилась Ива, чувствуя, как грубая кора скользит по коже. — Не делайте этого!

— Мы только начали, — сказал ей король. — Ты еще многое нам отдашь. И снова будет построен Камень.

Ива глянула на спящих в пещере детей. Она отчаянно пыталась что-нибудь придумать. Рванулась, но лишь ободрала запястья. Из корней выделился едкий сок, обжигающий кожу.

Эланорал спрыгнул со своего насеста, стискивая что-то в руке. Он трепетал прозрачными крыльями, зависнув всего в паре дюймов от лица Ивы. Раскрыв руку, он показал предмет, зажатый в ней.

— Камень, — объявил он. — По крайней мере, это скоро будет Камнем. И когда я свяжу его с той силой, что находится под нами, мощнее его ничего не будет.

Ива глядела на Камень, как завороженная. Сотни иероглифов покрывали его поверхность, складываясь в десятки узоров, и все они гипнотизировали своей игрой. Одни сверкали глянцем, другие переливались всеми цветами радуги. Каждая линия вилась и петляла, опоясывая Камень, будто что-то рассказывала, каждое пересечение сталкивало эти рассказы между собой.

— Последние сто лет я провел, изучая это явление, — говорил король эльфов. — И если бы не гадкие землеройные черви, что напали на нас, я бы не делал такой поспешной попытки подчинить силы стихии моей воле.

— Ты говоришь о Пасти Ада, — сказала Ива. — Она очень сильна, и это сила зла. Если ты хоть чуточку ошибешься, погибнет весь твой народ.

«И еще многие», — подумала она.

Экспериментировать с Пастью Ада — это как играть с водородной бомбой. Только нельзя предсказать, насколько распространится эффект и сколько продержится.

— Землеройные черви не оставляют мне возможности ждать, — ответил Эланорал. — Камень должен быть создан, чтобы мы уничтожили фонарь, пока его не обратили против нас.

— А дети?

Эланорал посмотрел на нее с интересом:

— Ты тревожишься об этих детях перед лицом ожидающей тебя смерти?

— Я просто хочу знать, что с ними ничего плохого не будет.

— Их призовут, — ответил король. — Их воспитают среди нас и научат почитать пути наши. Мы выучим их служить тому же, чему служат подменыши, и следить за людьми, чтобы те не причинили нам вреда.

— Этого не должно быть, — возразила Ива. — У вас нет такого права!

— Право, — сказал Эланорал, — в руках сильнейшего. Что говорю я как король созданий тени, то и есть право, и так я повелеваю. Даже на нечистом и варварском наречии твоего народа это достаточно ясно.

Он вытащил из-за пояса каменный кинжал с тройным лезвием, соединенным в виде буквы V.

Ива изучала человеческие жертвоприношения разных религий и знала, что такой клинок должен пронзать жертву так, чтобы ее кровь быстро текла из раны, которая не может закрыться. Эланорал занес кинжал:

— Прощай, колдунья. Гордись и знай, что твоя жертва вернет нам жизнь без оков.

Стрела полетела в лицо Баффи, и еще две мимо. Хотя она и успела уклониться, Ангел защитил ее рукой, и стрела вонзилась в его руку по самое оперение.

Баффи зачерпнула из кожаной сумки на поясе три железных шарика, каждый размером с половину мячика для пинг-понга. Не останавливаясь, Истребительница обогнула Ангела, ступая в туннель, и ее рука быстро дернулась назад и вперед три раза.

Два железных шарика сбили трех эльфов, обратив их в черные лужицы. Последний эльф развернулся и побежал обратно, зовя на помощь, когда третий шарик просвистел мимо.

Баффи посмотрела на Ангела, вынимавшего из руки стрелу:

— Ты как?

— Ничего, все будет в порядке. Я думал, он в тебя попадет.

Стрела вышла из плоти, оставив бескровную рану, которая к утру заживет.

— Спасибо тебе.

— Всегда пожалуйста.

Ангел согнул и разогнул руку, проверяя, что она действует.

Баффи снова пошла вперед, держа шест обеими руками. Путь был хорошо освещен свечами, и вначале Баффи удивилась. Потом она поняла, что это часть ритуала.

Оз шел за ними с картой, которую раздобыл Ксандр. Внезапно туннель разветвился на два, и Баффи замедлила шаг.

— Куда теперь? — спросила она.

— Минутку. — Оз посмотрел по карте при свете свечей, падающем ему через плечо. Уоки-токи загудел, привлекая внимание. — Да?

— Мы у входа, — сказал Джайлс, прерывисто дыша, — но, боюсь, опередили погоню всего на несколько ярдов. Вы нашли Иву?

— Нет еще. Идите по главному туннелю, и вы нас догоните.

Оз водил пальцем по карте.

Единственным предупреждением, которое Баффи успела поймать, было резкое движение в туннеле справа. Она повернулась к Озу, схватила его за рубашку и отдернула к стене. Прижав шест рукой на полдлины, она приготовилась работать им в тесноте туннеля.

Железным щитом Ангел перехватил первого из нападавших эльфов, отбросив его в сторону. Тот почернел и растекся лужей. Отбив дубинкой другого, Ангел ударом наотмашь сбил третьего. Осталось четверо.

Баффи ткнула железным наконечником одного из эльфов и сама ощутила ожог от удара вдоль руки, державшей шест. Второго она сбила круговым движением и, отведя шест назад, ударила третьего.

Четвертый завизжал и бросился ей в лицо, обеими руками держа крошечное копье.

Чисто рефлекторно Истребительница в повороте сбила его ногой и, крутанув шест мельницей, обрушила на оглушенного эльфа железный наконечник. Эльф растекся лужей.

— Путь наибольшего сопротивления, — сказала Баффи, устремляясь по туннелю направо.

— Здесь! — крикнул Оз через минуту. — Я ее слышу.

В туннеле эхом отдавался мощный гудящий звук. Он напомнил Баффи пасеку, где они с Ивой были как-то тихим вечером, когда выходили покататься на серфах по каналу.

Еще с полдюжины эльфов попытались ее перехватить, но она двигалась слишком быстро. Раньше, чем они смогли сообразить, она оказалась среди них, и окованный железом шест не знал пощады. Трое эльфов пали жертвой ее искусства, а с остальными разобрались Ангел и Оз.

— Нет!

Теперь Баффи услышала впереди голос Ивы. Она бросилась головой вперед в низкую дверь. И въехала на боку в пещеру, отставив левую руку в сторону.

Пещера оказалась просторной, наполненной свечами и эльфами. Баффи заметила среди них по-настоящему древнего, стоящего с ножом над Ивой. Еще она успела заметить извитые корни, обернувшиеся вокруг рук и ног Ивы.

Баффи предположила, что старик и есть Эланорал, король эльфов. Он мельком глянул на Баффи и снова занес нож, приготовившись к удару.

Лежа на боку, Баффи отвела шест и метнула его, как копье. Не в старика, потому что не была уверена, что шест успеет его сбить раньше, чем он всадит кинжал. Она метила в сам клинок.

Полетели искры от удара железной оковки в камень, клинок вылетел из сморщенной руки, а вслед за ним полетел крик ярости короля эльфов. Он прыгнул в воздух, устремляясь на крыльях к отскочившему кинжалу. Шест влетел в эльфа на том конце зала и превратил его в черную лужу.

— Убить ее! — приказал король эльфов.

Баффи не знала, про нее это или про Иву, но ни то ни другое ее не устраивало. Она вскочила на ноги, сделав сальто, и встала в оборонительную стойку. К ней устремились более дюжины эльфов, размахивая копьями, ножами и маленькими мечами.

Баффи действовала автоматически. Удар пяткой послал одного из нападавших в неуправляемый полет, от толчка локтем завертелся другой и вмазался в третьего. Она подпрыгнула, уходя от направленных в ноги стрел, и повернулась, рассыпая удары ногами, от которых еще четверо полетели, кувыркаясь. Это их не убивало, но сбило темп атаки и дало Баффи драгоценные секунды передышки.

И тут за спиной появился Ангел. Его окованная железом дубинка превращала эльфов в черный студень, а сам он пробивался к Баффи, чтобы встать рядом.

— Баффи! — крикнул он, стряхивая с руки железный щит и бросая ей.

Она поймала щит двумя руками.

— Вампир! — взвизгнул один из эльфов. — Они заодно с людьми! Кол ему в сердце и пусть сдохнет!

Трое эльфов наложили стрелы на тетиву.

В мгновение ока оценив углы и расстояния, Баффи метнула щит как летающую тарелку. Он отразился от двух стен, выбив луки у двоих лучников. Отразившись еще от одной стены, он попал в третьего эльфа с луком и превратил его в лужу.

Баффи снова нырнула вниз, уходя от двух эльфов, метивших ей в ноги бритвенно-острыми каменными ножами. Упала на руки, сумев ухватить правой рукой шест. Поднявшись, она перехватила его двумя руками посередине, расставив руки чуть шире плеч.

И перешла в атаку, двигаясь очень быстро, не думая ни о чем, кроме выживания. Не все удары она могла отбить, и ей досталось с полдюжины ран от каменных лезвий — придется полечить, но ничего угрожающего жизни. Шест в ее руках ходил, как живой.

Ангел бился, вертясь как дервиш, прорываясь через окружавших его эльфов, не оставаясь на месте ни секунды, чтобы они его не достали.

Оз появился из двери и бросился к Иве.

Он стал отдирать держащие ее корни, отламывая от них куски. Ива рвалась, помогая ему и пытаясь освободиться.

Баффи не останавливалась, круша эльфов и замечая, что их уже не так много, как было. Уцелевшие забивались под свод пещеры, не приближаясь к ней.

В следующую секунду появились Джайлс, Ксандр и Корделия. Джайлс завертел дубинкой с искусством опытного фехтовальщика, нанося точные и быстрые удары, вместо того чтобы бить наотмашь, как Корделия и Ксандр. В другой руке он держал фонарь в виде медведя, и Баффи решила, что Ксандр нашел тот приз, за которым гонялся.

Оказавшись рядом с Ивой, Ксандр стал мечом перепиливать корни, и они легко поддались. Они с Озом подхватили Иву и подняли на ноги.

— Сюда! — крикнула Корделия, защищая узкий и низкий вход, через который они проникли в пещеру. И тут внезапно существо, которого Баффи не могла узнать, просунуло в дверь руку и схватило Корделию за ногу. Она завизжала, но у нее хватило смелости стукнуть по наглой руке дубинкой. Оно обратилось в черную лужу, как прочие эльфы, хотя размером было куда больше.

Баффи сбила еще одного эльфа, тот почернел и разлился.

— Что это было? — спросила она Ксандра.

— Подменыш, — ответил Ксандр, не отвлекаясь от битвы. — Представь себе новую улучшенную модель клингонов из «Следующего поколения». Обзор из «ТВ-гайд»: это плохие парни, ростом побольше. Они проникают в наш мир уже сто пятьдесят лет. Одним из них вполне может оказаться мой бывший приятель Хатч.

За первым подменышем повалили другие подме-ныши и вампиры, заливая собой все свободное пространство. Они представляли угрозу для людей, но отвлекли от них обычных эльфов.

— Есть другой выход, — сказал Оз.

— Где? — спросила Баффи, перехватывая шест. Даже силы Истребителя были уже на исходе. Эльфы могли просто взять численностью.

— Карта говорит, что с той стороны стены есть туннель, — сказал Оз, показывая на стену за спиной у Баффи. — Стена, должно быть, не очень толстая.

Истребительница резко обернулась к стене и заметила трещинки и вмятины на камне. Она собралась и в повороте резко ударила ногой в стену. По камню побежали трещины, Баффи обсыпало крошкой и пылью.

— Остановить их! — приказал король эльфов. — Не дать им уйти!

Эльфы закружились вокруг Баффи с удвоенной силой.

— Я прикрою спину, — сказал Ксандр Баффи, поднимая меч и одновременно подтягивая к себе Корди.

Ударом меча он рассек эльфа, и тот хлюпнул и растекся лужей.

Баффи снова занесла ногу и ударила. Стена рухнула, рассыпавшись осколками и облаком каменной пыли.

— Сезам, откройся! — Баффи повернулась и схватила Иву, глядя на Оза. — Куда ведет этот туннель?

— Вверх. Это что-то вроде брошенной шахты или естественной пещеры.

Оз снял с пояса фонарь. В открывшемся за пробитой дырой коридоре не было ничего, кроме тьмы, — там эльфы не зажигали свечей. Оз взял Иву за руку и двинулся вперед.

— Нет, — слабым голосом произнесла Ива. — Дети. Надо спасти детей.

Тут Баффи впервые заметила небольшой альков и поняла, что там.

— Мы их заберем.

Новые вампиры и подменыши лезли в дверь, создавая суматоху и тесня эльфов. Баффи провела всех через зал. Оз пристегнул фонарь к поясу и уверенно и умело взял одного из шестерых детей. Ива взяла еще одного, то же сделали Ксандр, Джайлс, Корди и Баффи. Пятясь из алькова, они направились к туннелю.

— Ой! — пожаловалась Корделия. — Со мной никто не поменяется — мокрого на сухого?

— Идем, — поторопил Джайлс.

Ангел шел сзади, уничтожая железной дубинкой эльфов и подменышей и время от времени той же дубинкой загоняя случайно подвернувшегося вампира в гущу битвы.

Они ушли в открывшуюся дыру как можно быстрее, прижимая похищенных детей. Джайлс, Корди и Ксандр вместе с Озом освещали своими фонарями извилистую каменистую тропу впереди.

Ангел прикрывал им спину — что было куда легче из-за узости коридора.

На бегу Баффи думала только о младенце, которого она несла. Мелькнула мысль, не сын ли это Мэгги, но у нее не было времени рассматривать ребенка. Это чей-то малыш, родители по нему с ума сходят, и больше ей ни до чего дела нет. Она прижала ребенка к себе, телом закрывая его от грубых каменных стен.

Меньше чем через минуту она почувствовала свежий холодный ночной воздух. Глянув вперед, она увидела, что Оз пробивается наружу сквозь сплетение корней и подлеска. Остальные пошли за ним.

Но если бы не Ангел, эльфы бы их догнали. И Баффи знала, что на’открытом месте движения эльфов уже не будут ничем ограничены.

— Джайлс, — позвала она, выбегая из туннеля. Когда он подошел, она отдала ему ребенка. — Мне нужны будут обе руки. Ведите остальных.

Она выставила шест вперед, гадая, как же им теперь добраться до машин, да еще со спасенными детьми.

Ангел пытался не выпустить эльфов из туннеля, выигрывая время. Но его отбросили, пробитого дюжиной крохотных стрел, попавших близко к сердцу.

Баффи завертела шестом, немедленно найдя цели. Чувствуя глухие удары концов шеста по эльфам, она стала прикидывать, где они сейчас, в какой части парка.

— Канавокопатели, сказал Джайлс. — Они должны быть неподалеку. Какую-то защиту они нам дадут.

— А охранники? — возразил Ксандр.

— Учитывая сегодняшнюю активность вампиров в окрестных лесах, — ответил Куратор, — я думаю, они нас не побеспокоят.

И он побежал вперед рысцой, держа на каждой руке по ребенку.

Они продолжали спать, несмотря на весь шум и суету, и Баффи решила, что дети все еще находятся под властью эльфийских чар. Счастливые ребятки.

Она все время отмахивалась шестом от нападающих, ударяя время от времени эльфов, которые неосторожно подлетали слишком близко. Руки уже устали вертеть шест, пот выступал на теле и пропитывал одежду, и усталость становилась фактором, который мог помешать выживанию группы. Глянув на Ангела, она поняла, что и ему не лучше.

Железными шариками она сбивала эльфов, сумевших прорваться мимо нее и Ангела. Как правило, она целила верно, но иногда промахивались и ломала ветви в кронах.

Меньше чем за две минуты они добежали до стоянки землеройной техники. Следуя указаниям Джайлса, все забились под грейдер, почти неприступно устроившись между огромными шинами. Оз, Ива и Корди занимались детьми, устраивая их прямо на земле. Малыши так и не проснулись.

Баффи, Ангел, Ксандр и Джайлс отбивали эльфов, которые старались подобраться поближе; А вокруг этой битвы разрасталась и ширилась битва вампиров с подменышами. Очевидно, кое-кто из вампиров сообразил, что клыки и когти не так страшны для эльфов и подменышей, как оружие Истребителя, а потому стал подбирать куски железа, валявшиеся вокруг ямы. Эльфы и подменыши, со своей стороны, протыкали тела вампиров стрелами, все точнее попадая в сердце.

— Оставаться здесь — это не вариант. У нас есть выбор? — спросила Баффи Джайлса.

Куратор кивнул. Его лицо было измазано кровью и грязью.

— Фонарь, — сказал он. — Надо зажечь фонарь. — Он снял фонарь с пояса и передал ей. — Их должно в него затянуть.

Баффи ткнула между глаз очередного эльфа, превратив его в чернильный всплеск на шине грейдера.

— Вы уверены?

— Считается, что фонарь сохраняет власть над этими созданиями, — сказал Джайлс, тяжело дыша. Он посмотрел на Баффи и пожал плечами. — В настоящий момент это наилучшее предположение.

Баффи стукнула по голове какого-то вампира, который тянулся к ней. Его это не убило, но он шатнулся назад, и тут же на него налетел подменыш и ткнул обломанной веткой прямо в сердце. Вампир рассыпался в пыль, а подменыш повернулся к Баффи, говорившей в этом время:

— Что ж, проверим это наилучшее предположение. — Она взяла фонарь за проволочную рукоятку. — Спички есть?

Вопрос застал Джайлса врасплох. Он похлопал себя по карманам и с сожалением покачал головой:

— Нет.

Ксандр просунул руку назад и открыл свою «Зиппо». Она зажглась с первой попытки.

— Давай, лапонька, зажигай мой костер!

Баффи схватила зажигалку и сделала глубокий вдох. Потом, оттолкнувшись ногами, выскочила из-под грейдера и рванулась на поляну. Тут же на нее бросились эльфы, но она отбила их шестом. Когда на нее бросился вампир, она просто через него перепрыгнула.

За ней бежал Ангел, прикрывая спину, и тень его наложилась на ее тень, когда она поставила фонарь на землю и упала на колени рядом с ним. Ангел отбивал всех, кто пытался до нее добраться, не пропустив никого. В нескольких футах лежали два тела охранников. Да, сегодня ночью люди Галливэна действительно не будут создавать затруднений.

Она нашла засов на медвежьей фигуре фонаря и отворила дверцу. Внутри фонарь был покрыт черной сажей, накопившейся за многие десятилетия. Но зажигать там было нечего. Ни фитиля, ни горючего.

Быстро оглядевшись, понимая, что они с Ангелом оказались в эпицентре ревущей в лесу бури, Баффи взметнула руку вверх и оторвала кусок от рубашки какого-то вампира за долю секунды до того, как Ангел проткнул его сердце подобранной в лесу веткой. Вампир разлетелся в пыль, а Баффи сунула ткань в фонарь. Она щелкнула зажигалкой, материя затлела по краям, но не занялась сразу.

— НЕТ!

Баффи огляделась и увидела, что к ней летит король эльфов. В руках он держал направленное на нее копье. Ей сразу стало спокойнее. Когда плохие парни вопят от злости, значит, ты делаешь то, что надо.

Не успевая перевернуть шест и ударить железной оковкой, она отбила короля древком. Он отлетел, кувыркаясь, но тут же взлетел снова. Запустив руку в сумку на боку, он вытащил горсть блестящей пыли.

Баффи знала, что ей придется сменить позицию, если король бросит в нее сонной пылью. Вытащив два последних железных шарика, она быстро запустила их в короля. Какой-то эльф взлетел и закрыл короля грудью, пожертвовав собой.

Баффи нагнулась к фонарю и осторожно подула на него, чтобы огонь занялся. Через секунду из фонаря взвилось, потрескивая, пламя и заклубилась струйка дыма.

Нет! Не верю! Не может быть! — взвыл король эльфов.

И в тот же миг будто крошечный ядерный взрыв произошел в фонаре. Его наполнило пламя, из ушей и глаз медведя полыхнул свет, конусами пронизав тьму. Баффи окатили волны жара, развеяв волосы и заставив прищуриться.

Эльфы бросились всей массой, как притянутые к свету мотыльки. Они летели в огонь десятками, сжимаясь по дороге до микроскопических искр, и ныряли в фонарь. Он притянул даже подменышей. Некоторые из них почувствовали опасность и попытались удрать, но мистическая сила фонаря нашла их и втянула в водоворот света.

Вампиры отпрянули, явно испугавшись той же судьбы.

И так же внезапно, как появился, свет исчез. Глаза и пасть медведя потемнели, огонь в его брюхе погас. Не желая бросать фонарь, Баффи нерешительно потянулась за ним и удивилась, когда почувствовала, что он холодный.

Крепко взявшись за проволочное кольцо фонаря, она встала, подняла его вверх и показала вампирам. — Море волнуется — три, — сказала она суровым голосом. — Свободных мест больше нет.

Она сказала это, не обращая внимания на усталость, которая грозила захлестнуть ее и утопить.

Примерно дюжина вампиров — столько их было видно между деревьями — заворчали и стали переглядываться в поисках предводителя. Но добровольцев на эту должность не нашлось. Вампиры тихо смылись, растворившись в темноте.

Баффи очень не хотелось их отпускать — лучше бы перебить всех на месте. Увы, это было невозможно.

— Как ты? — спросил Ангел.

— Нормально, — ответила Баффи, оглядываясь на грейдер. — Мы убрали эльфов и вернули детей, так что будем считать это победой.

— Так оно и есть, — сказал Ангел, обнимая ее за плечи. Несмотря на усталость и боль, Баффи воспрянула духом, когда Джайлс дал ей одного из детей.

— Они проснулись, — сказал Куратор. — Проснулись, как только стал гаснуть свет фонаря.

Баффи не могла не улыбнуться, глядя на круглое личико, почти полностью закрытое одеялом. На нее смотрели большие невинные глазки, ребенок сосал кулачок. Другой ручкой он крепко схватил Баффи за палец.

— Пошли, — сказала Баффи. — Отнесем этих ребяток по домам. Им давно пора быть в кроватках.

Эпилог

— Значит, Хатч так в лавке комиксов больше и не показался? — спросила Баффи.

Она сидела за каменным столом для пикников в Визерли-парке. Был вечер пятницы, и несанкционированный весенний праздник Саннидейлской старшей школы гудел вовсю.

— Ни разу.

Ксандр сидел на скамейке рядом с ней. Они оба смотрели, как кружится в толпе Корделия, раздавая поощрения и взыскания группе следующих в ее кильватере соискателей.

— А ты о нем спрашивал? — спросила Баффи. Она еще толком не отдохнула от предыдущей ночи, но время от времени обходила лес, проверяя, нет ли в нем незваных гостей. Пока что она ни одного не видела.

— Так, мимоходом, — ответил Ксандр. — Мне сказали, что звонил приятель Хатча И сообщил, что его отец тяжело болен и Хатчу надо приехать к нему. Сам Хатч мне про отца никогда не говорил.

— Так что мы не знаем, заключен ли он в фонарь или погиб в схватке.

Фонарь Баффи отдала Джайлсу, в надежные руки.

— Нет. Но я не думаю, что все подменыши там. Скорее всего, они есть и среди нас.

— Жутковатая мысль.

— Достойная компании, в которой я тусуюсь, — ответил Ксандр с деланной серьезностью. — Как детки?

— Я звонила Мэгги, — ответила Баффи, — и она сказала, что Кори в порядке. Она говорила с другими мамочками, никто не жалуется. Дети здоровы.

Вчера вечером они занесли детей в больницу, положили рядом с приемным покоем и позвонили с противоположной стороны улицы. И в один голос вздохнули с облегчением, когда санитары занесли детей внутрь.

В газетах и в новостях пока об этом ничего не говорилось. Журналисты занимались историей с нападением «диких зверей», убивших шестерых сотрудников «Бакстер секьюрити» на службе у «Галливэн индастриз». Мало кому из родителей нравилась мысль, что дети пойдут ночью на праздник в парк, где произошло нападение, но это вызвало еще больший интерес к празднику. Корделия наслаждалась своим положением королевы.

Больше всего внимание журналистов привлекло решение Гектора Галливэна не продолжать строительство парка аттракционов. Стало еще интереснее, когда Галливэн отказался от комментариев.

Сторонники Ивы в деловом мире, поддерживающие ее кампанию, сказали, что Галливэн отступил из-за убийства охранников.

Теперь на Саннидейл налетели журналисты и комментаторы. Некоторые из них даже взяли интервью у участников праздника. Баффи смотрела, как они вертятся среди праздничной толпы, и знала, что наутро появятся совершенно невероятные истории.

И ни одна из них не будет близка к правде. К ним подошли Оз и Ива, неся два лишних стакана пунша и две тарелки с закусками.

— Ребята, вы много теряете, — сказала Ива. Когда Тед вернулся домой, ее настроение значительно улучшилось.

— Только не я, — ответил Ксандр, глядя на Корделию. — Мне придется выслушивать все это снова, и снова, и снова. Кто был в чем, кто был с кем, и почему некоторых вообще нельзя было сюда приглашать.

— Ага, — сказала Баффи. — Понимаю, что ты никак не можешь этого дождаться.

Ксандр бросил на нее кислый взгляд:

— Я только хочу, чтобы такие социальные мероприятия, которыми руководит Корделия, не выдавались за кучу полезной работы.

— Кажется, она очень рада, — заметил Оз.

— О, так оно и есть, — согласился Ксандр. — Просто я тут как-то с краю. Зато у меня есть компания. Баффи вот тоже изображает кариатиду.

Баффи промолчала. Ксандр сказал правду. Она ждала этого праздника, но ждала, в общем, не того.

— Тебе нет нужды изображать кариатиду, — прозвучал у нее за спиной низкий голос, от которого у Баффи по телу пробежала дрожь.

Она обернулась и увидела Ангела, одетого в черное и такого же подтянутого, как всегда.

— Привет!

— Привет, — ответил: он. — Наверное, мне не надо было приходить. Я даже и не собирался этого делать. Но само собой вышло.

— И я рада, что так вгышло, — сказала Баффи.

Но на самом деле ей было больно его видеть и знать, что ничего не вернется.

«Ладно, хоть на пару часов я могу забыть об этом?» Она посмотрела на Ангела:

— Ты сказал, что мне не обязательно подпирать стенку?

Он понял и протянул руку:

— Не желаете ли вы потанцевать со мной?

— Желаю больше всего другого, — ответила она и пошла за ним на площадку, где танцевали другие пары.

Он протянул к ней руки, она обняла его, и они закружились в танце.

И пусть ненадолго, но Истребительница почувствовала покой. Не было прошлого, не было будущего, а было лишь одно приятное настоящее.

Оглавление