Глава 1

Нам следовало бы удивляться только нашей способности чему-нибудь еще удивляться.

Франсуа де Ларошфуко

Талиг. Южная Марагона

Талиг. Западная Придда

400 год К.С. 8-й день Летних Волн

1

Объезжая очередную рощицу, драгуны наткнулись на мертвецов, судя по одежде — крестьян не из бедных. Старшего, костлявого и лысого, застрелили в спину, второй, помоложе и покрепче, поймал сразу две пули — в грудь и живот.

— Хоть не мучился, — буркнул командир дозора и приложил руку к губам. — Добили, хватило совести… Следы есть, господин капитан. Ноги, копыта, колеса от повозок… Все как полагается.

Великих следопытов в доставшейся Давенпорту роте не водилось, но чтобы сообразить — час или два назад проселком прошло до сотни пехотинцев, с десяток конных и пара повозок, Уилер не требовался. Труднее было понять, куда, собственно, дриксы наладились. Не в смысле направления — «гуси», как и Чарльз, двигались в сторону леса Зельде, а в смысле конечной цели. Одно дело, если опередивший талигойцев отряд отделился от главных сил и отправился, скажем, на фуражировку, и совсем другое — если он к этим главным силам возвращается. Чарльз невольно тронул ольстру.

— Еще что-нибудь нашли?

— Нет, господин капитан. Если что и было, утащили. Кипрейщики9 говорят, покойники — беженцы из припоздавших: вовремя не ушли, отсиживались где-то, видать… И дернула же их нелегкая вылезти!

Нелегкая может дернуть и крестьянина, и генерала. Вот в том, что она управится с Савиньяком, Чарльз сомневался, но маршал возвращался в Надор, а на бывшем офицере для особых поручений теперь висел собственный отряд… Давенпорт еще раз вгляделся в мертвые лица, значительные, как у придворных. Шли ли беженцы только вдвоем и, если нет, что сталось с остальными, можно было только гадать. Война…

— Не они первые, не они последние, — подал голос доставшийся Чарльзу в помощники теньент, — как говорится, война.

— Именно, Бертольд, — почти разозлился Чарльз, — и потому обойдемся без философии. Что думаете, господа?

Думали Бертольд и немолодой теньент из марагонской милиции много чего, но в главном сходились с начальством — найдены вражеские следы, по ним надо идти. По возможности осторожно, ибо превращение охотника в дичь много времени не требует.

2

Проверять готовность Гирке к немедленному выступлению было дурной тратой времени, но не оскорблять же недоверием того же Лецке! Ариго объехал все свои полки без исключения. Ойген и тем более Ульрих-Бертольд наверняка нашли бы к чему придраться, но Жермона состояние авангарда устраивало. Люди были готовы к маршу, люди были готовы ко всему… «Ерунда какая-то, — признался в ответ на генеральское одобрение Лецке, — чем меньше у меня сбоит, тем тошней… Вроде и приказы выполняем, и дело делаем, а будто вода в песок…» Жермон вгляделся в провалившиеся глаза полковника и молча протянул руку — он чувствовал тот же разлад между частными успехами и общим проигрышем. Иди речь о личных достижениях, Жермон был бы собой вполне доволен, только тешить самолюбие не тянуло. Да, генерал Ариго выполнил приказ и разузнал об отдельном корпусе дриксов и его странно молодом для «гуся» командующем Рейфере. А потом, уже без приказа приняв под свое начало все, что сыскалось в Мариенбурге и окрестностях, успешно отбил первое наступление Рейфера на город. А потом вывел людей из-под удара куда более многочисленного врага. А потом вовремя заметил, что Рейфер прекратил преследование, правильно оценил его маневр и успел предупредить фок Варзов, у которого на пятках висел Бруно, о возможном ударе с тыла, а потом… Сделанного, и сделанного как положено, хватало, толку-то? Мариенбург потеряли еще быстрей, чем Доннервальд, дриксы медленно и основательно вползали в Южную Марагону, а до прихода Савиньяка с подкреплениями оставалось не меньше месяца. И пусть лично Ариго ничего нигде не испортил, так ведь и не выправил, что не повод впадать в уныние, но на раздумья наводит…

— Мой генерал, — доложил временный адъютант — очередной мальчишка с перевязанной головой, — полковник Придд.

— Хорошо. — Жермон с некоторым удивлением оглянулся на догоняющего кавалькаду всадника на сером коне. Жермон покинул «лиловых» совсем недавно, и никаких неожиданностей там не намечалось. Генерал придержал Барона, одновременно махнув свитским ехать дальше. Валентин приближался коротким галопом, делавшим честь и всаднику, и коню, и все же воевать лучше на полукровках. Жермон не сомневался, что серый с легкостью обойдет того же Барона, но в походе важней неприхотливость и спокойный бескаверзный нрав, а уж в этом-то избранник Ойгена был безупречен. За лето Жермон убедился, что это именно та лошадь, которая ему требуется. Та лошадь, тот авангард, если б еще война была «та»…

— Мой генерал, — церемонно наклонил голову Придд, — прошу уделить мне четверть часа.

— Да хоть час, если ты готов к обеду. — Невозмутимость и вежливость ничего не значат. Валентин будет невозмутим и вежлив, даже объявись за ближайшими кустами сам Бруно.

— Мой генерал, меня ждет барон Ульрих-Бертольд. Он не любит опозданий и сытых желудков.

— Так ты ехал к Катершванцу?

— Да. Я заметил вашу кавалькаду и решил воспользоваться случаем. Мне не хочется говорить о некоторых вещах при посторонних, и я не могу позволить себе занимать ваше личное время.

— И зря… Что-то я подзапустил фехтование. Если так и дальше пойдет, вы с Ульрихом-Бертольдом сделаете из меня фрикасе, и поделом. Ладно, что там у тебя такого страшного?

— Мой генерал, это не входит в круг моих обязанностей, но мне кажется, маршал Запада совершает ошибку, держа офицеров в неведении относительно своих намерений. У людей создается впечатление, что командующий не верит в успех и боится Бруно, вследствие чего отступает даже тогда, когда надо держаться. Павсаний, один из настоящих Павсаниев, заметил, что верящая своему вождю армия — это две армии. Я боюсь, справедливо и обратное.

Сперва Арно, теперь Валентин! Каждый по-своему, но об одном и том же…

— Ты тоже считаешь, что Доннервальд или Мариенбург следовало защищать?

— Я не имею опыта для подобных выводов. Скорее всего, отстоять Доннервальд было невозможно, но ощущение досады есть и у меня. Мой генерал, когда вы велели оставить Печальный Язык, вы не сомневались в том, что делаете. Ваш приказ казался странным, но это был приказ, и мы все это чувствовали, а маршал Запада не приказывает, а принимает то, что есть. По крайней мере так кажется со стороны, особенно если сравнить с каданско-гаунасской кампанией.

— Не сомневаюсь, что этим заняты все теньенты Западной армии! — Только сравнивать бросившегося на лося волка и… двух быков, оказавшихся на одном поле, неправильно. — Спросите Ульриха-Бертольда, он объяснит, что надо слушать тех, кто имеет большой опыт…

— Мой генерал, барон Катершванц крайне недоволен медлительностью командующего. Он считает, и очень громко считает, что мы предадим Марагону, если немедленно не выступим на ее защиту всеми основными силами.

То, что силы эти на данный момент почти в два раза уступают дриксенским, обладателя шестопера, само собой, не волнует. Под Аустштарм и Виндблуме он «фидал» и не такое… Сорок лет тому назад. А Бруно двинулся с места позавчера.

…Фельдмаршал простоял под Мариенбургом две недели, то ли чего-то выжидая, то ли просто отдыхая после очередной погони, едва не увенчавшейся успехом. Бруно гнал талигойцев с востока на запад от самого Доннервальда, настойчиво пытаясь их обойти и оттеснить к Хербсте. Варзов не менее решительно эти попытки пресекал и таки не дал сбросить себя в реку. Подготовленных у Мариенбурга «клещей» тоже удалось избежать. И что же? Фельдмаршал словно бы утратил интерес к своему извертевшемуся оппоненту, застряв под городом. Рейфер тоже о себе не напоминал, а уж ему-то отдых точно не требовался. В штабе Западной армии со дня на день ждали от дриксов если не удара, то хотя бы маневра, и вот старый гусь наконец-то зашевелился!

«На запад, Бруно пошел на запад», — доносили разведчики. На запад — это в глубь Южной Марагоны. Что теперь начнется на этих землях, понимал не только Катершванц. Все служившие в Торке были осведомлены о взаимных чувствах бергеров и гаунау, а дриксы с марагами «любили» друг друга ничуть не меньше. Даже отдай фельдмаршал приказ не трогать местных, что было бы делом невероятным, даже выведи фок Варзов все свои войска, ландмилиция оружие не сложит, благо оврагов и зарослей в Марагоне поболе, чем в Придде. Всё вместе обещало резню не хуже той, что случилась при Ольгерде Храбром. Тогда Дриксен спустя полгода отыграла назад, но у Ольгерда на плечах была голова, а Талиг только что выиграл войну.

— Валентин, я не путаю, земли Гирке где-то здесь?

— Альт-Вельдер. Полдня пути от Франциск-Вельде.

— Надеюсь, все успели уехать?

— Кроме графини. Насколько мне известно, она решила остаться.

— Твоя сестра?!

— Да.

— Это у вас фамильное — оставаться, когда велено уходить?

— Гирке никогда не приказывает Ирэне, к тому же в Альт-Вельдере она чувствует себя в безопасности. Если б сестра в свое время согласилась покинуть Марагону, она бы, вероятней всего, разделила судьбу нашей матери… Мой генерал, из вашего второго вопроса следует, что защищать Марагону мы в самом деле не намерены?

— Все зависит от результатов поиска. Двинуться следом за Бруно, кусая дриксов за пятки и отвлекая их на себя, очень заманчиво, но что, если фельдмаршал рассчитывает именно на это? Вряд ли марагам поможет, если мы с разгона налетим на изготовившиеся к битве главные силы противника. Хексберг наоборот нам не нужен.

— Дриксенские моряки у Хексберг показали себя очень достойно.

— На побережье кесарии от их доблести безопасней этим летом не стало. С нами может случиться то же. — А чтобы не случилось, надо знать о передвижениях «гусей» все и немного больше. Пока новостей было мало, а те, что пришли, ясности в картину не вносили. — Будем ждать вестей и думать, полковник, а вести будут не сегодня, так завтра.

В ребятах Баваара и Лецке Жермон не сомневался, но выше головы не прыгнешь, по крайней мере у генерала Ариго это не получается, хоть тресни.

3

После пары часов больше скрадывания, нежели погони, дриксенский отряд был не только обнаружен, но и обойден. Опередив маршировавшего по дороге противника лесной тропой, драгуны еще с полчаса бодрой рысью двигались вперед, к деревушке, окрестности которой, по словам проводника, годились для засады.

Марагонец не преувеличивал — и взгорок, закрывающий путнику обзор, и рощи по обе стороны дороги, и ровный луг, отлично из этих рощ простреливаемый, — все было на месте. Не хватало только противника.

После прогулок по Гаунау взобраться на марагонский холмик было сущим пустяком. Окрестности, если не считать бродивших у опушки спешившихся драгун, казались вымершими. Дриксы еще шли, а жители деревню покинули, и Давенпорт их вполне понимал. Капитан опустил презентованную адъютантами регента «на удачу» трубу.

— Долго нам ждать придется?

— Дорога петляет, — объяснил проводник. — Пока дойдут, скупнуться можно, озерко вон там, за хохлатым взгорком…

— Езжайте, — разрешил Чарльз и уселся прямо на жесткую траву. — Всем, кроме дозорных, отдыхать.

Упрашивать себя драгуны не заставили — жизнь у кавалеристов Западной армии была напряженной, Давенпорт это понял, вместе с приказом принять роту получив и другой — срочно выступать. Главные силы Бруно покинули лагерь у Мариенбурга, и маршал Запада жаждал знать о передвижениях и намерениях противника все. Командующий авангардом Ариго рассылал конные отряды по всем направлениям, Давенпорту вместе с полуротой конной ландмилиции досталось двигаться к Зельде, где предполагалось объединиться с эскадроном кавалеристов генерала Маллэ и дальше действовать сообща. Про осторожность и прочую внимательность Ариго упомянул лишь мельком, вызвав у Чарльза чувство благодарности. Несколько омрачало настроение то, что причиной, по которой чужак сразу же получил роту, была смерть предшественника, но тут уж ничего не поделаешь. Кавалеристов с хоть каким-то опытом поиска у фок Варзов было куда меньше, чем хотелось, а Реддинга Ариго знал и, как Чарльз понял, высоко ценил.

Непосредственному начальству в лице командира полка капитан успел лишь представиться, хотя господину Лецке-«среднему» явно хотелось послушать о родне, с ротой же пришлось знакомиться в прямом смысле слова «на ходу». И офицеры, и солдаты выглядели людьми бывалыми, пороху понюхавшими, но «парня от Савиньяка» приняли с распростертыми объятиями и плохо скрываемым любопытством. Ор-Гаролис и «гаунасская охота» в Западной армии занимали всех, от фок Варзов до марагонских милиционеров, но декламировать триптих «Мы с маршалом Савиньяком» Давенпорт не собирался — не Жиль Понси, на прощанье, к слову сказать, осчастлививший капитана кипой тщательно исписанной бумаги, выбросить которую рука у Чарльза не поднялась.

Зашуршала не знавшая косы трава. Бертольд, с потемневшими от воды волосами и счастливой физиономией, плюхнулся рядом с Давенпортом и торжественно протянул начальству драгунскую каску, до половины наполненную малиной.

— Пару часиков без «гусей» — это хорошо, — объявил теньент. — Угощайтесь.

— Спасибо.

Когда через четверть часа из-за леса выползла сизая колонна, выяснилось, что разлука пошла на пользу и дриксам.

— Надо же, — без особой досады подсчитал Бертольд, — сотни три, не меньше. Высидели они себе пополнение, что ли?

— Скажите спасибо, хоть кавалерии не прибавилось. Или в хвосте тянутся и еще вылезут?

Не вылезли. Спустя несколько минут враги явили себя во всей красе, и вместо кавалерии колонну замыкал с десяток повозок. Значит, все-таки фуражиры.

— Для нас многовато, — не стал скрывать своих опасений Давенпорт. — Если от первых выстрелов не побегут, толком ничего не добьемся.

Теньенты были согласны: подпускать врага близко — опасно, а ну как рванет вперед и сомнет числом? Открыть стрельбу издалека? Отступит, и тогда под плотным огнем к нему не приблизиться. Ну, удастся подстрелить пять-десять «гусаков» — и все.

— Пленных бы взять, — напомнил то, что и так все знали, Бертольд. — Генерал нас не пальбой развлекаться посылал…

Марагонец кивнул и принялся выпытывать у проводника, откуда здесь могли взяться новые дриксы. Тот пожимал плечами и хмыкал. Взялись, дескать, и взялись.

— Фуражиры, — внес свою лепту Чарльз, — кормились поодиночке, а на обратном пути встретились.

Упускать момент не хотелось, но не кидаться же на такую толпу, чтобы утащить одного-двух! Потери будут нешуточные, а возвращаться из первого поиска с половиной людей… Нет, если не отыщется другой выход, и это можно, но кто сказал, что не отыщется?

«Никогда не делай то, что за тебя сделают враги». Дурацкое в своей наглости правило в Кадане и Гаунау работало исправно, по крайней мере с дриксами. Если кидаться на противника неудобно, устрой так, чтобы он сам явился туда, где твоя атака будет успешной. Не пойдет? Надо привести. Не хочет? Сделай так, чтобы захотел! У Савиньяка хотел как миленький, у Реддинга «приглашения» тоже выходили неплохо. По крайней мере в начале кампании, но в Южной Марагоне вряд ли знают этот трюк, тем более фуражиры. Попробовать, во всяком случае, стоит.

— Господа, сейчас совершенно неважно, какое село или хутор обобрали эти красавцы. Времени у нас немного, давайте быстро. Кто у вас тут лучший наездник?

— Я, — живо откликнулся Бертольд, и марагонец подтвердил:

— Он.

 

[]

Оглавление