ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Закат окрасил дальние холмы. Сидя на крыльце, Дэниел медленно потягивал пиво и наслаждался сумерками. На фоне темного неба были хорошо видны белые какаду, перелетающие с дерева на дерево, из кустарника на большой луг вышли осмелевшие кенгуру.

Дэниел напрасно старался не думать о Лили. Воспоминания об их встрече не оставляли его. Сейчас она наверняка сидит в баре Джиджи-Спрингс, а завтра навсегда уедет из города.

У него и без Лили есть о чем беспокоиться. Работа на ранчо не переводилась. Нужно поднимать хозяйство практически с нуля.

Дэниел понимал причину своего интереса к этой девушке. Уже очень много времени рядом с ним не было женщины. Он успел забыть, что такое любовь, женская ласка и забота, нормальные, человеческие отношения.

Он вспоминал длинные вьющиеся волосы Лили, голубые шорты в цветочек, стройные ноги, мягкую кожу и добрые серо-голубые глаза, похожие на небо, отраженное в Стар-Ривер.

Тот факт, что все эти детали застряли у Дэниела в голове, доказывал лишь одно: он как никогда нуждается в любви и заботе. Именно это, и только это, объясняло, почему его преследует улыбка девушки, почему он помнит ее взгляд и его сердце так отчаянно бьется.

Но ему надо немедленно забыть о ней!

В тюрьме он научился забывать. Это было необходимо, иначе бы он просто сошел с ума. Дэниел приобрел умение стирать из памяти мучающие его образы любимых людей. И теперь он так же сотрет образ Лили. Но как же трудно забыть ее прекрасные добрые глаза и то, как она на него смотрела!

Дэниел понимал, что все ужасы тюрьмы остались в прошлом, что он вернулся домой, на свою землю, которая требует ухода. Если вкалывать каждый день до седьмого пота, возможно, со временем он восстановит пришедшее в упадок хозяйство и обретет долгожданный покой.

Внезапно внимание Дэниела привлек свет фар. Чья-то машина приближалась к его дому. Ему сейчас абсолютно не хотелось принимать гостей, но было уже поздно выключать свет на веранде и притворяться, что дома никого нет. Возможно, приехал кто-то из немногочисленных знакомых, с которыми он раньше общался. Но еще у него есть враги.

Машина приблизилась, это был подходящий для разъездов по городу седан, а не типичный для местных жителей грузовик. Дэниел спустился с крыльца и подошел к автомобилю. Лишь теперь он разглядел марку машины — «королла».

— Привет! — закричала Лили, открывая дверцу. Волосы девушки мягкими волнами струились по плечам. Она выглядела как принцесса. У Дэниела пересохло в горле.

— Что вы здесь делаете? — спросил он.

— Я приехала, чтобы сказать «спасибо». Вы мне очень помогли сегодня днем. — Лили быстро открыла заднюю дверь. — А еще я привезла вам продукты.

— У меня все есть, — проговорил он, забыв о вежливости. Приезд девушки привел Дэниела в замешательство.

— У вас только хлеб, сыр и чай. — Она крепко прижимала к груди пакеты.

— Я люблю хлеб, сыр и чай. К тому же у меня есть говядина, которая как раз сейчас находится в духовке, — сказал он.

Лили протянула ему бутылку красного вина.

— А вот это очень к ней подойдет, — сказала она с озорством.

— Лили, это какое-то безумие! Вы не должны были приезжать!

Она обезоруживающе улыбнулась и взбежала по ступенькам на веранду. Дэниел еле расслышал ее голос:

— Я же сказала, это мой способ отблагодарить вас за то, что вы сегодня меня спасли.

— Но мне не нужны благодарности. — Дэниел одним прыжком оказался на веранде и бросился за Лили в кухню.

Она уже выкладывала на стол продукты.

— Да не пугайтесь вы так, Дэниел, — успокоила она его.

Девушка понесла землянику и мороженое к холодильнику. Дэниел преградил ей дорогу.

— Стой, — прорычал он.

Лили сжала губы и на секунду отвернулась, потом, тяжело вздохнув, нежно и серьезно посмотрела на Дэниела. У него перехватило дыхание. Она была так близко, что он прекрасно видел ее безупречную кожу и розовые губы и чувствовал легкий аромат ее духов.

— Не паникуйте, Дэниел. Я ненадолго нарушу ваш покой, — пообещала она.

— Тогда вам пора. — Ему не терпелось выпроводить Лили за дверь.

— Конечно, — вздохнула девушка. — Сержант Дрейтон предупреждал меня, что с вами будет трудно.

— Хэт Дрейтон? — поразился Дэниел. — Вы с ним разговаривали?

Она кивнула.

— Он подвез меня к моей машине.

Если Лили все знает, зачем она приехала? Что, черт возьми, происходит?

И вдруг его осенило: она просто пожалела его, ведь эта замечательная девушка просто соткана из добрых намерений! Она приехала к нему с провизией по той же причине, что и к беднякам в Шри-Ланку.

— Я для вас объект для благотворительности, — проговорил он.

Лили густо покраснела.

— Нет, вы ошибаетесь, — не согласилась она.

— Ну, признайтесь же, Лили. Жалость — единственная причина вашего приезда сюда, — не сдавался Дэниел.

— Нет, — ответила девушка. — Я на самом деле хочу вас отблагодарить. Я обидела вас в Джиджи-Спрингс. Посмотрите, у меня уже рука от холода посинела, можно мне положить мороженое в холодильник?

Дэниел молча отошел, и Лили тут же кинула в морозильник клубнику и мороженое.

— Ну вот. Я уже ухожу, — проговорила она. Девушка гордо подошла к двери. — Я только хотела узнать…

— Что?

— В двух километрах отсюда есть бесхозная земля. Там безопасно? Я собираюсь там переночевать.

— Зачем вам это? В городе есть гостиница, — удивился Дэниел.

— Там нет свободных номеров, — сказала Лили расстроено. — Надо было бронировать заранее. Но я и представить себе не могла, что в Джиджи-Спрингс так много туристов.

— Ах, да. Я совсем забыл. В это время каждый год проходит родео. Люди съезжаются отовсюду, — вспомнил Дэниел.

— Вот я и подумала, что переночую под открытым небом. Спать буду в машине. Правда, хорошая идея? — спросила Лили.

Привлекательная молодая женщина будет спать на улице? Без палатки и самого необходимого снаряжения? Нет. Это неправильно.

— В Шри-Ланке тоже были самые примитивные условия, — проговорила девушка. — Так что необходимый опыт у меня имеется.

— Нет, вы не должны ночевать одна в незнакомой местности, — покачал головой Дэниел.

— Но я не одна. У меня есть собака, — гордо заявила Лили.

— Собака? — он был потрясен. — Не хотите ли вы сказать, что все это время прятали ее в машине?

Девушка закатила глаза:

— Конечно, нет. Боже, Дэниел, почему вы так плохо обо мне думаете?

— А что мне еще может прийти в голову? Не могли же вы успеть приобрести животное, пока находились в городе? — удивился он.

— А вот и успела! Она в машине. Пойдемте, посмотрим, — предложила Лили.

Дэниел нехотя пошел к ее машине. Девушка открыла заднюю дверцу и вытащила худую собачонку.

— Это дворняжка, — объяснила она. — Она неделю бродила около гостиницы. Портье уже собирался звонить в службу отлова бродячих собак, а я решила забрать ее себе.

Собачка жалобно посмотрела на Дэниела.

— Должна признаться, я подумала, что песик вам подойдет, — застенчиво проговорила Лили.

— Мне? — поразился Дэниел.

Он снова взглянул на собаку. Она дрожала и жалобно скулила. Дэниел почувствовал, что сдается. Как же Лили догадалась о его слабости — любви к животным?

— Вы с такой добротой относитесь к зверям! Я видела. И у вас нет собаки, но зато есть огромное ранчо. Вам положено иметь хотя бы одну собаку, — девушка тараторила, как в рекламе. — Она такая милая, хоть и робкая. Но я ни на чем не настаиваю. Если не захотите ее взять, то она посторожит меня этой ночью.

— Вы не должны ночевать на улице, — тоном, не терпящим возражений, сказал Дэниел.

Она заботится обо мне: привезла продукты, поблагодарила за помощь. А еще извинилась за свое поведение. Хотя это я был не прав, высадив ее на окраине города. И еще она привезла собаку. Нет, я не могу снова выгнать ее и оставить ночевать на обочине дороги.

— Вы можете переночевать у меня, — предложил он.

— Правда? — Лили внимательно на него взглянула.

— Если вас устроит моя кухня. В остальных комнатах беспорядок.

— Нет проблем. Кухня вполне подойдет. Спасибо вам большое, — поблагодарила девушка.

Дэниел сел на корточки, чтобы поближе рассмотреть собачку.

— Эй, как дела, девочка? — он щелкнул пальцами. — Иди сюда, поздоровайся.

Она попятилась, но Дэниел был готов к такой реакции. Он сидел с протянутой рукой и что-то шептал. Наконец песик сделал шаг в его сторону.

— Хорошая девочка, — тихо сказал Дэниел. Лили затаила дыхание, будто это был самый главный в ее жизни момент.

Собачка медленно подошла совсем близко и разрешила себя погладить.

— Похоже, вы подружились, — пробормотала девушка.

— Спасибо, что привезли ее. Моя собака умерла, пока я… я отсутствовал. — Дэниел хотел сказать еще что-то, но не смог. В горле встал комок. Его снова охватило странное волнение. И это чувство близости, как будто он уже много лет знаком с этой необыкновенной девушкой.

Собака терлась мордой о ногу Дэниела, но он не мог отвести глаз от Лили. В желтом свете ламп ее волосы, глаза и губы как будто сияли. Глубокий вырез ее футболки подчеркивал линию груди. Сердце Дэниела защемило.

—У нее есть имя? — спросил он.

— В гостинице ее называли Сиротой, — ответила Лили.

— Сирота? Ну и имечко, — проговорил Дэниел.

— Она обожает яичницу, — девушка говорила серьезно, но ее глаза смеялись.

— Яичницу? — переспросил он.

— Да, — повторила Лили.

— Правда?

— Я привезла яйца, — она кивком указала на кухню. — Они в одной из сумок.

— Кажется, вы все продумали, — наконец заулыбался Дэниел.

Досадно, но Лили не пришлось отведать купленных продуктов. На ужин были ростбифы. В разговоре Дэниел не касался личных тем. Они обсуждали Сироту и других собак, всех, которых им довелось повидать в жизни: красивых и не очень, умных и глупых. Потом Лили мыла посуду, а Дэниел ставил принесенную из кладовки раскладушку. Постельное белье он вытащил из шкафа в ванной. А потом, хотя было еще довольно рано, он пожелал своей гостье спокойной ночи и удалился в спальню. Сирота последовала за ним.

Лили сомневалась, что сможет заснуть. Раскладушка оказалась вполне удобной, но девушка была слишком взволнована. В ее голове проносились разные мысли. Она вспоминала мать и события прошедших недель. Сегодня Лили дозвонилась до дома Одри. Домработница сказала, что хозяйка уехала за покупками и вернется только в пятницу.

В пятницу? Ждать оставалось почти неделю. Сколько времени она потеряет зря! Это ужасно! Лили не могла представить, что вернется к Ферн с пустыми руками. Нет, этого ни за что нельзя допустить! Конечно, мать все равно ничего не узнает, ведь ей неизвестна истинная причина отъезда дочери. Но тут дело в другом. Лили была уверена, что достанет деньги. Ей хотелось сделать маме сюрприз. Но ждать целую неделю!..

Одни только беспокойные мысли о матери могли гарантировать бессонницу, но после полуночи Лили вспомнила свой разговор с сержантом полиции о Дэниеле Рентое. Он все никак не выходил у нее из головы, а то, что она узнала от Хэта, повергло девушку в шок.

— Если вы здесь останетесь, то рано или поздно все равно узнаете. Дэниел сидел в тюрьме. Он недавно освободился, — посвятил ее в подробности сержант.

Сидел в тюрьме? О боже! Какой ужас! Теперь понятно, почему он такой замкнутый и печальный.

Но подробности полицейский рассказывать не стал.

— В одном можете не сомневаться. Они осудили не того парня. — В его голосе прозвучала абсолютная уверенность.

Это утверждение вызвало у Лили только еще больше вопросов. Но кто все прояснит? Кто поставит точку в череде бесконечных сомнений и загадок? Она чувствовала себя человеком, заблудившимся в лабиринте. Девушка не знала, что и думать.

Бедный, несчастный Дэниел! Как ужасно, что ему вынесли несправедливый приговор! Одна мысль о тюрьме приводила Лили в ужас. В ее воображении тут же возникали страшные и мрачные картины: узкие камеры убийственно-серого цвета, шеренги озлобленных, опустившихся людей, мучимых совестью.

А с другой стороны, девушка испытала гордость за свою интуицию. Не зря Дэниел показался ей каким-то озабоченным, тревожным человеком, глубоко погруженным в себя. Вот на преступника он точно не был похож. Что же с ним все-таки произошло? Лили мучилась этим вопросом, но не находила ответа. Разговор с сержантом полиции окончательно выбил ее из колеи, девушка потеряла покой.

— Боюсь, Дэниелу еще долго будет нелегко, — сказал Хэт. Он с волнением смотрел на Лили. — Ему нужно время, чтобы вернуться к нормальной жизни, начать все сначала. Время — лучший лекарь. Дэниелу надо будет решить множество психологических проблем, преодолеть барьеры на пути к обычной жизни.

Сержант как-то странно смотрел на Лили. Девушке это было неприятно. Может быть, он ждет, что она возьмет на себя ответственность за дальнейшую судьбу Дэниела?

— Но я здесь ни при чем. Я не имею никакого отношения к тому, что происходит с Дэниелом Рентоем, — запротестовала Лили, чувствуя пристальный взгляд Хэта.

Сержант Дрейтон промолчал и уставился на дорогу. После паузы он угрюмо пробормотал:

— Очень жаль.

Почему Хэту Дрейтону было жаль, Лили не знала. Заснуть не получалось.

Оглавление

Обращение к пользователям