ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующее утро Лили открыла последнюю запертую дверь в доме Дэниела. До этого она побывала в его кабинете. Там находился письменный стол с компьютером, телефон, факс и полки, на которых стояли документы. Но девушка решила ничего не трогать, не посоветовавшись с хозяином. Поэтому она пошла дальше — в оставшуюся комнату.

Это была детская. Все говорило о том, что она принадлежала девочке. Комната казалась очень уютной и жизнерадостной. Нежно-розовые обои на стенах, на шторах рисунок, изображающий какую-то детскую сказку. На кукольной кроватке сидели игрушки: куклы, плюшевые медведи, собаки и другие мягкие звери. На шкафу висели грамоты за победы, одержанные в соревнованиях, проходивших в пони-клубе. На тумбочке лежали всевозможные яркие заколки, шпильки и ленточки для волос. Все, что нужно маленькой кокетке.

Лили заглянула в книжный шкаф. Названия большинства книг касались следующих тем: балета, пони и собак. Кроме них девушка обнаружила целую коллекцию книг о прекрасных принцессах, благородных принцах и злых драконах. Немудрено, девочки обожают красивые сказки, подумала она.

У окна стоял маленький деревянный столик бледно-зеленого цвета. Лили сделала вывод, что, вероятно, он служил партой. Над ним висели дощечки с изображением пони. На одной из них было выбито имя «Кузнечик». Еще девушка обнаружила фотографию, с которой улыбались пять маленьких девочек. Им было лет по восемь-девять. Девочки сфотографировались на веранде, они расположились вокруг плетеного столика, за которым Лили и Дэниел вчера ужинали, в центре него стоял огромный, очень красивый торт, покрытый розовой глазурью. Его украшали цветы из желтого крема и буквы — из голубого. Горели свечи, но Лили не смогла их сосчитать, потому что они стояли слишком близко друг к другу. Девочки на фотографии выглядели очень довольными. Особенно веселой казалась худенькая симпатичная девочка с темными, до плеч, волосами и блестящими голубыми глазами. Она была просто копией Дэниела.

Это же его дочь!

Лили испытала шок. Она оглядела всю комнату в надежде найти подтверждение своей догадке. Девушка наобум взяла с полки одну книгу и на форзаце прочитала слова, написанные детской рукой:

«Джессика Рентой. Айронбарк-Стейшен. Джиджи-Спрингс. Северный Квинсленд. Австралия. Планета Земля».

Сердце Лили сжалось, она отложила эту книгу, взяла вторую, третью… Все подписаны Джессикой! А потом Лили нашла книгу с такими словами:

«Любимой Джесс на девятый день рождения.

С бесконечной любовью от папочки».

Поздравление датировалось мартом. Это было два года назад. Лили стало не по себе, и она присела на край кровати.

Милая веселая девчушка — дочь Дэниела. Если это так, то где она находилась, пока он сидел в тюрьме? И где девочка сейчас? Почему, когда его освободили, он тут же не помчался за ней? Почему он ничего мне не рассказал?

От всего увиденного в этой комнате у Лили голова пошла кругом. Она представляла, как Дэниел до тюрьмы жил вместе с дочкой. Девочка ходила в школу, училась плавать в реке, по субботам каталась на пони в клубе. Отец и дочь скорей всего были счастливы вместе. В этом Лили не сомневалась.

В то время, когда Дэниел отбывал срок, будучи несправедливо обвиненным, кто-то наверняка заботился о малышке: родственники или государстве органы опеки. Но теперь он дома, почему он не с Джесс? Не мог же он бросить ее? Нет, исключено! Лили не могла в это поверить.

Дэниел плавал в реке и впервые за долгое время чувствовал себя счастливым. У него словно камень с души свалился. Его переполняли восторг и радость жизни не только из-за того, что прошлая ночь любви была такой прекрасной. Да, они занимались любовью, их тела соединялись воедино, но Лили отдала ему гораздо больше, чем свое тело.

Свободен! Наконец я свободен от ужасного прошлого, от всех тягот, которые пришлось пережить. Впереди только счастье!

Черная пелена начала рассеиваться, и за это Дэниел должен был благодарить только одного человека — Лили.

Какая несправедливость, что я не встретился с ней раньше! Еще недавно я совсем ничего о ней не знал, не был знаком с этой нежной, открытой, щедрой, самой прекрасной женщиной на свете!

Она ворвалась в его жизнь как гром среди ясного неба. А он, дуралей, чуть не оттолкнул ее, чуть не прозевал собственное, выстраданное и заслуженное счастье. Спасибо небесам, что Лили оказалась такой настойчивой!

Дэниел доплыл до другого берега и поплыл обратно. Он думал о проблемах, которые сейчас волновали его любимую женщину. Дэниел знал, что она очень переживает за мать и, как только решит денежный вопрос, собирается к ней вернуться. Но может ли так случиться, что через несколько месяцев Лили захочет снова приехать сюда — на ранчо, в глухой уголок страны, в деревню? Дэниел волновался, думая об этом.

Он вспомнил свою бывшую жену Кару. В голове всплыла типичная сцена их совместной жизни на ранчо — очередной безобразный скандал.

— Уедем отсюда, Дэниел, — кричала Кара.

— Куда и зачем? Здесь наш дом, наше хозяйство, — в сотый раз отвечал он.

— Хозяйство, скот, коровы, проклятое ранчо! Да я слышать больше не могу про эту глушь, про это богом забытое захолустье! — Кара была в ярости.

— Ты знала, за кого выходишь замуж, и где мы будем жить, Кара, — говорил Дэниел.

— Да. Но я надеялась, что ты одумаешься, и мы переедем в город.

— Так вот на что ты надеешься! Этого никогда не произойдет! Я не уеду из своего дома, здесь моя родина, и мне не нужны никакие города!

Кара ненавидела жизнь в Айронбарк-Стейшен. Ее манили огни больших городов и всевозможные развлечения.

Но ведь Лили совсем другой человек, разве нет?

Он вышел из воды и нагнулся, чтобы погладить Смайли, которая в ответ лизнула его в плечо.

— Спасибо, подруга, — нежно сказал Дэниел.

Пару дней назад он думал, что ему больше ничего не нужно от жизни, только дом и собака, которая станет его лучшим другом. Будущего он не планировал, боялся, ведь ему казалось, что впереди ждут только долгие, беспросветные дни и годы полного одиночества. А теперь Дэниел с уверенностью смотрел вперед. Впервые за долгое время он задумался о том, как будет жить дальше, осмелился мечтать о счастливой любви, о долгих отношениях с любимой женщиной — Лили. И даже о том, чтобы снова быть вместе с Джессикой, своей милой доченькой. Как же долго они не виделись! Разлука была невыносимой!

Нет, глупо загадывать! Не так скоро! Все не так просто.

Дэниел не хотел строить далеко идущие планы, боясь, как бы их не постигла судьба замков на песке.

Он подошел к одежде, оставленной на берегу, и остолбенел, вдруг увидев Лили, сидящую в тени акации.

— А ты что здесь делаешь? — удивился он.

— Тебя жду, — тихо ответила девушка. У нее был грустный голос.

— Как ты сюда добралась? — спросил Дэниел.

— Пешком пришла, — ответила она.

— Ты шла пять километров? Но, Лили, как ты узнала, что я здесь? — не унимался он.

— Догадалась, — кратко ответила она. Лили хотела улыбнуться, но у нее не получалось. Она очень сильно нервничала. Тема дочерей, брошенных отцами, была для нее самой больной, ведь она сама так страдала из-за того, что ее отец ушел из семьи. Девушка понимала, Дэниел вернется только вечером, а она не могла дожидаться, ей не терпелось выяснить, почему Джессика больше не живет с ним. — Я принесла ленч. Бутерброды, яйца, чай в термосе. И лимонный пирог, — стараясь скрыть волнение, говорила Лили.

— Правда? — обрадовался Дэниел.

— Это греческий рецепт, я нашла его в журнале, — сказала девушка.

— Что-то случилось? — спросил он. Дэниел видел, что с Лили что-то не так.

— Надеюсь, нет. Но утром я кое-что нашла, — ответила она.

— Что?

— Я была в детской, Дэниел, — призналась, наконец, девушка.

— Ах да, это комната Джессики. Я хотел тебе рассказать, но просто не успел, — произнес он.

— Она твоя дочь? — спросила Лили.

— Да, — подтвердил Дэниел.

— Где она, Дэниел?

— Она сейчас живет в Сиднее, со своей бабушкой, — ответил он.

— Но почему? — спросила девушка.

— Разве не понятно? Ты же знаешь, где я был полтора года! — Дэниел начал выходить из себя.

— Но почему ты сразу же не привез ее домой? — удивилась Лили.

— Ей лучше с бабушкой. — Он вскочил на ноги. — Да что на тебя нашло? Что ты можешь в этом понимать?

Девушка расплакалась. Она и так слишком долго сдерживалась.

— Я знаю, что чувствует Джесс, — сквозь слезы еле прошептала Лили.

Дэниел подошел к ней и нежно обнял за плечи.

— Извини, — произнесла девушка. — Я уже говорила тебе об эмоциональном грузе, который давит мне на сердце. Он напоминает о себе в самые неожиданные моменты.

— Расскажи, — попросил он.

— Это касается моего отца. Он бросил нас с мамой, когда мне было пять лет. Я его обожала, и так и не смогла пережить его предательство. Я его не простила, — сказала Лили.

— Ты до сих пор не можешь забыть? — поразился Дэниел. — Ты не смогла пережить, что твой отец ушел от вас к другой женщине? Но разве вы с матерью не достаточно близки?

— Да, но мои чувства к ней не такие сложные и глубокие, как к отцу. Возможно, из-за того, что, в отличие от Маркуса, она никогда не была для меня загадкой. Маркус казался мне самым сильным и мудрым, а еще он всегда рассказывал потрясающие сказки! А однажды он раскрасил для меня камушки, получилась маленькая семейка, я храню ее до сих пор. Знаю, что эти две ситуации — твою и мою — нельзя сравнивать.

— Абсолютно верно, Лили. Я решил, что Джессике будет лучше с бабушкой. Я хотел защитить ее, — убежденный в своей правоте, проговорил он.

— От чего защитить, Дэниел? — спросила девушка, не понимая, что он хотел этим сказать.

— От позора иметь отца-преступника, — ответил он.

— Дэниел, но ты им никогда не был, — возразила Лили.

— Все равно. Какая разница, если все считают меня таковым? Кто будет разбираться, виновен я или нет? У Джессики Рентой отец сидел в тюрьме — это факт.

Девушка почувствовала, он хочет сказать что-то еще. Дэниел с грустью продолжил:

— Но я не знаю, что обо всем этом думает Джессика. Она не пришла в суд, бабка не позволила. Сьюзен убедила ее, что в Сиднее ей будет лучше.

— А что чувствует Джессика? Ты знаешь об этом, Дэниел? — спросила Лили.

— Не знаю, — ответил он.

— Ты ей звонил? — продолжала она задавать вопросы.

Дэниел покачал головой.

— Вы ведь прекрасно ладили, пока жили вместе, я права, Дэниел? — заглядывая ему в глаза, спросила девушка.

— Да. Мы были лучшими друзьями, — сказал он, тяжело вздохнув.

— Ты скучаешь по ней?

— Очень, — прошептал Дэниел. — Но месяцы тюрьмы сильно подорвали мою веру в. себя, мне стало казаться, что у меня нет никаких прав на дочь, и уж тем более нет права портить ей жизнь.

На его лице отражалась боль.

— Как бы там ни было, я уверена, Джессика ужасно по тебе скучает. Ты только посмотри на себя! Конечно, для девочки не важно, что ее папа просто красавец, но даже если бы ты им не был, ты бы оставался прекрасным человеком. И я уверена, лучшим на свете отцом, — произнесла Лили.

— Спустись с небес, — сказал Дэниел.

— Это правда. Могу поспорить, Джессика верит в тебя, что бы с тобой ни происходило. Самое главное для нее — это услышать о твоей любви к ней, — не унималась девушка.

— Наверно, ты права, — сказал он с грустью. Дэниел еле сдерживал слезы. Лили поцеловала его.

— Лили, как же ты мне нужна! — прошептал он, прижимая ее к своей широкой груди.

Она не могла устоять.

— Что с нами будет?

Услышав этот вопрос, Лили похолодела. После обеда они лежали на диване в гостиной и обнимались.

— А что бы ты хотел, чтобы с нами случилось? — спросила она.

— Я бы хотел, чтобы каждый день был таким, как сегодня, — сказал Дэниел и томно улыбнулся.

Они рассмеялись, вспомнив, как занимались любовью на берегу, а потом страшно проголодались и проглотили все, что Лили принесла. А потом она захотела купаться, но не как Дэниел, который ежедневно плавал от одного берега до другого. Девушке хотелось нырять, как дельфины, веселиться и заниматься в реке любовью. А потом на закате они вместе вернулись домой, вместе приняли душ и вместе поужинали.

Никогда Дэниел не встречал женщину, которая находилась бы в такой гармонии с собой, с ним и со всем миром. Лили вернула ему радость жизни, но теперь настал момент поговорить о будущем и что-то решить.

— Ты скоро уезжаешь, — сказал он печально.

— Да. В пятницу. Я долго тебя не увижу, — ответила девушка.

Скрывая разочарование, Дэниел кивнул.

— Итак, ты собираешься встретиться со второй женой отца? — спросил он.

— Да, с Одри Холлидей, — ответила Лили.

— Ты надеешься, что она даст денег на операцию? — удивился Дэниел.

— Да. Но даже если мне очень повезет, я найду деньги, и операция скоро состоится, мне надо будет убедиться, что с мамой все в порядке. Я поживу с ней какое-то время, ни на шаг не отойду! А если денег получить не удастся… Мне придется срочно искать работу, — тяжело вздыхая, сказала девушка.

Он сжал ее руку, стараясь успокоить, вселить веру в то, что все будет хорошо.

— Ты умеешь убеждать людей, Лили. Шансы, что тебе удастся раздобыть деньги, довольно велики, поверь мне, — произнес он.

— Надеюсь, ты прав. А ты поедешь в Сидней? — спросила она.

— Да. Если надо, то я поборюсь со Сьюзен. Я очень хочу, чтобы Джессика была со мной. Я надеюсь, она захочет вернуться на ранчо, — сказал Дэниел.

— Обязательно захочет, Дэниел, — уверила его Лили.

После паузы он произнес:

— И я хочу сделать еще кое-что. Я собираюсь нанести визит Мику Бриггзу.

— Тому, кто спрятал монтировку, отцу того головореза? — девушка была в полном недоумении.

— Да, — ответил Дэниел.

— Зачем ты хочешь пойти к нему? Он лжесвидетельствовал! Из-за него ты попал в тюрьму! — говорила Лили, волнуясь.

Тюрьма, лжесвидетель… В глазах Дэниела потемнело, на мгновение он вспомнил весь пережитый ужас.

— Я хочу поставить точку во всем этом кошмаре, — сказал он.

— Сомневаюсь, что Мик Бриггз будет рад тебе, — предупредила Лили.

— Это точно. Но я не могу больше откладывать свое решение, Лили, оно пришло сегодня, когда мы говорили с тобой об отцах и детях. Я понял чувства Бриггза и подумал о том, что бы почувствовал я сам, если бы кто-то забрал жизнь Джессики, даже если бы это произошло случайно или она сделала нечто ужасное. И я… — Дэниел замолчал.

— Эта мысль невыносима, — сказала Лили.

— Да. В суде я выразил сожаление о своем поступке, но этого недостаточно. Мне нужно поговорить с отцом Бриггза с глазу на глаз. Я должен это сделать, чтобы убрать камень с души, — вздохнул он.

— Ты удивительный человек, — прошептала девушка.

— Возможно, мне надо поехать в Сидней на этой неделе. Или завтра? Тогда ты еще будешь здесь и увидишь Джессику, — предложил Дэниел.

Лили задумалась. В глазах появилась грусть. И он пожалел о своих словах. Речь зашла о долгих отношениях. А они еще ничего не обсуждали.

— Ты понравишься Джессике, — сказал Дэниел, слегка изменив тему.

— А может, и нет, — неуверенно произнесла Лили.

— Конечно, понравишься, — настаивал он.

— Она может увидеть во мне соперницу. Будет лучше, если я уеду, когда Джессика вернется. Ей и так придется привыкать к новой жизни, а тут еще незнакомка, смотрящая на ее папу любящими глазами, — сказала девушка.

— И спящая с ним в одной постели, — улыбаясь, добавил Дэниел.

— Именно так, — подтвердила Лили.

Они снова слились в объятиях и поцеловались неторопливо и чувственно. Их поцелуй был похож на жаркий летний день. Дэниел все еще не мог поверить в свое счастье, в то, что его любит эта прекрасная женщина. Его рука утопала в ее шелковистых волосах. Он старался убедить себя в том, что после отъезда Лили все будет хорошо, он станет воспитывать дочь, жизнь возвратится в привычное русло. Но только Лили не будет с ними.

— Не грусти, — успокаивала его девушка.

— Я не могу потерять тебя так скоро! Мы так недолго были вдвоем, любимая, — прошептал Дэниел.

— Но ты не потеряешь меня, я вернусь. Если вы еще не заметили, мистер Рентой, я к вам прикипела, — озорно улыбнулась Лили. — Вообще, правильнее было бы сказать: я вами повержена. Наверное, я влюбилась, — она впервые призналась Дэниелу в своих чувствах и тут же пожалела о том, что не смогла их скрыть.

Любовь. От этого слова у него перехватило дыхание, по всему телу разлилось тепло, его охватил невероятный восторг. От признания Лили Дэниел взлетел на небеса, но потом испугался, ведь его любили раньше, у него была семья.

— Забудь, — сказала девушка.

— Почему? — спросил он.

— Мне не следовало произносить это слово, — ответила она.

— Но оно же не ругательное, — улыбнулся Дэниел.

— Все равно. Должна признаться, что после неудачной попытки замужества моя вера в вечную любовь ослабла. В любом случае разве разлука не укрепляет чувства? — сказала Лили, пытаясь разрядить напряженную атмосферу.

— Так говорят, — грустно произнес он.

— Итак, нам есть чего ждать, — проговорила Лили. — А пока…

— А пока у нас есть еще целая неделя, — прошептал Дэниел, прижимая девушку к себе.

Утром в пятницу они прощались на веранде. Дождь лил как из ведра. Погода соответствует моменту. Им было нестерпимо больно расставаться друг с другом, оба еле сдерживали слезы.

— Удачи тебе в Сиднее, Дэниел, — сказала Лили, пряча глаза, чтобы не разрыдаться. — Ты знаешь мой номер телефона и адрес, дай мне знать, как дела у вас с Джессикой.

— Конечно. — Голос не слушался Дэниела. — И тебе удачи.

— Спасибо, — тихо поблагодарила она.

Он держал руки в карманах. Намеренно, потому что боялся, что, обняв Лили, не сможет ее отпустить, потеряет над собой контроль.

— Может, подождешь, пока закончится ливень? — Дэниел словно цеплялся за соломинку.

— Нет. Я не могу, Дэниел, я и так ждала целую неделю. Ты же знаешь, что нужно как можно скорее достать деньги на операцию, медлить нельзя ни в коем случае. Надо, наконец, покончить с этим. Одри ждет моего визита, и я больше не могу его откладывать, — сказала Лили.

Она попросила Дэниела протянуть руку и вложила ему в ладонь три камушка.

— Это и есть твои каменные человечки? — грустно улыбаясь, спросил он.

— Да. Я хочу оставить их для Джессики, — ответила она.

— Уверена? — уточнил Дэниел.

— Абсолютно. Если они ей не понравятся, можешь их выбросить.

— Обещаю, я этого никогда не сделаю. У членов этой семейки есть имена? — спросил он.

— Я их называла Маркусом, Ферн и Лили — ответила девушка, но потом спохватилась и нервно сказала: — Ах, нет, я уже сказала, что мне все равно. Мне они больше не нужны.

Дэниел понял символичность поступка Лили. Она как бы сбрасывала с себя груз прошлого, как и он. В ее глазах заблестели слезы.

— Ну, все. Я пошла, — еле произнесла девушка.

Настал момент для поцелуев и нежных прощаний, но ни один из них не сделал ни шага навстречу другому.

— Увидимся, когда увидимся, — сказала Лили.

— Удачи, Лили, — ответил Дэниел.

— И тебе тоже. Если будут новости, я позвоню.

Девушка помахала Дэниелу рукой и под дождем побежала к своей машине. Села в нее и ни разу больше не оглянулась.

Оглавление

Обращение к пользователям