Глава 7

— Астерия? Ну что ты? Видишь, мы приехали!

Единорог фыркает, вздёргивает голову, тряся длинной, сверкающей на солнце гривой. Я легко соскакиваю на землю, поправляю длинный подол платья. Оглядываюсь. Облегчённо вздыхаю.

— Астерия, добро пожаловать домой!

Единорог косит на меня фиолетовым глазом и снова фыркает. Я смеюсь и взбегаю по ступенькам к распахнутой двери. Каблучки цокают по мраморному полу, эхо бежит вперёд по Коридорам и галереям.

У двери своих апартаментов я останавливаюсь.

— Раджа? Ты здесь?

Хватаюсь за позолоченную ручку. Толкаю.

— Раджа?

Лишь эхо в ответ.

— Раджа, где ты?

Мой саблезубый друг всегда встречает меня ещё во дворе. Почему же сейчас…

И только сейчас понимаю, что вокруг тишина. Тишина, пустота там, где должна звучать музыка. Я…

Стены комнаты, дверь растворяются, превращаясь в аллею парка, где в сумерках…

…темноволосый мальчик-демон стоит на коленях посреди дорожки, протягивая руки. В его глазах отчаяние и боль. Он что-то говорит — губы шевелятся, но я слышу только…

— Здравствуй, красавица! Не хочешь поделиться со мной силой?

Оборачиваюсь. Удивлённо рассматриваю светловолосого мужчину в белом плаще. Чёрными лентами вокруг его фигуры вьётся воздух.

— Я знаю твои тайные желания. Знаю, чего ты жаждешь, — говорит мужчина, медленно приближаясь. — Присоединяйся ко мне, человек. И я их исполню.

Я смотрю в его серые, полные магии глаза… глаза демона и смеюсь в ответ.

Отворачиваюсь, привычно тянусь поправить воротник плаща… И встречаюсь взглядом с изящным хрупким брюнетом, смутно мне знакомым. Юноша грустно улыбается и протягивает руку.

— Ты нужна мне. Останься, Сиренити.

Хмурюсь и качаю головой. Что всё это значит?

— Сиренити!

Оборачиваюсь. На коленях передо мной стоит Арман, и кровь стекает по его лицу.

— Сиренити!

Вскрикиваю и бросаюсь к ученику, но натыкаюсь на холодное, равнодушное стекло. Сердце летит в пятки, я захлёбываюсь воздухом…

— Сиренити…

Кто-то больно трясёт меня за плечо. Вырываюсь, со всей силой ударяю кулаками по стеклу.

— Сиренити! Да проснись, наконец!

Я снова оказываюсь в комнате — прихожей. Спотыкаюсь о книги и почти падаю на руки… Руадан?

— Что…что ты здесь делаешь? — шепчу, пытаясь справиться с дыханием.

Демон улыбается.

— Пытаюсь прояснить одну вещь. Кстати, куколка, ты заснула стоя. Спать во сне — это забавно, не находишь?

Качаю головой и отодвигаюсь.

— Уходи!

Руадан хмыкает и снова подходит вплотную ко мне.

— Сиренити, ты ведь и, правда, спишь? Как… это получилось?

Бросаю на демона недоумённый взгляд и молчу. Тишина вокруг раздражает, я привыкла к музыке, где моя скрипка, верните её…

— Хорошо, — бормочет Руадан. — Тогда скажи, зачем?

Отворачиваюсь. Смотрю в зеркало — высокое, в полный рост. Пытаюсь придумать правдоподобную ложь, но слова вырываются сами:

— Хочу забыться. Хочу…

— Лёгкий способ уйти от проблем? — хмурится Повелитель. Я оборачиваюсь. А он продолжает. — Не ожидал, куколка. И что же тебя сломило? Смерть твоего принца-ученика?

Опускаю голову и шепчу, пытаясь вызвать в голове память о мелодии скрипки.

— Убирайся.

— Не понимаю, как ты сделала это, но, Сиренити…

— Убирайся!

Скрипка врывается в сон на правах хозяйки, и демон исчезает, а дворец наполняется обитателями — саблезубыми тиграми. Улыбаясь во всю клыкастую пасть, ко мне спешит Раджа.

— Сиренити!

* * *

Сиренити, рывком садится и удивлённо моргает, пытаясь унять дрожь. Ещё темно, до рассвета далеко. Кому она понадобилась в такой поздний час? Хотя, ответ очевиден: рядом, на кровати, скрестив руки, сидит Тарвус. И волшебнице даже не надо интересоваться, в чём дело. Но она всё-таки спрашивает. Просто по привычке. Просто потому что ёжиться под колючим взглядом советника и молчать — вдвойне тяжелее. Пусть лучше говорит.

— Что случилось?

— Ты полдворца разбудила своими криками, — объясняет Тарвус, продолжая игру в гляделки. — Неужели снова кошмары?

— Они и не прекращались, — шепчет Сиренити, отворачиваясь. Изучая узор на полу, быстро спрашивает: — Ну? Где ты был? Я звала тебя ещё днём.

— Когда очнулась в апартаментах Целлеса, твоего личного целителя?

Сиренити вздрагивает. Откидывается на подушки и смотрит в потолок, пытаясь отогнать воспоминание ярости, которую чувствовала, сражаясь со светловолосым демоном. Тогда она хотела только одного — отыграться за поражение в том парке. Отомстить демону, посмевшему прикоснуться к ней. А потом — пыталась вытащить из по возносжтси невредимым Руадана. И вернуться самой. Тогда она не чувствовала боли. Тогда. Это потом, очнувшись в спальне Целлеса и обнаружив рядом — кто бы мог подумать — своего консорта, она хотела вопить от боли. Выдержки хватило только на, по возможности, вежливый приказ Диану удалиться. Зато потом… Бездна, почему раны, нанесённые магией демонов, так ноют?

— Да, звала, — продолжил Тарвус, наблюдая за ней. — Но, дорогая, кто-то же должен делать твою работу, раз ты…болеешь.

Сиренити фыркнула.

— И как? Сделал?

— Конечно, — пожал плечами маг. — Но впредь я бы попросил тебя воздержаться от незапланированных… путешествий.

Сиренити промолчала. Тарвус вздохнул и, прищурившись, уставился на девушку с ещё большим вниманием.

— Кто такой Брас? — спросил он, чуть погодя. — Ты звала его. Раньше это всегда был… Арман.

Волшебница молчала, гипнотизируя потолок.

— Сиренити. Посмотри на меня, — потребовал маг, наклоняясь к девушке.

— Не-а, — буркнула Повелительница, не глядя на советника.

Тарвус нахмурился. Закрыл глаза, словно размышляя.

Девушка сжалась.

— Ты! Ты, — Воскликнул чуть погодя маг, резко вставая. — Ты… что… с демоном… ты?!

Сиренити закусила губу и покосилась на волшебника.

— Это… не то что ты думаешь…

— Ты хоть понимаешь, что будет, если об этом узнают?! — шипел Тарвус, пропустив её слова мимо ушей. — Когда ты усыновила Армана и делилась с ним силой, это был, по крайней мере, волшебник. Но договор с демоном!

— Довольно! — воскликнула волшебница. Тарвус мгновенно умолк, глядя на волшебницу расширенными, злыми глазами.

— Никто не узнает, — продолжила Сиренити, поворачиваясь с к магу. — Ты сам знаешь.

— И как же ты скроешь? — усмехнулся маг. — Я же узнал. Я же вижу.

Сиренити горько рассмеялась и советник вздрогнул, только сейчас заметив, что волосы повелительницы как-то странно отливают серебром в лунном свете.

— Нет, Тарвус. Это я вижу, — тихо произнесла королева. — А теперь — прочь!.

Фигура Тарвуса послушно дрогнула, словно отражение в кривом зеркале и исчезла.

— Хватит, — сонно пробормотала волшебница. — Не нужны мне больше твои советы. Хватит.

Если бы кто-нибудь заглянул сейчас в комнату королевы, его бы ждала неожиданная картина: крепко спящая девушка — и тихая мелодия скрипки из ниоткуда. И губы спящей приоткрывались, выводя чудесную песню — грустную и тоскливую, но всё равно красивую. Ведь прекрасней, чем голос Сиренити, была только её музыка.

* * *

— Ваше Величество!

— Я же сказала, час отдыха, — пробубнила девушка, не отрывая взгляда от очередного документа. — Что, так сложно понять? Я. Никого. Не. Хочу. Видеть.

— Ваше Величество, я только хотел узнать, как Вы себя чувствуете?

Сиренити подняла взгляд и удивленно посмотрела на вошедшего. Моргнула. И совершенно другим голосом воскликнула:

— О, Диан! Какая удача! Я было подумала сама пригласить Вас, — мёд так и тёк с губ Повелительницы. Плохой знак — заметил бы любой, от немного знакомый с волшебницей. Диан таким знанием не обладал, однако тоже насторожился.

— Я понадобился Вам?

«Вы» выводило Сиренити из себя. Повесив на лицо самую приторную из своих улыбок, она поманила демона к столу.

— О да! Подпишите это, — произнесла волшебница, протягивая Диану документ. Демон покорно взял. Вчитался. Улыбка Сиренити превратилась в жёстокую усмешку.

— Что это? — выдохнул демон, подняв на девушку глаза.

— О! Ну как же, там ведь написано, — глядя прямо на принца, протянула волшебница. — Вы же не думали, что такое преступление, как покушение на члена семьи Повелительницы останется безнаказанным? Обычная кара за это — изгнание, но… в данном случае, — Сиренити склонила голову на бок и томно выдохнула. — Я заменила её на смерть через повешение на воротах главного поместья преступника в Нуклие.

Глаза демона изумлённо расширились. Сиренити улыбнулась.

— Подписывайте, Ваше Высочество. Прошу Вас.

— Почему я? — выдохнул демон.

— Ну а кто же? — удивилась Повелительница, крутя в руках розовое пёрышко. — Мне подобными делами заниматься не пристало, коль скоро у меня появился консорт. Вам же, кажется, уже разъяснили Ваши обязанности.

Закусив губу, демон кивнул. Сиренити знала, куда бить.

Волшебница встала и приглашающим жестом указала принцу на освободившееся кресло. И улыбалась всё время, пока демон медленно, очень медленно перечитывал приказ. Не торопилась, когда демон бросил на неё быстрый взгляд, перед тем, к ак наклониться и подписать.

Волшебница приняла из рук хумары документ. Холодно кивнула.

— Отлично. Что ж, Диан… Вы мне больше не нужны.

Тонкий, длинный пальчик Сиренити указал на дверь. Когда та закрылась за демоном, волшебница тяжело рухнула в кресло и запрокинув голову, закрыла глаза.

— Боги, бездна… спасите меня в моём ничтожестве, — еле слышно пробормотала она, кусая губы.

* * *

Прощальный бал пришлось отложить из-за болезни Его Величества Руадана. Виновник медленно выздоравливал в своих покоях в Нуклие, укрытый от магов всеми возможными защитными заклинаниями. Рядом с Повелителем постоянно находился кто-то из слуг-демонов. И, конечно, советник Наллис, доверенный короля, вечно околачивался рядом, провожая всех, навещавших Руадана долгим, внимательным взглядом.

И естественно, когда, два дня спустя в покои Повелителя явилась Сиренити, Наллис, не задумываясь, преградил ей дорогу.

Волшебница смерила демона долгим взглядом и фыркнула.

— Расслабься, дружище, это не я его поцарапала, — заявила она, наконец. И, проходя мимо советника, тихо добавила. — Я бы его убила, если б хотела.

Наллис, не отрывая от королевы пристального взгляда, встал у неё за спиной, картинно обнажив меч.

Сиренити также картинно этого не заметила.

Руадан молча наслаждался, разглядываю сцену из-под полуопущенных ресниц.

Волшебница улыбнулась и положила Повелителю руку на лоб.

— Не смей, — прошипел Наллис, приставляя лезвие к шее девушки. Сиренити убрала руку и скосила на советника глаза.

— Какая собачка у Руадана, — восхитилась она. — Мне б такую.

— У тебя уже есть, — слабым голосом отозвался Руадан.

Король демонов открыл глаза и, прищурившись, смотрел на советника и волшебницу.

— Наллис, убери меч. Сиренити, куколка, прекрасно выглядишь.

— Ты тоже, — отозвалась девушка. — Пока. Ещё раз назовешь меня куколкой, зубы пересчитаю.

— Не нервничай, куколка, — слабо усмехнулся демон. Сиренити криво усмехнулась.

Наллис, тревожно глядя на короля, встал у двери.

— Сколько времени прошло? — спросил Руадан, чуть погодя, оглядывая спальню.

— Два дня.

Демон удивлённо посмотрел на девушку.

— Я подумала, что хватит тебе тут прохлаждаться, — объяснила Сиренити, садясь на кровать рядом с Повелителем. — В конце концов, у тебя свой дворец есть. Там и отдыхай.

— Какая ты милая, — усмехнулся король. — Что, не терпится сбежать к тому милому мальчику, с которым у тебя договор?

— Вот о нём я бы и хотела поговорить, — серьезно продолжила девушка. — Руадан, разреши мне появляться в Нтро. По крайней мере, пока.

Повелитель задумался.

— Не пожалеешь? — спросил он, чуть погодя. — Демоны там очень сильны, а твои способности ограничены. Ты можешь умереть. Действительно можешь.

— Не в первый раз, — пожала плечами Сиренити. — И всё же, Руадан. Твой ответ?

Повелитель пристально вгляделся в её лицо.

— Этот блондин очень, очень силён. Скажи, Сиренити, сколько раз ты умирала в мирах?

Волшебница поморщилась.

— Не считала. Я знаю, что это такое и буду осторожна. Смерть не тот опыт… который я бы хотела повторить. К тому же тебе это выгодно, Руадан, не так ли?

— Только не твоя смерть, — усмехнулся демон. — Я имею в виду настоящую смерть, а боюсь, что тот блондин на это способен. Ты видела, как он сражается. Ты сама это чувствуешь.

— Ерунда, — фыркнула девушка. — Демоны сражаются с демонами. Волшебники с волшебниками. Меня убьёт только человек, а не… представитель вашего рода. Это не моя судьба.

— Кто знает, — пробормотал Руадан. — Кто знает… Я бы не стал на такое рассчитывать.

Сиренити промолчала, выжидающе глядя на демона. Руадан вдруг подался вперёд, приподнявшись на локтях, рассматривая девушку, будто видел впервые.

— Сиренити… давно хотел спросить, — начал он и волшебница удивлённо услышала в его голосе неуверенность. — Что с тобой не так?

Девушка округлила глаза.

— О чём ты?

— Твоя… сущность, — медленно подбирая слова, попытался объяснить демон. — Изменилась. После войны…ты знаешь, о чём я, так? Ты стала другой.

Сиренити хмыкнула, прищурившись.

— Не характер. Что-то в магии. Твоей… и Тарвуса.

— Я не понимаю, — вздохнула девушка, спокойно глядя демону в глаза.

— Не понимаешь? — медленно протянул Руадан. — И я тоже… Ладно. Можешь возвращаться в Нтро сколько угодно. Только помни наш Долг.

— Хранить равновесие, — поморщилась девушка. — Как будто я могу забыть!

— То есть не принимать ничью из сторон.

— Ты учить меня вздумал? — фальшиво возмутилась волшебница, вставая. — Я знаю об этом побольше тебя, демон!

И, в показном гневе передёрнув плечами, быстро вышла из спальни. Руадан смотрел ей вслед, пока дверь не закрылась. Потом расслабился и закрыл глаза.

— Ваше Величество? — тихо произнёс Наллис, выступая из тени.

— Собирайтесь, — пробормотал король, засыпая. — Завтра… мы отправляемся, — и еле слышно добавил. — Присмотри за ней, Наллис. Эта девчонка что-то скрывает, и я хочу знать её секрет.

Советник кивнул и тихо вышел. Мгновение спустя дверь тихо открылась, и в комнату вошёл целитель, но король уже спал.

* * *

Прощальный бал волшебники организовали с ещё большим размахом, чем приветственный. Снова золото, горы драгоценностей. Цветы… Блеск паркета и тяжёлый запах тысяч духов.

«Почему я должна терпеть всё это?» — размышляла Сиренити, сидя в кресле около фонтана и, хмуро наблюдая за танцующими.

— Леди не любит балы? — тихо спросили рядом.

— Ненавижу, — отозвалась девушка, не полнимая головы, — Веселитесь, Диан. От меня Вам будет мало толку.

Золотоволосый демон молча покачал головой.

Волшебница вздохнула. Опять этот демон вынуждает её приказывать!

— Идите. Я хочу остаться одна, — холодно сказала она, не глядя на мужа.

Диан вздрогнул. Отрывисто поклонился и растворился среди танцующих.

Сиренити вздохнула. Сначала фальшивая забота, теперь ещё чувство вины, будто она незаслуженно обидела этого хумару. А ведь на самом деле…

— Скучаешь, куколка?

— Руадан, — недовольно выдохнула Сиренити. — Сделай доброе дело, отправь своего советника шпионить за Дианом. Не хочу, чтоб с мужем что-нибудь случилось. Не дай боги, опять что-нибудь выпьет — ещё одну казнь я не перенесу.

Руадан удивлённо посмотрел в тень колонны. Пожал плечами.

— Не хочешь потанцевать?

— Не-а. Ноги болят, — скривилась девушка, хмурясь.

— Ваше Величество! — рядом с демоном появилась молоденькая, расфуфыренная волшебница. — Ваше Величество, могу я… — она запнулась и, покраснев, протянула королю руку. Тот с улыбкой, легко коснулся её губами и, бросив на Сиренити быстрый взгляд, повёл девушку к центру зала.

Королева коротко рассмеялась.

— Давай-давай. К тебе ещё очередь. Таких же претенденток в невесты, как и она, — хрипло побормотала она, беря с подноса кого-то из слуг бокал с вином. Но не успела поднести к губам, как его выхватили из рук. Сиренити недовольно поморщилась.

— Тарвус! Сколько можно?

— Ты пьяна, — с отвращением сказал подошедший волшебник. — Хватит.

Сиренити посмотрела на мага, и тот вздрогнул. В глазах девушки плескалась боль.

— Уведи меня отсюда, — шепнула она, хватая мага за руку. — Пожалуйста. Уведи.

Тарвус лишь молча покачал головой.

— Ты нагрубила своему консорту. Я слышал. Придётся извиниться завтра.

— Он лжёт мне, — пробормотала девушка. — Я вижу это в его глазах. Лжёт… Он мне не верит. Я ему противна…

— А кому ты нравишься? — усмехнулся маг. — Но ты королева и выше этого. Забудь.

Волшебница сжала губы.

— Почему? С самого начала… я хотела… хотя бы с ним подружиться? — пробормотала она.

Тарвус внимательно посмотрел на королеву и промолчал.

Мимо, в весёлых звуках музыки, проносились танцующие…

Рано утром следующего дня делегация демонов во главе с Повелителем, воспользовавшись порталами волшебников, отправилась домой. Уехал и принц-консорт вместе с братьями. Его сопровождал целый эскорт магов, среди которых был и Тарвус.

Сиренити попрощаться так и не явилась.

Оглавление