Глава 11

Солнце ещё только выползало из-за горизонта, когда Сиренити появилась перед большой красновато-Брасчневой дверью, над которой гордо красовалась яркая табличка «Библиотека». Ещё ниже висел листок, гласивший — закрыта до десяти утра. Волшебница внимательно прочитала его два раза, задумчиво потрогала замочную скважину. Потом решила, что когда библиотекарь явится и увидит в пестом читальном зале одинокую девушку, это вызовет лишние вопросы. И решила подождать.

Ждать пришлось довольно долго. Солнце почти подползло к зениту, когда недовольный старичок, толстенький и на коротких ножках, смерив недовольным взглядом Повелительницу, наконец, открыл дверь. Волшебница шмыгнула следом, борясь же желанием наградить старичка чем-нибудь хроническим. Вечным насморком, например. Но среди огромных стеллажей, в сумраке зала её раздражение растаяло без следа.

Здесь, среди книг Сиренити и провела почти весь день.

Бездна, как же хорошо, что время тут течёт так медленно. Она успела сделать практически всё, что запланировала. Устала, правда, невероятно, но что может быть лучше отдыха с книгой?

Уж точно не скитание по мирам с мечом наперевес.

Больше, чем сражения, Сиренити любила книги. Обожала подолгу сидеть в архивах. А такие были почти во всех мирах. А если появлялась возможность — волшебница тратила день-два на их изучение. Мысли, чувства, желания, привычки и вкусы людей — всё рядом, как на ладони, надо лишь уметь искать.

Конечно, находились слова, которые волшебница встречала впервые. Тогда Сиренити просто искала их объяснение в сознании людей, сидящих рядом. Лёгкое прикосновении, мягкое и нежное, так, что и почувствовать его невозможно. В воображении волшебницы вырисовывались интересные картины быта и нравов, истории и традиций. Последним она уделила особенное внимание — именно традиции играли огромную роль в жизни волшебников. Ну а как же здесь?

Все миры по-своему самобытны. Похожих не найти, как бы ты не стараться. Но всё же какие-то моменты отличаются, а какие-то — повторяются. Постоянные путешествия, большой жизненный опыт, проистекающий из служения Долгу помогали волшебнице разобраться и глубже понять написанное. Да и к тому же ей было интересно.

Действительно, мир оказался очень завит технически — типично для сферы влияния демонов. Науке отводили огромную роль, и в какой-то степени она напоминала магию. Но волшебниками большинство людей не были и считали Силу сказкой, легендой. Но в каждой сказке есть доля правды.

Мир носил название Нтро, и люди здесь любили деньги — как и везде. Мечтали о счастье — как и везде. Жаждали славы и власти — как и везде… О, власть! Создавалось впечатление, что не найдя покой в себе, они пытались самоутвердиться за счёт других и делали это сплошь и рядом. Причем умудрялись маскировать подобное поведение под правами человека и свободой. Свобода! Сиренити долго хихикала, читая высокопарные слова о ней. Ну что за глупости!

Нормы, стереотипы, делающие жизнь проще, но успешно скрывающие истину составляли основу общественной жизни мира.

Насчёт политической карты… Государств здесь насчитывалось больше сотни. Интересно, в каком оказалась Сиренити? Девушка решила найти ответ потом, а пока принялась за изучение местного искусства — любимая сфера жизни волшебницы.

В большинстве литературных произведений неизменно побеждало какое-то «добро». Волшебница долго и по нескольку раз перечитывала их, не понимая, как добро может быть всеобщим и уж тем более побеждать. Ответа, конечно, не нашла. Но всеобщим ценностям — добру, справедливости, счастью — отводили в Нтро громадную роль. Много говорили о них, однако и нигде волшебница не нашла объяснений, что же люди понимали под всем этим нагромождением высокопарных слов. Создавалось впечатление, что все во «всеобщее» верили, но не понимали, что это.

Как можно верить в то, чего не знаешь?

Это противоречие Сиренити видела во всём — в истории, обычаях, традициях и привычках. Да, у большинства — безликого большинства, создавшего чувство конформизма — были похожие взгляды на мир, судя по книгам. Будто человечество здесь навязывало эти взгляды, тут же называя их стереотипами и говоря, что и от них нужно избавляться — от стереотипах, без которых повседневная жизнь виделась невозможной.

Противоречия, противоречия, противоречия!

Ещё одна вещь удивила Сиренити: после ряда кровопролитных войн, последняя из которых завершилась не так давно, в этом обществе подавлялся всякий намёк на агрессию. Нельзя злиться, чувствовать ярость, мстить. Всё это называлось — «грехом» и порицалось. И в то же время новости пестрили рассказами о насилиях, убийствах и вооружённых столкновениях. Как и в других мирах, здесь процветали разного рода зависимости, в том числе от запахов и зелий. Да ещё как процветали! И неудивительно — как ещё высвободить накопившуюся агрессию? Люди находили изощренные методы.

Ничем не лучше и не хуже обитателей других миров, они создавали прекрасные образцы живописи, архитектуры и музыки. Волшебница, отправившись в «медиатеку» с огромным количеством непонятных, блестящих дисков, слушала чудесные мелодии и её сердце замирало от наслаждения. Музыка была её жизнью, в ней королева растворялась без остатка и уже за одни эти шедевры она готова была принять Нтро — со всеми его загадками и недоставками.

По совету Джиллиан, Сиренити, выйдя из архива, отправилась в ближайших храм. Интересно же посмотреть, что за религию навязали местные демоны?

Храм поражал размерами и вычурностью. Чудовищно богатое, светлое, красивое здание, напоминающее дворец, но с куполами и различными символами, значений которых волшебница не понимала, возвышалось ровно посреди города. Здесь пол был выстлан мозаикой, а на стенах в глаза бросались картины — без рам, на извёстке — и изображения, составленные из маленьких цветных стёклышек — или чего-то их напомниающего. Огромный круглый зал, куда Сиренити прошла вслед за остальными молящимся — на удивление их оказалось много — от пола до потолка оказался испещрён рисунками. Жрицы — только женщины служили в храмах — тут носили длиннополые чёрные одеяния без рисунка или знаков отличия и убирали волосы в высокие причёски. Почти все они были немолоды и владели магией в той или иной степени.

Проникая в сознание то одного, то другого из стоящих рядом во время длинной проповеди, волшебница более или мене усвоила историю местных демонов. Вкратце всё было так.

Родившись из ничто, великий демон Нуштра каким-то образом произвёл из своего тела на свет троих детей — Эру, Брас и Карию. Вчетвером они принялись создавать этот мир — законормарный вопрос «зачем?» Сиренити так и оставила без ответа — , а потом Нуштра как-то отошёл от дел — устал? Надоело? — и в жизнь людей вмешивались исключительно его дети. Эру считался главным среди них, он же, правда вместе с Брас, породил ещё и огромное количество слуг — духов и младших демонов.

Чем занималась в тот момент их сестра?

Люди поклонялись создателям, хотя находились и те, кто пытался их подчинить. Вот, например, несколько столетий назад один самонадеянный жрец призвал и запер в храме Брас, чтобы тот нёс благодать его народу.

«У старичка явно поехала крыша», — решила Сиренити. Вместо благодати, Брас разнес храм на камешки.

А чего они ждали от разозлённого демона?

Им поклонялись и их боялись. Вся религия здесь, похоже, была построена на страхе, подчинении и желаниях. Последними управлял Эру, он же и почитался выше всех. Ещё бы, рука кормящая наиболее любима.

А лет триста назад произошла великая война, и демоны стали появляться на земле чаще. Конец света вроде бы то ли начался, то ли продолжался — Сиренити так не поняла. Только Эру каким-то чудом вместе с сестрой и братом убил старенького Нуштру — опять же, зачем?

Проповедь завершилась, люди потянулись к выходу. Сиренити дождалась, пока зал почти опустел и подошла к трём статуям на возвышении.

Эру в обличие демона казался очаровательным. Сиренити скривилась, разглядывая вырезанные в камне светлые, длинные волосы, внимательные глаза со смешинкой, остренькие, милые ушки. Широкие крылья, странного вида узор на лбу создавали ощущение могущества. Острые, хищные скулы и узкое лицо гвоорили об амбициозности. Мощная фигура была облачена во что-то наподобие доспехов. Красивый, изящный демон. Здесь, глядя на его статую, Сиренити не чувствовала властности и угрозы, исходившей от него при последней встречи. Сейчас Эру казался добрым, насколько это вообще возможно для высшего существа, внимательным и… сопереживающим. Всем и вся.

Его сестра оказалась маленькой, грациозной демоницей с ушками, напоминающими кошачьи, и длинным, пушистым хвостом. У неё крылья отсутствовали. Ну и конечно, Кария была красивой. Любой мужчина согласился бы провести с такой ночь, пусть и под страхом смерти — за её последствия. Изумрудные глаза, рыжие волосы, нежная улыбка покоряли, западая в сердце. Сиренити заподозрила в этом магию.

Волшебница перевела взгляд на третью фигуру. Судя по надписи внизу, это был Брас, только он ничем не напоминал того черноволосого мальчишку, который уверился в сумасшествии Сиренити. Здесь Брас олицетворял по меньшей мере страх и неотвратимость возмездия. Высокий, с распущенными тёмными волосами, чёрными крыльями он грозно смотрел на девушку, обличающее протянув правую руку. На нём тоже было что-то вроде доспех. И странный узор на лбу. А глаза… Девушка содрогнулась. Строгие, жестокие, даже злые. И вот из этого получился тот милый мальчик с чудными ушками?!

Сиренити протянула руку, потрогала когтистые пальцы статуи. Тут же перед глазами мелькнуло видение — такой же, «взрослый» Брас, только из сощуренных глаз демона текут слёзы.

Волшебница вздрогнула и отшатнулась.

Решительно огляделась и пошла было к выходу, но случайно бросив взгляд на одну из картин по левую сторону, остановилась.

Здесь вся троица демонов тоже красовалась вместе. Только Эру чуть впереди и он улыбался… Сиренити с отвращением вспомнила его противный, властный голос и поморщилась.

— Госпожа?

Сиренити, помедлив, оглянулась.

Перед статуей Эру на коленях замер мужчина — в светлой одежде — так популярных здесь зауженных брюках и укороченной рубашке. Молодой, лет двадцать три, вряд ли больше. Человек… Волшебница легко коснулась его сознания и…

…и юноша, быстро встав, повернулся, встретившись с Сиренити взглядом. На его губах заиграла приятная нежная улыбка. Волшебница вздрогнула.

Из вороха воспоминаний вдруг всплыл давно забытый образ — подростка четырнадцати лет, нескладного, худощавого, с изящными, тонкими чертами лица; длинными волосами цвета вороного крыла, серыми глазами — как у Сиренити. Мальчика, ничем не похожего на этого юношу, но улыбка… улыбка была такой же. Нежной, доброй, согревающей.

— Шери, я никому тебя не отдам… Не бойся… Я всегда буду рядом… Всё будет хорошо…

С того момента Сиренити поняла — «хорошо» уже никогда не будет. Так и получилось.

Волшебница моргнула и тяжело вздохнула, отгоняя непрошенный образ.

Юноша сделал к ней шаг и Сиренити инстинктивно отступила.

Волшебник. Этот молодой человек владел магией и, судя по ощущениям Сиренити — неплохо.

Он снова улыбнулся — теперь одними губами. В его глазах девушка не прочла ничего, кроме запрятанной глубоко-глубоко печали. Бездна, какой знакомый взгляд!

— Шери…, — послышалось волшебнице и она чуть не до крови закусила губу, хмуро глядя на юношу.

— Добрый вечер, — тихо сказал тот, продолжая улыбаться. — Вы, наверное, и есть госпожа Сиренити?

Его голос оказался приятным — звучным и мелодичным.

Сиренити любила такие голоса. И, глядя на этого молодого мага вдруг ясно поняла, что не сможет его убить — даже если он враг.

— Просто Сиренити сойдёт, — откликнулась она, чуть погодя.

— Я слышу музыку, — глаза юноши расширились. — В том, как вы говорите…

«Талантливый мальчик»

— А ты, должно быть, тот, с кем связан Эру? — поинтересовалась Сиренити, подходя ближе. Ответ напрашивался сам. — Всё-таки нашёл меня, — девушка усмехнулась.

— Я Нуал, — ответил юноша, с лёгким поклоном. — И да, меня прислал господин Эру.

— Что же он хочет? — осведомилась Сиренити, не скрывая сарказма и искоса глядя, на довольную статую демона справа от неё.

— Он просит Вас оказать ему честь и навестить его в…

— Когда я захочу, то найду время с ним увидеться, — нахмурилась волшебница. — Идти прямо сейчас у меня нет желания. Но ты маг, мальчик. Что сделаешь — уведёшь меня силой?

— Господин Эру приказал не трогать Вас, — покачал головой юноша. — Но он хочет знать, где его брат, господин Брас. Если Вы скажете, где его найти…

Перед глазами волшебницы вдруг всё поплыло, горло будто сжало ледяные пальцы.

— Ну хватит! — рыкнула Сиренити, и всё тут же прекратилось.

Юноша, корчась от боли, лежал у её ног. Волшебница наклонилась и, протянув руку, грубо схватила его за волосы, принудив смотреть ей в глаза.

— Глупо рыться в голове у мастера ментальной магии, мальчишка! Будь на моём месте другой, ты уже валялся бы трупом! — Сиренити перевела дух, вглядываясь в расширившиеся глаза мага. — Мы оба совершили ошибку и недооценили друг друга. Думаю, в следующий раз ты будешь осторожен. Начнём разговор заново?

Волшебница выпрямилась и помогла Нуалу подняться.

— Я не враг тебе, мальчик, — тихо сказала она. — Но передай своему господину, пусть оставит Брас в покое. И ещё: меня отнюдь не прельщает судьба вечно делить с Эро душу.

— Конечно, госпожа Сиренити, — в глазах юноши вдруг сверкнул странный, задорный огонёк. — Как Вам будет угодно.

Девушка схватила его за воротник пальто и вперилась в светлые глаза юноши. В её сознании мелькнули фигуры. Огонь… Лёгкое прикосновение тепла…

«Запятнал меня волшебством, чтобы я привела его хозяина к Брас!» — пронеслось в голове.

— Ах ты мерзавец! — прошипела Сиренити, отталкивая мага. — Хороший способ меня отвлечь, да? «Он хочет знать, где его брат», — передразнила она. — Всё это время заклятье плёл? Думаешь, сумеешь найти Брас таким образом?

Волшебница расхохоталась.

— Тебе придётся сжечь не только одежду, но и кожу, чтоб очиститься от магии, — спокойно отозвался Нуал, потирая шею. Он снова улыбался.

— Мечтай! — фыркнула Сиренити, быстро рисуя какие-то знаки между ней и человеком. — Знаешь, он же всё равно тебя убьёт. Я вижу этот в твоём сердце. Ты боишься. Глупо — подчиняться демону.

Она исчезла, на этот раз в облаке золотистых искр, а Нуал — юный маг, связанный с демоном Эру, опустился на колени, ловя след её волшебства. Но тщётно.

…Сиренити вывалилась на пол в своём кабинете, пребольно стукнувшись головой о ножку письменного стола.

— Бездна! — прошипела она, пытаясь подняться, и снова приложилась головой, только уже о столешницу.

— Мерзавцы! Ненавижу! Всех!

— Сиренити, что случилось? — псолышался донельзя удивлённый голос Тарвуса.

Мужчина протянул девушке руку, которую Сиренити с презрением проигнорировала.

— Сиренити, на тебе проклятие! — изумился маг, разглядывая рассерженную волшебницу.

— И без тебя вижу, — рявкнула в ответ девушка. — Чего явился?

— Тебя уже лет сто никто не проклинал, — протянул Тарвус, удивлённо разглядывая Повелительницу.

— По времени Нуклия — двести, — заметила Сиренити, дёргая ящик стола.

— Но что… что произошло?

— Не твоего ума дело, — пробормотала девушка, вываливая содержимое ящика на пол. Оттуда вперемешку посыпались черновики каких-то документов, сломанные заколки и броши, флакончики с благовониями и зельями…

— Сиренити, да что с тобой?!

— Говорю же, ничего, — тише добавила волшебница, протягивая магу свиток. — Вот, расколдуй меня!

Тарвус со вздохом взял свиток, и принялся читать. Одежда на Сиренити загорелась. С неприятным, приторным запахом почернела кожа.

Сиренити, как ни в чём не бывало продолжила рыться в ящике.

Наконец Тарвус опустил свиток, помог девушке освободиться от остатков одежды. С волшебницы ошмётками сыпалась зола, освобождая чистую, светлую кожу.

— Я прикажу, чтобы тебе приготовили ванну, — сказал маг, идя к двери. — А потом мы побеседуем. У меня есть для тебя важные новости — насчёт твоего консорта.

— Угу, — отозвалась волшебница, вертя в руках ничем не примечательную зеленоватую шкатулку. — Буду ждать.

Но, выкупавшись и надев новый костюм, она исчезла ещё до возвращения мага.

… — Они должны быть где-то здесь, господин, — разглядывая ровные ряды домов, проговорил Нуал. — Я уверен, он остановился у этой отступницы, Джиллиан.

— Да, только её дом куда-то исчез, — прервал его высокий, светловолосый мужчина в белом плаще. — И ты уже час его ищешь.

— Господин, он не исчез, — пробормотал маг, оборачиваясь к Эру, но избегая смотреть ему в глаза. — Но Сиренити — очень сильная колдунья. Наверняка это всего лишь иллюзия, и если я найду её источник… — он снова принялся разглядывать дома. — Всё вернётся на свои места.

Эру, презрительно скривившись, наблюдал как его человек, вместе с десятком других жрецов ищут, мечутся между домов — аккуратных, загородных особняков — стучатся в ворота, разговаривают с хозяевами… И никто ничего не знает и не видел!

— Да эта Сиренити — мастерица иллюзий, — пробормотал Эру. — Найди мне её, Нуал. Я очень хочу познакомиться с этой милашкой поближе.

Светловолосый маг снова обернулся.

— Но господин…

— Я выразился неясно? — с угрозой спросил демон, двумя пальцами, приподнимая подбородок Нуала. Юноша старательно смотрел в другую сторону. — Найди её. И моего ничтожного брата тоже, в конце концов!

— Д-д-да, господин, — выдохнул юноша.

Эру, скривившись, отвернулся.

А юный маг с отчаянием сжал руки в кулаки, повернулся к ближайшему фонарному столбу. И вдруг замер.

— Неужели…

— Господин! Господин Нуал! Господин!!

Эру и маг дружно обернулись. К ним бежал пепельноволосый, низенький мальчишка в тёмной курточке. Остановился и, задыхаясь, упал перед волшебником на колени.

— В чём дело? — быстро спросил Нуал.

— В-вот, го-го-господин! Мне-мне ска-ска-сказали вам передать, — мальчик дрожащей рукой сунул волшебнику под нос кусок бумаги.

Нуал, хмурясь, взял, рассмотрел пристальнее. Это оказалась карта. Надорванная посредине игральная карта непонятной масти, только рисунок на ней удивлял — блаженного вида люди стояли на зелёном поле, радостно изучая небо.

Глаза мага расширились от удивления. Вскрикнув, он выронил карту. Она тут же распалась на половинки и улетела, подхваченная ветром.

— В чём дело? — рявкнул Эру, удивлённо озираясь. Все жрецы почему-то, смотрели на небо, а Нуал, корчась, упал на землю, хватаясь за голову.

Эру склонился над ним.

— Господин… — задыхаясь, пробормотал маг. И потерял сознание. Эру, сетуя про себя нг хрупкость людской породы, легко поднял его, выпрямился. Все остальные жрецы с довольными глазами ровным строем маршировали вниз по улице.

— Стойте! — крикнул им демон. Пустое. Его словно не замечали.

Люди уходили. Эру перевел взгляд на бледное лицо Нуала и тут же резко обернулся.

— Мальчишка!

Но рядом уже никого не было.

…Пепельноволосый мальчишка, со стуком распахнув дверь, влетел в холл. Не обращая внимания на удивлённо расширенные глаза Джиллиан, загородившей Брас, он отпихнул её и с разбегу врезался в черноволосого демона, оттеснив его к стене.

— Бездна! Когда же ты мне объяснишь, что происходит?!

— Что? — только и смог выговорить Брас.

— Как, как бездна вас всех задери, могли они обнаружить мою защиту?! Что тут творится и почему ты мне ничего, ничего не говоришь?! — вопил мальчишка, не давая Брас вырваться. — Я не могла ошибиться, я всё заколдовала правильно! Кто, бездна, этот маг, что околачивается с твоим Эру?!

— Сиренити? — изумлённо воскликнул демон, глядя, как приближается к ним Джиллиан, держа наизготовку кочергу.

И тут же пепельноволосый мальчишка принялся меняться. Плавно, волшебно, быстро. Увеличился рост, удлинились и потемнели волосы, смягчились черты лица, глаза приобрели другой оттенок, округлились грудь и бёдра…

Перед ним стояла донельзя рассерженная Сиренити и с плохо скрываемой яростью смотрела Брас в глаза.

— Расскажи мне! Расскажи мне всё!

Оглавление