Глава 23

Странная штука — человеческое тело. Слабое, восстанавливается медленно, силы — капля, энергия быстро исчезает. Всё-таки большую ошибку сделал отец, когда создал таких несовершенных существ. Сиренити, правда, стоило мне как-то обмолвиться с ней об этом, только посмеялась. Сказала — не его вина, люди везде такие. Не знаю, что она имела в виду?

Простуда прошла только через неделю — и то стараниями волшебницы. Она делилась магией, она варила какие-то ужасные по вкусу зелья. Однажды я вспылил, заявив, что не хочу больше пить эту гадость. Девушка изменилась в лице, на мгновение потеряв кукольную миловидность, потом убежала вниз, на кухню, быстренько сварила новое — с приторным вкусом малины. Лучше б я промолчал!

Стоило мне выздороветь — и она загорелась новой идеей: вернуть мне прежний, «взрослый» вид. Да, я конечно, был бы рад избавиться от человеческого тела и магии брата, но что-то подобное колдовство представлялось сомнительным. Особенно в исполнении Сиренити. Она действительно мастер иллюзий и сражается неплохо. Но бытовые заклятья и теория, кажется, не её конёк. Однако разубедить колдунью не смог бы, пожалуй, и сладкоречивый Эру.

В поисках заклинания, позволяющего вернуть мой настоящий облик, девчонка пропадала в вечно обновляющейся библиотеке странного дома. Зарывшись в книги чуть ли не с головой, она забывала о еде, так что мне пришлось освоить человеческую готовку. Кошмар — демон и кухня! Не думаю, что блюда, приготовляемые мной, получались вкусные, но Сиренити, похоже, съела бы и кирпич, если бы я как-нибудь его преподнес. Когда она работала, окружающее для неё не существовало.

Продукты и всё необходимое появлялось в доме, когда возникала необходимость, выходить мне не разрешалось. Сиренити, прежде чем с головой залезть в книги, сказала как-то, что окружила нас каким-то «щитом», по её словам, очень мощным. А за его переделами Эру якобы быстро нас отыщет и так далее… Не знаю, так или нет, но что-то такое вокруг дома имелось и не давало мне отходить от крыльца больше, чем на десять шагов.

Так прошла ещё неделя. Сиренити исчезла в библиотеке, я слонялся по дому, пока…

* * *

— Куколка?

— Остань!

— Куколка!

— Подожди… сейчас…

— Сиренити! — недовольный рык, сопровождаемый гулким завыванием. Девушка взлетела в воздух, забарахталась, и с визгом рухнула на стопку книг.

— Руадан, бездна, ты что творишь?!

Повелитель стоял, прислонившись к стене, и кривил рот в попытке вернуть на лицо загадочную улыбку. Правда, для этого пришлось бы убрать клыки и морщины его истинной ипостаси, проглядывающей сквозь человеческую личину…

В дверях стоял донельзя удивлённый Брас, переводя взгляд с волшебницы на демона.

Вздохнув, Сиренити потёрла ушибленный лоб.

— Руадан, как ты умудрился пройти через мой щит?

Повелитель, наконец, справился с загадочной улыбкой. Волшебница скривилась. Так и не ответив, демон склонил голову на бок и в свою очередь спросил:

— Куколка, ты не забыла, что должна тренировать моего племянника?

Сиренити закатила глаза.

— Знаешь что, демон…

— Что? — невинно поинтересовался демон, глядя, как Сиренити наподобие рыбы хватает ртом воздух.

— А не пойти ли тебе в бездну вместе с племянником?!

— Как грубо, куколка, — рассмеялся демон и покосился на Брас. Потом на разбросанные по полу книги. — Пытаешься вернуть ему обычный вид?

Сиренити нахмурилась. Демон ухмыльнулся.

— Научи Ториса иллюзиям и я дам тебе верной заклятье.

Волшебница прищурилась. Тоже покосилась на Брас.

— Не-а. Стоит мне отсюда уйти, и связь опять ослабнет.

— Тогда тренируй Ториса здесь? — пожал плечами Руадан и, не дав девушке возразить, повернулся к Брас. — Что, эта колдунья так и не удосужилась поделиться своими тайнами?

Мальчик моргнул и нахмурился.

— Глупо, Сиренити, — фыркнул Повелитель. — Излишняя скрытность ни к чему. Рано или поздно вы отсюда уйдёте, так что расскажи про Средние миры… Я пришлю Ториса завтра, в полдень.

— Эй, я ещё не… — вопила Сиренити уже в пустоту, фигура Руадана благополучно растаяла, несмотря на хвалёные щиты Повелительницы. — Вот бездна!

— Что он имел в виду?

Девушка перевела взгляд на Брас.

— Что он имел в виду? Какие тайны?

Сиренити застонала.

— Бе-е-ездна!

— Тебе совершенно необязательно мне рассказывать, — бесцветным голосом произнёс мальчик, отворачиваясь. — Я всё равно никуда от тебя не денусь, так что и обращаться со мной можно как угодно, так? Почти домашний демон.

В полной, почти звенящей тишине, Брас медленно вышел за порог комнаты и закрыл дверь. Сиренити, остолбенев, гипнотизировала место, где он только что стоял.

Одна из книг, сорвавшись с полки, врезалась Повелительнице точно в лоб. Волшебница вздрогнула. Вскочила.

— Эй! Брас! Стой! Не обижайся. Я сейчас всё расскажу. Брас!

И кинулась вслед за демоном.

* * *

В замершем вечернем воздухе запутались красные острые лучи прячущиеся у горизонта солнца. В длинной, жесткой траве, пахнущей пылью и сладостной пряностью, Сиренити лежала, раскинув руки, уставившись в одну точку на прозрачно-голубом с золотистыми разводами небе.

— Скажи, Брас, ты когда-нибудь мечтал заснуть? — произнесла он вдруг, не поворачивая головы. — так заснуть, чтобы не просыпаться?

Я покачал головой. Почему-то нравилось наблюдать, как отражаются солнечные лучи, мозаика листвы, бегущие по небу облака в её серых глазах. Как шаловливые зайчики-блики скачут по чёрным волосам. Как медленно, почти механически, неосознанно тонки пальцы перебирают стебельки.

— Я хотела. Давно хотела, — пробормотала девушка. — Представляешь — исчезнуть для всего мира, не заботиться больше ни о чём, просто — мечтать. Спокойствие. Безопасность. Сон…

Я улыбнулся, вдыхая пряный воздух.

— Это бегство, Сиренити. Это слабость.

— Меня зовут Шериада, — заявила вдруг девушка, поворачиваясь ко мне.

— Что?

Волшебница снова улеглась на спину, уставившись в небо.

— Шериада… Шери. Двадцать… да, кажется так… хотя не знаю, время иногда играет странные шутки с нами… двадцать лет назад я родилась в мире Совлек. Это красивое место, Брас. Там высокие горы, живописные луга, моря, чистые, словно слеза озёра. Там птицы поют по утрам, заглядывая в спальню, там всегда тепло, цветы… фиалки… Мне исполнилось десять, когда я впервые проявила способность к магии. Это поздно, на самом деле. Детей, будущих волшебников обычно отделяют от семьи в три года, отдают специальные в школы. Но и для меня нашёлся наставник. Точнее, она сама меня нашла. Старая волшебница спросила, что я хочу добиться в жизни, кем стать. Я хотела быть целительницей. Она согласилась меня обучать. Ровно год я усердно старалась воплотить мечту в жизнь. А потом пришли эти… — девушка замолчала, задумчиво изучая небо.

Я терпеливо ждал.

— Убили наставницу, а я спряталась. Глупо… Бессовестно, ужасно глупо — убежала домой, привела их с собой. Так страшно было, Брас, — голос девушки дрогнул. — Эти… чёрные тени, не говоря ни слова, одним словом убили всех домочадцев, кроме меня… и моего старшего брата. Именно он в конце концов и нашёл выход из горящего, вот-вот грозящего рухнуть дома. Невообразимым образом умудрился укрыть меня от этих… теней, — Сиренити неожиданно улыбнулась. — Он всегда был умным, мой братик. А потом… мы бежали… долго… Я впервые обнаружила, что могу менять миры. Людей с такими способностями называют Идущими, Брас, Идущими по мирам. Их уважают и почитают, — девушка вздохнула. — Брат так и не смог поверить, что я делаю это сама. Всё искал амулет, артефакт, который нам помогает. Мы скрывались, нас искали… слуги Повелителя Средних миров, сильнейшего мага в мирах, натравливали на нас нежить… Сколько раз мы оказывались на краю гибели? Я бы не спаслась одна… если бы не брат. Он не владел магией, но более храброго и умного человека с тех пор я не встречала, — волшебница чуть помолчала. — Конечно, нас в итоге поймали. Меня отправили в темницу к Повелителю — Иллариусу. Он уже тогда с катушек съехал, приказал убить всех девочек моего возраста. Представь, Брас, ему видите ли вещий сон приснился, что корону отнимет — хм. В смысле убьёт девчонка-подросток. Конечно, нашлись недовольные, крепла оппозиция, но Иллариус был силён… очень, очень силён… Он смеялся, видя испуганную девочку, висящую в цепях… Говрил, что все мои друзья умрут… издевался, — Сиренити закрыла глаза. — Я не знаю, как это получилось. Правда, не знаю. Помню, он говорил что-то о брате. А потом — только ослепительная вспышка золотого света. И крик, кажущийся издёвкой: «Да здравствует королева!» Так я заняла место Иллариуса, — девушка повернулась ко мне. — Как-то так, Брас.

Снова наклеенная улыбка на губах.

— Средние миры, Сиренити… Шери… что это?

Волшебница моргнула.

— Ну, миров же много, Брас! Если бы не эти маги Эру, я бы тебе показала. Но поверь — их тысячи. Давно-давно демоны и люди, владеющие магией, разделили их между собой. Где сильна наука — территория демонов. А миры вроде вашего пятьсот лет назад — это для магов, — Сиренити хмыкнула. — Маг демону — страшный враг с тех пор.

— Почему?

Волшебница пожала плечами.

— Да кто ж знает?

Я просто видел, как черты милого кукольного личика деревенеют в привычной маске — образе весёлой, разбитной девчонки.

— Что-то холодает, — пробормотала Сиренити. — И голова болит… Завтра ещё этот Торис явится…

Я выпрямился след за девушкой.

— Кто такой Торис?

Сиренити ухмыльнулась.

— Завтра сам увидишь. Идём, — она указала на дом. — Ужин ждёт. Сегодня я готовлю, — и весело подмигнув, поспешила к дому.

Солнце, догорев, опустилось за горизонт, на небе одна за другой зажглись звёзды. На лес спустились сумерки.

— Брас? А ты на меня ведь больше не сердишься? Ведь не сердишься, да? Брас?

Я улыбнулся и покачал головой.

Взвизгнув, девчонка повисла у меня на шее, что-то вереща.

А перед глазами стояла задумчивая, грустная Сиренити… Шериаду, рассказывающую о себе. Она мне нравилась куда больше, чем веселящаяся кукла. Я поморщился, когда схватив за руку, девчонка потянула меня к дому.

Но волшебница, кажется, как обычно ничего не заметила.

* * *

Обещанный Торис явился на следующий день, как только яркое осеннее солнце очутилось на середине безоблачного синего неба.

Очень молодой, почти ребёнок, демон тем не менее окружил себя удивительной аурой силы и надёжности. Подобных ему я видел и среди людей, чаще всего — воинов. Но ни один не был так молод. Под личиной мальчишки, в непритязательном сером костюме, там, в чёрных, глубоких, настороженных глазах пряталось настоящее «лицо» — молодого зверя, монстра, как сказали бы те же люди, по-своему красивому, ни похожему ни на одну из самых страшных людских фантазий. Что может быть общего у хрупкой Сиренити и этого привыкшего к крови и смерти демона?

— А, ну наконец-то! Явился! — возвестил музыкальный голос волшебницы, и девушка, вежливо отодвинув меня в сторону, подошла к монстру-мальчишке, окинула насмешливым взглядом. — Готов?

Демон поднял взгляд на волшебницу. Непроизвольно, я напрягся, готовясь при первом же подозрительном движении гостя, оказаться между ним и девушкой. Сиренити не понимает, что играет с огнём?

Мгновение волшебница и демон смотрели друг на друга. На лице девушки сияла весьма скептическая улыбка, мальчишка сурово хмурился, демон за чёрными глазами опасно скалился в гротескной пародии на усмешку волшебницы.

Мгновение…

Но когда я уже собирался оттеснить Сиренити в сторону, а опасного гостя выставить вон, мальчишка вдруг словно сник — опустил голову и, смотря в землю, в ярком жесте подчинения, невнятно пробормотал:

— Наставница…

— Явился! — скривившись, повторила Сиренити. — Ну проходи… ученичо-ок. Щас шкуру драть буду.

Мальчишка сглотнул. Куда делся монстр? Где грозный демон, смотрящий этими чёрными глазами?

Последний раз окинув мальчика показательно пренебрежительным взглядом, Сиренити отвернулась и, не заботясь о том, следует за ней Торис или нет, направилась в свою комнату.

Конечно, он следовал. Мальчик проплёлся мимо, словно не замечая меня, скрылся в спальне волшебницы. Дверь за ним с похоронным скрипом закрылась.

Дом снова погрузился в тишину. Впрочем, ненадолго.

— Бездарь! Что-что ты творишь?! Я сказала лежать! На кровати лёжа! Куда ты лезешь, идиот?!

Я снова очутился у двери в комнату Сиренити — теперь открытой. Чере проём открывался потрясающий по своей редкости вид — девчонка, как коза скачущая по кровати и мальчишка по стойке «смирно», но почему-то на голове тут же, перед кроватью.

Заметив меня, Сиренити спрыгнула с кровати и указывая на мальчика, закричала.

— Ты видел? Нет, ты видел?! Как я могу научить его иллюзиям, когда он о концентрации ни малейшего понятия не имеет! Бездарь! — повернувшись, волшебница от души отвесила демону пинок ниже пояса. Мальчишка — всё так же руки по швам, спина прямая — завалился на бок и рухнул на пол наподобие бревна. Пол вздрогнул, платяной шкаф и трюмо закачались, трагично зазвенели баночки и пузырьки, тренькнуло и пошло трещиной зеркало. Сиренити взвыла и стала бегать кругами вокруг Ториса.

Давясь смехом, я выскочил из комнаты, пока эта парочка не угробила и меня.

Последующие дни проходили примерно также. Являлся Торис, Сиренити уводила его сначала в спальню, потом — видимо расколошматив комнату — во двор. Чуть позже стали углубляться в лес. Свистели молнии, кричала волшебница, костеря демона на чём свет стоит, периодически слышались пистолетные выстрелы… Но никаких повреждений ни на нём, ни на ней не появлялось, так что после парочки таких вот «уроков» я перестал волноваться. Впрочем, никаких иллюзий я тоже не видел, а, судя по воплям волшебницы, дела у мальчишки шли настолько плохо, что хуже некуда, но время шло — хотя, кто знает, может у Сиренити настолько оригинальные методы обучения и они таки дадут результат?

Но не хотел бы я оказаться на месте юного Ториса.

Беспокоиться, что нас найдут слуги брата, я перестал — эта парочка в процессе «урока» спокойно уничтожила бы и маленькую армию, вряд ли обратив на неё внимание. Как устоял дом — не знаю. Наверное, благодаря заклинаниям волшебницы. Он вздрагивал, стонал, один раз взлетела крыша — но послушно вернулась на место, усеяв всё вокруг облаком пыли.

А время шло, и кончалась осень. Крик Сиренити становились всё неистовее, уроки занимали почти весь день.

Интересно, мне вообще суждено до встречи с братом вернуть настоящий вид?

Ха, а потом?

Время шло…

* * *

Трое мужчин в чёрных мундирах осторожно передвигались по лесу, целясь в каждое подозрительное дерево из автоматов, чертыхаясь от каждого шороха. Между ними, с закрыв глаза, но удивительно уверенно шёл светловолосый волшебник, в котором сидящая на дереве Сиренити без труда опознала Нуала. Пристроившийся рядом Торис бесшумно достал нечто, отдалённо напоминающее пистолет, прицелился. Девушка, передвинувшись чуть ближе, отвесила парню оплеуху и тут же прижала палец к губам. Не обращая внимания на растерянный взгляд парня, она легла ветку, свесила голову и прошептала вслед удаляющейся компании несколько слов.

— Что это? — пробормотал Торис, устраиваясь рядом.

Не поворачивая головы, девушка ответила:

— Мелочь, которая заставит их кружить вокруг этой поляны.

— Но они же всё равно выбрали неправильную дорогу. Маг же может засечь заклинание, — удивился Торис.

Сиренити кивнула.

— Засечёт, но от меня ждёт кое-чего более сильного. Да и пока это случится, пройдёт много времени. Наш дом им в любом случае не найти. Но всё равно плохо, что сюда заявились.

Торис промолчал, подозрительно глядя на тропинку, по которой ушли люди.

— Этот маг — ваш знакомый, наставница? — спросил он чуть погодя.

Девушка пристально посмотрела на демона и слабо улыбнулась.

— Да. Он искусный волшебник и хороший человек. Не хочу, чтобы он умирал из-за меня, — тихо произнесла она.

Торис серьёзно кивнул.

Прошло полчаса. Демон и волшебница всё также сидели на дереве, ожидая повторного проявления мага и людей в чёрном. По-осеннему тусклое солнце клонилось к горизонту. Одна за другой замолкали в лесу птицы.

— Торис, — вдруг задумчиво произнесла Сиренити, не глядя на встрепенувшегося демона. — А… у тебя есть… любимая?

— Простите, наставница, — растерянно пробормотал парень.

Волшебница смущённо улыбнулась.

— Ну… девушка, которая тебе дорога.

Повисло неловкое молчание. Сиренити, лёжа на ветке, искоса изучала смущённое лицо демона.

— Да… есть… одна, — запинаясь, проговорил Торис, наконец.

Улыбка волшебницы стала шире.

— А она отвечает тебе взаимностью?

Парень медленно покачал голвой.

— Она… не знает обо мне.

Сиренити тихонько хихикнула.

— То есть ты даже не познакомился с ней? Жаль… Хотелось бы её увидеть, — мечтательно протянула девушка.

— Это легко устроить, — произнёс вдруг демон, и перед Сиренити появилась рамка портала.

— Эй, Торис! С ума сошёл?! Увидят же. Прекрати!

Но и её и парня уже затянуло в открытую схему перехода. Почти туту же раздалась автоматная очередь, на поляну выбежали люди в чёрных мундирах и светловолосый маг. Само собой, никого они уже не увидели.

* * *

— Это было очень неосторожно, Торис, — вздохнула Сиренити, присаживаясь рядом с демоном на скамейку в маленьком сквере. — Наверняка они нас заметили.

— Я оставил для них иллюзию, — спокойно отозвался парень.

Волшебница застонала, как обычно собираясь отчитать демона, но, заметив, как резко изменилось его лицо, насторожилась.

— Торис, что…

Мимо них, улыбаясь чему-то своему, шла девушка лет семнадцати на вид. Присмотревшись, Сиренити заметила, как оглядываются проходящие мимо мужчины, провожают долгим взглядом казалось бы ничего не замечающую девушку. Что ж… было отчего. Стройная, черты лица аккуратные, мягкие, глаза выразительные, длинные чёрные волосы, собранные в высокий хвост на затылке. Короткое, выше колен синее платье открывалось прелестные ножки, угловой вырез воротника подчёркивал высокую грудь.

Сиренити улыбнулась, заметив с какой тоской сидящий рядом демон провожает девушку взглядом.

— Хороша, придвигаясь ближе, шепнула волшебница.

Парень кивнул.

— Она всегда проходит здесь в это время, — чуть погодя признался он. — Честно говоря… наставница, я боялся пропустить её сегодня.

Волшебница рассмеялась.

— Так проследи за неё до дома. Узнай, где живёт.

Демон нахмурился.

— Это неправильно. Я не могу…

— А, по-моему, ты просто боишься, — усмехнулась Сиренити. — Представь, какое ты впечатление произвёл, если бы вдруг появился в её комнате и объявил, что ты — её принц на белом коне.

Торис представил и поморщился.

— Мне это не нравится, — честно сказал он. — Это может её испугать. И… это неуважительно по отношению к ней.

Волшебница изумлённо моргнула. Потом, глядя вслед девушке, закрыла глаза.

Мелодия Сиренити понравилась. Немного дерзкая, смелая, чуточку вспыльчивая, очень нежная… В целом — интересная. Снова усмехнувшись и оглядев весь сквер, особенно внимание, уделив проходящим миом мужчинам, волшебница встала. Повернулась к Торису.

— Пойдём-ка, я кое-что хочу сделать…

И потянула изумленного Ториса за собой.

Меньше, чем через пять минут волшебница впихнула изумлённого парня в примерочную магазина мужской одежды, забрала у консультанта и швырнула ему кипу рубашек, футболок и брюк вперемешку.

— Считай это продолжением тренировки! — рявкнула она демону и, покосившись на опешившего консультанта пробормотала. — В этой серости она его никогда не заметит…

Ещё через полчаса, слегка изменившийся принц демонов стоял рядом с Сиренити у пешеходного перехода. Прислонившись к цветному регулировщику движения, волшебница внимательно осмотрела Ториса. Чёрные прямые брюки, белая рубашка, угрюмое выражение лица, волосы во все стороны, дорогие туфли…

— Безнадёжен, — вздохнула девушка и произнесла громче, кивая на переход. — Во-о-он, с другой стороны сейчас появится твоя красавица. Ага, появилась… Сейчас приготовься, Торис: её будет сбивать машина.

— Что? — воскликнул демон.

Сиренити, внимательно смотрящая на дорогу, с силой толкнула демона вперёд.

— Пошёл!

Именно в этот момент грузовик, выруливший из-за поворота почему-то не притормозил на переходе…

Визг тормозов, гудки, крики… Сиренити, улыбаясь, проследила, как успевший сгруппироваться в прыжке демон на лету прижал к себе замершую в нескольких сантиметрах от машины девушку. Как их отбросило в сторону. Как машина унеслась дальше и растворилась в воздухе. Как изумлённо со смесью испуга девушка смотрит на Ториса, спрашивает о чём-то. Мгновенно зардевшийся демон отвечает…

— Надеюсь, у него хватит смелости воспользоваться ситуацией, — пробормотала Сиренити.

— Хватит, — усмехнулся рядом знакомый голос.

Резко обернувшись, волшебница увидела улыбающегося Руадана.

— Думаю, что должен сказать за него спасибо, — произнёс демон глядя, как уже вставшая парочка держится за руки. Как весело смеётся девушка, и несмело улыбается Торис.

— Лучше объясни ему, зачем я это сделала, когда он поймёт, что машина была моей иллюзией, — проворчала Сиренити.

Повелитель снова усмехнулся и протянул руку.

— Непременно. А пока, думаю, его обучение можно остановить. А тебе, куколка. Полагается награда, — Руадан хитро прищурился. — Пошли возвращать твоему демону прежний вид!

Оглавление