Глава 30

Город был непривычно тихим. Прогорклый ветер гонял жухлые листья по пустым улицам, завывая в подворотнях. В сером, низком небе то и дело вспыхивали ветвистые молнии.

— Что-то никто не жаждет посмотреть на нашу эпичную схватку с местным богом, — пробормотала Сиренити, задумчиво оглядываясь по сторонам…

— Демоном, — машинально поправил её Нуал, придерживая воротник светлого пальто. — Хозяин Эру не какой-то там бог.

— Всё ещё хозяин? — скривилась девушка, задиристо глядя на мага.

Необычайно серьёзный сегодня, Брас тихо проронил.

— Похоже, мы оказались в Эласте. Нуал, твоя сестра здесь? — щурясь от очередного порыва ветра, спросил демон, поворачиваясь к магу. — Ты ведь должен её чувствовать.

— Да, господин, — поклонился юноша. Недельное совместное проживание не отучило мага от почтения к демону, несмотря на все надежды Сиренити. Нуал всё время с удивлением наблюдал, как просто девушка общается с «господином Брас». Какой бы волшебницей она ни была, разговаривать с демоном можно только уважительно — и никак иначе.

Сиренити от подобной покорности мутило — в Нуклие так вели себя люди, не владеющие магией. Уподобляться им в отношении демонов — что может быть противнее? Впрочем, в Средним мирах на «территории» Сиренити, маги часто использовали демонов как рабов, так что жаловаться волшебнице не пристало. Что в мирах Руадана всё наоборот она и так знала. Но одно дело знать — и совсем другое видеть.

С неба стал накрапывать мелкий, по-осеннему холодный дождь. Волшебница поморщилась, посильнее затягивая на шее шраф.

— Так чего ж мы стоим? Нуал, веди, — приказал Брас и маг, ещё раз оглянувшись, уверенно повернул налево. Сиренити и демон поспешили за ним.

Жуткая, неестественная тишина давила. Волшебница вздрагивала от каждого резкого движения своих спутников, внимательно прислушиваясь к мелодии в голове — но там пела только скрипка да фортепьяно Нуала.

Идущий рядом Брас вдруг потянулся и сжал её руку. Сиренити вздрогнула, покосившись на демона. Тот улыбнулся. По телу волшебницы пробежала дрожь отвращения, но отнимать руку Сиренити не стала. Тратить силы на ненужные объяснения не хотелось.

Нуал вёл их по широкой длинной улице. Потом резко повернул направо. И ещё раз — но налево. И снова направо. Пересёк площадь. И оказался у храма.

— Чудесное место, чтобы оставить ребёнка, — заметила Сиренити, поднимаясь вслед за юношей по ступеням.

— Она послушница, — проронил маг, делая странные пассы над дверью.

Сиренити с минуту, прищурившись, наблюдала, потом громко фыркнула.

— Да заходи, она не заколдована.

— А внутри?

Волшебница пожала плечами.

— А внутри я вижу нечто сильное. Твоя сестричка тоже маг?

— Она ещё слишком мала для этого, — неуверенно пробормотал Нуал, и Сиренити усмехнулась: не хочет лгать. Ну что ж. Настаивать волшебница не стала.

Нуал, открывая дверь, шутливо посторонился.

— Девушки вперёд.

Сиренити возмущённо уставилась на него.

— А чего я-то? — выпалила она, хватаясь за перила лестницы. — Не, я не хочу!

Внутри было темно и тихо. Сиренити резко отвернулась. Вечно это неприятное сколько чувство страха перед тёмным Коридором, провалом пещеры, подземельем… В детстве она панически боялась таких мест, но тогда рядом был брат. Сейчас защитить её некому.

— Ну уж нет, только после тебя, — насупившись, заявила она, обращаясь к Нуалу.

Брас, вздохнув, отодвинул волшебницу в сторону и спокойно вошёл внутрь.

Мгоновение маг и девушка заворожено наблюдали, как он медленно скрывается в темноте Коридора. Сиренити «отмерла» первой.

— Эй! Куда! Я первая! — закричала она, кинувшись в темноту. Следом поспешил Нуал. Дверь за ним захлопнулась.

— Ей осталось только громко заскрипеть — и всё будет как в плохой страшилке, — пробормотала Сиренити, создавая два неярких «светлячка» и разглядывая пустой зал. — О, Брас, глянь там твоя статуя! И кстати, почему это нас никто не встречает?!

И тут же откуда-то справа раздалось радостное:

— Братик!

Нуал, вздрогнул. Возникнув словно из неоткуда к нему со всех ног бежала кудрявая светловолосая девочка. Такая же симпатичная, как и Нуал, с такой же искренней улыбкой, и глазами серыми, только по-детски наивными.

— Софи! — в голосе мага явно слышалось облегчение. Сиренити, дёрнулась было в тот момент, когда руки сестры и брата соприкоснулись. Но, наткнувшись на странный взгляд Брас, замерла. Нуал тем временем, не обращая внимания ни на волшебницу, ни на демона, обнял прижавшуюся к нему сестру и опустившись перед ней на колени, поцеловал подставленный лоб. — Софи, красавица моя, как ты?

Лицо девочки тут же смешно сморщилось. Чуть не плача, она что-то быстро затараторила. Нуал слушал, не перебивая, рассеянно гладя прекрасные светлые волосы ребёнка.

Сиренити, кривясь, смотрела на это действо.

— Что же мне не нравится? — тихо спросила она ни к кому не обращаясь. Потом повернулась к демону. — Тебе она никого не напоминает?

— Я её впервые вижу, — с сомнением в голосе откликнулся Брас.

Сиренити, хмуря лоб, задумчиво крутила амулет-звёздочку на шее. Потом повернулась к обнимающейся парочке.

— Софи, дорогая, — ласково произнесла она, протягивая девочке руку. — Давай поздороваемся? Меня зовут Сиренити.

Нуал тут же встал между волшебницей и сестрой.

— Оставьте её в покое!

— А что? — повесив на лицо маску простушки, удивилась девушка. — Я только познакомиться хотела.

— Ой, какая ты красивая, — воскликнула Софи, высовываясь из-за спины брата.

Сиренити снова протянула ей руку.

— И ты такой станешь, когда вырастешь.

— А я, — девочка схватила волшебницу за руку, — уже вполне взрослая!

— Ну конечно, — улыбаясь, протянула Сиренити. — Но всё же…

В голове ударил набат.

Вскрикнув, волшебница вырвала руку и, оттолкнув Нуала, повалилась следом за ним на пол.

— Софи! — закричал маг, пытаясь высвободиться из объятий Сиренити, но резко замолчал.

Девочка менялась.

Рост увеличился, фигура округлилась, за спиной взметнулись и опали крылья, глаза сухились, на лбу проступил странный рисунок… Толкьо волосы остались прежними — длинными и светлыми.

— Сестра! — ахнул Брас, и Сиренити, вставая, закатила глаза. Если ещё и эти обнматься примутся…

Но ни Брас, ни демонесса родственные чувства выражать не спешили.

— Братик, — издевательски пропела Кария, протягивая к демону руки. — А Эру говорил, ты умер! — она шагнула к Брас, но Сиренити быстро преградила ей дорогу.

— А ты, можно подумать, вся извелась за его судьбу.

— Как ты смеешь так говорить со мной, человек? — возмутилась Кария, словно только сейчас заметила волшебницу.

— Как ты смеешь так говорить со мной демон? — передразнила девушка, в точности копируя манеру Карии говрить.

В глазах у демонессы зажёгся гневный огонёк.

— Ничтожество, — высокомерно бросила она. В ответ Сиренити, ни мало не смущаясь, послала красавицу далеко и очень, очень надолго, причём весьма неприятным маршрутом.

К удивлению волшебницы, демонесса зарделась.

— Да я тебя…

— Не надо! — Брас, оказываясь перед Сиренити. — Кария, прекрати немедленно!

— О, так это и есть та девчонка, с которой ты себя связал? — морщась, протянула демонесса. — У тебя плохой вкус, брат.

— Кария, хватит!

— Мне жаль брат, — вздохнула демонесса. — Но я пообещала Эру привести её, — Кария киунла указала на Сиренити. Взамен, — демонесса стрельнула глазами в сторону замершего Нуала. — Он пообещал отдать мне его.

Волшебница удивленно моргнула. Брас же, отлично хзнавший пристрастие сестры к красивым представителям человеческого мужского пола, только поморщился и собрался было возразить, но тут очнулся сам «представитель».

— Скажи мне, что с моей сестрой, и я сам с тобой пойду!

Кария скривилась и махнула рукой, словно отгоняя надоевшее насекомое.

— А, брат убил девчонку. И правильно. Надоела своими воплями и слезами…

Совсем рядом с демонессой, громыхнув, ударила молния. «Прогресс!» — восхитилась Сиренити, глядя на рухнувшего на колени Нуала. Над магом зарождалась вторая, но волшебница, решив, ч то пора бы и сдвинуться с мёртвой точки, сжала в руке амулет-звёздочку.

— Ну и сволочь же ты, — заявила девушка, выглядывая из-за спины Брас. — Надо же, знакомы только пять минут, а ты мне уже противна.

Шипя, как рассерженная кошка, Кария расправила крылья.

— Это ненадолго, — зловеще произнесла она.

В зале загудело, загромыхало и завыло — звуковые эффекты у демонессы получались впечатляюще. Сиренити торопливо усилила закрывающей её, мага и демона — во компания-то! — щит.

— Постой, мы же можем договориться! — громко произнёс Брас, заслоняя глаза от внезапно вспыхнувшего яркого света.

— Уже нет, — заметила волшебница из-за спины демона. — Посмотри на неё!

Кария снова менялась. Крылья выросли, когти удлинились, отметина на лбу ярко сияла.

— Она вызывает духов, — выкрикнул Нуал.

— Вижу, — скривилась девушка, сжимая амулет. — Бездна, так не хотела тратить силу сейчас…

Свет становился всё ярче — даже закрытые глаза не помогали. Равномерно повышалась и температура в храме.

— Бедна, как же ты не во время, — простонала Сиренити. Её щит уже дрожал и прогибался под напором силы демоницы. — Ну, бездна, сейчас я тебе…

— Наставница! — крикнули рядом. — Подождите!

Сиренити вздрогнула. Голсо был очень знакомым. Очень.

— Торис! Бездна тебя задери, что ты здесь делаешь?

— Пришёл помочь Вам, наставница! — отчеканили рядом.

Сиренити схватилась за голову, сильно желая потратить силу на создание из воздуха подушки.

— А-а-а-а! Бедна, ты тоже не вовремя!

Щит наконец не выдержал. Волна света, впрочем, тоже исчезла, но перед Карией теперь стояли десятки странных, воздушных существ, напоминающих ожившие облака. Хищно скалясь, они жадно глазели на потенциальных «жертв».

Торис — всё ещё в обличие мальчишки встал перед Сиренити и отрывисто произнёс:

— Уходите. — Сиренити хмыкнула, выставляя руки перед собой — классическая стойка боевого мага, но демон покачал головой. — Наставница, уходите.

Сиренити прищурилась.

— С чего это ты решил нам помочь?

— Дядя…, — Сиренити отчётливо чувствовала, как не хочется демону говорить правду. — …попросил.

— Ах, дядя, — протянула Сиренити и именно в эту минуту туманные облочкообразные существа заскользили в их сторону. — Ну… помогай.

Потянув за собой Брас и Нуала, Сиренити выбежала из храма. Позади раздались выстрелы. Сиренити не смогла сдержать улыбки, представив Ториса с вечно сосредоточенным выражением лица и с вечным же пистолетом в руках, целящегося в Карию.

Но долго улыбаться волшебнице не пришлось.

Снаружи их уже ждали.

Аархи, волкоподобные звери и прочая нечисть, возбуждённо вопя, хрипя и издавая иные непотребные звуки кинулись к спутникам. Но волшебница всё же успела раньше.

…-У-у-ух! Какое веселье-то, — выдохнула Сиренити, выкатываясь на широкую каменную улицу — тоже пустую.

— Где мы? — тут же спросил Брас, озираясь. Его сосредоточенная физиономия сейчас очень напоминала Ториса, но улыбнуться Сиренити почему-то не смогла. — Неужели…

— Софи, — раздался рядом стон мага и Сиренити повернулась к нему. Маг неподвижно лежал на дороге, и выражение его лица выражало совершеннейшее отчаяние. Сиренити стиснула зубы, подошла и, размахнувшись, залепила ему пощёчину.

— Да, она мертва, — отрывисто произнесла волшебница. — А теперь подумай о том, кто её убил. Хочешь ему отомстить? У тебя есть прекрасная возможность!

Нуал поднял на неё полные боли глаза.

— Это бесполезно, — прошептал он. — Я не знаю…

— Что ж, — пожала плечами волшебница. — Тогда идём к Джиллиан.

— Почему к ней? — изумился Брас. — Причём тут она?

— А мы как раз у её дома. Почему бы не заглянуть? — пожала плечами девушка, и первая зашагала вниз по улице.

Брас посмотрел ей вслед.

— Куда ты, туда и я, — пробормотал он и, повернувшись к магу, проронил. — Поднимайся!

Нуал машинально встал и пошёл следом за демоном.

Небо снова хмурилось. Ливень начался как только девушка, взявшись за позолоченную ручку, рывком распахнула дверь, не потрудившись даже постучать.

Брас привычно поспешил в темноту проёма первым.

— Джиллиан! — заходя следом за ним в непривычно тихий холл, позвала Сиренити. — Ты здесь?

Ответа не потребовалось. Жрица лежала на ковре, у лестницы, лежала, пустыми глазницами глядя в потолок.

Грустно вздохнула скрипка. Сиренити опустила голову.

— Зачем ты сделал это?

Эру, склонившейся над жрицей, обернулся.

Сиренити смотрела на его довольную физиономию и думала, что больше никогда светлые волосы вместе со светлым плащом не будут казаться ей красивыми. Несмотря на очевидную привлекательность, демон казался сейчас омерзительным — с заляпанными кровью руками, с высокомерной усмешкой, с безумным блеском в глазах.

Сиренити смотрела на него… на замершего, почему-то выглядящего потрясённым Брас… на раздавленного горем Нуала.

И не заметила вкрадчивый шёпот гитары, вплетающийся в мелодию скрипки…

Волшебница тряхнула головой. Злиться нельзя. Злоба лишает концентрации и ведёт к ошибкам. Перед ней всего лишь очередная заноза, мешающая жить. Но даже это не заставит её сделать первый ход… благо желающих и так хватает.

Зарычав от ярости, Брас бросился к брату. Сиренити зажмурилась, готовясь сдержать вздох боли — сейчас демон потянет из неё магию. Но ничего не случилось. Девушка открыла глаза.

Брас, скалясь не хуже аархов, стоял рядом с братом. А тот ухмылялся:

— Ну-ну брат, это ведь ещё не все подарки, которые я тебе приготовил…

Договорить он не успел. Именно в этот момент Нуал, больше ничем не напоминающий юного, улыбчивого, уверенного в своих силах мага, бросился к демону. Сиренити дёрнулась, пытаясь остановить мага — глупец, жизнь же не закончилась, Повелительница заберёт его в Средние миры, в Нуклий, там можно… начать… всё… заново…

Не успела. Молнией обернувшись, Брас швырнул волшебницу на пол, сам рухнул рядом. Над головой тут же загрохотало — громко, но не в силах перекричать стонущую в ушах на одной ноте скрипку. А в висках молотком стучал голос: «Ты не имеешь права вмешиваться… закрой глаза… отвернись… его судьба не может быть исправлена тобой».

Проклятый Долг!

Резкая тишина зазвенела в ушах и мгновение спустя мерзко спокойный голос Эру произнёс:

— Неплохая разминка. Благодарю за сюрприз, брат. Не думал, что у этого отродья хватит смелости ещё раз показаться мне на глаза. Видимо, ты приказал?

Сиренити поднялась вслед за Брас. Словно во сне, она смотрела, как донельзя довольный Эру держит за шею ещё живого Нуала. Смотрела, не слыша, что говорил брату Брас, что отвечал ему Эру. Только грустная скрипка в ушах, да пустой… страшно пустой взгляд Нуала…

Но последнюю реплику светловолосого демона она всё же расслышала:

— Что ж, вот мы и решили ещё одну проблему.

Сиренити медленно подняла руку на уровень глаз — на пальцы брызнула горячая, красная-красная кровь, когда демон легко, точно куклу, отбросил обмякшее тело мага в сторону. — Ну что, настало время игр, куколка? — поинтересовался он, меняя облик.

— Скорее уж оно прошло, — сжимая оставшиеся амулеты в руке, медленно произнесла Сиренити.

Брас напрягся было, но тут же рухнул, как подкошенный — «связью» могла пользоваться и Сиренити. А сейчас ей очень не нужна была такая «обуза». Прикрыв демона порядочным количеством щитов, она повернулась к Эру.

И дуэль началась.

У демона оказалась отличная реакция, как и воображение — заклинания так и сыпались. А учитывая, что половина её собственных чар на нём не работала — всё-таки Сиренити оставалась человеком, а сражалась с демоном — девушке приходилось почти всё время защищаться, атакуя лишь изредка. Эру напустил на неё иллюзорных воинов, девушка поставила в ответ зеркала, где иллюзии и растворились, оставив в после себя облачка дурно пахнущего пара. Потом следовали ураган и хлипкий туман. Дом дрожал, и держался, похоже только на защитных заклинаниях самой Сиренити, почему-то пропустивших сюда Эру, но пока успешно удерживающих здание от разрушения.

Улучив секунду, Сиренити метнула в демона «молнию разума», не особенно надеясь на удачу.

Эру истошно взвыл, сразу растеряв половину своей уверенности и пафоса. Его крик эхом отразился от стен и волшебница еле успела закрыться от «безумного рыка» — зеркала её собственного заклятья.

Девушка прошептала заклятие отмены — «стихийный жест», и в неё тут же полетел оживший ужас — капля чёрного дыма, мерцающая зелёным. А в дом, вопя и огрызаясь, влетали прислужники Эру.

Упав на колени, и стараясь удержать концентрацию, волшебница пыталась отбиться и от нежити и от Эру одновременно. Получалось не очень.

Проще всего сейчас просто отключить сознание и утонуть в потоке силы, наполняющем её существо. Но Сиренити не была уверена, кто станет контролировать её тело в таком случае.

Блондинка с её лицом, мертвыми глазами смотрящая из кристалла…

А на полу расцветала, сияя алым, двойная пентаграмма. В одном её центре лежал Брас. Другой был пуст, но для кого он предназначался, Сиренити поняла мгновенно.

Из последних сил уклоняясь от проклятия Эру, волшебница попыталась создать портал — но пространство миров вокруг оказалось закрыто… как она и ожидала.

Не сбежать… Последнее средство — корона королевы Средних миров, бывшая на самом деле мощным артефактом — тоже не пожелала откликаться. Смотря на торжествующего светловолосого, Сиренити думала, кто же она такая на самом деле. Перед внутренним взором появилась похожая пентаграмма, в центре которой блондинка из кристалла смотрела на созданную ею «копию».

— А вот теперь игры и впрямь закончились, чародейка, — голос Эру доносился словно издалека. — Я хотел посмотреть, на что ты действительно способна — и ты меня не разочаровала. Ты сильнее всех людей-магов, которых я когда-либо встречал. И мне это нравится. Я ещё раз тебе предлагаю договор со мной.

Сиренити молчала и демон продолжил:

— Знаешь, для чего этот изящный рисунок? Мы сочинили его вместе с Карией — моя сестра в таких вещах весьма талантлива. Для того чтобы рисунок заработал, требуется человеческая жертва — я её уже получил, — демон кивнул на Нуала. — Когда всё сработает — мой братец умрёт, его сила станет моей… как и ты. Неизбежно. Я же предлагаю тебе выбор, колдунья. Вы, люди, ведь так любите выбирать, — Эру усмехнулся. — Жизнь моего брата или наш договор. Всё просто, как видишь. Итак, твоё решение?

Сиренитим глубоко вздохнуло. Сознание уже уплывало — кто-то такой же сильный, как она, рвался разобраться с демоном. Волшебница чувствовала его ярость… точнее её.

«Ты — это я, сестричка. Мы одно»

Сиренити снова посмотрела на обагренную кровью руку. Да, одно. Одно, но не одинаковые. Не равные.

Кто она? Кукла, которую дёргают за ниточки. Она-то думала — Долг. А оказывается, настоящая Повелительница.

Так какая разница, кому подчиняться? Какая разница, кто будет дёргать за ниточки? Лишь бы замолчала в голове скрипка, на самом деле играющая вовсе не для неё. Лишь бы прекратить иллюзию, которая сон на самом деле…

Легко улыбаясь, Сиренити подняла голову, встретившись с Эру взглядом, и протянула руку.

— Я согласна.

* * *

…С трудом открывая глаза, я только что не стонал от жуткой боли в голове. Но когда странный туман вокруг наконец рассеялся, а картинка собралась в одну невероятную, страшную, заставившую мгновенно забыть о боли.

Сиренити, смотрящая на брата неживым, пустым взглядом.

— Я согласна.

Её тонкие изящные пальчики касаются ладони Эру.

Не может быть! Девчонка… что же… Сиренити!

На мгновение — одно только короткое мгновение — девушка обернулась. Её печальные серые глаза снова заполнили собой всё пространство вокруг. А в ушах зазвенел волшебный, чарующе красивый голос:

— Это она тебя любит… для меня ты просто демон. А волшебники и демоны — злейшие враги, ты же знаешь.

..Весёлая улыбка Сиренити в самолёте… домик тихий и спокойный… девушка с подушкой наперевес, бегающая за Торисом… Сиренити с ложкой мёда в руках и испачканными золотистой сладостью губами… Кофффи! Фофешь ффёду?..

Всё в миг разлетелось осколками, когда волшебница, повернувшись к брату, громко, отчётливо произнесла:

— Демон Эру из мира Нтро. Я заключаю с тобой договор…

Золотой свет смешался с красным. Скрипка замерла, утонув в изумлённой мелодии гитары.

И появившаяся из моей груди цепь «связи» с тоскливым звоном порвалась.

* * *

…Сидя за «круглым», а по сути овальным столом в зале Совещаний Нуклия, Тарвус произносит очередную пламенную речь, но вдруг замолкает на полуслове и тает в красивом золотом тумане, провожаемый удивлёнными взглядами советниками-Идущими.

…Золотоволосый красавец-хумара, глядя на счастливую, похорошевшую Оливию, сидящую напротив, замирает так и не коснувшись кистью холста. На его груди отчаянно сверкает изумрудный медальон…

…Одной рукой дёргая джойстик в кабине боевого робота, другой — не глядя- щелкая пальцами по клавиатуре, Руадан вдруг зажмуривается — и в микрофоне, слышимый на всех частотах раздаётся громкое.

— Куколка…

И никто, даже Наллис, хорошо знающий Повелителя не смог бы сказать, чего в его голосе больше — удивления или облегчения?

Оглавление